prosdo.ru
добавить свой файл
1 2 ... 10 11
 


 

Ирина Токмакова

 

СОСНЫ ШУМЯТ

Стихи, повести, сказки

В.Александров

«ГДЕ СОСНА ВЗРОСЛА, ТАМ ОНА И КРАСНА»

Пой-ка, подпевай-ка:

Десять птичек — стайка…

Эта — зяблик. Эта — стриж.

Эта — развесёлый чиж.

Ну, а эта — злой орлан.

Птички, птички — по домам!

И двухлетняя девочка проворно ложится на пол, смешно изображает на лице ужас и ловко уползает под кровать…

Так началось моё знакомство с поэзией Ирины Токмаковой. Под кровать уползала моя дочь, а стихи «Десять птичек — стайка» читала с выражением её мама.

Десять лет спустя я увидел в газете «Правда» статью Токмаковой, Она писала, что современная детская литература, и в особенности обращенная к малышам, должна прежде всего учить… взрослого, учить его обращению с ребёнком! Писательница была права, и я знал это уже по собственному опыту.

Ирина Петровна работает для самого маленького слушателя и читателя — для дошкольников и младших школьников. Пишет стихи, песенки, повести, сказки и пьесы. И во всех её произведениях идут рядом и дружат быль и небылица. Послушайте, почитайте стихотворения «В чудной стране» и «Букваринск», «Котята» и «Скороговорка», другие произведения, и вы согласитесь со мной. Например, сказка «Букваринск» — и небылица о необычной стране, и занимательная рифмованная азбука. Две истории про одну девочку: «Аля, Кляксич и буква «А» и «Может, нуль не виноват» — увлекательные буквенный и цифровой детективы. Это даже не повести-сказки, а повести-игры. Читают их девочки и мальчики и не замечают, как Ирина Токмакова учит их читать и считать.

Стихотворения Токмаковой простые, короткие, звонкие, легко запоминаются. Они также необходимы вам, как и первые слова.

Откуда же Ирина Петровна — взрослый человек — так хорошо знает первые слова детей?

Или она их выдумывает, сочиняет?

Хорошие детские книжки получаются лишь у того писателя, который не забыл, как это — быть маленьким среди взрослых. Такой писатель ясно помнит, как дети думают, чувствуют, как ссорятся и мирятся, — помнит, как они растут. Если бы не помнил, не нашёл бы слов, которым вы сразу поверите.


— Сколько же надо помнить! — может удивиться кто-то из вас.

Помнить и правда надо много. Но все запомнить про детство не может даже детский писатель. И тогда он сочиняет, придумывает интересные истории, которые вполне могли быть на самом деле.

Двадцать пять лет Ирина Токмакова ни на один день не расстаётся со стихами, сказками, повестями, а значит, и с вами — своими читателями.

Это мы немножко поговорили об особенных взрослых.

Теперь поговорим об особенных детях. Это легче, потому что дети — все особенные. Только особенный человек играет в докторов и космонавтов, в «дочки-матери» и в принцесс, в учителей и разбойников, в капитанов и продавцов. В таких играх все как на самом деле, как и жизни, — всё «по правде»: серьёзные лица, важные поступки, настоящие обиды и радости, настоящая дружба. Значит, детская игра не просто забава, а мечта каждого о завтрашнем дне. Детская игра — это уверенность в том, что надо подражать лучшим делам и поступкам взрослых, это — желание поскорее вырасти. Вот Ирина Петровна и помогает детям: пишет, сочиняет книжки про всё на свете. Но пишет не просто, чтобы развлечь ребёнка, нет. Она учит серьёзно думать о жизни, учит серьёзным поступкам. Об этом её вмести, например «Сосны шумят», «Ростик и Кеша», стихотворения «Я слышал», «Разговоры» И многие, многие другие.

У всех есть любимые игрушки. Вырастая, дети еще долго не расстаются с ними; расставляют на шкафах, полках, усаживают на диван, на пол. И правильно делают!

Любимые игрушки, особенно куклы и зверюшки, — часть детства, детский мир, дети сами его сочинили вокруг себя. В таком мире можно жить сколько угодно, ведь кругом друзья. Этот мир населяют красивые герои — озорные и послушные, смешные и трогательные, честные и преданные. Зачем же с ними расставаться!

