prosdo.ru 1
Эдвард Григ

Скандинавия – ветреный край незамерзающих течений и вечнозелёных лесов, суровых скалистых берегов, рыбаков, воинов и купцов – со времён древних скальдов ждала своего гения. Она нуждалась в певце, который бы открыл красоту этого северного полуострова и лежащих рядом с ним краев по всему миру. Страны этого полуострова, среди которых очевидно доминировала Швеция с её богатым императорским двором, ещё в эпоху Ренессанса имели развитую музыкальную культуру, - в основном, как это было повсеместно, привозную. И только во второй половине 19 века и начале 20 этот культурный слой, как во время вулканического извержения, стал буквально фонтанировать талантами и гениями мировой величины – философ Кьеркегор, драматурги Генрик Ибсен и Август Стриндберг, писатель Кнут Гамсун, архитектор Сааринен… Один за другим появились самобытные композиторы, завоевавшие мировую известность – норвежец Григ, финн Сибелиус, датчане – Гаде и Нильсен…

Эдвард Григ был первым в их числе. Он родился в Бергене, у моря, в семье шотландца, британского консула 15 июня 1843 года. Скорее всего, Грига ждала бы дипломатическая карьера, когда бы в судьбу мальчика не вмешался выдающийся норвежский скрипач Уле Булль, известный во всей Европе. Они стали друзьями на всю жизнь, и замечательным следом этой чудесной дружбы позже станут три скрипичные сонаты Грига (для своего инструмента, фортепиано, которым Григ владел на уровне концертирующего пианиста, он написал всего одну, и то в молодости). Булль советует семье Грига отправить мальчика в Германию. Пятнадцатилетним юношей Эдвард Григ уезжает в Лейпциг.

В Лейпциге, в одной из старейших консерваторий Европы, основанной Мендельсоном, он получил серьёзное музыкальное образование. Это очень явственно сказалось на его стиле, который как будто является продолжением раннего романтизма Шуберта, Шумана и Мендельсона. Эти композиторы открыли для себя мир миниатюры – пьесы, выражающей одно или два контрастных душевных состояния, зарисовывающей несколькими штрихами бытовую сценку, чаще всего с использованием танцевальной ритмики. Григ продолжил именно эту традицию, несмотря на то, что в конце века поздние романтики вслед за Берлиозом – Лист и Вагнер, Брамс и Брукнер – культивировали масштабные, насыщенные драматическим развитием сценические, камерные, симфонические, фортепианные произведения. Лейпциг оставался на этом фоне «тихой заводью», хранившей более консервативные традиции. Сыграл в этой ориентации свою роль и внутренний склад композитора, более тяготевшего к изобразительности и живописности, чем к драматическому развитию образов. Колоссальная часть творческого наследия Грига – небольшие фортепианные пьесы, песни и романсы. Оперный замысел Грига на сюжет из национальной истории – «Олаф Трюгвасон» - так и остался неоконченным, единственная симфония числится в списке юношеских произведений… Помимо Фортепианного концерта, все крупные оркестровые сочинения Грига – преимущественно сюиты, составленные из отдельных пьес. Это «Норвежские танцы», «Симфонические танцы», «Из времён Хольберга» (изящная стилизация в духе классицизма 18 века) и знаменитые сюиты из музыки к драмам Бьернсона «Сигурд Йорсальфар» и Ибсена «Пер Гюнт».


Фортепианный концерт Грига, написанный в 1868 году, будто вторит другому гениальному образцу жанра – концерту Шумана. Шуман был любимым композитором Грига в годы учёбы в Лейпциге и сразу после неё. Не застав великого романтика при жизни, он много общался с его друзьями, в частности, пианистом Венцелем. Очень многое роднит первые части этих двух концертов – Шумана и Грига: Вдохновенный эпиграф солирующего рояля, драматический накал изложения, лирический эпизод в центре части, убыстряющийся в последних страницах партитуры темп… Но «эпиграф» этот скорее сравним с подписью мастера на полотне: Григ избирает для него безошибочно узнаваемую норвежскую фольклорную интонацию – суровую и одновременно яркую, похожую на прыжок через препятствие, - и повторяет её многократно. Именно эта интонация и её производные ассоциируются у слушателей с мелодией Грига: мы слышим её во вступлении к Песне Сольвейг и во многих других, самых известных его сочинениях. Вторые две части концерта уже совершенно отходят от шумановского образца (известно, что две последние части своего концерта Шуман дописал много лет спустя, когда его стиль претерпел определённые изменения): лирическая вторая часть сопоставима по масштабу и с первой частью, и с грандиозным финалом. Кажется, что после бурь первой части солнце заливает скалы и заливы, освещая величественную картину северной природы, а в финале отважные рыбаки празднуют удачное возвращение из коварной морской стихии. Ритмика финала, стремительного финала, восходит к норвежским рыбацким танцам, в частности, халлингу с его упругими синкопами и «прыжковыми» акцентами. Завершает концерт торжественная и суровая мелодия – гимн норвежской душе и норвежской природе, построенный на самой первой теме – эпиграфе ко всему концерту.

