prosdo.ru
добавить свой файл
1 2
Руководство к познанию законов М.М. Сперанский


1. Три рода сил действуют во вселенной: силы физические, силы умственные и силы нравственные. Общее начало их в Боге.

2) Что человек не есть сам по себе нечто отдельное, но составная часть человечества, и что силы, каждому от Бога данные, не суть силы его исключительно, но общие силы человечества: союз с другими.

3) Наконец, что воля Божия есть единая воля верховная, с коею все другие воли должны быть сообразны: союз с Богом.

9. Где союз - там обязанность. Отсюда три коренные обязанности человека: к самому себе, к другим, к Богу. Исполнять сии обязанности, охранять и укреплять сии союзы, приводить их к совершению даже до единства есть непрерывный, первообразный, нравственный долг человека, высшее его предустановление.

11. Добро союзное есть добро совершенное; оно всегда, везде, для всех и само по себе добро. Оно состоит в укреплении первообразных союзов, в постепенном приведении двух областей бытия к высшему единству.

14. Избирательность есть сила воли, коею образуются определенные желания. Действие сей силы не подлежит необходимости. Воля имеет власть не избирать ничего или, избрав, отвергнуть; оставаться в нерешимости и, решаясь, отменить свое решение. Сия власть воли над собою есть свобода.

15. Образ действия сил воли. Образованию желаний предшествует согласие воли; к согласию воля преклоняется побуждениями. Побуждения не действуют на волю силою необходимости. Воля всегда может бороться с ними, отражать одни из них другими, отражать побуждения чувств внушениями разума, и сии последние внушениями совести; превозмогать даже самый страх смерти. Дав согласие, воля становится обязанною; но между необходимостью и обязанностью та есть существенная разность, что обязанность может быть пренебрежена или нарушена, не разрушая самого существа свободы; напротив, необходимость уничтожает самую свободу.

17. Преклонность воли иначе называется нравом. Нрав, усиливаясь навыком, может обратиться в постоянное склонение воли к известному роду побуждений; сие именуется нравственностью воли.


21. Совесть есть чувство нравственного добра и зла. Разум понимает их различие; он знает, что способствует первообразным союзам и что их нарушает; но совесть одна может их чувствовать.

22. Совесть имеет две главные силы: силу суждения и силу возмездия; она судит нравственность каждого дела и по суду сему сопровождает его или удовольствием, или скорбию.

25. Совесть или молчит, т. е. не действует, или говорит правду. Она может заблуждать вместе с разумом, т. е. не знать истины, но лгать самой себе она не может. Она по природе своей всегда правдива.

26. На сей правдивости совести основан весь порядок нравственного мира.

27. Суд совести и правда его одни могут примирить вражду внутреннюю и внешнюю. Правда уравнивает две силы противоположные: личность и общение, самолюбие и любовь, и потому-то она называется aequum (равенство, справедливость, правда (лат.))

29. Правда сама по себе не есть добродетель, но ею начинаются и сопровождаются все добродетели. От правды вверх восходит лестница нравственного достоинства; от правды вниз простирается лестница всех пороков, всего нравственного унижения. По мере как человек преуспевает в добродетели, дух его от правды человеческой возвышается к правде Божией, к святости, к высшему единству союзного бытия его. Напротив, по мере как человек погружается в пороки, он нисходит от правды человеческой в кромешную неправду.

38. Как существо нравственных законов состоит в установлении нравственного порядка, а порядок сей хотя имеет свои степени, но в существе своем есть везде и для всех один и тот же, то ясно, что все нравственные законы должны иметь одно основание: правду.

39. Правда есть или всеобщая, или особенная (общежительная справедливость), приспособленная к месту, ко времени и к той степени нравственного порядка, на коей народ стоит. Сие приспособление не изменяет существа правды, она всегда одна и та же, но определяет только образ ее действия сообразно обстоятельствам.


I. Они суть: или естественные, или общежительные.

Первые основаны на всеобщей правде, вторые - на правде, приспособленной к данному составу общежития. Первые одни могут быть прилагаемы ко всем вообще составам общежития и в сем приложении именуются всенародными (droit des gens). Вторые суть законы, свойственные каждому общежитию в особенности; они именуются законами общежительными положительными.

