prosdo.ru
добавить свой файл
1
Скоплев А.А. (Горловка)

РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ ГЛАГОЛЬНЫХ КАТЕГОРИЙ В СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ

В СЛАВЯНСКИХ ЯЗЫКАХ
Имя существительное и глагол представляют собой две «полярные» лексико-грамматичекие группы в системе частей речи, «в типичных случаях обладающие полным набором дифференциальных признаков» [1, 38] – лексических, грамматических и синтаксических. Ядро существительного как части речи составляют слова с категориальным значением предметности (стол, окно), прерогатива глаголов – значение действия, процесса, состояния (отыскать, склеивать). Но, несмотря на это резкое противопоставление, в языке всё-таки существует образование, совмещающее признаки существительного и глагола, название которому – герундий. К примеру, латинский герундий, будучи отглагольным существительным и имея парадигму склонения, сохранял глагольное управление и определялся наречием: lego libros «читаю книги» – capiditas legendi libros «желающий читать книги», gutta saepe cadit «капля часто падает» – gutta cavat lapidem non vi, sed saepe cadendo «капля долбит камень не силой, а частым падением». Характерная особенность английского герундия – сохранение глагольных грамматических категорий аспекта и залога: I like reading books – I regret having read this book, I hate interrupting people – I hate being interrupted. Однако примеры глагольного имени в этих языках не показательны: латинский герундий не выражает грамматических категорий глагола, в английском языке достаточно слабо прослеживаются его именные свойства, что связано прежде всего с аналитизмом форм, в частности с отсутствием категории падежа. На наш взгляд, одним из основных, решающих критериев в пользу выделения герундия, как и любого «гибридного» образования, должен являться «морфологический» критерий, предполагающий одновременное выражение грамматических категорий двух частей речи, в данном случае – существительного и глагола.

В славянских языках «эквивалентом» глагольного имени может выступать определённый разряд существительных – отглагольные имена действия, наследующие семантику производящего глагола и его синтаксическую валентность (управляя при этом Род.п., но сохраняя объектные отношения): ср. русск. отыскание истины, подбор материала, польск. próba zabicia strzygi «попытка *убития ведьмы», zabarykadowanie się w domu «самозабарикадирование в доме», укр. розпалювання багаття, перевезення меблів. Их не следует путать со «словообразовательно омонимичными» опредмеченными существительными, типа польск. zachowanie «поведение», zebranie «собрание», русск. собрание, донесение «…».

В сфере номинации отвлечённого действия наиболее продуктивными в славянских языках являются следующие словообразовательные модели:

а) существительные на -(е)ние/тие, (укр. -(е)ння/ття, польск. -(e)nie/cie): русск. обалдение, скомкание, укр. створення, польск. zjedzenie «съедение», przyjmowanie досл.«*принимание»;

б) модель на -к(а): русск. выборка, разбивка, польск. orka «пахота», tułaczka «скитальчество», укр. читка;

в) бессуфиксные имена: польск. syk «шипение», lot «полёт», русск. сбор, укр. відбір;

г) модель на -(а)ция (польск. -(a)cja): русск. газация, польск. agitacja «агитация», eliminacja «исключение», укр. адаптація;

Наибольший интерес для нас представляют образования первой группы. Во-первых, в отличие от других типов имён действия они сохраняют в своей структуре всю глагольную основу, куда зачастую входит и видоразличительный суффикс, получая, таким образом, реальную возможность выражения глагольной категории вида: польск. pieczętow-a-ć «ставить печать» → pieczętow-a-nie, укр. над-а-ти → над-а-ння, но выезж-а-ть → выезд, польск. wytopić → wytop «выплавка». Во-вторых, структурная особенность этих имён в польском языке – сохранение краткой формы возвратного местоимения się – ещё один несомненный факт, свидетельствующий об их «глагольности»: zachwycać się «восхищаться» – zachwycanie się. В-третьих, существительные на *-nьje/tьje – более абстрактные из всех типов отглагольных образований, сберегающие в большей степени значение действия [18, 199]. Согласно мнению Н.П.Романовой, формы на -ка называют более конкретное действие – «действие-процесс, часто сопровождающийся в представлении говорящего различными конкретными обстоятельствами – представлением об орудии, месте, предмете действия…, формы же на -ние, -ение чаще называют действие значительно более отвлечённое, действие-состояние вообще» [19, 178].


В силу приведенных причин можно предположить, что именно существительные на
*-nьje/tьje имеют право претендовать на роль «славянской» склоняемой глагольной формы. Однако вопрос о включении этих образований в глагольную парадигму может быть решён положительно только в случае обнаружения у них глагольных категорий. По свидетельству А.М.Пешковского, «то, что объединяет глагольные существительные, прилагательные и наречия с глаголом, – это категория вида» [16, 104], поскольку находит своё выражение в глагольной основе – общем структурном элементе всей глагольной парадигмы: укр.
прийняти – прич. прийня-тий, дееприч. прийня-вши, глаг. имя прийня-ття. Глагольное существительное на *-nьje/tьje, будучи общеславянским по происхождению, является одним из продуктивных классов имён отвлечённого действия в славянских языках, отличаясь неизменностью семантики (действие как субстанция, предмет). Грамматическая «сторона» имени, напротив, характеризуется исторической и территориальной изменчивостью, непостоянством в выражении глагольных категорий, что связано, прежде всего, с продуктивностью отдельных словообразовательных подтипов модели и её структурными особенностями в отдельных славянских языках. Поэтому, наша задача – исследовать славянское глагольное существительное на *-nьje/tьje в свете сохранения им грамматических категорий глагола (прежде всего – вида.) на примере русского, украинского и польского языков.

Известно, что эта грамматическая категория в славянских языках реализуется в противопоставлении совершенного и несовершенного видов. Совершенный вид (далее – СВ) предполагает целостное, законченное действие, «взгляд на ситуацию целиком, без отдельного рассмотрения её фаз» [15, 74]; глагол несовершенного вида

(в дальнейшем – НСВ) обозначает процесс действия, «концентрирует внимание на внутренней структуре ситуации» [15, 86]. Другими словами, категория вида выражает отношение действия к его внутреннему пределу. Например, русск. обвяливать – обвялить, укр. вийти – виходити, польск. zamykać «замыкать» – zamknąć «замкнуть».


Рассматриваемый тип глагольных имён по происхождению связан с переразложением основ страдательных причастий на -н- и -т-, к которым присоединялся суффикс отвлечённого существительного *-ьj(e), обладавший в древнюю эпоху большой продуктивностью [24, 49]. Со временем они стали образовываться и от непереходных глаголов, не имеющих форм страдательных причастий, что говорит о становлении формантов *-nьj-/tьj- как универсального средства номинации отвлечённого действия и свободном образовании этих форм от любого глагола. Е.А.Земская, на этом основании, считает, что данные глагольные имена в древнюю эпоху имели статус глагольных форм [5, 86]. Такое же мнение высказывает А.Вайан относительно старославянского языка: «так как глагольные существительные имеются у глаголов и совершенного и несовершенного вида, то они образуют такие же соотносительные по виду пары, как и глаголы», следовательно, входят в глагольное спряжение [3, 227-228]: падåни