prosdo.ru 1 2 ... 4 5

Сущность и явление

Сущность и явление, философские категории, отражающие всеобщие формы предметного мира и его познание человеком. Сущность — это внутреннее содержание предмета, выражающееся в единстве всех многообразных и противоречивых форм его бытия; явление — то или иное обнаружение (выражение) предмета, внешние формы его существования. В мышлении категории С. и я. выражают переход от многообразия наличных форм предмета к его внутреннему содержанию и единству — к понятию. Постижение сущности предмета составляет задачу науки.

ВНЕШНЕЕ И ВНУТРЕННЕЕ

        филос. категории, во взаимосвязи которых внешнее выражает свойства предмета как целого и способы его взаимодействия с окружающей средой, а внутреннее — строение самого предмета, его состав, структуру и связи между элементами. В процессе познания внешнее обычно выступает как то, что обнаруживается непосредственно, что дано в наблюдении как свойства и связи предмета, фиксируемые органами чувств и в эмпирич. знании; внутреннее же, как правило, бывает скрыто от непосредств. наблюдения и может быть выявлено благодаря теоретич. исследованию, в процессе которого вводят некоторые «ненаблюдаемые сущности» — идеализированные объекты, законы и пр. В этом смысле движение познания есть движение от внешнего к внутреннему, от наблюдаемого к ненаблюдаемому, но мыслимому. Причём внутреннее раскрывается через внешнее, последнее есть способ выражения, обнаружения внутреннего. Марксистская гносеология подчёркивает историч. характер категорий В. и в.: то, что вчера было ненаблюдаемым, завтра становится наблюдаемым, при этом изменяется и характер В. и в., и их взаимоотношения внутри целостного предмета.
СОДЕРЖАНИЕ И ФОРМА

        филос. категории, во взаимосвязи которых содержание, будучи определяющей стороной целого, представляет единство всех составных элементов объекта, его свойств, внутр. процессов, связей, противоречий и тенденций, а форма есть способ существования и выражения содержания. Термин «форма» употребляется также для обозначения внутр. организации содержания и связан, т. о., с понятием структуры. Отношение С. и ф. характеризуется единством, доходящим до их перехода друг в друга, однако это единство является относительным. Во взаимоотношении С. и ф. содержание представдяет подвижную, динамичную сторону целого, а форма охватывает систему устойчивых связей предмета. Возникающее в ходе развития несоответствие С. и ф. в конечном счёте разрешается «сбрасыванием» старой и возникновением новой формы, адекватной развившемуся содержанию.


        Категории С. и ф. появляются в др.-греч. философии: первую развитую концепцию формы создала др.-греч. атомистика, в которой форма выражала одну из важнейших определённостей атомов и означала пространственно организованную структуру тела. В истории философии в качестве категории содержания выступало понятие «материя», означающее вещественное первоначало — сохраняющийся субстрат (основу) всех изменений. У Платона понятие формы обозначало реальную определённость тела как некоей целостности, обладающей самостоятельным, независимым от мира природных вещей существованием. С идеалистич. позиций решая проблему отношения мира форм (идей) к миру материальных вещей, Платон исходил из того, что чувств. вещи возникают из взаимодействия формы и «материи», причём форме принадлежит определяющая, активная роль.

        Наиболее развитую античную концепцию С. и ф. построил Аристотель, который утверждал, что форма есть определённость самих материальных вещей, а телесная вещь есть единство формы и «материи», оформленная «материя». Однако, говоря о мире в целом, он допускал существование неоформленной «материи» и нематериальной формы, обладающей независимым от «материи» существованием и восходящей к «форме форм», т. е. к богу.