II. Нравственные законы суть: или внутренние, или внешние.

Первые объемлют вообще все движения воли, вторые относятся прямо к общежитию.

42. Начало общежития есть действие всеобщего нравственного закона. Сила сего закона является прежде всего в чадолюбии, потом в родстве, наконец в обществе.

46. Собственность лица есть власть человека над собственными его силами как душевными, так и телесными. Власть сия основана на первообразной власти духа над душою и души над телом. Сие называется личностью, самостоятельностью (personnalite).

47. Собственность имущества есть власть над тем, что произведено или приобретено нашими силами.

48. Та и другая власть присвоены человеку от Бога как естественное достояние разума его и воли. Посему начало их не есть в общежитии.

49. Но в общежитии они принимают вид определенный. Собственность лица здесь ограничивается свободою других и приемлет значение состояния. Собственность имущества ограничивается первенством одержания и совершенною независимостью предмета и получает вид и значение владения гражданского; но, стесняясь в пространстве, та и другая власть здесь становятся достовернее под защитою верховной власти.

III. УСТАНОВЛЕНИЕ ВЕРХОВНОЙ ВЛАСТИ

50. Верховная власть установлена к защите правды, в содействие совести. Без верховной власти ни собственность личная, ни собственность имущества существовать не могут.

51. Совесть указует правду и долг ее; власть верховная посредством законов возвещает также правду и долг ее в порядке общежительном. Власть законодательная.


52. Совесть правит волею посредством одобрения и упрека. Верховная власть правит общежитием посредством наград и понуждений. Власть правительственная.

58. Порядок образования общежития есть постепенное расширение в нем четырех главных его установлений: состояния лиц, собственности имуществ, верховной власти, установлений нравственных. Сие расширение представляет четыре периода.

66. Власть верховная. Здесь в первый раз она получает отдельное образование. Отсюда родовое законодательство, родовое правление и в нем а) начало полиции, б) начало суда в проступках и преступлениях, в) начало суда тяжебного и искового; удел сил, вверяемых родоначальнику: силы личные представляют начало повинностей, силы вещественные - начало финансов.

69. Состояние лиц. Здесь к предыдущим состояниям присоединяется еще одно: состояние родоначальников, состояние почетности (начало дворянства).

73. Права и обязанности возникают из союзов. Везде, где есть союз, есть долг и право.

75. Существенное различие между ними состоит в том, что первые охраняются одною совестию, вторые же - общежительными законами и общественною силою.

79. Законы общежительные установляют и охраняют порядок общежительный.

81. Законы общежительные недействительны, когда они противны законам естественным; они по самому существу их не что иное должны быть, как приложение законов естественных, приложение, укрепленное действием верховной власти, внешними наградами и понуждениями.

82. В самом начале общежития, в составе семейственном, мы различили уже два союза, два рода отношений: отношение детей к родителям - союз власти и повиновения; и отношение детей, как членов семейства, между собою - союз равенства и взаимности. В то же время мы приметили, что сии два союза, проходя чрез все последующие периоды общежития, получают наконец полное свое образование в составе государственном. Тут, с одной стороны, власть родительская преобразуется во власть верховную, а повиновение обращается в подданство, а с другой - отношения членов семейства заменяются отношениями сограждан между собою. Следовательно, в государстве есть два союза; один из них именуется государственным, другой - гражданским.


83. Где союз, там есть право и обязанности; посему в государстве есть права и обязанности государственные и есть права и обязанности гражданские.

85. Законы государственные определяют права и обязанности, возникающие из союза верховной власти и подданства.

86. В составе сих прав первое место занимает власть законодательная и власть верховного правления. Порядок, коим действует сия власть на подданных, составляет первый разряд законов государственных - Законы Основные.

87. Власть верховного правления не может всем управлять непосредственно, ей нужны органы; сии органы суть установления. Порядок, коим учреждаются и содержатся в устройстве сии установления, составляет второй разряд законов государственных - Учреждения Мест и Властей, или Законы Органические.

