prosdo.ru
добавить свой файл
1 ... 17 18 19 20 21

Глава 20


Первое чувство, которое вернулось к Яне, было обоняние. Ей в нос ударил противный едкий запах медикаментов. Она поморщилась. Затем вернулся слух, и Яна четко услышала чьи то шаги и лязгающий звук металлических лотков. Она поняла, что и зрение вернулось к ней, когда сквозь слезящиеся глаза увидела встревоженное лицо следователя Лебедева.

– Вы?

– Я… как ты, Цветкова? Ты с ума меня сведешь!

– А где я? Неужели опять в больнице?

– К сожалению, опять… – подтвердил Лебедев.

– Гастрит? – Яна сглотнула, с неприязнью глядя на капельницу, тянущуюся своим жалом к ее руке. – Неужели, из за какого то гастрита я загремела в больницу? Где в жизни справедливость?

– Ты в токсикологии, – глухо ответил следователь. – Из за простого гастрита сознание не потеряешь.

Яна приподнялась на подушках и всмотрелась в лицо следователя. Ей показалось, что он даже постарел лет на восемь от переживаний. Такая забота не могла не тронуть.

– Токсикология? Я что, отравилась?

– Похоже на то… Сильно так траванулась.

– А чем? – Она удивилась, чувствуя невероятную слабость во всем теле.

– Вот уж не знаю, где и что ты ешь, – пожал плечами Лебедев. – Спасибо, что вовремя откачали.

– Да уж…

– Извини, что ничего не принес, тебе ничего нельзя.

Следователь еще немного посидел с Яной и покинул ее. Больше ни с кем Яна общаться не захотела, даже не стала никому звонить, чтобы не поднимать лишнюю панику, да и чувствовала она себя очень паршиво. Ближе к вечеру заснула, просто провалилась в небытие, и когда очнулась, не сразу «включилась» в реальность.

Она поднялась с кровати, вышла в больничный коридор и посмотрела на часы. Стрелки показывали половину первого ночи. Яна прошла в душевую и подставила свое измученное, скрученное болью тело под прохладные и бодрящие струи дождя. Это немного привело ее в чувство, но полностью прогнало сон. Яна вернулась в палату и села на кровать.


«Завтра же, как только увижу врача, сразу отпрошусь домой», – решила она, понимая, что иначе сойдет здесь с ума от скуки.

Боль в животе, тупая и ноющая, не давала полностью сосредоточиться.

– В шахматы не играешь? – вдруг раздался голос в тишине больничной палаты.

Яна вздрогнула и оглянулась. На нее смотрела маленькая пожилая женщина – соседка по несчастью. Этот вопрос в половине первого ночи прозвучал настолько страшно, что Яна выдала:

– Я в шахматы не играю…

– А во что играешь?

– В карты… – Она пожала плечами.

– А у меня и карты есть. Сыграем? – оживилась бабуся. – У меня бессонница.

– Давайте. Хоть как то время убьем, – согласилась Яна.

Они уселись на ее кровати и стали резаться в карты. Шустрая бабулька шесть раз обыграла Яну в «подкидного», при этом похвалив:

– Хорошо играешь.

– Скажете тоже…

– А ты на меня не смотри! Я всю жизнь играю, я – профессионал. А пасьянсы умеешь раскладывать?

– Никогда не гадала…

– Не веришь? – прищурилась бабка.

– Верю, но как то времени нет.

– Хочешь, погадаю?

– Погадайте… – оживилась Яна.

Женщина принялась тасовать карты, причем другую колоду, специальную, пояснив:

– Таро… Только для гадания.

– А вы здесь почему лежите? – спросила Яна.

– А яичницу из испорченных яичек съела, а в инфекции мест не было. Вот в токсикологию и положили. Да ты не бойся! Я уже почти выздоровела.

– Да я уже ничего не боюсь, – ответила Яна, с интересом наблюдая, как ловко старушка раскладывает карты.

– Ну, а пасьянс на обычных картах раскладывала когда нибудь? – спросила она у Яны.

– На обычных то баловались с девчонками…

– Главный принцип пасьянса какой? – допытывалась бабка.

– Главный?

– Чтобы все сошлось! Разошлось и разложилось.

– Понятно.

– Меня зовут Ирина Сергеевна.


– А меня – Яна.

– Теперь помолчим, я должна сосредоточиться на тебе, чтобы и карты почувствовали тебя.

– Хорошо.

Они погрузились в больничную тишину, которая никогда не была абсолютной. То раздавался отдаленный скрип двери, то шаркающие шаги какого нибудь пациента, то храп, то стон. Судя по выражению лица Ирины Сергеевны, карты что то ей сказали.

– Любишь ты человека, который далеко.

– Правда!

– И вы, преодолев все препятствия, будете вместе.

– С трудом верится, но поверю! – Яна потерла ладони.

– Карты не врут… Но я бы на твоем месте не радовалась, – покачала головой Ирина Сергеевна.

– Чего так?

– Тебя хотят убить… Это ясно показывают карты. И уже есть одна невинная жертва, пострадавшая вместо тебя.

Улыбка сползла с лица Цветковой.

– Убить? Но кто?

– Карты адрес с индексом тебе не скажут, это точно. Они говорят только, что это женщина.

– Убить? – снова спросила Яна. – А карты говорят, за что?

– Корысть.

– Может, ревность или…

– Корысть! Жажда наживы! – твердо повторила Ирина Сергеевна.

– Но у меня и брать то нечего, по крайней мере сейчас, – развела руками Яна и тут взглянула на свои пальцы… – О боже! – Она даже дышать на время перестала.