ПРИЧИНА и СЛЕДСТВИЕ - философские категории, фиксирующие генетическую связь между явлениями, при которой одно явление (П.) своим действием вызывает (порождает) другое явление (С). Основой причинных связей выступает взаимодействие явлений или объектов. Аналитическое "расчленение" взаимодействия на относительно простые ("элементарные") исходные взаимосвязи позволяет обозначить причинно-следственную связь как однонаправленное воздействие, идущее от П. к С. как результату. Взаимодействие П. и С. имеет ряд основных характеристик, совокупность которых выделяет причинно-следственную связь из множества иных связей природного и социального мира. П. и С. связаны генетическим типом отношений. П. не просто предшествует С. во времени, но посредством переноса вещества, энергии, информации обусловливает его возникновение и существование. Например, взаимодействие электрона и позитрона является П. возникновения двух фотонов, солнечный свет - явления фотосинтеза и т.д. С. несводимо к исходной П., т.к. каждый конкретный акт причинения является необратимым. П. "угасает" в С, преломляясь через структурные, функциональные, динамические и др. особенности объекта или явления. Генетический характер взаимосвязи П. и С. обусловливает ее субстанциональный характер. Взаимодействие П. и С. не совпадают во времени: П. всегда предшествует С. Асинхронность П. и С. является одним из коррелятов необратимости времени. С, в свою очередь, может выступить в качестве П. для другого явления, но уже в ином взаимодействии; С. также может воздействовать на исходную П. (так называемые обратные связи), но уже в ином временном интервале. Взаимосвязь П. и С. имеет объективный и необходимый характер. При точно обозначенных условиях осуществляется закон причинности: равная П. вызывает равное С. Поиск причинно-следственных закономерностей является необходимым инструментом познания объекта или процесса. При этом исследователю приходится абстрагироваться от множества иных зависимостей и отношений, в реальности находящихся в сложном взаимодействии. Принцип причинности всегда был в центре философского и конкретно-научного интереса в силу своей мировоззренческой значимости, онтологического статуса, роли в организации познания. Исторически принцип причинности был первым универсальным объяснительным принципом в научном познании. Изучение наукой достаточно простых механических объектов в 17-18 вв. давало возможность изучать их как совокупность отдельных причинно-следственных актов или цепочек. Универсальность причинно-следственных связей и успехи в их познании привели к абсолютизации объяснительного и онтологического статуса принципа причинности. Так называемый лапласовский (см. Лаплас) детерминизм в конце 18 в. закрепил доминанту причинного типа объяснения в науке того времени. Однако, переход науки к более сложным объектам: статистическим, кибернетического типа, саморазвивающимся, рефлексивным системам - обнаружил множество иных, непричинных зависимостей: функциональных, структурных, целевых, связей состояний, коррелятивных и т.д. Это дало толчок к углублению и развитию понятий П. и С: в исследование включаются такие понятия, как "разветвленная цепь причинения", "обратные связи", "динамическая и статистическая причинность", "системная причинность" и т.д. В настоящее время  углубление понятий П. и С. приходит на основе учения о детерминизме.


Детерминизм - философское учение об объективной закономерной взаимосвязи и взаимообусловленности явлений материального и духовного мира. Во второй половине XX в. в науке и философии стал окончательно ясен ограниченный характер детерминизма в познании природы вещей, необходимость участия в этом процессе стохастического фактора, включающего случайное, статистическое начала. Д. как "жесткий" язык познания с необходимостью должен рассматриваться во взаимосвязи с "мягкими" языками, средствами нечеткой логики, что делает создаваемые картины мира более адекватными.

НЕОБХОДИМОСТЬ И СЛУЧАЙНОСТЬ - категориальная оппозиция традиционной философии, в содержании которой процедуры протекания нелинейных вероятностных процессов фиксировались с позиций довероятностной парадигмы детерминизма. Радикальной критике и переосмыслению оппозиционность Н. и С. была подвергнута неклассической философией в рамках неокантианства (Баденская школа о Н. как феномене, лишенном онтологического статуса), неопозитивизма (признание в аналитической философии за Н. исключительно логического смысла), историцизма (постдильтеевская традиция философии истории, постулировавшая неповторимую уникальность исторического события как фундаментальное качество социальности, снимающее саму возможность постановки вопроса о законах истории как необходимых детерминационных связях), а также социологией (от "политической арифметики" 17 в. до методологически эксплицитного конструирования парадигмы вероятностного прогноза), общей теорией систем (от Н. Винера до И. Пригожина) и естествознанием (от классической статистической физики молекулярно-кинетического уровня до физики элементарных частиц; от концепции самоорганизующейся и саморегулирующейся биологической системы до генетики и др.). Зафиксированная в 20 в. принципиальная статистичность фундаментальных закономерностей природы и истории позволяет конституировать сферу применимости динамических законов как частный и экстремальный случай протекания вероятностных процессов. См. также: Синергетика, Случайность в историческом процессе.

