prosdo.ru
добавить свой файл
1 2
Синдром «эмоционального выгорания»


Цель: ознакомление с понятием синдром эмоционального выгорания

Задачи:

1.Рассмотреть понятие синдрома «эмоционального выгорания», а также историю его возникновения.

2.Показать дифференциацию синдрома «эмоционального выгорания» от понятий, обозначающих родственные явления (профессиональная деформация, хроническая усталость).
3. Рассмотерть модели формирования и симптомы синдрома «эмоционального выгорания».
4. Краткий обзор исследования «Синдром «эмоционального выгорания» в системе личностных харакетристик у представителей разных типов профессий и безработных Дроздовой Анна Ростиславовны
По словарю Вебстера термин «выгорание» (англ. - «burnout») в метафорическом смысле впервые появился в 30-х годах ХХ ст. в жаргоне спортсменов. Он обозначал явление, за которым атлеты, после некоторого успеха, «истощались» и были неспособны в дальнейшем учувствовать в соревнованиях [9, с.209].

В отечественной психологии первые упоминания об этом феномене можно найти в работах Б.Г. Ананьева (1968 г.), который употреблял аналогичный понятию «выгорания» термин «эмоциональное сгорание» для обозначения определенного негативного явления, возникающего у людей профессий типа «человек-человек», и связанного с межличностными отношениями. Однако данный феномен был только зафиксирован, но не подвержен дальнейшими эмпирическими разработками.

Местом рождения и становления данного психологического феномена являются США. Как отмечают западные психологи, история изучения выгорания в американской науке прошла две фазы, и в последнее десятилетие исследования этого психического состояния выходят на качественно новый уровень научного познания.

Первый этап - это фаза «поисков» (70 гг. ХХ века, США). Цель, которая стояла перед учеными, заключалась в том, чтобы исследовать природу и операционализировать понятие «выгорания личности». Объектом исследований были специалисты «допомогаючих (способствующие) профессий» (врачи, психологи, психиатры).

На данной фазе феномен выгорания изучался в двух направлениях - психиатрическом и социально-психологическом. Именно представитель психиатрического (или клинического) направления Х. Дж. Фреденбергер в 1974 году ввел понятие «burnout» (выгорания), который ранее использовался в разговорной речи для обозначения эффекта хронической зависимости от наркотиков.

Феномен синдрома «эмоционального выгорания» был описан американским психиатром Х.Дж. Фреденбергом при обследовании своих коллег, врачей-психиатров и средних медицинских работников, профессионально связанных с обслуживанием больных психиатрического профиля. Сначала этот термин определялся как состояние изнеможения, истощение с ощущением собственной беспомощности.

Он изучал характеристики психологического состояния здоровых людей, находящихся в интенсивном и тесном общении с клиентами, пациентами в эмоционально нагруженной атмосфере при оказании профессиональной помощи. Фреденберг занес в эту группу специалистов, работающих в кризисных центрах и психиатрических клиниках, позже она объединила все профессии, которые предполагают постоянное, тесное общение («человек - человек»).

Итак, симптомы выгорания и суть психического здоровья были предметами исследования психиатрического направления. Необходимо отметить, что в англоязычной психологической литературе следует отличать термин «burnout» от психиатрического термина «burn out». Последний связан с остаточными явлениями шизофрения, симптоматика которой оказывается иначе.

Второй подход, с которым связаны исследования выгорания на фазе «поисков», был социально-психологический. Концепт «выгорания» как трехсимптомного комплекса сформулировали К.Маслач и ее коллеги. Согласно данной модели «выгорание» понимается как синдром эмоционального истощения, деперсонализации (изменение самосознания, для к-рого характерно ощущение потери своего Я и мучительное переживание отсутствия эмоциональной вовлеченности в отношения к близким, к работе и т.д. Д. возможна при психических заболеваниях и пограничных состояниях. В легкой форме Деперсонализация наблюдается у психически здоровых людей при эмоциональных перегрузках, соматических болезнях и т.д.) и редукции личных достижений.


После доклада К.Маслач в 1977 г. на ежегодной конференции Американской психологической ассоциации (APA) в научный лексикон вошел термин «синдром эмоционального выгорания» (англ. - «burnout syndrome»). Этим термином она обозначила весьма распространенную ситуацию, когда сотрудники медицинских служб после нескольких месяцев или лет добросовестного выполнения своих обязанностей «выгорают», проявляя признаки нервозности, беспокойства, равнодушия, апатии или даже цинизма [8, c.20].

