prosdo.ru
добавить свой файл
1 2 3 ... 20 21

Глава 2


– Когда то давно я заслужила, завоевала…

– Охмурила и отобрала, обокрала и обдурила, – помогла ей несносная Александра.

Яне показалось даже, что она несколько не трезва.

– На момент встречи со мной Ричард был вдовцом и, предвидя ваши инсинуации, сразу скажу, что я не убивала его жену, – продолжила Яна. – Так вот, я завоевала этого мужчину, мы создали семью, родили сына. И все было хорошо, пока я все не разрушила. Да, я виню только себя. Я ушла от Ричарда. – Яна замолчала, ей было очень неприятно вспоминать давние события своей жизни.

– Кто у нас Ричард? – спросила Саша.

– Похоже, бывший муж, – ответила ей Любовь Любомировна, исподтишка разглядывая Яну.

– Так вы здесь из за мужчины… – вздохнул с облегчением Евгений, узнав, что не он один мучается от безответной любви.

– Он оказался не тем, кого ты хотела видеть в качестве мужа? – подал голос психотерапевт, напуская на себя важный вид человека, выполняющего важную миссию.

– Хуже… Если бы он оказался подонком, я бы выкинула его из головы и забыла, и мне не понадобилась бы ваша помощь, будьте уверены. Ричард Тимурович Алисов оказался самым добропорядочным мужем, любящим отцом, заботливым семьянином. Он красив, умен…

– Но не способен к лидерству? Не умеет зарабатывать деньги? И ты устала быть лидером? Тащить на себе психологический груз? – предположил Глеб Наумович.

– Ричард богат, организован, и, если бы не он, я бы давно потерялась в этой жизни… Нет, не уговаривайте меня, я вычислила идеального мужчину, и за все время, проведенное с ним, не нашла в нем ни одного изъяна или недостатка.

– Адресок дай, – встряла Александра, – он то сейчас свободен?

– Так что же тогда разлучило вас? – вмешался психотерапевт.

– Бьюсь об заклад, этот «мистер совершенство» был замешан в какой нибудь интрижке. Уж очень ты деятельная, и вот он устал! – горячилась Александра.

– Я уже сказала, что ушла от него я. Только я и разрушила нашу семью. Все очень банально. Я влюбилась. – Яна слушала себя и понимала, насколько все глупо звучит.


– Влюбилась? – переспросил руководитель группы. – А разве Ричарда вы не любили?

– Все так сложно… Конечно, я любила его. То есть я думала, что люблю, пока не встретила Карла.

– Карла? Ты мужчин выбираешь по странным именам? – хохотнула Александра. – Есть у меня знакомый Наум…

– Я не думала об именах… Карл – чех.

– Кем же это надо быть, чтобы затмить «мистера совершенство»? – не унималась Саша. – Хулиганом?

– Не угадала. Вторым «мистером само совершенство», – ответила Яна.

– Где ты живешь, детка? По какой земле ты ходишь? Ты прилетела к нам со звезды Сириус? – завалила ее вопросами Александра. – Почему мне попадаются одни дармоеды и негодяи?

– Мне они тоже попадались, не переживай! – отмахнулась Яна. – А тут вот такой двойной удар. Два идеальных мужчины, очень близких мне и очень любящих меня. Со мной всегда так, и снаряд бы влетел в одну воронку. Я очень долго сопротивлялась вновь охватившему меня чувству, очень долго… несколько лет. Но я ничего не смогла поделать, это чувство оказалось сильнее меня. Я развелась и ушла к Карлу.

– Мне бы такие проблемы, – хмыкнула серая мышка Любовь Любомировна.

– Ты злилась на себя? – спросил психотерапевт.

– Ненавидела!

– Винила?

– Обвиняла во всех смертных грехах!

– Мучалась?

– Не то слово! Довела себя до нервного истощения! Но лекарство было одно – Карл Штольберг! – горячо воскликнула Яна.

– Карл… чего? – Шт… бгр?.. – Саша потеряла дар речи.

– Штольберг, – повторила Цветкова.

– И ты говорила, что он чех? Боже! Да я же его знаю! Он же князь! Настоящий князь! Умница! Аристократ! Красавец! – Александра возбужденно брызгала слюной.

– Откуда ты его знаешь? – удивилась Яна, понимая, что не все знает о своем поклоннике, раз у него имеются такие озабоченные поклонницы в России.