Точно такой же жизнью живут и детские книжки — самые лучшие ваши друзья и советчики. У игрушки, например Дюймовочки или медведя, спросишь о чем-нибудь. Дашь им минутку помолчать-подумать и сам же за них себе отвечаешь. Интересно! А вот книжка сама отвечает нам голосами своих героев на любые вопросы. По-моему, ещё интереснее! Одну из таких книжек вы держите сейчас в руках.


Любое известное произведение Токмаковой, вошедшее в книгу «Сосны шумят», обязательно заставит вас найти и вспомнить другие стихи и прозу Ирины Петровны, её переводы произведений для детей с армянского, литовского, узбекского, таджикского, английского, болгарского, немецкого и других языков. Токмакова вообще много переводит — помогает писателям других республик и стран прийти со своими книжками к детям, читающим по-русски. Так читатели и писатели с помощью книг учатся друг у друга хорошему, лучше и быстрее понимают, что человек рождается и живёт для счастья — для мира, для людей, а не для горя — для войны и уничтожения всего живого. А если человек этого не понимает, его жизнь проходит впустую, никому не приносит ни радости, ни пользы. Значит, зря родился…

И всё же радости и печали в нашей жизни часто идут рядом. Взрослые, много пожившие люди говорят:

— Так устроен мир.

Интересно, что писатели и дети, не сговариваясь, чаще всего отвечают на эго так:

— А мы хотим сделать мир лучше!

Правильный ответ.

Чужого горя не бывает, не должно быть. Поэтому детские писатели всегда ищут причины хороших и плохих поступков взрослых и детей:

Я ненавижу Тарасова:

Он застрелил лосиху.

Я слышал, как он рассказывал,

Хоть он говорил тихо.

Теперь лосёнка губастого

Кто же в лесу накормит?

Я ненавижу Тарасова.

Пусть он домой уходит!

Когда человек стремится к лучшей жизни, он хочет справедливости не только для себя, но обязательно и для других. А «другие» — это не только люди, это — всё живое вокруг. Ирина Токмакова много пишет о природе, умеет личное состояние своих героев — детей и взрослых, деревьев и цветов, домашних и диких животных — сделать интересным каждому читателю. Даже в коротеньком стихотворении она мудро очеловечивает природу, раскрывает содержание ежедневных забот и дерева и зверя. А и замечательной повести-сказке «Счастливо, Ивушкин!» автор даже выдаёт нам очень важный, пожалуй, огромный секрет: как выйти из безвыходного положения!


Оказывается, для этого не надо падать духом.

В одной своей статье Ирина Петровна писала: «Дети, как всегда, чутко реагируют на сегодняшний день. У них стало появляться интересное, какое-то материнское чувство по отношению к живому. Они стали чувствовать свою ответственность и причастность к необходимости сберечь и сохранить природу».

Почему книга называется «Сосны шумит»?

Я точно не знаю, но догадываюсь. Писательница озаглавила новую книгу так же, как свою повесть, здесь же помещённую, думаю, вот почему. Повесть «Сосны шумят» — почти документальный рассказ о жизни детского дома во время Великой Отечественной войны в эвакуации, в глубоком тылу. Во многом повесть автобиографична: Ирина Петровна пишет о событиях, в которых участвовала. Вот в память о том суровом времени, о собственной юности, совпавшей с самой страшной в истории Земли войной, и с надеждой, что будущие поколения никогда не узнают жестокости, Токмакова, наверное, и назвала книгу «Сосны шумят». Вспомним пословицу: «Где сосна взросла, там она и красна».

И ещё. Будете в лесу — обратите внимание: когда сосны шумят, слегка раскачивая макушками, кажется, будто они что-то рассказывают…

Мир новой книги Ирины Токмаковой — цветной и живописный, весёлый и серьёзный и всегда дружеский. Я уверен, читатели узнают в этой книге свои сокровенные мысли или даже просто самих себя и своих лучших друзей.

Пусть сосны шумят!

Владимир Александров

ПОИГРАЕМ

Стихи

Поиграем

На лошадке ехали,

До угла доехали.

Сели на машину,

Налили бензину.

На машине ехали,

До реки доехали.

Трр! Стоп! Разворот.

На реке — пароход.

Пароходом ехали,

До горы доехали.

Пароход не везёт,

Надо сесть в самолёт.

Самолёт летит,


В нём мотор гудит:

У-у-у!

Дождик

Дождик, дождик, капелька,

Водяная сабелька.

