prosdo.ru
добавить свой файл
1 2 ... 23 24

Ричард и Лесли Бах - Единственная



(C) Richard Davis Bach. One. N.Y., 1988.

Предисловие к первому русскому изданию




Во время нашей первой встречи нас разделял занавес - нет, не

железный - это был занавес одного из лучших концертных залов

лос-анджелеса, "Шрайн Одиторум". Ваши танцоры были просто великолепны! В

конце выступления зал взорвался овацией, все кричали "браво", "бис", нас

наполняли любовь и радость.

В те дни в америке все были без ума от твиста, - и вот вы вышли на

бис и сплясали нам... Твист! Зрители хохотали до упаду - кто бы мог

подумать, что такие мастера могут танцевать этот незатейливый, но чисто

американский танец, да так здорово! В ответ на новый шквал аплодисментов

вы подарили нам "вирджиния рил!", Американский "казачок", и это опять

тронуло наши сердца, мы поняли, что вы очень хорошо знаете нас, и мы

тоже знаем вас прекрасно.

Мы вскочили, плача от радости и смеясь. Американцы посылали

воздушные поцелуи советским людям, советские - американцам. Нас

объединила любовь.

С этого момента мы увидели вашу красоту и элегантность, ваш юмор и

обаяние. Какие бы проклятия и угрозы ни посылали друг другу лидеры наших

стран... Вы стали нами, а мы - вами, у нас больше не было сомнений.

С тех пор мы никогда не забывали о вас. Всякий раз, когда занавес

поднимался, мы зачарованно смотрели на вас и мечтали, что придет день и

занавес исчезнет, и тогда наши встречи перестанут быть мимолетными.

И вот этот день настал.

Исчезли стены, разделявшие нас, и мы, как близнецы, разлученные с

детства, бросаемся друг к другу в объятия, смеясь и плача от радости. Мы

снова вместе! Как много мы должны сказать друг другу! И все - прямо

сейчас, в эту самую секунду, ведь и так уже много времени растрачено


понапрасну, а слова слишком неторопливы, чтобы выразить ими, как мы рады

возможности наконец прикоснуться друг к другу.

Мы писали "единственную", надеясь, что этот день когда-нибудь

придет, но были совершенно поражены, узнав, что книга переведена на

русский язык, - наша мечта сбылась!

Мы еще могли поверить в то, что наши необычные приключения могут

заинтересовать кого-то в америке. Но каково нам было увидеть, что

заложенные в этой книге идеи воплощаются в жизнь всем советским народом

и вашим президентом, политиком-провидцем, по праву ставшим всемирным

героем... Может быть, где-то на жизненном пути мы оступились и случайно

шагнули в мир, в котором воображение победило страх?

Мы с волнением следим за тем, как наши народы пытаются использовать

этот шанс. Мы следим за этим, затаив дыхание.

Вот наша сокровенная мечта: пусть эта маленькая книжка, наш подарок

вам, станет сценой, на которую ваши мечты выйдут вместе с нашими, и

пусть поднимающийся сейчас занавес никогда уже не опускается.
Ричард Бах

Лесли Парриш-Бах
Штат Вирджиния,

Лето 1989 года.

---------------------------------------------------------------


Мы прошли долгий путь, правда?




Впервые мы встретились двадцать пять лет тому назад. Тогда

я был летчиком, очарованным полетом, и пытался найти смысл

жизни в показаниях приборов. Двадцать лет назад наше

путешествие привело нас в новый необычный мир, распахнутый для

нас крыльями Чайки. Десять лет назад встреча со Спасителем Мира

позволила нам найти Его в нас самих. Но все вы прекрасно знали,

что я был одинокой душой, прячущейся за экраном из слов и

полетов в высоте. Так оно и было.
Я верю, что узнал вас настолько хорошо, что вы можете

разделить со мной все мои приключения, каким бы ни был их конец

- счастливым или не очень. Я, как и вы, начинаю осознавать, как

устроен мир. Я, как и вы, чувствую безмерное одиночество и

тревогу за все то, что вижу в этом мире. Наверное, и вы искали

единственную великую любовь своей жизни. Искал ее и я - искал и

нашел. Если вы прочли мою книгу Мост через вечность, вы уже

знакомы с ней. Теперь ее зовут Лесли Парриш-Бах.
Мы пишем вместе, Лесли и я. Мы стали ЛеслиРичард - уже

точно не разобрать, где кончается один и начинается Другой.
Теперь, когда вы уже познакомились с Мостом, мы чувствуем