– Я журналистка, и когда он приезжал в Москву с благотворительной публичной миссией, я вместе с моими коллегами брала у него интервью… – Саша мечтательно прикрыла глаза и на секунду погрузилась в приятные воспоминания. – Ты и он?! – Она опять обернулась к Яне. – Не может быть! Глеб Наумович, что вы смотрите? Она же ненормальная, и весь ее рассказ – сказка, вымысел и ложь! Сущая неправда! Во первых, от таких мужей, как она расписала, не уходят, если только она не сумасшедшая. Во вторых, такой мужчина, как Карл Штольберг, не может быть с какой то Яной Цветковой!


– Я настолько плоха? – усмехнулась Яна, отводя со лба челку.

– Я не это имела в виду… Ты – яркая, возможно, даже неординарная… Но тебе не двадцать лет, и ты обычная женщина, а он – словно принц из сказки, – закатила глаза Саша.

– Ничто так не привлекает людей, как неординарность, – возразил психотерапевт, – а всеобщее заблуждение, что всем богатым мужчинам нужны исключительно молоденькие девчонки, должно быть развеяно. С возрастом человек становится интереснее, может привлечь и физически, и духовно. А уж когда титулованным особам нравились обычные люди, история примеров знает немало.

– Спасибо, – Яна улыбнулась, понимая, что пора идти на подтяжку лица. – Я не нуждаюсь в защите. Как это ни покажется странным, но я сказала правду. А если тут кое кто считает себя журналистом, он легко может проверить мои слова.

– Не может быть… – выдохнула Александра, почти с ужасом рассматривая Яну. Затем встряхнула головой, словно сбрасывая плохие мысли. – Если так… то что тут разбирать? Да какой бы ни был твой Ричард, если бы меня или любую другую женщину такой мужчина, как Карл Штольберг, поманил хоть пальцем!.. Да все бы побросали семью, работу, друзей и… и рванули бы в его объятия! Что тут винить себя? Это было предрешено! Высокий, атлетически сложенный, смуглый, светлые, вьющиеся волосы, темные умные глаза и абсолютно идеальные черты лица. Знание нескольких языков, ум, обаяние! Все при нем! Как он разговаривал с нами, как правильно выстраивал фразы, как умно отвечал, а насколько у него обаятельная улыбка!

Яна открыла рот.

– Да ты в точности воссоздала его портрет! Просто я сейчас словно наяву его увидела! Так бы и слушала…

– Так бы и говорила! Вот видишь, какое он произвел впечатление на истосковавшуюся по ласке и вниманию женскую психику! У меня фотографическая память, вот она и запечатлела его во всех подробностях. А еще я помню, что подумала: какой же это женщиной надо быть, чтобы оказаться с ним рядом? И вот на собрании у психотерапевта встречаю ее… Я в шоке! Она еще чем то недовольна!


– Я понимаю, – кротко кивнула Яна, рассматривая свои яркие длинные ногти. – Я и сама долго не верила, что он мой… Но Карл доказал мне свою любовь, он убедил меня в этом. Я даже почти поверила, что нужна ему и незаменима…

– Глупости! Да такому мужчине только свистнуть, и замен найдется предостаточно!

– Он не тот человек, чтобы за спиной возлюбленной изменять, – твердо возразила Яна, – тем более свистеть! Это не его стиль.

– Таким женщинам не изменяют, – кивнул психотерапевт. – Потому что боятся их потерять. И такие женщины сами полны сюрпризов и неожиданностей, с ними не соскучишься. Они держат все время в тонусе, у мужчин не остается времени, чтобы изменять им.

Саша мрачно посмотрела на Яну, всем своим видом показывая, что не видит в ней ничего примечательного и уникального. Особенно для того, чтобы стать девушкой такого мужчины, как князь Карл Штольберг.

– По крайней мере, я не лгала ни одному из своих мужчин, не бегала от одного к другому. Карл был ненавязчив, но настойчив, и когда я поняла, что мысли о нем занимают двадцать четыре часа, сказала Ричарду об этом честно и напрямую.

– Жестоко, – прокомментировал Глеб Наумович.

– А что, я должна была уйти без объяснений? Он не заслужил такого обращения и достоин хотя бы честного признания и разговора, – попыталась оправдать себя Яна.

– Вы ушли от мужа? – спросил Евгений.

– Да.

– К Карлу?

