prosdo.ru 1
"ЗНАТЬ ИЛИ НЕ ЗНАТЬ?"

Такая она тонкая, эта грань между личностью человека, создающего произведение искусства, и собственно между самим произведением. Но о том, что её совсем нет, этой границы, сказать нельзя. Потому так часто мы сталкиваемся с проблемой авторства или отсутствием авторства. Что важнее? Произведение, его существование в истории, значимость, масштабность или же личность автора? По сути дела – кто кого создаёт: автор произведение или произведение автора? Кто из них важнее?
Человека, который построил храм Артемиды в Эфесе история вряд ли запомнила. А вот кто его сжёг – знает любой школьник. Геростратова слава – позорная слава разрушителя. Однако история сохранила его имя.

Другой пример. «Слово о полку Игореве». Кто был его автором – об этом можно только догадываться. Но это не умаляет ни красоты, ни гениальности древнего (или не очень?) произведения. Оно восхищает читателя, вызывает интерес и по сей день.

Третий пример. Четыре Евангелия, у которых (казалось бы – чего тут странного?) есть четыре автора. Но весь фокус в том, что эти люди не считают себя творцами. Они признаются открыто, что ничего не придумывали сами, а лишь записывали то, что диктовал им Дух Святой. Все они – лишь орудия написания, «кисточки в Божьих руках».

Примеров можно приводить сколько угодно. История зачастую бывает несправедлива. Кому продал душу Паганини? Кто отравил Моцарта? Существовал ли на самом деле Шекспир? И называются имена, и до сих пор из этого делаются сенсации. А ведь мало кто знает, что Паганини с детства был талантлив и с детства развивал данный ему свыше дар усердными занятиями на скрипке. Просто редко бывает такое совпадение: если человек от природы талантлив, зачем же ему развиваться дальше? Он и так выше всех на голову. А то, что редко бывает, всегда вызывает недоумение и зависть. Вот и сочиняют люди сказки, чтобы история забыла, то, что нужно помнить, и помнила то, чего, возможно, вообще не происходило. Антонио Сальери отравил коллегу из зависти! Мне лично кажется, что Антонио Сальери вовсе никого не травил, ему на такие глупости просто не хватило бы времени. Он сам являлся гениальным композитором, имел славу и популярность не меньшую, чем у Моцарта. А слава доставалась не просто так, для достижения чего-то нужно было работать, много работать. Сальери был трудоголиком. Он был прекрасным теоретиком, исполнителем, композитором. Кроме того, он принимал активное участие в общественной жизни Вены, дирижировал благотворительными концертами, помогал пробиваться в люди молодым талантливым исполнителям (например, Бетховену-пианисту), был прекрасным педагогом… Кто об этом знает? Поднимите руки!


Слухи, слухи. Кто с ними не сталкивался? Кто не знает, что это за явление и как оно возникает? На пустом месте. Вернее, на месте человеческого порока: обыкновенной зависти таланту другого.

Обратите внимание, сколько у истории таких вопросов. История, как бульварная жёлтая пресса, выхватывает из вверенной ему эпохи факты, весьма сомнительные, на уровне базарных сплетен, которые впоследствии не поддаются сомнению. И уже как открытие – опровержение виновности Бориса Годунова, не убивал он Димитрия! И Иван Грозный, оказывается, своему Отечеству какую-то пользу приносил – сколько земель присоединил к России, какие мудрые реформы проводил, какой собор в память о взятии Казанского ханства приказал построить! Но история поставила на царе ужасное клеймо – Грозный. И все заслуги это прозвище перекрыло. А вот Гитлера никто не додумался назвать Грозным, ну или там – Ужасным. Гитлер – он просто Гитлер. Так себе тиранчик. Хотя злодейств совершил намного больше, чем царь Иван, и прозвища заслуживает не менее обидного.

В литературе такая же картина. Был ли Шекспир? Я говорю: был. Был тот парень, который придумал написать историю короля по имени Лир, историю принца датского и ещё историю двух влюблённых, которым не повезло родиться во враждующих семьях. Может, того парня звали вовсе не Шекспиром, может, это был вовсе не парень – современность рассматривает несколько версий. А я вот думаю, если судьба героев его пьес так близка, так понятна мне, если я вижу этих выдуманных персонажей как живых, если они кажутся мне знакомыми и родными – то какая разница, чьи они дети? Шекспира ли, не Шекспира ли? Его произведения – это песня. А как часто мы задумываемся над тем, кто сочиняет песни? Мы запоминаем слова, мелодию, красоту исполнения, чувства, рождающиеся в нашем сердце. Об авторе мы иногда вообще не думаем (исключение, правда, авторская песня, когда заведомо известно, что данный исполнитель – и есть автор). Как часто бывает, понравилась песня – пришлась по душе – и мы бежим на всех парах выведать: кто написал. А зачем? Просто, чтобы знать. Просто, чтобы найти в интернете ещё песен этого автора, и ещё послушать – а вдруг они тоже понравятся, как эта? Если тронут – запомним имя. Если не тронут – запомним песню. Одну. А кто её автор – забудем. Потому, что уже не важно.