До 1982 г. в англоязычной литературе было опубликовано свыше тысячи статей по «эмоциональному выгоранию». Представленные в них исследования носили главным образом описательный и эпизодический характер. Первоначальная количество профессионалов, которые подвергаются «эмоциональному выгоранию», была незначительной, это были сотрудники медицинских учреждений и различных благотворительных организаций. Р.Шваб (1982 г.) расширяет группу профессионального риска: это - прежде всего учителя, полицейские, юристы, тюремный персонал, политики, менеджеры всех уровней

За последние годы ученые провели большое количество исследований в области выгорания, поскольку эта тема представляет огромный интерес для теоретиков и практиков, а также широко освещается в прессе. С одной стороны, из-за чрезмерного интереса к выгоранию существует различные подходы к пониманию этого понятия, что иногда не дает четко сформулировать и проанализировать понятие «эмоционального выгорания». Кроме этого, до сих пор нет универсального определения эмоционального выгорания [4]. Для того, чтобы подробнее описать специфику синдрома эмоционального выгорания необходимо отделить его от понятий, обозначающих родственные явления.

К.Л. Кордс и Т.В. Догерти рассмотрели различные подходы к пониманию выгорания и кратко подытожили наиболее распространенные определения:

-ослабление, износ, истощение;

- потеря творческих способностей/креативности;

- отсутствие преданности работе;

- отчужденность в отношениях с клиентами, коллегами и отстраненность в работе и организации;

- реакция на хронический стресс, которая достигла своего предела;

- синдром неадекватной установки по отношению к клиентам и самому себе. Этот синдром часто связан с «не комфортными» физическими и эмоциональными симптомами.

Хотя между этими определениями существует связь, но у каждого из них есть определенные дополнительные значения [3].

Исследователи Р.Дж. Бурке и А.М. Ричардсен проанализировали четыре различные определения выгорания. Первое из этих определений выгорания принадлежит Х.Дж. Фрейденбергеру и Г. Ричельсону. Они определили выгорания как хроническую усталость, депрессию (это психическое расстройство, характеризующееся «депрессивной триадой»: снижением настроения и утратой способности переживать радость (ангедония), нарушениями мышления (негативные суждения, пессимистический взгляд на происходящее и т. д.), двигательной заторможенностью. При депрессии снижена самооценка, наблюдается потеря интереса к жизни и привычной деятельности. В некоторых случаях человек, страдающий ею, может начать злоупотреблять алкоголем или иными психотропными веществами.) и фрустрацию (негативное психическое состояние, обусловленное невозможностью удовлетворения тех или иных потребностей. Это состояние проявляется в переживаниях разочарования, тревоги, раздражительности, наконец, отчаянии. Эффективность деятельности при этом существенно снижается.), причиной которых в основном является то, что человек вынужден заниматься делом, которое не удовлетворяет его амбиции и не приносит ожидаемого вознаграждения. Это определение хотя и включает некоторые ключевые элементы, из которых состоит феномен выгорания, все-таки оно связано с определенными трудностями, поскольку в данном случае выгорание «смешивают» с переменными, которые лишь в некоторой степени связанны с ним, в основном это касается депрессии и хронической усталости. Как уже отмечалось выше, депрессия и выгорание отличаются друг от друга. Депрессия связана с особыми психологическими условиями, которые следует рассматривать как потенциальный результат выгорания, а не как часть самого синдрома выгорания.

Следует отметить, что выгорание и усталость не тождественны. Хотя некоторые исследователи считают физическую усталость частью синдрома выгорания, но выгорания, безусловно, включает не только одну усталость. В результате очень высокой рабочей нагрузки люди могут испытывать физическую (или даже когнитивную(раздел психологии, изучающий когнитивные, то есть познавательные процессы человеческого сознания. Исследования в этой области обычно связаны с вопросами памяти, внимания, чувств, представления информации, логического мышления, воображения, способности к принятию решений.)) усталость, но мы считаем, что она не эквивалентна выгоранию. С. Е. Хобфолл и А. Широм выделили синдром хронической усталости (Chronic Fatigue Syndrome - CFS), который связан с длительным физическим истощением и вызван дисбалансом между требованиями окружающей среды и способностью человека справиться с этими требованиями. Для этого синдрома характерны усталость или апатичность (симптом, выражающийся в безразличии, безучастности, в отрешённом отношении к происходящему вокруг, в отсутствие стремления к какой-либо деятельности[1]. Сопровождается отсутствием внешних эмоциональных проявлений, а иногда снижением волевой активности). Апатия входит в группу основных симптомов шизофрении, часто наблюдается при органических поражениях головного мозга.), снижение активности и ухудшение деятельности, а также общее истощение энергетических ресурсов. Эти характеристики могут быть предпосылками к возникновению выгорания или же составными элементами выгорания. Но кроме этого выгорание включает эмоциональное (а также физическое и когнитивное) истощение, особенно это касается истощения, которое возникает из-за необходимости заниматься проблемами других людей, тогда как синдром хронической усталости может появиться в результате простых рабочих перегрузок. Более того, в медицинской литературе по синдрому хронической усталости имеется тенденция приписывать это состояние факторам склонности человека, тогда как данные исследований за последние 20 лет показывают лишь очень незначительную корреляцию свойств личности или факторов предрасположенности с вигоранням [3].