– К себе… а потом к Карлу, – серьезно ответила Яна.

Она посмотрела на присутствующих. Те жадно ловили каждое ее слово. Женщины – с завистью, а мужчины – с возмущением: надо же, какая то легкомысленная блондинка так запросто крутит мужиками! А ведь это прерогатива сильного пола – заводить интрижки, а потом бросать.

– Что же ты не живешь в Чехии, в замке? И не выскочила за него замуж? Не зовет? – продолжала язвить Александра. Видимо, не давали покоя чужие лавры.

– Не волнуйся! Все это мне было предложено и не один раз. Я сама отказалась от жизни в замке и от замужества. Мы стали жить на две страны, встречаться наездами, созваниваться и все чаще ссориться…


– Почему?

– Из за моих постоянных отказов создать с Карлом полноценную, нормальную семью и жить вместе долго и счастливо.

– А почему вы не создали нормальную семью? – спросил психотерапевт. – Вот этого я не понимаю… Возможно, чувство вины?

– Много причин и ни одной главной… Я не хотела жить в замке, это слишком вычурно и чудно. Я не хотела уезжать надолго в Чехию, увозить ребенка от отца, с которым в Москве он часто видится. О том, чтобы уехать без ребенка, речи нет. Да и вообще, мне нравится жить в Москве. Карл же не может приехать сюда, оставив мать и тот груз обязанностей, что он тянет у себя в стране. Я в глубине души понимала, что это неправильно, но меня устраивали кратковременные встречи. Я всегда закрывала глаза на то, что это может не нравиться Карлу. Вернее, не так… Я думала, он смирится и привыкнет…

– Он бросил тебя?! – обрадовалась Александра.

– Не перебивай. Несколько лет я встречалась с Карлом, но постоянно виделась с Ричардом. Этот мужчина был настолько щедр душой, что мы остались друзьями. Он постоянно общался с сыном и… как бы это выразиться…

– Ричард нашел другую женщину? – спросила Любовь Любомировна таким тоном, словно хотела себя предложить на роль его жены.

– В том то и дело, что нет. Я в душе желала, чтобы он встретил хорошую, порядочную женщину, лучше меня. У него были какие то романы… но ничего серьезного. Ричард продолжал надеяться, что мы будем вместе. Он думал, что семья может воссоединиться.

– Ричард говорил вам об этом? – спросил Глеб Наумович.

– Намекал… Это чувствовалось в его взгляде, поступках… Боже мой! Я ненавидела эти минуты! До него не доходило, что я не смогу вернуться, что я влюблена до безумия в другого мужчину. Честное слово, лучше в родных глазах видеть ненависть, а не надежду. Меня угнетала эта ситуация, началась депрессия. С одной стороны Карл с вечными упреками, что мы не можем быть вместе всегда, с другой стороны Ричард, надеющийся неизвестно на что…


– С теми же самыми упреками! – хохотнула Александра.

– Точно! – покорно согласилась Яна. – И дальше произошло то, что произошло. То, что и привело меня к вам.

– Что?! – выдохнула Любовь Любомировна, которой, похоже, очень хотелось примерить проблемы Яны на себя.

Двое идеальных мужчин рвут ее на части, какой ужас! Любови Любомировне такое могло присниться только в эротическом сне, из которого не хотелось бы возвращаться в скучную действительность.

– Однажды вечером, когда Ричард был у меня, ребенок уже лег спать, а мы распили бутылочку шампанского… – Яна поняла, что еще немного, и у нее начнется приступ удушья.

– Говори до конца! – потребовала Саша с алчным огнем в глазах.

– Мы были близки… – выдавила из себя Яна, словно подписывая себе смертный приговор.

– И что? – не поняла трагедии Александра.

– Как что?! Катастрофа! Ужас! Армагеддон! Я изменила Карлу! – воскликнула Цветкова.

– Не все так просто в нашей жизни, – мягко ответил психотерапевт, пытаясь разрядить обстановку.

– Это вы Карлу скажите! – залилась слезами Яна.

– Вот ему то как раз и не надо! – возразил психотерапевт.

– Подумаешь, катастрофа! – фыркнула Саша. – У меня было четверо мужей, и все они стали для меня как родственники. Секс с ними – не измена, а все равно что игра в крикет.

– Это твое мнение, – парировала Яна. – А для меня это измена чистой воды! Я никогда не допускала такой грязи в отношениях! Как я могла?