88. Власть верховного правления предполагает по необходимости способы к своему действию, предполагает силы правительственные. Порядок, коим силы сии отделяются от общих сил государственных, слагаются, устрояются и распределяются, составляет третий разряд законов государственных - Законы Правительственных Сил. Сюда принадлежат все законы не только экономические и финансовые, но и военные.

89. Как существо союза государственного, соединяющего государя с его подданными, требует, чтоб, с одной стороны, доставляемы были верховному правлению из общего состава сил государственных способы действия, а с другой - чтоб и верховное правление содействовало расширению и преуспеянию сил государственных, то отсюда возникает четвертый разряд законов государственных - Законы Государственного Благоустройства. Таковы суть законы об охранении нравственности и народном просвещении, об охранении народного здравия, об умножении и распределении населения, о промышленности, т.е. о наилучшем направлении сил народного труда и тому подобное.

90. Хотя в союзе государственном долг подданства лежит на всех подданных вообще и для всех равно обязателен, но участие их в составе учреждений и в составе сил правительственных, по различию способностей, не может быть для всех равным. Отсюда право состояний и пятый разряд законов государственных - Законы о Состояниях.


91. Наконец, твердость обоих союзов, как государственного, так и гражданского, требует, во-первых, общего надзора за непременным исполнением законов, во-вторых, мер исправления и наказания в случае их нарушения; отсюда два разряда законов (шестой и седьмой) - Законы Полиции и Законы Суда как исправительного, так и уголовного.

92. В сем состоят главные роды законов государственных. Они представляются в следующем порядке:

I. Законы Основные.

II. Законы Учредительные.

III. Законы Правительственных Сил.

IV. Законы Благоустройства.

V. Законы о Состояниях.

VI. Законы Полиции.

VII. Законы Исправительные и Уголовные.

93. Все сии законы суть внутренние, но есть законы внешние, кои так же должны быть причислены к законам государственным. Это суть законы внешней полиции и законы войны и мира; но как они составляют особенный род и имеют свое отдельное основание (droit des gens (право народа (фр.))), то и не входят в состав настоящего обозрения.

ГЛАВА ШЕСТАЯ. СУЩЕСТВО ОСНОВНЫХ ЗАКОНОВ

94. Основные Законы изображают порядок, коим власть верховная действует в законодательстве и в правлении; а как власть верховная не может принадлежать как только лицу державному, то прежде всего Основные Законы определяют порядок, коим лицо сие облекается верховною властию, и означают пространство его власти. Посему следующие предметы входят в состав Основных Законов: 1) сила и пространство верховной власти; 2) порядок наследия престола; 3) порядок законодательства; 4) порядок верховного правления.

ОТДЕЛЕНИЕ ПЕРВОЕ О СИЛЕ И ПРОСТРАНСТВЕ ВЕРХОВНОЙ ВЛАСТИ

95. Сила и пространство верховной власти определяется в наших законах следующими словами: "Император всероссийский есть монарх самодержавный и неограниченный" (Свод, ст. I).

96. В сих кратких словах заключаются два положения: 1) что Империя Российская есть монархия, в коей все стихии державного права соединяются в особе императора; 2) что они соединяются во всей полноте их и пространстве, и следовательно, Империя есть чистая монархия. Двумя словами, весьма многозначительными, выражается в наших законах полнота верховной власти: самодержавием и неограниченностию.


97. Слово самодержавие имеет два разных смысла. Когда оно прилагается к государству, то оно означает независимость государства от всякой посторонней власти. В сем смысле все государства независимые могут быть названы государствами самодержавными. Когда оно прилагается к особе государя, то оно означает соединение всех стихий державного права во всей полноте их, без всякого участия и разделения. Посему все государи в чистых монархиях могли бы именоваться самодержцами; но именование сие в особенности присвояется монархам российским по следующему историческому событию.

101. Слово неограниченность власти означает то, что никакая другая власть на земле, власть правильная и законная, ни вне, ни внутри Империи не может положить пределов верховной власти российского самодержца. Но пределы власти, им самим постановленные, извне - государственными договорами, внутри - словом императорским, суть и должны быть для него непреложны и священны. Всякое право, а следовательно и право самодержавное, потолику есть право, поколику оно основано на правде. Там, где кончится правда и где начинается неправда, кончится право и начинается самовластие. Ни в каком случае самодержец не подлежит суду человеческому; но во всех случаях он подлежит, однако же, суду совести и суду Божию.