Автором второго определения выгорания, которое рассмотрели Р.Дж. Бурке и А.М. Ричардсен, является К. Чернисс. Он описывал выгорания как процесс отчуждения в ответ на воздействие рабочих стрессоров. Дисбаланс между требованиями работы и ресурсами человека вызывает определенную эмоциональную реакцию, для которой характерны беспокойство, напряжение, усталость и переутомление (или истощения). Эта реакция в свою очередь приводит к изменению установок и поведения человека, включая защитный копинг (это то, что делает человек, чтобы справиться со стрессом.) (невнимательность к удовлетворения своих собственных нужд) и деперсонализацию (отстраненность от клиентов и их проблем).

Третье определение выгорания принадлежит А.М. Пайнс, которая описывала выгорание как «состояние физического, эмоционального и психического истощения, которое является результатом долгого действия ситуаций с высокими эмоциональными требованиями». Сначала А.М. Пайнс применяла такое определение понятия «выгорания» к работникам сферы услуг, а к работникам других профессий - понятие «усталость» с таким же определением. Однако мы не считаем, что подобное дробление достаточно адекватно, и сомневаемся, что это определение дает полную характеристику понятия «выгорания». В своих первоначальных исследованиях А.М. Пайнс не видела определенной разницы между усталостью и вигораннием.

В конце 1970-х - начале 1980-х гг. благодаря более систематическим исследованием выгорания появились общие черты в его определениях. К. Маслач установила, что на концептуальном уровне выгорания состоит из трех основных компонентов: эмоционального истощения, деперсонализации и снижение стремление к достижениям. В своей модели выгорания К.Маслач называет эмоциональное истощение истощением эмоциональной энергии и ощущением, что эмоциональных ресурсов не хватает, чтобы преодолеть определенную стресогеную ситуацию. Это эмоциональное истощение может быть связано также с физической усталостью и когнитивным истощением [3].


Некоторые исследователи (напр. Гришина Н.В., Форманюк Т.В.) [1,7] считают, что деформация и выгорание похожие по внешним проявлениям, однако имеют разное происхождение. Поэтому в перечень симптомов профессиональной деформации чаще всего попадают «классические» симптомы эмоционального выгорания. Например, по Труновим Д.Г., проявлениями профессиональной деформации психолога являются: объяснение всех жизненных проблем психологическими причинами; приобретение навыков рационализации своих проблем; самонаблюдение, которое лишает спонтанности;давление профессиональных обязанностей и навыков;комплекс «сапожника без сапог»; поиск людей, нуждающихся в психологической помощи;потеря способности удивляться; профессиональный цинизм.

Два последних пункта в этом перечне пересекаются с симптомами деперсонализации, характерными для выгорания.

Основное отличие между эмоциональным вигоранням и деформацией заключается в том, что выгорание вызывает однозначно деструктивные изменения, в то же время деформация не всегда имеет негативный характер (интересно, что лексическая нагрузка этих двух терминов в обоих случаях является отрицательной, однако «деформация» затрагивает только эстетические чувства, а «выгорания» чуть ли не вызывает архаичный ужас перед стихией).

Содержание синдрома «эмоционального выгорания» тесно связано с содержанием синдрома хронической усталости, однако они не тождественны. Анализ субъективных ощущений людей, которые эмоционально выгорели, свидетельствует, что они отличаются от аналогичных ощущений, связанных с хронической усталостью. Явление эмоционального выгорания, во-первых, непосредственно связано с определенной деятельностью, а во-вторых, является необратимым и не исчезает после сна или других форм отдыха.

Некоторые из авторов, в том числе М. Кинг, возражали против термина «выгорания» из-за его неопределенность и частичное совпадение с родственными понятиями, например, посттравматическим стрессовым расстройством, депрессией или «скукой» (в более корректном психиатрическом понятии - дистимією), или как Л. Морроу рассматривал его как «странную психиатрическую химеру». Другие устанавливали связь с существующими моделями, например, С. Е. Хобфол, Дж. Фриди с теорией общего стресса, С. Т. Мієр с заученной беспомощностью (это нарушение мотивации в результате пережитой субъектом неподконтрольности ситуации, т.е. независимости результата от прилагаемых усилий), Адлер с психодинамикою беспомощности y представителей «допомогаючих» профессий, Бандура с моделью самоефективности и компетентности, Д. Х. Малан с компульсивним оказанием помощи y представителей «допомогаючих» профессий.