Лужу резал, лужу резал,

Резал, резал, не разрезал,

И устал,

И перестал.

Зёрнышко

Выйди, выйди, солнышко,

Мы посеем зёрнышко.

Скоро вырастет росток,

Потянется на восток,

Потянется на восток,

Перекинется мосток.

По мосточку пойдём,

В гости к солнышку придём.

Десять птичек — стайка

Пой-ка, подпевай-ка:

Десять птичек — стайка.

Эта птичка — соловей,

Эта птичка — воробей,

Эта птичка — совушка,

Сонная головушка.

Эта птичка — свиристель,

Эта птичка — коростель,

Эта птичка — скворушка,

Серенькое пёрышко.

Эта — зяблик.

Эта — стриж.

Эта — развесёлый чиж.

Ну а эта — злой орлан.

Птички, птички — по домам!

Аист

Аист, аист длинноногий,

Покажи домой дорогу.

Топай правою ногой,

Топай левою ногой,

Снова — правою ногой,

Снова — левою ногой,

После — правою ногой,

После — левою ногой.

Вот тогда придёшь домой!

Ай да суп!

Глубоко — не мелко,

Корабли в тарелках:

Луку головка,

Красная морковка,

Петрушка,

Картошка

И крупки немножко.

Вот кораблик плывёт,

Заплывает прямо в рот!

Каша

Ну-ка, ну-ка, ну-ка, ну-ли!


Не ворчите вы, кастрюли!

Не ворчите, не шипите,

Кашу сладкую варите.

Кашу сладкую варите,

Наших деток накормите.

Сонный слон

Динь-дон. Динь-дон.

В переулке ходит слон.

Старый, серый, сонный слон.

Динь-дон. Динь-дон.

Стало в комнате темно:

Заслоняет слон окно.

Или это снится сон?

Динь-дон. Динь-дон.

Тили-тили

Тили-тили-тили-тили,

Мы по воду не ходили,

Приходил Егорка,

Приносил ведёрко.

Мыли-мыли-мыли-мыли,

Бело-набело отмыли.

Лишь головка одна

Всё черным-черна!

Баиньки

Баиньки, баиньки,

Прибежали заиньки,

Сели на скамейку,

Попросили лейку,

Поливали огород,

Где капуста растёт.

Где спит рыбка

Ночью темень. Ночью тишь.

Рыбка, рыбка, где ты спишь?

Лисий след ведёт к норе,

След собачий — к конуре.

Белкин след ведёт к дуплу,

Мышкин — к дырочке в полу.

Жаль, что в речке, на воде,

Нет следов твоих нигде.

Только темень. Только тишь.

Рыбка, рыбка, где ты спишь?

В чудной стране

В одной стране,

В чудной стране,

Где не бывать

Тебе и мне,

Ботинок чёрным язычком

С утра лакает молочко

И целый день в окошко

Глазком глядит картошка.

Бутылка горлышком поёт,

Концерты вечером даёт,

А стул на гнутых ножках


Танцует под гармошку.

В одной стране,

В чудной стране…

Ты почему не веришь мне?

Лягушки

Чьи там крики у пруда?

— Квасу, квасу нам сюда!

Ква-ква-квасу, просто-ква-ши,

Надоела нам вода!

Усни-трава

Дальний лес стоит стеной,

А в лесу, в глуши лесной,

На суку сидит сова.

Там растёт усни-трава.

Говорят, усни-трава

Знает сонные слова;

Как шепнёт свои слова,

Сразу никнет голова.

Я сегодня у совы

Попрошу такой травы:

Пусть тебе усни-трава

Скажет сонные слова.

Медведь

Как на горке — снег, снег,

И под горкой — снег, снег,

И на ёлке — снег, снег,

И под ёлкой — снег, снег,

А под снегом спит медведь.

Тише, тише… Не шуметь.

Крокодилы

Прошу вас, не надо съезжать по перилам,

Вы можете в зубы попасть крокодилам!

Они притаились на каждой площадке

И всех, кто съезжает, хватают за пятки

И тащат на дно африканского Нила.

Прошу вас, не надо съезжать по перилам!

Невпопад

На помощь! В большой водопад

Упал молодой леопад!

Ах, нет! Молодой леопард

Свалился в большой водопард.

Что делать — опять невпопад.

Держись, дорогой леопад,

Верней, дорогой леопард!

Опять не выходит впопард.

Скороговорка

Был кашеваром кашалот,

А кашеедом — кит.