ОТДЕЛЕНИЕ ВТОРОЕ О ПОРЯДКЕ НАСЛЕДИЯ ПРЕСТОЛА

102. Наследие престола и порядок его определяются в наших законах следующими словами: "Императорский всероссийский престол есть наследственный" (Свод, ст. 3). "Оба пола имеют право к наследию престола; но преимущественно принадлежит сие право полу мужескому, по порядку первородства; за пресечением же последнего мужеского поколения наследие престола поступает к поколению женскому по праву заступления" (Свод, ст. 5).

105. В том и другом порядке, когда лицо, по степени ближайшее к наследству, при открытии его не находится в живых, то место его занимают и в степень его вступают его дети, внуки и другие их нисходящие по порядку степеней. Сие называется правом представления (заступления).


Первый случай можно назвать единонаследием по избранию, второй есть единонаследие по первородству.

Известно, что единонаследие по избранию положил учредить Петр Великий, введя его не токмо в порядке наследия престола, но и в порядке гражданском. Постановление сие, едва восприяв свое действие (в 1714 г.), чрез 17 лет (в 1731 г.) было навсегда отменено.

108. Во всех других европейских державах действовал и ныне действует в наследии престола закон первородства. Он имеет три различных вида:

Первый вид - право наследия по первородству мужеского пола с совершенным исключением женского: Закон Салический.

Второй вид - право наследия по первородству мужеского пола предпочтительно, но с допущением и женского в той же линии, доколе она вся не пресечется: Закон Кастилланский (древний Испанский) и Английский.

Третий вид - право наследия по первородству мужеского пола предпочтительно и с допущением женского пола в том только случае, когда мужеский пол во всех линиях пресечется: в сем случае допускается к наследству женский пол не первой, но последней царствовавшей линии, и потом уже по пресечении сего рода переходит в женское колено старшей линии: Закон Нарбонский, или Австрийский, и с 1797 г. Закон Российский.*

109. Мысль, что государство есть собственность и что оно посему подлежит разделу так же, как и всякое другое имущество, долго была общею мыслию не только у нас, но и везде; везде смешивали право державное с правом собственности или с вотчинным. Отсюда система удельных княжеств, столь гибельная для России.

115. Не прежде как в 1797 г. положен конец сим недоумениям. Закон 1797 г. содержит в себе два акта: один о наследии престола, другой учреждение Императорской фамилии. Первый акт составлен был в 1788 г. и подписан в С. Петербурге января 4 дня того же года как государем, так и государынею и потом уже скреплен 5 апреля 1797 г. подписью на подлиннике: Верно, Павел. Второй акт, учреждение, подписан апреля 1797 г. Оба сии акта в тексте названы Законами Фундаментальными; оба изданы в день коронации, провозглашены в Московском Успенском соборе при особом торжестве, тогда же совершившемся, и тут же в ковчеге положены для хранения на престоле.


117. С порядком наследия престола соединены следующие предметы: 1) совершеннолетие, 2) вступление на престол, присяга, коронование, титул и герб, 3) вера самодержца, 4) отношения членов царствующего дома к самодержцу.

120. Совершеннолетие членов Императорского дома сопровождается присягою. В 166-й статье Основных Законов сказано: "При торжественном объявлении совершеннолетия лиц обоего пола, по крови к Императорскому дому принадлежащих, они присягают в присутствии самого государя как в верности государю и отечеству, так равно и в соблюдении права наследства и установленного фамильного распорядка". Из сего видно, что присяга сия делится на две части: одна входит в общую присягу подданства, другая часть - совершенно новая.

1) Присяга подданства.

2) Присяга служебная.

3) Присяга судебная.

125. К сим трем родам присяги присоединяется четвертый: присяга членов Императорского дома, о коей выше было упомянуто. Молитва, которую государь по обряду Св. Церкви произносит с коленопреклонением по совершении коронования, содержит в себе также обет клятвенный, заключаясь сими словами: Буди сердце мое в руку Твоею, еже вся устроити к пользе врученных мне людей и к славе Твоей, яко да и в день суда Твоего не постыдно воздам Тебе слово.