Однако данные современных исследований наглядно показали, что выгорания можно отличить от других явлений как концептуально, так и эмпирически. Оно имеет свои причины, источники, механизмы и закономерности возникновения и развития, условия протекания, методы профилактики и лечения. Таким образом, это не просто «слабый» синоним (или яркая метафора, что запоминается) более постоянных обозначений похожих симптомов. Сейчас синдром эмоционального выгорания удостоен диагностического статуса (МКБ-10: Z73 - Проблемы, связанные с трудностями управления своей жизнью). Считается, что синдром эмоционального выгорания - истинный клинический синдром с невротическими особенностями, а не только усиление нормальной усталости от работы.

Некоторые авторы используют термины «профессиональное выгорание» и «эмоциональное выгорание», которые считаются тождественными термину «психическое выгорание». Мы считаем, что термин «синдром эмоционального выгорания» является наиболее универсальным, и обобщает понятие «профессионального выгорания» и «психологического выгорания». Поскольку понятие «психологического» или «профессионального выгорания» чаще используют, когда пытаются изобразить процесс полного регресса именно профессионального развития личности, который охватывает ее в целом, разрушая ее, негативно влияя на эффективность трудовой деятельности. Мы считаем, что явление эмоционального выгорания распространяется не только на профессиональную сферу личности, но и на все ее жизни в целом.

Исходя из результатов нашего исследования мы считаем, что синдром «эмоционального выгорания» - это общий, не только профессионально детерминированный процесс постепенной потери эмоциональной, когнитивной и физической энергии, которая проявляется в реакции организма на истощение в виде личностной отстраненности и в форме полного или частичного исключения эмоций в ответ на психотравмирующее события.

В настоящее время существуют следующие модели формирования синдрома «эмоционального выгорания»:


Однофакторна модель эмоционального выгорания (Pines, Aronson, 1988). Согласно этой модели, выгорание - это состояние физического, эмоционального и умственного истощения, вызванное длительным пребыванием в эмоционально перегруженных ситуациях. Истощение является главной причиной (фактором), а остальные проявлений дисгармонии переживаний и поведения считается следствием. Согласно этой модели риск эмоционального выгорания грозит не только представителям социальных профессий.

Двухфакторная модель. Ее авторы - Д. Дирендонк, В. Шауфели, X. Сиксма (Direndonck, Schaufeli, Sixma 1994) - голландские исследователи, которые проводили исследования среди медсестер. Синдром эмоционального выгорания сводится к двухмерной конструкции, состоящей из эмоционального истощения и деперсонализации. Первый компонент, который получил название «аффективного», относится к сфере жалоб на свое здоровье, физическое самочувствие, нервное напряжение, эмоциональное истощение. Второй - деперсонализация - проявляется в изменении отношений или к пациентам, или к себе. Он получил название «учредительного».

Трехфакторна модель (К. Маслач и С. Джексон). Синдром эмоционального выгорания является трехмерным конструкт, который включает эмоциональное истощение, деперсонализацию и редукцию личных достижений. Эмоциональное истощение рассматривается как основная составляющая эмоционального выгорания и оказывается в сниженном эмоциональном фоне, безразличия или эмоциональном перенасищения.

Вторая составляющая (деперсонализация) отражается в деформации отношений с другими людьми. В одних случаях это может быть повышение зависимости от окружающих. В других - усиление негативизма, циничность установок и чувств по отношению к реципиентам: пациентам, клиентам и т.п.

Третья составляющая эмоционального выгорания - редукция личных достижений - может проявляться либо в тенденции негативно оценивать себя, занижать свои профессиональные достижения и успехи, негативизме по отношению к служебным достижениям и возможностям или в уменьшении собственного достоинства, ограничении своих возможностей, обязанностей по отношению к другим.


Предложенеые три компонента выгорания в определенной степени отражают специфику той профессиональной сферы, в которой впервые был обнаружен данный феномен. Особенно это касается второго компонента выгорания - деперсонализации, что показывает нередко состояние сферы социального обслуживания людей и оказания им помощи.

Исследования последних лет не только подтвердили правомерность такой структуры, но и позволили существенно расширить область ее распространения, включив профессии, не связанные с социальным кругом. Это привело к некоторой модификации понятия выгорания и его структуры.