Но простудился кашалот,

Стал сильно кашлять он, и вот -


Стал кашеедом кашалот,

А кашеваром — кит.

Букваринск

Был на речке на Чернильной

Город маленький, не пыльный,

С незапамятных времён

Букваринском звался он.

Там, не ведая невзгод,

Очень славный жил народ:

Хлебосольный,

Незлобивый,

Дружный и трудолюбивый.

А — аптекарь,

Б — бочар,

В — валяльщик,

Г — гончар

Д — дробильщик здоровенный,

Е — ефрейтор, он военный,

Ж — жестянщик-простачок,

З — закройщик-старичок,

И — историк бородатый,

К — красильщик франтоватый,

Л — лудильщик,

М — маляр,

Н — носильщик,

О — овчар,

П — писатель,

Р — радист,

С — сапожник,

Т — турист,

У — бесстрашный укротитель,

Ф — чудак фотолюбитель,

Х — художник-баталист,

Ц — известный цимбалист,

Ч — чудесный часовщик,

Ш — шофёр, большой шутник,

Щ — щенок его Букетик,

Э — электрик-энергетик,

Ю — юрист,

а дальше

Я — это я, мои друзья!

КУКАРЕКУ

Сказки

Кукареку

Захотел Петушок

Сочинить стишок,

Написать кукареку

И к нему ещё строку.

Но кукареку потерялось,

Ничего от него не осталось:

Ни ку, ни ка, ни ре…

Увидал он Хрюшку во дворе.

— Хрюшка, — говорит Петушок,-

Я хотел сочинить стишок:

Написать кукареку


И к нему ещё строку.

Но кукареку потерялось.

Ты не знаешь, куда оно девалось?

Хрюшка головой покачала:

— Нет, кукареку я не встречала.

Не печалься, тебе я хрю-хрю

Вместо него подарю.

Говорит Петушок:

— Нет, спасибо,

Мне кукареку найти бы.

Собрался Петушок,

Взял дорожный мешок

И пошёл шагать -

Пропажу искать.

Видит — навстречу Кошка,

Кошка идёт, мягконожка.

— Кошка, — говорит Петушок,-

Я хотел сочинить стишок:

Написать кукареку

И к нему ещё строку.

Но кукареку потерялось.

Ты не знаешь, куда оно девалось?

Кошка головой покачала:

— Нет, кукареку я не встречала.

Не грусти, я тебе удружу -

Мяу-мяу тебе одолжу.

Говорит Петушок:

— Нет, спасибо,

Мне кукареку найти бы.

Вздохнул Петушок,

Подтянул ремешок,

До реки дошагал -

Очень устал.

Видит — скачет Лягушка,

Известная всем болтушка.

— Лягушка, — говорит Петушок,-

Я хотел сочинить стишок:

Написать кукареку

И к нему ещё строку.

Но кукареку потерялось.

Ты не знаешь, куда оно девалось?

Лягушка головой покачала:

— Нет, кукареку я не встречала.

Ты возьми себе лучше ква-ква -

Для стихов неплохие слова.

Говорит Петушок:

— Нет, спасибо,

Мне кукареку найти бы.

Грустный Петушок


Срезал посошок,

На закат взглянул,

Домой повернул.

Дома ужин ждёт,

Дома — детки.

Глядь — на крылечке Наседка.

— Муженёк, — кричит, — я так устала,

Всё кукареку твоё искала!

Утащили его цыплята,

Непослушные наши ребята,

Целый день с ним они провозились,

Говорят — кукарекать учились.

Впредь храни ты его аккуратно,

А теперь получай обратно!

Тут Петушок

Сочинил стишок:

Написал — кукареку!

И ещё кукареку!

И третью строку -

кукареку!

Котята

На свете есть котята -

Касьянка, Том и Плут.

И есть у них хозяйка,

Не помню, как зовут.

Она котятам варит

Какао и компот

И дарит им игрушки

На каждый Новый год.

Котята ей находят

Пропавшие очки

И утром поливают

Укроп и кабачки.

Котят купить просили

Продукты на обед.

Они сходили в город

И принесли… конфет.

Натёрли пол на кухне

Касьянка, Том и Плут,

Сказали: «Будет кухня -

Совсем замёрзший пруд».

И весело катались

По кухне на коньках.

Хозяйка от испуга

Сказала только: «Ах!»

Котята за капустой

Ходили в огород.