ВОЗМОЖНОСТЬ И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ соотносит. филос. категории, характеризующие две осн. ступени в становлении и развитии предмета или явления. Возможность - объективная тенденция становления предмета, выражающаяся в наличии условий для его возникновения. Действительность - объективно существующий предмет как результат реализации нек-рой возможности, в широком смысле - совокупность всех реализованных возможностей. Различают абстрактную (формальную) и реальную (конкретную) возможности. Абстрактная возможность характеризует отсутствие принципиальных препятствий для становления предмета («все возможно, что не противоречит себе»), однако для её осуществления нет всех необходимых условий. Реальная возможность обладает для своей реализации всеми необходимыми условиями: скрытая в действительности, она при определ. условиях становится новой действительностью. Изменение совокупности условий определяет переход абстрактной возможности в реальную, а последняя превращается в действительность. Так, абстрактная возможность кризиса порождается с появлением элементарной метаморфозы товара Т - Д - Т, но только в условиях развитого капиталистического произ-ва эта возможность становится реальной и реализуется в действительности. Численная мера возможности выражается посредством понятия вероятности.

ЗАКОН - существенная, необходимая, устойчивая, повторяющаяся связь (отношение) между явлениями. Категория 3. выражает в своем содержании тот, не зависящий от нашего сознания, факт, что предметы и явления окружающего мира функционируют и развиваются в соответствии с присущими им существенными, необходимыми, повторяющимися, устойчивыми отношениями (связями). Важнейшие черты 3. - необходимость, всеобщность, повторяемость и инвариантность. Традиционно принято полагать, что существуют различные типы 3. В макромире принято различать три типа 3.: 3. - тенденция, 3. однозначной детерминации, имеющий место главным образом в технике, и статистический 3. - 3. больших чисел. В микромире действуют вероятностные 3., обусловленные корпускулярно-волновым дуализмом микрообъектов. В философских системах Древнего Востока и Греции под 3. понимался объективный порядок, внутренне присущий миру естественный путь развития всех вещей. Из средневековых мыслителей первым обращается к термину "3. природы" Фома Аквинский. Понятие 3. в его учении тождественно понятию диктата, предписания, веления божественного разума. Религиозная трактовка 3. в учении Фомы Аквинского долгое время служила препятствием для использования в рамках естествознания самого термина "3.". Леонардо да Винчи, Галилей, Кеплер и другие ученые предпочитали ему такие выражения как "аксиома", "правило", "разумное основание" и т.д. Однако уже в эпоху Возрождения Бруно использует понятие "3. природы" для пантеистического выражения идеи всеобщей естественной необходимости
ПРОТИВОРЕЧИЕ - центральная категория диалектики. В принципе диалектика сводится к изучению П. в самой сущности предметов. Становление категории П. в истории философии связано с вопросом об источниках движения. При его обсуждении обнаружились две основные точки зрения, две концепции - метафизическая и диалектическая. Если для метафизика источник движения всякого предмета - толчок, какое-то внешнее обстоятельство или условие, то диалектик видит этот источник в самом предмете (предметах). Это особого рода отношение - отношение между противоположными (т.е. взаимосвязанными и в то же время существенно различающимися, взаимоисключающимися) сторонами, свойствами предмета, или П. "Противоречие, - писал Гегель, - ...есть корень всякого движения и жизненности; лишь поскольку нечто имеет в самом себе противоречие, оно движется, имеет побуждение и деятельно". Существование П. связано с многообразием элементов единого целого. Всякое несоответствие, рассогласованность в его структуре означают возникновение П. И поскольку абсолютно устойчивого соответствия ни в одном реальном предмете нет, постольку П. носит универсальный характер, и мир находится в постоянном изменении и развитии. Рассогласованность в зарядах электронов и атомного ядра влечет изменение химического элемента; неспособность существующей теории объяснять новые факты требует создания новой теории, означающей скачок в развитии научного знания. Как правило, предмет представляет собой систему взаимодействующих П. Одни выражают борьбу внутренних сил в предмете (внутренние П.), др. характерны для связей с др. предметами (внешние П.). Например, ассимиляционно-диссимиляционные несоответствия, приводящие к росту живых организмов, являются внутренними П., в то время как П. организмов со средой суть внешние относительно этих организмов. Среди внутренних П. есть главные, основные, ведущие, непосредственно связанные с сущностью предмета, и неосновные, второстепенные, зависимые от основных и лежащие как бы на периферии его развития. Категория П. позволила сформулировать один из важнейших законов диалектики, ее "ядро", - закон единства и борьбы противоположностей.  П. в формальной логике - отношение между двумя суждениями, из которых одно является отрицанием др.: А и не-А. Формально-логические П. недопустимы в строгом рассуждении, поскольку смешивают истину и ложь.