Четырехфакторная модель (Firth, Mims, 1985; Iwanicki, Schwab, 1981). В чотирьохфакторной модели один из элементов выгорания (эмоциональное истощение, деперсонализация или редуцированы персональные достижения) разделяются на две отдельные факторы. Например, деперсонализация, связанная с работой и с реципиентами соответственно и так далее.
Японские исследователи считают, что для определения эмоционального выгорания в трьохфакторной модели К. Маслач стоит добавить четвертый фактор «Involvement» (зависимость), что характеризуется головными болями, нарушением сна, раздражительностью, а также наличием химических зависимостей (алкоголизм, курение).

Процессуальные модели эмоционального выгорания рассматривают выгорание как динамический процесс, развивающийся во времени и имеющий определенные фазы или стадии, а также как процесс увеличения эмоционального истощения, в результате которого возникают негативные установки по отношению к субъектам профессиональной деятельности. Склонен к выгоранию специалист пытается создать эмоциональную дистанцию в отношениях с ними как способ преодолеть истощения. Параллельно развивается негативная установка по отношению к собственных профессиональных достижений (редукция профессиональных достижений).

Динамическая модель Б. Перлмана и Э.А. Хартмана описывает развитие процесса эмоционального выгорания как проявление трех основных классов реакции на организационные стрессы. Это физиологические реакции, проявляющиеся в физических симптомах (физическое истощение); афектно-когнитивные реакции (эмоциональное и мотивационное истощения, деморализация/деперсонализация); поведенческие реакции, которые выражаются в симптоматических типах преодолевающего поведения (дезадаптация, дистанцирование от профессиональных обязанностей, пониженная рабочая мотивация и производительность).


А. Широм считает выгорание комплексом физического, эмоционального и умственного истощения или усталостью. Он считает, что главный фактор в динамике выгорания - эмоциональное истощение. Дополнительные компоненты - это определенное следствие или поведение (купирования стресса), которые ведут к деперсонализации, или собственно к когнитивно-эмоциональному выгоранию, что выражается в редукции персональных достижений и отстраненности от ситуаций с повышенной ответственностью. То и другое проявляються в личностной деформации, что негативно сказывается на социально-психологической адаптации и социальном здоровье индивида. Последствия выгорания могут проявляться также в психосоматических нарушениях.
Согласно концепции М. Буриша (Burisch, 1994), развитие синдрома рассматривается как процесс, состоящий из ряда фаз, для каждой из которых характерны определенные симптомы. Сначала возникают значительные энергетические затраты - следствие экстремально высокой положительной установки на выполнение профессиональной деятельности. По мере развития синдрома появляется чувство усталости, которое постепенно сменяется на разочарование, снижение интереса к своей работе. Однако, необходимо отметить, что генезис выгорания индивидуален и имеет различия в эмоционально-мотивационной сфере и условиях, в которых протекает профессиональная деятельность человека. 6.

Развитие эмоционального выгорания у женщин Г.Фройденбергер иллюстрирует 12-стадийным симптомоциклом (англ. - «The Burnout Symptom Cycle»). Интенсивность и продолжительность каждой стадии зависит от каждой отдельной женщины:

безымянный

Рис.1 12-стадійний симптомоцикл вигорання за Г.Фройденбергером

Выше описывались подходы к изучению выгорания, предложенные зарубежными учеными. Предлагаем рассмотреть модель эмоционального выгорания отечественным исследователем В.В.Бойко, в рамках которой выгорание рассматривается как психогенное расстройство, которое возникает и развивается в соответствии с механизмом развития стресса. Известный зарубежный психолог Ганс Селье, основоположник западного учения о стрессах и нервных расстройствах, определил следующие стадии стресса как процесса:


1) непосредственная реакция на воздействие (стадия тревоги);

2) максимально эффективная адаптация (стадия сопротивления);

3) нарушение адаптационного процесса (стадия истощения).

Методологической основой концепции выгорания В.В.Бойка стало сочетание классической теории общего адаптационного синдрома, разработанной Г.Селье, и теории синдрома выгорания К.Маслач [1] . Эмоциональное выгорание он определяет как «произведеннный личностью механизм психологической защиты в форме полного или частичного исключения эмоций (снижение их энергетики) в ответ на выбранные психотравмирующее обстоятельства» 1, с.133.

В.В.Бойко говорит о том, что эмоциональное выгорание позволяет личности, с одной стороны, экономить собственные энергетические ресурсы (эмоциональные, интеллектуальные), а с другой - негативно отражается на здоровье человека (как соматическом, так и психическом) и ее деятельности. Сравнивая такое понимание эмоционального выгорания с тем, что предложила К.Маслач, можно увидеть, что оба автора говорят об эмоциональном выгорании как уменьшении энергии эмоций в общении. А если вспомнить Г.Селье с его концепцией общего адаптационного синдрома, то можно предположить, что теория синдрома эмоционального выгорания В.В.Бойка является воплощением философских предположений Г.Селье, касающиеся стресса жизни.