126. Вслед за восшествием на престол обыкновенно объявляется всенародно титул императорский в особенных, для сего издаваемых формах. Титул состоит из двух частей; в первой словами император и самодержец всероссийский изображается существо и пространство верховной власти; во второй подробным поименованием городов и областей означаются те страны, на кои власть сия простирается. В древности титул признаваем был существенною частию верховного обладания и потому с крайнею строгостию, особливо во внешних сношениях, был оберегаем; ныне, хотя по достоверности прав споры о титулах не могут уже иметь места, тем не менее они принадлежат к существу Основных Законов и определяются у нас в ст. 37 и 38.


127. Сокращение титула представляет государственный герб. Выше были означены исторические его изменения. Он определен в 39-й статье Основных Законов.

3) О вере

128. Выше мы видели, сколь важное место занимает вера среди нравственных установлений общежития. Вера поддерживает и законодательство и правительство. Следовательно, в Основных Законах, где определяется порядок действия верховной власти, должно по необходимости определить и связь, и отношения ее к вере.

129. В Основных Законах разрешаются следующие главные вопросы о вере: 1) какая есть в Империи вера господствующая, 2) какая должна быть вера российского самодержца, 3) где и как управляются и охраняются дела, к вере принадлежащие, 4) в каком отношении состоят к вере господствующей все другие вероисповедания (Свод, ст. 40 - 46).

ОТДЕЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ ПОРЯДОК ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

131. Порядок законодательства заключает в себе разрешение на следующие вопросы: 1) как законы составляются, поясняются и дополняются, 2) в какой форме они издаются, 3) как обнародываются, 4) с какого срока они признаются действующими, 5) как они могут быть отменяемы (Свод, ст. 47 - 79).

К точнейшему уразумению сих вопросов нужно обратить внимание на следующие предметы.

132. Всякое повеление верховной власти должно быть исполняемо как закон. Но повеление от закона различается тем существенно, что предмет первого есть особенный отдельный какой-либо случай, а предмет второго есть постановление общего правила, по коему надлежит поступать во всех случаях одного и того же рода. Повеление указует, как поступить в известном и определенном деле, а закон есть правило, как поступать всегда в делах сего рода.

Законы составляются и рассматриваются в установлениях законосовещательных, а повеления - в установлениях правительственных. Законы получают силу свою от верховной власти всегда непосредственно, какую бы форму они ни имели; повеления исходят так же от верховной власти, но иногда они исходят непосредственно, иногда же посредством мест и властей, ею учрежденных. В законах власть верховная действует в порядке законодательном, а в повелениях она действует в порядке верховного правления.


133. Выше было означено, что законы вообще определяют право или обязанности и что все они разделяются на государственные и гражданские; в том и другом роде есть законы, определяющие право прямо и непосредственно, и есть другие, кои служат только средствами к действию первых, кои постановляют только постоянный и общий образ их исполнения. Первые суть законы коренные, вторые - распорядительные(reglementaires).*

136. Учреждениями (lois organiques, reglemens de l'organisation) называется у нас в особенности тот род государственных законов, коими определяется образование (organisation) мест и властей, их состав, их предметы и порядок производства в них дел.

137. Уставами (reglemens de l'administration) называется у нас тот род законов, коими установляется порядок какой-либо особенной части управления. Таковы суть: Устав Таможенный, Горный, Монетный и проч.

138. Между учреждениями и уставами та есть разность, что в учреждениях определяется состав мест и властей и означаются кратко предметы и порядок их действия, а в уставах подробно изображается, как они должны в разных случаях действовать. Когда устав, не объемля всех случаев данного управления, ограничивается отдельно одною какою-либо частию дел, тогда он носит имя наказа, так что устав есть не что иное, как более или менее полное собрание наказов,* а наказ есть отдельная часть устава.

ОТДЕЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ ПОРЯДОК ВЕРХОВНОГО ПРАВЛЕНИЯ

139. Порядок верховного правления объемлет два главных предмета: править установлениями и править силами правительства.