ЕДИНСТВО И БОРЬБА ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЕЙ — способ онтологизации противоречий и противоположностей. В логике и философии различают контрадикторные (противоречащие) и контрарные противоположности. Контрадикторные противоположности возникают в результате деления класса объектов на два подкласса по наличию или отсутствию признака; такое (дихотомическое) деление — самый элементарный способ находить различие в сходном. Контрарные противоположности — продукт более сложной логической процедуры; они возникают в результате деления упорядоченного класса объектов на три подкласса (напр., углов — на острые, прямые и тупые; признаков — на единичные, особенные и всеобщие). Крайние члены этого ряда, обладающие наибольшим и потому законченным различием, называют контрарными противоположностями. Их критериальное отличие от контрадикторных — наличие переходного, промежуточного подкласса: между острыми и тупыми углами — прямых, между единичными и всеобщими признаками — особенных и т. д.

Деление противоположностей на контрарные и контрадикторные является полным, при этом никаких не охватываемых им диалектических противоположностей не существует. Логика и философия изучают не разные виды противоположностей, а разные отношения между ними: логика — законы противоречия, двойного отрицания и исключенного третьего, философия— тождество противоположностей, единство и борьбу противоположностей, их переход друг в друга.

Наиболее трудным для анализа является отношение тождества противоположностей. Самая радикальная его трактовка, получившая название «тезис Гегеля», сводится к утверждению, что две противоположности могут быть одновременно, в одном и том же смысле присущи одному объекту. Тем самым утверждается, что противоположности совмещены, слиты, отождествлены, представляют собой одно и то же. Основным аргументом в защиту этой точки зрения еще в античности были антиномии — конъюнкции противоречащих друг другу утверждений, полученных из бесспорных посылок по общепризнанным правилам вывода, в частности, умозаключение, что движущееся тело одновременно и находится, и не находится в данной точке. Современная наука лишь увеличила число таких аргументов: логические и семантические парадоксы  породили в нач. 20 в. кризис оснований математики, а парадокс корпускулярно-волнового дуализма — кризис квантовой механики. Принципиальное отличие антиномий от обычных формально-логических противоречий в том, что их нельзя устранить без ущерба для той науки, в лоне которой они возникли: теория типов, устраняющая парадоксы теории множеств, исключает вместе с ними и вполне безвредные выражения, а статистическая интерпретация квантовой механики, устраняющая корпускулярно-волновой дуализм,  делает эту науку неполной. Сторонники «тезиса Гегеля» заключают на этом основании, что антиномии — это не ошибки, а формы истинного отражения объективных противоречий.


ПЕРЕХОД КОЛИЧЕСТВЕННЫХ ИЗМЕНЕНИЙ В КАЧЕСТВЕННЫЕ

        один из осн. законов материалистич. диалектики, согласно которому изменение качества объекта происходит тогда, когда накопление количеств. изменений достигает определ. предела. Этот закон вскрывает наиболее общий механизм развития. Впервые он был сформулирован на объективно-идеалистич. основе Гегелем. Творч. развитие на базе диалектич. материализма получил в трудах классиков марксизма-ленинизма.

        Закон П. к. и. в к. носит объективный и всеобщий характер. Его содержание раскрывается с помощью всех категорий диалектики и прежде всего категорий качества, количества и меры. Любое количеств. изменение выступает как изменение элементов системы. Степень различия между старым и новым качеством зависит от количеств. изменений в рассматриваемом объекте. «... Качественные изменения — точно определенным для каждого отдельного случая способом — могут происходить лить путем количественного прибавления либо количественного убавления материи или движения (так называемой энергии)» (Энгельс Ф., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 20, с. 385). Появление нового качества по существу означает появление предмета с новыми закономерностями и мерой, в которой заложена уже иная количеств. определённость. При этом глубина качеств. изменений может быть различной; она может ограничиваться уровнем данной формы движения, а может выходить за его пределы.