Модель эмоционального выгорания В.В.Бойко

1. Фаза «напряжения». Нервное (тревожное) напряжение служит предвестником и механизмом, который запускает, формирование эмоционального выгорания. Напряжение имеет динамический характер, что обуславливается вимотуючою постоянством или усилением психотравмирующих факторов.

Тревожное напряжение включает несколько симптомов:

- Симптом «переживания психотравмирующих обстоятельств». Проявляется в осознании психотравмирующих факторов профессиональной деятельности, которые трудно или вовсе невозможно побороть.

- Симптом «неудовлетворенности собой». В результате неудач или неспособности повлиять на психотравмирующее обстоятельства, человек обычно испытывает недовольство собой, выбранной профессией, занимаемой должностью, конкретными обязанностями. Действует механизм «эмоционального переноса» - энергетика направляется не только и не столько внешне, сколько на себя. По крайней мере, возникает замкнутый энергетический круг «Я и обстоятельства»: впечатления от внешних факторов деятельности постоянно травмируют личность и побуждают ее снова и снова переживать психотравмирующее элементы профессиональной деятельности. В этой схеме особое значение имеют внутренние факторы, способствующие появлению эмоционального выгорания: интенсивная интериоризация обязанностей, роли, обстоятельства деятельности, совесть и чувство ответственности. На начальных этапах «выгорания», они нагнетают напряжение, а на следующих провоцируют психологическую защиту.

- Симптом «загнанности в клетку». Возникает, но не во всех случаях, хотя выступает логическим продолжением стресса, который развивается. Когда психотравмирующее обстоятельства очень давят и устранить их невозможно, к нам часто приходит ощущение безысходности. Мы стараемся, что-то изменить, еще и еще раз обдумываем неудовлетворительные аспекты своей работы. Это приводит к усилению психической энергии за счет индукции идеального: работает мышление, действуют планы, цели, установки, подключаются образы надлежащего и желаемого. Сосредоточение психической энергии достигает значительных объемов. И если она не находит выхода, если не сработало какое-нибудь средство психологической защиты, включая «эмоциональное выгорание», то человек испытывает ощущение «загнанности в клетку». Это состояние интеллектуально-эмоционального затора, тупика. В жизни мы часто испытываем состояние «загнанности в клетку», и не только по поводу профессиональной деятельности. В таких случаях мы в отчаянии произносим: «неужели это не имеет предела», «я не могу с этим бороться», «я чувствую безвыходность ситуации».


- Симптом «тревоги и депрессии». Выявляется в связи с профессиональной деятельностью в особо стесненных обстоятельствах, побуждающие к эмоционального выгорания как средства психологической защиты. Чувство неудовлетворенности работой и собой порождают мощную энергетическое напряжение в форме переживания ситуационной и личностной тревожности, разочарование в себе, в выбранной профессии, в конкретной должности. Симптом «тревоги и депрессии», - видимо, крайняя точка в формировании тревожной напряженности при развитии эмоционального выгорания.

2. Фаза «резистенции». Формирование защиты с участием эмоционального выгорания происходит на фоне следующих явлений:

- Симптом «неадекватного выборочного эмоционального реагирования». Профессионал перестает улавливать разницу между двумя явлениями: экономическим проявлением эмоций и неадекватным выборочным эмоциональным реагированием.

В первом случае речь идет о произведенном впоследствии навыке подключать к взаимодействию с деловыми партнерами эмоции достаточно ограниченного регистра и умеренной интенсивности: легкая улыбка, приветливый взгляд, мягкий, спокойный тон речи, сдержанные реакции на сильные раздражители, лаконичные формы выражения несогласия, отсутствие категоричности, потому что он свидетельствует о высоком уровне профессионализма. Совсем другое дело, когда профессионал неадекватно «экономит» на эмоциях, ограничивает эмоциональную отдачу за счет выборочного реагирования в ходе рабочих контактов. Действует принцип «хочу или не хочу»: считаю нужным - уделю внимание, будет строение – откликнусь на его состояние или потребности. При всей неприемлемости такого стиля эмоционального поведения, он довольно распространен. Дело в том, что человеку зачастую кажется, будто он ведет себя соответствующим образом. Однако субъект общения или сторонний наблюдатель фиксирует другое - эмоциональную черствость, дерзость, равнодушие.

Неадекватное ограничение диапазона и интенсивности включения эмоций в профессиональное общение интерпретируется партнерами как неуважение к их личности, то есть переходит в плоскость моральных оценок.