140. От верховного правления различается собственно так называемое управление (administration). Власть верховная правит (gouverne) установлениями, ею учрежденными, а установления управляют (administrent) делами, им вверенными по уставам их и учреждениям. Управление прилагает законы к данным случаям; когда же случай не определен в законе, тогда он причисляется к чрезвычайным, и порядком, для сего установленным, восходит на разрешение верховной власти.*


143. Основные Законы, в общем их составе, именуются Государственным Уставом (Constitutio). Устав сей может действовать и без письмен, положения его могут быть начертаны во нравах и обычаях, могут храниться в установлениях и без хартии. Хартии не всегда суть истина.

Предмет настоящей главы есть определить существо и объем сих законов вообще, дабы тем удобнее можно было сравнить их с теми, кои действуют в нашем отечестве.

144. Законы общежительные исходят от лица, законодательною властию облеченного; лицо сие есть или одно, или многие. Отсюда две первообразные формы в порядке законодательства: монархия или республика. Законы Основные установляют или, лучше сказать, изображают в государстве ту или другую форму, тот или другой порядок законодательства, и в сем заключается существо их.

145. Как ни различны между собою сии две формы, они сходны, однако же, в двух главных началах: 1) в том, что власть законодательная всегда есть власть верховная, 2) в том, что она всегда неразрывно соединена с властию верховного правления.

146. Две сии власти, совокупно взятые, именуются державою, или властию державною (la souverainete, pouvoir souverain).

147. В каждой державе обе сии власти непременно находятся, но не в каждой они сопрягаются единообразно. Есть четыре рода сих сопряжений и, следовательно, четыре главных рода державного права:

I. Монархия чистая.

II. Монархия смешанная.

III. Республика чистая.

IV. Республика смешанная.

Рассмотрим каждый род в особенности.

I. МОНАРХИЯ ЧИСТАЯ (MONARCHIE PURE)

148. Отличительное ее свойство состоит в том, что в ней обе стихии власти державной принадлежат во всей их полноте одному лицу царствующему, и принадлежат потомственно, в установленном порядке наследия. Повиновение ему есть подданство.

149. Все подданные государства равно обязаны повиновением; но стихии державной власти - законы и правительство - могут требовать или от всех без различия одинаковых повинностей, одинаковой службы, одинаковых податей, или же могут допустить некоторые различия, могут дозволить, разделив подданных на сословия, дать некоторым сословиям преимущества пред другими, установить в общем законе некоторые изъятия. Сии изъятия и сии преимущества суть то, что называется преимуществами в праве состояний (privileges).


150. Следовательно, подданство может быть образовано двояким образом: без преимуществ в праве состояний или с преимуществами.

151. Во всех европейских чистых монархиях, ныне существующих, исключая Турцию, допускаются преимущества в праве состояний. Но пространство их определяется разнообразно. Есть преимущества гражданские и преимущества государственные. К первым принадлежат: 1) преимущества в праве владения известным родом собственности; 2) изъятие от некоторых податей и некоторых родов службы. Ко вторым относятся: 1) участие во внутреннем управлении по выборам (droit municipal), 2) участие в областных совещательных установлениях (etats provinciaux).

152. Отсюда три вида чистой монархии:

1) Монархия без преимуществ в праве состояний. Сего рода монархии нет в настоящем составе европейских государств, кроме Турции.

2) Монархии с преимуществами в праве состояний, но без совещательных установлений: Австрия, исключая Венгрию, Трансильванию, Богемию, Ломбардо-Венецианское Королевство, Галицию и Тироль; Дания, исключая Голштейн.

3) Монархии с совещательными установлениями: Пруссия, Дания относительно Голштинии, Австрия относительно Ломбардо-Венецианского Королевства, Галиции, Богемии и Тироля.

II. МОНАРХИЯ СМЕШАННАЯ (MONARCHIES MIXTES)

154. Отличительное свойство монархии смешанной состоит в том, что в ней хотя все стихии державного права соединяются в лице царствующего государя, но не все принадлежат ему во всей их полноте, а разделяются между ним и государственными законодательными установлениями, под именем парламентов или камер известными.