– По пьяни! – смачно прокомментировала Александра. – Да еще из за того, что рядом под боком мужика нет, а ты – живой человек.

– Я люблю Карла! – воскликнула Яна.

– А инстинкты? – возразила Саша. – В нас всех есть что то от обезьян, а они, как дельфины, любят заниматься сексом. Я, честно говоря, не понимаю, в чем твоя проблема? Ну, случилось, и случилось! Забудь! Хорошо, что твой любимый в Чехии и ничего не узнает. Если только кто то из нас не сообщит эту новость Карлу Штольбергу. Личность он известная, вполне можно найти его. Точно! Может, пора заняться шантажом? Хоть выручу деньги, которые потратила на сеансы психоанализа! – рассмеялась Александра.


– Карл знает… – сказала Яна, отводя взгляд.

– Откуда? – ахнула Любовь. – Ричард сообщил о своей победе?

– Ричард никогда бы так подло не поступил. Он сейчас тоже страдает, видя мои мучения. Карлу позвонила я лично и сообщила о том, что натворила.

– Ну и дура! – выдохнула Саша.

– И что Карл? – замерла Любовь Любомировна.

– Он тоже был любезен со мной… То есть не позволил себе оскорблений и ругательств. Сказал, что обдумает все и перезвонит. Я по голосу понимала: ему очень больно, он принимает нелегкое решение.

– Он перезвонил? – обратилась вся в слух Любовь Любомировна. Она словно читала любовный женский роман, боясь спугнуть свои фантазии.

– Перезвонил в тот же вечер и сказал, что нам лучше расстаться. Что мы не подходим друг другу. Он отпускает меня, видит бог, он сделал все, чтобы я была полностью его, но у него ничего не получилось… И еще черт знает чего! – Голос у Яны сорвался. – Это ужасно!

– В нем говорит оскорбленное самолюбие, – махнула рукой Саша. – Надо выждать время и попросить прощения. Применить маленькие женские хитрости, которые могут привести к большому результату.

– Надо знать Карла. Он никогда не бросает слов на ветер. И если так решил, то не отступит. А потом, я пыталась это сделать, но мужчины не все прощают.

– Это точно! – Олег Андреевич словно обрадовался, что судьба наказала «вертихвостку».

– И вот уже месяц… как между нами все кончено, – вытерла мокрые щеки Яна и удивилась – почему они мокрые…

– Ты с Ричардом? – спросила Люба.

– Нет! Нет! И еще раз – нет! Я не была с ним и не буду! Я только сейчас поняла, как мне нужен Карл! Он необходим мне словно воздух. Я умираю, медленно и бесповоротно… И я не знаю, что делать дальше.

Александра задумалась:

– Да… если бы я потеряла по дурости жениха из князей, тоже бы психанула… А вы, Глеб Наумович, что молчите? Все таки человек пришел к вам, и вы – специалист.


Глеб Наумович потер пальцами переносицу, словно собираясь с мыслями.

– А я вот что скажу… Так тебе и надо, Цветкова!

У Яны даже слезы от неожиданности моментально высохли.

– Что значит «так и надо»?! Я не поняла… И почему со мной в таком тоне?

– А ты всегда была зазнайкой, Цветкова! Фифой ходила, задрав нос, сводя мужчин с ума, стуча перед ними своими каблуками и тряся белыми патлами.

Теперь настала очередь всех присутствующих открыть рты. Раньше психотерапевт ни с кем не позволял себе так разговаривать.

– Не узнала меня? Конечно, куда уж мне до тебя – до звезды! – усмехнулся Глеб Наумович. – А ведь мы учились вместе, то есть на параллельных потоках, и много раз бывали в одних компаниях. Что там говорить, в молодости я был красивее, стройнее и пытался приударить за тобой. Но куда там! Ты даже не смотрела в мою сторону. Теперь то я понимаю, кто тебе был нужен – чешский князь! Ты совсем не изменилась, Цветкова!

Яна во все глаза рассматривала психотерапевта.

– Глеб?! Не может быть! Точно ты! Чертяга! В жизни бы не догадалась, если бы сам не признался! Прости, что не узнала! Я почувствовала что то, когда мне назвали твое имя, но не вспомнила! Привет! – Яна вскочила на ноги и нырнула в раскрытые объятия бывшего сокурсника.




<< предыдущая страница   следующая страница >>