- Симптом «эмоционально-нравственной дезориентации». Нередко у профессионала возникает потребность в самоопраданности. Не проявляя должного эмоционального отношения к субъекту, он защищает свою стратегию. При этом звучат суждение: «это не тот случай, чтобы переживать», «такие люди не заслуживают доброго отношения», «таким нельзя сочувствовать», «почему я должен за всех волноваться».
Подобные суждения и оценки, бесспорно, свидетельствуют о том, что эмоции не будят или не достаточно стимулируют моральные чувства. Ведь профессиональная деятельность, построенная на человеческом общении, не знает исключений. Врач не имеет морального права делить больных на «хороших» и «плохих». Учитель не должен решать педагогические проблемы подопечных по собственному опыту.
- Симптом «расширение сферы экономии эмоций». Такое доказательство эмоционального выгорания имеет место тогда, когда данная форма защиты осуществляется вне профессиональной области - в общении с родными, друзьями и знакомыми. Известный случай: на работе вы так устаете от контактов, разговоров, ответов на вопросы, что вам не хочется общаться даже с близкими. Кстати, часто именно домашние становятся первой «жертвой» эмоционального выгорания. Можно сказать, что вы пресыщены человеческими контактами. Вы переживаете симптом «отравления людьми».

- Симптом «редукции профессиональных обязанностей». Понятие редукция означает упрощение. В профессиональной деятельности, которая предполагает широкое общение с людьми, редукция проявляется в попытках облегчить или сократить обязанности, которые требуют эмоциональных затрат.

По «законам редукции» субъектов сферы обслуживания, лечения, обучения и воспитания, обделяют элементарным вниманием. Врач не находит нужным дольше поговорить с больным. Анамнез выходит скупым и недостаточно информатиdysv. Проводник не спешит предложить пассажирам чай. Стюардесса смотрит стеклянными глазами.

3. Фаза «истощение». Характеризуется более-менее выраженным падением общего энергетического тонуса и ослаблением нервной системы. Эмоциональная защита в форме «выгорания» становится неотъемлемым атрибутом личности.


- Симптом «эмоционального дефицита». К профессионалу приходит ощущение, что эмоционально он уже не может помогать субъектам своей деятельности. Не в состоянии войти в их положение, быть сообщником и сопереживать, откликаться на ситуации, которые должны трогать, побуждать, усиливать интеллектуальную, волевую и моральную отдачу. О том, что это не что иное, как эмоциональное выгорание, говорит еще и недавний опыт: некоторое время назад таких ощущений не было и личность переживает их появление. Постепенно симптом усиливается и приобретает более усложненную форму: все реже проявляются положительные эмоции, а негативные все чаще. Резкость, грубость, раздражительность, обиды, капризы - дополняют симптом «эмоционального дефицита».
- Симптом «эмоциональной отстраненности». Личность почти полностью исключает эмоции из сферы профессиональной деятельности. Ее почти ничего не волнует, почти ничто не вызывает эмоционального отклика - ни положительного, ни отрицательного. Причем это не дефект эмоциональной сферы, не признак ригидности, а приобретенная за годы обслуживания людей эмоциональная защита. Человек постепенно учится работать как робот, как бездушный автомат. В других сферах он живет полноценнымиэмоциями.

- Симптом «личностной отстраненности, или деперсонализации». Проявляется в широком диапазоне состояний и поступков профессионала в процессе общения. Прежде всего, отмечается полная или частичная потеря интереса к человеку - субъекта профессиональной деятельности. Он воспринимается как неодушевленный предмет, как объект для манипуляций - с ним приходится работать. Объект тяготит своими проблемами, потребностями, неприятно его присутствие, сам факт его существования.

- Симптом «психосоматических и психовегетативных нарушений». Симптом проявляется на уровне физического и психического самочувствия.Он образуется по принципу условно-рефлекторной связи негативного характера: многое из того, что касается субъектов профессиональной деятельности, провоцирует отклонения в соматических или психических состояниях. Порой даже мысль о таких субъектах или контакт с ними вызывает плохое настроение, глупые ассоциации, бессонницу, чувство страха, неприятные ощущения в области сердца, сосудистые реакции, обострение хронических заболеваний.