155. Выше было нами замечено, что при переходе общежития из второй степени в третью, когда разные роды слагались в один гражданский состав, управляемый одною главою, начальники родов не могли совершенно утратить всего прежнего их достоинства, не могли смешаться с простым народом, но должны были сохранить некоторую часть прежних их прав, образовать особое состояние родовой почетности, состояние людей именитых. К сему состоянию присоединились потом другие знаменитости, важные заслуги, и особенно военные подвиги; они не умирали с лицом, но, переходя к потомству, основали новые роды. Так образовалась первая знаменитость - знаменитость родовая (aristocratie de naissanсе (аристократия по рождению (фр.))). К возвышению ее способствовали два обстоятельства: 1) младшие ветви владетельных домов мало-помалу срастались, так сказать, с нею или сами собою, или посредством брачных союзов; 2) знаменитость рода сопрягалась большею частию с обладанием обширных земель, в коих одних в начале стояли все прочные богатства.


156. В чем могли состоять преимущества родовой знаменитости? Без сомнения, в участии в правлении, в учреждениях и в составе сил государственных. Но сие участие может быть установлено двояко: с властию ограниченною и с ответственностию или же с полновластием и без точной ответственности. В первом случае участие есть просто должность, и сила преимущества состоит только в пространстве личного доверия; во втором, напротив, участие есть раздел самого державного права. В первом случае все стихии сего права, в полноте их, остаются соединенными в лице государя; во втором не только часть законодательства, но и часть самого правления, часть состава правительственных сил, переходит в руки родовой аристократии.

157. Отсюда необходимость составлять законодательные собрания (etats generaux): и хотя собрания сии в начале своем, вероятно, имели вид только совещательный, но впоследствии совещания их должны были превратиться, и действительно превратились, в постановления решительные, без коих никакой закон не мог быть приведен в действие.

Таково есть начало законодательных установлений. Приступим к рассмотрению их состава.

(9 февраля 1838)

2) О составе законодательных установлений

163. Таким образом составились пять видов именитости: аристократия родовая, аристократия духовная, аристократия промышленности, аристократия служебная и, наконец, аристократия ученая.

165. В монархиях чистых, где все стихии державного права соединяются в одной руке, каждая из сих именитостей заключается в пределах, ей свойственных. Отношения их между собою могут быть то союзны, то неприязненны, по обстоятельствам; но доколе власть государя тверда, дотоле они все ей покорены, и состязание их между собою производит движение жизни, а не борьбу разрушения. Превращения начинаются тогда, как рука, держащая стихии верховного права, ослабеет, когда она не в состоянии будет замыкать разные аристократии в свойственных им пределах и когда они от взаимных состязаний между собою перейдут к состязанию с самою верховною властию.


166. Рассмотрим цель и направление аристократии в монархиях смешанных. Здесь два случая могут иметь место.

Первый случай. Когда при самом основании государства, при первом переходе из родового общежития, родоначальники одержат за собою часть права державного, т. е. когда монархия в самом ее начале будет смешанная, тогда прочие виды аристократии по мере их усиления, естественно, будут домогаться того же участия и мало-помалу его достигнут; сперва войдет духовенство, потом промышленность, далее и после всех наука. Сим определятся составные части законодательного установления, но части сии не будут равны между собою. Родовая аристократия всегда будет отделяться от всех прочих тем, что она есть потомственная, между тем как все другие суть личные. Следовательно, они по необходимости должны подлежать избранию, между тем как первая определяется законом рождения или правом первородства. К сему естественному различию присоединяется другое, не менее важное: разность польз и видов; пользы родовой аристократии, так же как и аристократии духовной, преимущественно суть сохранение, пользы других аристократий суть движение.