«Пер Гюнт» (1866) – одна из самых известных драм Генрика Ибсена (1828-1906), старшего современника Грига. В ней он обращается к норвежской легенде об удачливом охотнике Пере Гюнте из Гудбраннсдалена, отважно сражающемся с нечистой силой – троллями – и любящим прихвастнуть своими похождениями. Ибсен, однако, развил его образ так, что получилась довольно хлёсткая карикатура на норвежское общество середины 19 столетия. Дело в том, что Пер Гюнт, главный герой драмы, - колоссальное ничтожество, циник и записной плут, но , в отличие от знаменитых плутов мировой литературы – Ласарильо из Тормеса, Фигаро, Остапа Бендера – обладающий слабым, половинчатым характером, всегда готовый к предательству. Одновременно с этим в самой композиции и драматургических приёмах пьесы таятся зачатки театра символизма – не случайно интерес к этой ранней пьесе Ибсена пробудился в России именно в 1910-е гг. Для постановки драмы, состоявшейся 10 лет спустя после написания, Григ написал музыку. Конечно, фольклорный колорит и сказочная фантастика привлекли Грига больше, чем фарсовый и социальный аспект. Две сюиты соответствуют основным эпизодам драмы, и комментарии к ним изложены здесь соответственно последовательности действия.


«Жалоба Ингрид». Ингрид, давно влюблённая в Пера, вынуждена дать обещание выйти замуж за другого. На свадьбе возникает потасовка, Пер, воспользовавшись этим, крадёт Ингрид, убегает в горы и обесчещивает её. «Чёрт бы взял воспоминанья! Чёрт бы вас побрал, всех баб!» - бросает он в лицо девушке.

«В пещере горного короля». Пер Гюнт, спасаясь от преследований односельчан, снова убегает в горы, где встречается с дочерьми горного короля – Доврского дела. Одну из них он пытается соблазнить и держит ответ перед её отцом. Он готов отдать свою любимую дочь в жёны Перу и сделать королём троллей, но он должен сам стать троллем и встать по ту сторону человеческой морали. В последний момент Пер дерзко отказывается, тролли окружают его и начинают танцевать с ним дикий танец. Пер, не в силах выйти из круга, падает полумёртвым только тогда, когда у входа в ущелье появляются монахи и нечистая сила исчезает.

«Смерть Озе». Пер Гюнт строит избушку в лесу, где он спасается от родственников Ингрид. Их дом разграблен, всё забрал отец обесчещенной Ингрид, а его мать – вдова Озе – при смерти. Несмотря на опасность быть схваченным, он прощается с умирающей Озе. Вместе с сыном она вспоминает его детство, чтобы утешить умирающую, он рисует ей весёлую дорогу в рай, а потом бежит из родной деревни.

«Танец Анитры» и «Арабский танец» относятся к четвёртому акту драмы, где описывается, как Пер Гюнт разбогател на морской торговле, поставляя рабов в Америку, а идолов – в Китай. Однако яхту его угоняют, и он снова нищ. Чудом ему удаётся разжиться арабским платьем и скакуном. В аравийской пустыне его принимают за пророка, и шейх готов отдать за него свою дочь Анитру, пляшущую перед ним с толпой арабских девушек. Однако он не готов жить в арабском племени даже на правах пророка, он пытается увезти красавицу за пределы территории племени, но она ударяет его хлыстом и исчезает. «Утро» - вступление к тому же акту, но, как отмечают исследователи, это скорее послесловие к предыдущим трём актам драмы, действие которых происходит в Норвегии.


«Возвращение Пера Гюнта». Держа путь в родную деревню после заморских плаваний, корабль с Пер Гюнтом терпит крушение, но Ибсен не умерщвляет своего героя раньше времени, заставляя его пережить последнее испытание и раскаяние. В родной деревне Пер застаёт собственные похороны, распродажу оставшегося имущества. Односельчане, а позже обиженные им фантастические существа и дух Озе припоминают ему его грехи, не узнавая его, и только Сольвейг (символизирующая всепрощающую любовь – в последних словах он называет её матерью), с которой он познакомился на свадьбе злосчастной Ингрид, ждала его все эти годы и убирала его одинокое убежище в лесу. «Песня Сольвейг» - колыбельная Перу, смирившему, наконец, окончательное моральное падение, и окончившему свою жизнь с миром в душе.

Именно музыка к «Перу Гюнту» открыла Григу путь к европейскому признанию. Приглашения выступить с концертами буквально сыплются на композитора со всего мира до самой смерти. Вокруг Грига концентируется вся музыкально-общественная жизнь его родины, Норвегии. Он организует музыкальное общество и фестиваль в родном Бергене, уединяясь для творчества в горной деревушке Тролльхауген (холи троллей) недалеко от Бергена, ставшей в последние сорок два года жизни композитора основным местом жизни. Там рождаются несколько тетрадей «Лирических пьес» - проникновенных, тщательно отделанных фортепианных миниатюр со своими сюжетами и программными заголовками, замечательные романсы и песни, которые непременно исполняла жена Грига, замечательная исполнительница и преданная спутница жизни, Нина Хагеруп. Скончался Григ в родном Бергене 4 сентября 1907 года, вернувшись из большой прощальной концертной поездки, которую предпринял уже тяжело больным.

Музыка Грига вот уже сто лет после его смерти поётся, играется выдающимися пианистами, скрипачами, оркестрами мира, несмотря на то, что его творческое наследие невелико по объёму.