вас почти членами нашей семьи. К тем, кто, как и мы, любит

полет и приключения, присоединились и другие - те, кто ищет

свою любовь, и те, кто уже нашел ее, - наша жизнь, как зеркало,

отразила их жизни. И они пишут нам об этом снова и снова. Может

быть, видя свое отражение в других, и мы понемногу меняемся?
Обычно мы разбираем нашу почту на кухне: пока один готовит

ужин, другой читает письма вслух. Иногда, читая их, мы так

хохочем, что салат падает в суп, а иногда - плачем, и наша пища

становится горько-соленой.
Однажды в жаркий летний день на нас, повеяло арктическим

холодом от такого вот письма: "Помните, в книге "Мост через

вечность" Вы упоминали о Ричарде из альтернативной жизни? Он

сбежал, не желая отказаться ради Лесли от множества своих

поклонниц. Думаю, вам будет интересно прочесть мое письмо,

потому что я и есть тот самый человек, и я знаю, что случилось

потом..."
То, что мы прочли, нас просто потрясло. Этот человек, тоже

писатель, неожиданно разбогател, опубликовав бестселлер. Потом

у него тоже были проблемы с налоговым управлением. И он тоже

прекратил поиски единственной, разменяв ее на многих.

Он встретил женщину, которая полюбила его таким, каков он

есть, и поставила перед ним выбор: или она будет единственной в

его жизни, или уйдет из его жизни совсем. Перед такой же

альтернативой когда-то поставила меня и Лесли, так что перед

нашим читателем оказалась точно такая же возможность самому

выбрать путь своей судьбы.
На этой развилке я выбрал дорогу любви и тепла, дорогу для

двоих.
Он выбрал другой путь. Сбежал от женщины, любившей его, и,

бросив свои особняк и самолет, спрятался от налоговой инспекции

в Новой Зеландии (именно туда, куда, чуть было не отправился и

я). Дальше мы прочли:
"...я продолжаю писать, и мои книги охотно покупают. У

меня есть дома в Окленде, Мадриде и Сингапуре. Я путешествую по

всему миру, кроме США. Никто теперь не приближается ко мне

слишком близко.
Но я не могу забыть о моей Лауре. Как сложилась бы наша

жизнь, если бы я воспользовался тем шансом? Может быть, Мост -

это и есть ответ на мой вопрос? А вы по прежнему вместе?

Правильно ли я сделал выбор? А вы?..."
Сейчас он - мультимиллионер, все его мечты сбываются и

весь мир - его площадка для игр, но, дочитав это письмо, я

смахнул слезу и увидел, что Лесли, уронив голову на руки,

горько плачет.
Долго нам казалось, что он - просто фантазия, - просто

призрак, живущий в мире-может-быть, куда могли бы попасть и мы.

Однако после этого письма мы не могли найти себе места, словно

кто-то звонит в нашу дверь, а мы не знаем, как ее открыть.

Затем однажды ко мне странным образом попала в руки маленькая

удивительная книжка по физике: "Интерпретация квантовой

механики с точки зрения множественности миров". Существует

множество миров, утверждает она. Каждый миг привычный нам мир

расщепляется на бесконечное множество других миров с


отличающимися друг от друга прошлым и будущим.
С точки зрения квантовой механики не исключена

возможность, что Ричард, решивший убежать от Лесли, не исчез на

том жизненном перекрестке, после которого так круто изменилось

направление всей моей жизни. Он существует и теперь, только уже

в альтернативном мире, движущемся параллельно нашему. В том

мире Лесли Парриш тоже выбрала иную жизнь: Ричард "Бах вовсе не

ее муж, она ушла от него, узнав, что ее ждут не обещанные им

любовь и радость, но бесконечное горе.
После Множественности миров мое подсознание по ночам

постоянно выдавало мне текст этой книжки и разрушало мой сон.
- А вдруг ты найдешь путь в эти параллельные миры, -

нашептывало оно. - Вдруг та сможешь встретить Лесли и Ричарда

еще до того, как ты совершил свои самые страшные ошибки и свои

лучшие поступки? А вдруг ты сможешь предостеречь, поблагодарить

или спросить их о чем-нибудь важном? Что они могут знать о

жизни, о юности и старости, о смерти, о карьере, о любви к

родине, о мире и войне, чувстве ответственности, о выборе и его

последствиях, о том мире, который ты считаешь реальным?
- Убирайся, - говорил я.
- Ты думаешь, что не принадлежишь этому миру с его войнами

и разрушениями, ненавистью и насилием? Почему же ты живешь

здесь?
- Дай поспать, - говорил я.
- Спокойной ночи, - отвечало оно. Но разум-призрак никогда

не спит, и я слышу шелест страниц, перелистываемых в моем сне.
Сейчас я проснулся, но вопросы остались. Правда ли, что

наш выбор действительно изменяет наши миры? А что, если наука

окажется права?




следующая страница >>