        Процесс коренного изменения данного качества, «надлом» старого и рождение нового есть скачок. Он является переходом от старого качества к новому, от одной меры к другой. «Чем отличается диалектический переход от недиалектического? Скачком. Противоречивостью. Перерывом постепенности» (Ленин В. И., ПСС, т. 29, с. 256). Переход явления из одного качеств. состояния в другое есть единство уничтожения и возникновения небытия и бытия, отрицания и утверждения (см. Единство и борьба противоположностей). Скачок включает в себя момент снятия прежнего явления возникающим; при этом качеств. и количеств. изменения взаимно обусловливают друг друга (см. Отрицания отрицания закон).


        Переход одного явления в другое есть взаимодействие количеств. и качеств. изменений, проходящих через ряд промежуточных фаз. При этом различные фазы изменения данного качества означают изменение степени данного качества, т. е. по сути дела количеств. изменение. Со стороны количеств. изменений этот переход выступает во времени как нечто постепенное, а со стороны качественных — как скачок. Начало скачка от одного явления в другое характеризуется началом коренного преобразования всей системы связей между элементами целого, самой природы элементов. Завершение скачка означает образование единства качественно новых элементов и иной структуры целого. Большими скачками в развитии объективной реальности являются образование звёзд, в частности Солнечной системы с её планетами, возникновение жизни на Земле, образование новых видов животных и растений, происхождение человека и его сознания, возникновение и смена общественно-экономических формаций в истории человеческого общества. Особым видом скачка, характерным для общественного развития, является революция.

        В процессе развития можно выделить два осн. вида скачков: скачок как «точечное» во времени изменение, т. е. резкий переход от одного качества к другому, и скачок как некрый процесс определ. длительности. Скачок может длиться миллиардную долю секунды в микропроцессах, миллиарды лет — в космич. процессах и сотни тысяч лет — в образовании видов животных. Отличит. особенностью скачка является лишь то, что возникновение нового качества означает конец имевшей место ранее закономерности количеств. изменений. Для скачков первого типа характерны резко выраженные границы перехода, большая интенсивность, скорость процесса самого перехода, целостная перестройка всей системы как бы разом. Примерами такого рода скачков являются атомный взрыв или социальная революция в обществе.

        Исходя из природы качества как системы свойств, следует различать единичные, или частные, скачки, связанные с появлением новых отд. свойств, и общие скачки, связанные с преобразованием всей системы свойств, т. е. качества в целом.


        Скачки можно различать и по характеру процессов, предваряющих качеств. преобразование. В одной форме скачков резко выражена граница перехода, напр. рождение и смерть организма. Предварит.изменения постепенно нарастают до границы меры без коренного преобразования данного качества. В скачках иного рода процесс коренного преобразования качества не предваряется постепенным количеств. изменениями, которые включаются в сам процесс перестройки данной системы. Так, переход одного электрона с внеш. орбиты атома на внутреннюю существенно влияет на химич. свойства атома или молекулы.

        Закон П. к. и. в к. имеет важное методологич. значение, обязывая изучать объект и с качеств., и с количеств. сторон в их единстве, так чтобы количеств. характеристики не затмевали качеств. определённости фактов и закономерностей. Этот закон предостерегает как от всех форм плоского эволюционизма, реформизма, так и от разновидностей катастрофизма, а в обществ. развитии — от субъективистского авантюризма.



ОТРИЦА́НИЕ

определ. момент процесса развития, выражающий диалектич. связь двух последоват. стадий (состояний) развивающегося объекта. Суть О. состоит в том, что утверждение последующей стадии развития предполагает в качестве своего условия исчезновение, разрушение предыдущей и вместе с тем сохранение, удержание нек-рых ее существ. элементов, составляющих. Так понимаемое О. называют диалектическим, в отличие от обыденного его понимания как простого уничтожения, отбрасывания (см. В. И. Ленин, Соч., т. 38, с. 218–19), также встречающегося в философии и обозначающего просто действие, в к-ром отвергается существование, необходимость, обязательность чего-либо.

Указание на существенность О. в самой природе имелось уже у Гераклита. Диалектич. идеи относительно О. высказывались Спинозой, Кантом (см., напр., "Опыт введения в философию понятия отрицательных величин", в кн.: Соч., т. 2, М., 1964, с. 79–123). Категория О. играет фундамент. роль в философии Гегеля: в учении о бытии О. выступает как переход одного в др., в учении о сущности – как имманентный момент саморазвития, в учении о понятии – как всеобщая форма диалектич. процесса развития.