Там у капустных грядок

Им повстречался крот.

Весь день играли в жмурки

Котята и кроты.

А бедная хозяйка

Грустила у плиты.


Косили на опушке

Касьянка, Плут и Том.

Нашли в траве щеглёнка

С оторванным хвостом.

Они снесли больного

К щеглихе-маме в лес

И сделали припарки,

Примочки и компресс.

Ходили как-то к речке

Касьянка, Том и Плут,

Проверить, хорошо ли

В ней окуни живут.

Приходят, а у речки

Лежит старик судак

И до воды добраться

Не может он никак.

Скорей беднягу в воду

Забросили они

И крикнули вдогонку:

«Смотри не утони!»

Сказала раз хозяйка:

«Схожу куплю букварь,

Неграмотный котёнок -

Невежда и дикарь».

И в тот же вечер дружно

Уселись за столом

И выучили буквы

Касьянка, Плут и Том.

А после, взявши ручки

И три карандаша,

Такое сочинили

Послание мышам:

«Эй, мыши-шебуршиши,

Бегите из-под крыши,

Бегите из подвала,

Пока вам не попало».

И подписались все потом:

«Касьянка, Плут и Том».

Вечерняя сказка

Я целый день бродил в лесу.

Смотрю — уж вечер на носу,

На небе солнца больше нет,

Остался только красный след.

Примолкли ели. Дуб уснул.

Во мгле орешник потонул.

Затихла сонная сосна.

И наступила тишина:

И клёст молчит, и дрозд молчит,

И дятел больше не стучит.

Вдруг слышу — ухнула сова,

Да так, что вздрогнула листва:


— Уху! Уходит время зря,

Потухла на небе заря.

Давай утащим крикуна,

Пока не вылезла луна.-

Другая буркнула в ответ:

— Я не доела свой обед.-

И снова первая: — Уху!

Ты вечно мелешь чепуху!

Мы не успеем долететь:

Ведь могут двери запереть.

Бросай обед, летим сейчас,

Возьмём его, и кончен сказ.-

Раздвинул ветки я плечом

И крикнул: — Совы, вы о чём? -

 

Почистив клюв, одна из них

Мне отвечала за двоих:

— На свете странный мальчик есть.

Он сам умеет кашу есть,

Линкор умеет рисовать

И злых собак дрессировать.

Но только скажут: «Спать пора»,

Он рёв заводит до утра:

«Не гасите

Огня,

Не просите

Меня,

Всё равно

Не усну,

Всю постель

Переверну,

Не желаю,

Не могу,

Лучше к совам

Убегу…»

 

Мы рассудили: так и так,

Раз этот маленький чудак

Ночами не желает спать,

Ему совёнком надо стать.

В дупло мальчишку принесём,

Пять страшных слов произнесём,

Дадим волшебную траву

И превратим его в сову.

 

Тут совы с места поднялись

И в тьму ночную унеслись.

Я знал, куда они летят,

Кого заколдовать хотят!

Ведь это Женька, мой сосед,

Ему пять с половиной лет,

А он все ночи напролёт

Кричит, буянит и ревёт:


«Не гасите

Огня,

Не просите

Меня,

Всё равно

Не усну,

Всю постель

Переверну,

Не желаю,

Не могу,

Лучше к совам

Убегу…»

 

Как этих сов опередить?

Как Женьку мне предупредить?

Никто не сможет мне помочь:

Совсем темно, настала ночь.

Тумана дымка поднялась,

На небе звёздочка зажглась…

Я дятла кинулся будить:

— Послушай, дятел, как мне быть?

Мой лучший друг попал в беду,

А я дороги не найду… -

Подумал дятел, помолчал

И головою покачал:

— Никак ума не приложу,

Слетаю мышку разбужу.-

Сейчас же прибежала мышь

И пропищала: — Что грустишь?

Ведь мой знакомый старый крот

Прорыл прямой подземный ход.

Ты можешь прямиком идти,

И не собьешься ты с пути.-

И, несмотря на темноту,

Бегом помчался я к кроту.

Но здесь опять ждала беда:

Ход шириною был с крота!

Ну как в дорогу я пущусь,

Когда я в нём не умещусь?

Придётся поверху брести.

Да как во тьме тропу найти?

Тут не помогут мне очки…

Но дятел крикнул: — Светлячки! -

И прилетели светлячки,

Такие добрые жучки,

И сразу отступила мгла,

И я помчался как стрела,

Как скороход,

Как вертолёт,

Как реактивный самолёт!