В.В.Бойко говорит о том, что у каждого отдельного профессионала синдром эмоционального выгорания проходит динамику этих трех фаз по-разному. Две или даже все три фазы могут развиваться параллельно. Все зависит от индивидуальных психофизиологических особенностей.
Сравнивая теорию В.В.Бойка с концепцией К.Маслач, можно провести определенные параллели между фазами синдрома выгорания, описанными российским исследователем, и его американской коллегой. Так, эмоциональное истощение, которое является первым и пусковым компонентом синдрома эмоционального выгорания в концепции К.Маслач, по смыслу похоже на описанную В.В.Бойко фазу тревожного напряжения. Оба автора отмечают хроничность психоэмоционального напряжения, связанного с большим количеством клиентов, с которыми приходится общаться, а также сильным эмоциональным окрасом, которое имеет место при общении с этими клиентами. Все это приводит к тому, что личность начинает защищаться от психотравмирующего воздействия стрессогенных факторов, используя дезадаптивыеі способы поведения и эмоционального реагирования: циничное и дегуманизорованное отношение к коллегам и клиентам, эмоциональное отчуждение от проблем клиентов. В конце концов все приводит к общему истощению организма и психики, возникновению чувства собственной неэффективности является неизбежным.
Наряду с уже названными симптомы выгорания, которые рассматриваются в вышеприведенных концепциях, в литературе описано еще около ста симптомов, которые исследователи связывают с синдромом эмоционального выгорания 5. Чаще всего описываются симптомы, которые условно можно отнести к трехм сферам: физические или соматические, психологические и поведенческие.

Физические (или соматические) симптомы характеризуют актуальные изменения в физиологических функциях человеческого тела. Психологические симптомы касаются изменений в отношениях и чувствах человека. Поведенческие симптомы проявляются в поступках и действиях  . Симптомы, которые чаще всего встречаются в литературе обобщены в табл. 1Симптоми синдрома эмоционального выгорания


Симптоми синдрому емоційного вигорання

Физические

(соматические)

Физическое истощение и усталость; Бессонница или чрезмерная сонливость; Головные боли; Гастроэнтерологические проблемы; Частые простуды; Потеря веса или лишний вес; Повышенное давление; Повышенное содержание холестерина; Коронарные болезни; нарушение речи; сексуальные дисфункции;

Психические

Ригидность; Упаднический настрой и связанные с ним эмоциональные переживания: апатия, цинизм, негативизм; Эмоциональное истощение; Потеря контроля над эмоциями; Ощущение пустоты; Несостоятельность в преодолении стресса; Агрессивные чувства: злость, озлобление, возмущение, отвращение, напряжение, тревога; Скука; Изменения в «Я»- концепции (тенденция к негативной);

Фрустрированность; Неспособность принимать решения; Потеря способности восхищаться, чувство ответственности, интуиции; Неуверенность в себе, негативное отношение к себе, к работе, к обществу и жизни Низкая сконцентрированность, ухудшение памяти

Поведенческие

Низкая удовлетворенность работой; Избежание общения;
Увеличение прогулов; Потеря интереса к работе; Рост количества конфликтов в семье; Отсутствие видения перспективы в работе; Рост жалоб на работу; Працеголізм; Злоупотребления химическими агентами: табак, кофе, алкоголь, наркотики

Как видно из приведенного выше перечня признаков синдрома «эмоционального выгорания», нет единой точки зрения на эту проблему. Но то, что он включает широкий спектр эмоционально-волевых и интеллектуальных компонентов, это бесспорный факт.


Литература:


  1. Бойко В.В. Энергия эмоций в общении: взгляд на себя и на других. – М.: Филин, 1996. – 472с.

  2. Гришина Н.В.Помогающие отношения: профессиональные и экзистенциальные проблемы // Психологические проблемы самореализации личности. СПб.: Изд-во СПб ун-та, 1997. – С.143-156;

  3. Кэри Л. Купер, Филипп Дж.Дэйв и др. Организационный стресс. Теории, исследования и практическое применение / Пер. с англ. – Х.: Изд.-во Гуманитарный центр, 2007. – 336 с.

  4. Орел В.Е. Исследование феномена психического выгорания в отечественной и зарубежной психологии // Проблемы общей и организационной психологии. Ярославль, 1999. С. 76-97.

  5. Робертс Г.А. Профилактика выгорания // Обзор современной психиатрии. – 1998. – №1. – С.39-46., 130 Робертс Г.А. Профилактика выгорания // Обзор современной психиатрии. – 1998. – №1. – С.39-46.

  6. Ронгинская Т.И. Синдром выгорания в социальных профессиях // Психологический журнал. – 2002. – Т. 23, №3. – С.85-95.

  7. Форманюк Т.В. Синдром «эмоционального сгорания» как показатель профессиональной дезадаптации учителя // Вопросы психологии. - 1994. - № 6. – С. 57-64

  8. New Webster’s dictionary of the English Language. - College Ed., 1988. – 1824 p.

  9. Ferrari, V., Accettella, U., De Angelis, R. The Burn-Out Syndrome: comparison between an emergency unit vs. a general surgery department.// European Journal of Psychiatry. – 1999. - Vol. 13, No.1. – P. 19-31




следующая страница >>