Знать или не знать? Вопрос. Конечно, знать. Но трогает-то нас не писатель, а произведение. Нас трогают наши собственные чувства, которые возникнут при прочтении пьесы, стихотворения, рассказа. Имя автора – марка: читать можно и даже нужно. Имя автора – указатель в каталоге. Хочешь классику – читай тех-то и тех-то. Хочешь фантастику – читай тех-то и тех-то. Хочешь стихи о Москве – читай Марину Цветаеву, стихи о Петербурге – Анну Ахматову. Узнай побольше об авторе – лучше поймёшь произведение. Не узнаешь об авторе – не беда. Иногда биография гения только смущает. Вдруг окажется, что гений был наркоманом, или что его вообще не было. Миф. Выдумка. Нет документальных подтверждений, что был Гомер – значит, Гомера не было. А кто же написал «Одиссею»? Загадка. Думайте, «товарищи учёные, доценты с кандидатами». А мы пока будем наслаждаться тем, как Одиссей, сын Лаэрта, царь Итаки, «маленькой, каменистой, но дорогой сердцу», начнёт рассказ о своих скитаниях.

Знать или не знать, кто написал, сочинил, изобрёл, построил, смастерил – нужно. Но не это главное. Важнее, на мой взгляд, искать ответы на другие вопросы: для чего создано произведение? Что оно в себе несёт – добро или зло? Что оно может дать человеку? Чему учит? Имеет ли оно право именоваться искусством? И так далее. А уж потом спорить об авторстве, которого – не создай человек гениального творения – могло бы и не быть.

Попробую пояснить на примерах. Как часто мы встречаем такой факт, когда имя автора – не его имя. Сколько литературе известно псевдонимов и девичьих фамилий матери? Сколько людей уверенно скажут, что Козьма Прутков – это один очень умный человек? Я считаю, знать автора важно. Но при этом важнее знать произведение. И не просто знать, а осмысливать его. Не «Пушкин написал «Капитанскую дочку», «Евгения Онегина» и т.д. и т.д. …», а «прекрасное произведение о дворянской чести, настоящей любви, посвящённое событиям Крестьянской войны 1773—1775 годов под предводительством Емельяна Пугачёва, называется «Капитанская дочка» и написана эта замечательная повесть Александром Сергеевичем Пушкиным». На мой взгляд, разница значительная. А Пушкина родители вообще могли Абрамом в честь прадеда назвать.


Что значимей для читателя – имя или творение? Сергея Королёва, поэта «жизнелюбца и самоубийцу», я никогда не знала лично. Я не знаю подробностей его биографии, кроме того, что он погиб в неполные 26 лет и что он наш, вологодский… Но его стихи навсегда врезались в мою память.
Над бабаевским вокзалом

далеко

тепловозов маневровых

голоса

семафоры

темнотой заволокло

и натружены бессонные глаза

машинистов

что увидят через миг

этот город

умещается в окне

вот и я

к стеклянной наледи приник

отражаясь в темноте

как в глубине

темноты не переплыть

не зачерпнуть

у неё ни островов

ни берегов

слишком многие пускались в этот путь

следом не было

ни всплеска

ни кругов

и не знали

темнота или вода

их следы одолевала на земле

отражение пребудет навсегда

замерзать-мерцать-оттаивать

в стекле
Темнота как чёрный омут – неизвестность пугает автора, он явно боится этой бесконечности. В его настойчивых мыслях о прекрасном мире ушедших поэтов возникает страх перед смертью. Но в то же время, он твёрдо верит, что сумеет оставить после себя отражение, которое пребудет навсегда… Это отражение – его стихи. И они живы, хотя самого автора давно уже нет. Он ушёл добровольно. По воле судьбы. По воле неведомой ему высшей силы. По морю, по морю только пешком! и никак иначе.
Или стихи Алексея Шадринова, который пророчествовал:
Я уйду сегодня на заре

Искупиться ветром нестерпимым,

Значит, в жизни буду я гореть,

А не тлеть, как пакля, едким дымом.

Его стихи остались жить, гореть, но не обжигать, как пламя, а согревать сердце читателя своей искренностью и добротой. А сам Алексей погиб… Казалось быпохожие судьбы двух поэтов, должно быть, и стихи похожи? Ведь оба они предчувствовали свою гибель. Действительно, что-то общее между ними и есть. Но основная-то мысль стихов – прямо противоположная. В поэзии Сергея сплошь и рядом раздумья о смерти, о прекрасном мире одиночества и покоя.

…Меня окликает знакомое: — Где ты? —

Бессильное эхо нездешнего света.
А у Алексея – через понимание неотвратимости смерти – беспредельная любовь к жизни:
Крадется стеною пунктир лучей.

Ветер вздымает шторы.

Месяц, алхимик и книгочей,

Смотрит холодным взором.
Жизнью измерена жизнь, но в ночь

Верой тоска гонима.

Боже! Какие минуты прочь

Скачут необратимо!
Знать или не знать – важный вопрос, особенно в наше время повсеместного отстаивания авторских прав и судебных тяжб неизвестных никому потомков известных всем великих людей за право именоваться потомками и получать гонорары за чужие достижения. Ну пусть не гонорары – славу. Но ведь всё равно чужую. Я думаю, время рассудит, кого знать и что знать, что есть авторское и кто прав. Истина и красота выживет, а всё остальное канет в лету. Никому не ведомо, сколько на земле было поэтов, безвременно покинувших этот мир. Но строчки их стихов становятся бессмертными, они звучат в песнях, передаются из уст в уста, они живут! Как часто бывает, что произведение переживает автора. Поэт умирает, даже имя его стирается из памяти людской, а песня живёт самостоятельной жизнью. Анонимная или безымянная. И это прекрасно.

Автор:

Аксёнова Ксения Александровна,

21 год,

г.Вологда,

образование среднее специальное,

артист хора