 

Вот я и дома. Раньше сов!

Обычный Женькин слышу рёв:

«Не гасите

Огня,

Не просите

Меня,

Всё равно

Не усну,

Всю постель

Переверну,

Не желаю,

Не могу,

Лучше к совам

Убегу…»

 

Я крикнул: — Женька, брат, беда!

Ведь две совы летят сюда!

Вот заварил ты кутерьму! -

И всё я рассказал ему.

И Женька сразу замолчал,

Как будто в жизни не кричал.

И больше он по вечерам

Не поднимает тарарам.

Как только с4кажут: «Спать пора»,

Он засыпает до утра.

А совы по ночам не спят:

Капризных стерегут ребят.

Сказка про сазанчика

Жил Сазанчик в приветливой речке,

Жил он в самом уютном местечке,

Где качалась прохладная мгла

И трава золотая росла.

Утром солнце всходило зелёное -

Солнце доброе, не раскалённое,

Зайчик солнечный плыл по волне,

Было тихо в речной глубине.

Вниз скользил водяной паучок

На прозрачной, невидимой нитке,

Проползали бесшумно улитки,

Пятясь, шёл пучеглазый рачок.

А на дне, среди мягкого ила,

Всякой всячины множество было:

Червячки, червяки, червячищи…

Словом, лучше еды и не сыщешь!

Жил Сазанчик в приветливой речке;

Прогуляться любил недалечко:

В камышовую рощу мохнатую,

На речную полянку покатую,

Где трава, и тростник, и песок,

И весла голубого кусок.

* * *


Как-то раз плыл Сазанчик неспешно,

А куда, сам-то знал он, конечно.

Было тихо в речной глубине,

Зайчик солнечный плыл по волне,

И зелёное солнце светило,

И Сазанчику радостно было.

Только кто там нырнул в глубину,

Серой тенью метнулся по дну?

Оказалось, большая Лягушка,

Подплыла, зашептала на ушко:

— В речке, братец, плохое житьё,

Ерунда и еда и питьё!

Знал бы ты про чудесные страны,

Где ещё не бывали сазаны.

Комаров там несметные тучи,

Мошек всяких и мушек летучих!

Не успел оглянуться — и сыт.

Тёплый дождик с утра моросит.

На траве, как на мягкой перинке,

На боку полежишь и на спинке,

Вот туда бы ты переселился,

То-то пожил бы, повеселился! -

Стало скучно Сазанчику в речке,

Неуютно в уютном местечке.

Он подумал: «Чего же мне ждать!

В глупой речке зачем пропадать?»

И куда-то поплыл за Лягушкой,

Большеротой хвастуньей квакушкой.

А навстречу ему Окунёк:

— Эх, Сазанчик, тебе невдомёк:

Рыбам можно жить только в реке,

Пропадёшь от реки вдалеке! -

Но Сазанчик махнул плавником

И не стал говорить с Окуньком.

* * *

Вот и берег. Большая страна

Над спокойной водою видна.

И Сазанчик глядит не дыша:

До чего же земля хороша!

Заросла камышом и осокой,

Небосвод голубой и высокий,

Сколько мошек и мушек летучих,

И комариков — целые тучи!


И огромные бабочки есть.

Можно целую тысячу съесть!

* * *

Ускакала куда-то Лягушка,

Поспешила, наверно, к подружкам.

А Сазанчик подпрыгнул разок

И упал на горячий песок.

Солнце светит огромное, жгучее,

Душным зноем и сушит и мучает,

Нет ни тени, ни ветерка,

А осока-трава так жестка!

Эх, Сазанчик, попал он в беду -

Даже думать забыл про еду!

* * *

Стал Сазанчик метаться и биться,

Шепчет: «Надо назад возвратиться,

В камышовую рощу мохнатую,

На речную полянку покатую,

Где трава, и тростник, и песок,

И весла голубого кусок».

Еле-еле до речки добрался,

Сам не помнит, как жив он остался.

А в реке — столько свежей воды!

А в реке — столько вкусной еды!

Светит доброе солнце зелёное,

Не горячее, не раскалённое,

И трава золотая растёт…

И счастливый Сазанчик плывёт!

МОЖЕТ, НУЛЬ НЕ ВИНОВАТ?

Повесть-сказка




следующая страница >>