В марксизме категория О. освобождается от гегелевской мистики и выступает как проявление критически-революц. характера материалистич. диалектики. Здесь О. есть необходимый момент любого действит. развития (см. К. Маркс, в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 4, с. 296–97). Диалектич. О. есть прежде всего самоотрицание старого, а не "извне" О., т.е. оно определяется имманентными законами развития самого объекта. Та или иная конкретная форма О. зависит от внутр. природы развивающегося объекта и условий, в к-рых он находится (см. Ф. Энгельс, там же, т. 20, с. 146). Однако при любом конкретном способе диалектич. О. неотделимо от преемственности. Это особенно важно учитывать при анализе развития общества и истории науки, где диалектич. характер развития проявляется в том, что старые теории не просто отбрасываются, а снимаются (см. Снятие).

Лит. см. при ст. Отрицания отрицания закон.

В. Семенчев, В. Костеловский. Москва.

Отрицание в логике – одна из первичных логич. операций. Всегда следует тщательно следить за тем, к какому предложению она применяется, и уметь различать предложения вида "не-А", "принято не-А", "не принято А" и т.п. В естеств. языках имеются различные способы выражения для О., напр. "неверно, что А", или просто употребление частицы "не" перед сказуемым и т.п. Иногда О. выражается при помощи антонимов: "она некрасива" служит О. для "она красива", но в др. случаях первое из этих утверждений считается более сильным, чем О. второго (фразу "снег черен" никоим образом не следует считать О. фразы "снег бел", хотя из нее следует такое О.). Коль скоро принято нек-рое предложение и его О. (причем это предложение отождествлено в обоих вхождениях), налицо – противоречие. Роль противоречия в рассуждении состоит в том, что оно дает право опровергнуть хотя бы одну из исходных посылок; иногда это право неск. расширяется, но, с др. стороны, не является ошибкой продолжение рассуждения, несмотря на уже обнаруженное в нем противоречие. При этом "опровергнуть" посылку означает заменить её её отрицанием. Это выражается логич. законом (А ⊃ В) ⊃ ((А ⊃ В) ⊃ А) (где – знак О., ⊃ – знак импликации, А и В обозначают любые высказывания), к-рый принят во всех осн. системах логики, содержащих О. В т.н. положительной логике высказываний (при соответств. расширении ее языка посредством введения О.) этот закон равносилен контрапозиции закону в форме (A ⊃ Β) ⊃ (B ⊃ A) и неск. сильнее др. формы закона контрапозиции: (А ⊃ B) ⊃ (B ⊃ А). Его присоединение к положительной логике высказываний приводит к минимальной логике высказываний, дальнейшее присоединение закона А&А ⊃ В (из противоречия следует любое предложение, "&" – знак конъюнкции "и") или А ⊃ (A ⊃ В) – к интуиционистской логике высказываний, а дальнейшее присоединение закона снятия двойного отрицания А ⊃ А или закона исключенного третьего А∨А (где∨– знак дизъюнкции "или") – к классич. логике высказываний. (A∨A) доказуемо в интуиционистском, а фактически даже в минимальном исчислении высказываний, поэтому присоединение к последнему закона А ⊃ А дает и А∨А, и, как легко доказать, также А&А ⊃ В и тем самым классич. исчисление высказываний, – но присоединение A∨А к минимальному исчислению приводит к более слабой системе "сильного отрицания" (термин Фитча), не содержащей законов А ⊃ А и А&А ⊃ В. Закон А ⊃ А имеет место в минимальном – и подавно в интуиционистском и в классич. исчислениях. Из него, в каждом из этих исчислений, следует А ⊃ А, а значит (ввиду В ⊃ B) и A ≡ А (где ≡ – знак эквиваленции). Коль скоро нек-рое предложение считается истинным, О. его считается ложным, но обратное заключение справедливо лишь в рамках рассуждений, основанных на классич. логике. В любой логич. теории роль О. неразрывно связана с ролями др. логич. операций, а потому являются натяжкой встречающиеся иногда характеристики указанных выше логич. законов (или только одного, или нек-рых из них) как "основных законов О.". В логике вообще нет законов, в формулировку к-рых входило бы только О.



следующая страница >>