Таким образом, состав законодательного установления, по самому различию частей его, в монархиях смешанных делится на два разряда: разряд родовой и духовный, коего главное правило есть сохранение, и разряд выборный, коего отличительное свойство есть движение. Отсюда разделение на две камеры.*

Второй случай. Когда монархия чистая переходит в монархию смешанную, тогда состав законодательного установления может иметь два различных вида. Если переход совершился посредством превращения (revolution), с уничтожением родовой аристократии, тогда исчезает всякое существенное различие в составных частях установления, тогда разделение его на два разряда есть разделение искусственное, не имеющее никакого твердого основания.* Если, напротив, переход совершился посредством преобразования и с сохранением родовой аристократии, тогда есть две составные части и есть основание к распределению их на два разряда.**


167. Участие законодательных установлений в державном праве есть трояко.

а) Участие в законодательстве

Здесь имеет место одно общее право: закон не может состояться без общего согласия обеих камер и без утверждения государя. Но в приложении сего правила есть подробности, кои в разных странах определяются различно. Существенное из них состоит в праве предлагать проекты законов (Pinitiative).*

б) Участие в верховном правлении

в) Участие в составе сил правительственных

169. Силы правительства суть войско и финансы; войско состоит в непосредственном повелении государя; но как войско не может быть содержимо без финансов, финансы же определяются ежегодною сметою в законодательном сословии, то ясно, что в смешанных монархиях сословие сие хотя не прямо, но косвенно участвует и в сей важной части державного права.

170. Если бы цель общежития состояла в том, чтобы оградить и возвысить материальные выгоды некоторых сословий, как-то: класса родовой именитости, класса промышленного, класса наук и знания, тогда нет сомнения, что, допустив сии классы к участию в державном праве посредством их представителей, цель государства была бы достигнута. Но мы видели выше, что она состоит не в том, чтоб некоторые отдельные сословия народа одни преуспевали в выгодах, скопляли бы или расточали большие богатства, но в том, чтоб весь народ постепенно подвигался к добру, к нравственному совершенству, находя в законах равную защиту и покровительство в произведениях своего труда и собственности. Но весь народ не может принадлежать к аристократии. Какое же ручательство в назидании его польз может ему представить законодательное сословие? Выборы? Но кто будут избиратели? Если все без изъятия (suffrage universel (всеобщее избирательное право (фр.))), то законодателем будет чернь; если не все, но некоторые, то гражданские добродетели будут ценимы известным количеством франков или гиней дохода. Не странно ли предполагать, что тот, кто имеет 500 франков дохода, непременно будет более любить отечество, более радеть о народных пользах, будет лучшим законодателем, нежели тот, кто имеет 400 франков?*


171. И на сем-то основании воздвигаются все надежды наилучшего законодательства. К сожалению, опыты нигде доселе не оправдали сих ожиданий; напротив, законодательные сословия, вновь учрежденные, везде возвысили и отяготили подати или долги, умножили прямые и косвенные налоги, родили новые нужды, расплодили новые желания и, не доставив никакого существенного блага, усилили мечтания лжеименной свободы.

172. Есть два рода свободы в общежитии: гражданская и политическая. Первая есть участие в праве собственности, вторая - участие в праве державном. Для аристократии нужна и та и другая, но для народа нужна только первая, и если она поставлена на твердых законах, укоренена во нравах и обычаях, то благосостояние его обеспечено. Народ, даже и в республике, не может быть сам по себе законодателем.

173. Что следует из сих рассуждений? Не то, конечно, чтоб заставить англичанина не любить те Основные Законы, под коими он родился и воспитан; но следует неоспоримо, что там, где существует чистая форма монархическая, нет никаких основательных причин, нет материальных выгод для народа желать перейти в форму смешанную даже и тогда, когда бы переход сей мог быть совершен без потрясения. Частные пользы некоторых классов народа не суть истинные пользы всего народа, и часто даже бывают им противоположны.

III. РЕСПУБЛИКА ЧИСТАЯ

174. Отличительное свойство республики чистой (демократии) есть, когда державное право во всей его полноте находится в руках народа. Сей образ правления, более умозрительный, нежели практический, на самом деле возможен только в весьма малом объеме народонаселения и пространства.* Известно, что в древних республиках он всегда соединен был с самым унизительным рабством.

IV. РЕСПУБЛИКА СМЕШАННАЯ

175. Отличительное ее свойство есть, когда державное право распределяется посредством выборов между главою правительства и между законодательным установлением.





следующая страница >>