– Что? – спросила Ирина Сергеевна.

– Мое кольцо! Мое единственное, оставшееся у меня кольцо!

– Кольцо? – переспросила соседка по палате. – Какое кольцо?

– О, ужас! Вы не понимаете, что оно для меня значит! Из поколения в поколение его передавали в княжеском роде, пока оно не попало к такой размазне, как я! Кошмар! Где же оно?! Я не расставалась с ним!

– Ты в больницу с ним поступила? – спросила Ирина Сергеевна.

– Да! То есть я не знаю!

– Как это не знаешь? Если оно так дорого для тебя…

– Тише! Дайте поспать, черти! – буркнула третья соседка, до сих пор мирно сопевшая, отвернувшись к стенке.


– Извините, – понизила голос Яна. – Дело в том, что я поступила сюда без сознания. До этого перстень был на пальце, а как я сюда попала, не знаю… Да и сознание я потеряла странно, если даже карты говорят о смерти…

– Они говорят, что кто то пытается тебя убить, – поправила ее Ирина Сергеевна.

– Значит, мое отравление могло быть специальным!

– Могло! Специально тебя отключили, колечко сняли… – вторила ей Ирина Сергеевна.

– Нет! Этого не может быть! Ни Саша, ни Галя не могли бы это сделать.

– Подруги? – уточнила Ирина Сергеевна.

– Знакомые… – Яна была ошеломлена.

– Дорогая моя девочка! Послушай меня! Тетя Ира жизнь прожила… Если бы ты только знала, на какие подлости иногда способны люди, причем те, от которых этого не ждешь! Лучшие друзья предают! Что там говорить о каких то знакомых. Тем более, из за денег люди способны и не на такое… Да, к тому же, может, они не хотели тебя убивать, а только добиться, чтобы ты заснула.

– Какой ужас! А что, если это – правда? Я не могла так заблуждаться!

– Людям свойственно ошибаться, – возразила Ирина Сергеевна.

– А ведь мне плохо стало еще в клубе, а там я была с Сашей и Галей…

– Вот!

– Может, они и в клуб пришли, выследив меня? Они могли охотиться за этим перстнем! Наверняка положили на него глаз еще на психологических тренингах! А так как Саша с Галей подруги, они потом совместно и разработали план моего отравления и ограбления.

– Все логично, – поддакивала Ирина Сергеевна.

– Как же вы мне надоели! Они! Они! Они! Кольцо было или кольца не было! – снова встряла в их разговор третья женщина. Она повернулась к ним и зло посматривала на свои наручные часы. – Это же элементарно проверить! Когда человек поступает без сознания, берут паспорт или по номерам в телефоне находят его родственников или близких знакомых.

– И что? – уставилась на нее Цветкова.

– Если у человека есть дорогие украшения, а ему нужна операция или его отвозят в реанимацию, то украшения под опись отдают родственнику. И если кольцо на тебе было, то его могли кому то отдать. Вот и выяснили бы, к кому оно попало?


– А где эта опись может быть? – Сердце Яны заколотилось с удвоенной силой.

– Я не знаю. Может, в приемном покое или у медсестры? Дайте поспать!

Яна с Ириной Сергеевной переглянулись.

– Придется ждать утра, – сказала Ирина Сергеевна.

– Вы с ума сошли? Это кольцо надо объявлять в международный розыск! Чем раньше, тем лучше!

– Действительно ценное?

– Не просто семейная реликвия, а очень дорогое украшение! Стоит миллионы! – округлила глаза Яна и понеслась из палаты.
Заспанная медсестра, которая уже видела десятый сон в процедурном кабинете на кушетке, укрытая пледом, не сразу поняла, что от нее требуется.

Яна тормошила ее и кричала:

– Вставайте, пожалуйста! Откройте глаза! Да проснитесь же вы!

– Что случилось?! – переполошилась медсестра Вера.

– Вставайте, вы мне очень нужны! – прекратила ее трясти Яна.

– Кому то плохо?!

– Мне плохо! Причем очень!

– Что случилось?

– Обокрали! – завыла Яна словно сирена.

– Кого?! – все еще ничего не понимала спросонья Вера.

– Меня!

– Так вам плохо или вас обокрали?

– Если бы вас обокрали, и вам бы стало плохо! – ответила Яна.

Медсестра наконец то пришла в себя.

– Кража? В нашей больнице давно не было инцидента такого рода! Вот скандал то будет! Что украли? Телефон? Переносной компьютер? – засуетилась Вера.

– Кольцо! Золотое кольцо с рубином! Оно было на мне при поступлении! Оно стоит миллионы! – голосила Цветкова, заводя себя все больше и больше.

– Да вы успокойтесь! Если оно было на вас, значит, его могли отдать родственникам. Вы им звонили?

– Кому я позвоню? У меня нет родственников! Вернее, они есть, но сейчас все в отъезде! Сделайте что нибудь, иначе со мной случится истерика! – вцепилась в ее руку Яна, с мольбой глядя в глаза.

– Главное, успокойтесь! Ночь на дворе!


– Да не могу я успокоиться!

– Хорошо, я сейчас что нибудь придумаю, только валерианки вам накапаю. – Вера протянула Яне две мензурки. – Выпейте залпом, а водой запейте! Вот так! Хорошо. А сейчас оставайтесь здесь и никуда не уходите. Я открою ординаторскую, подниму ваши документы и уточню насчет кольца. А то, может, раньше времени панику поднимаем…

Яна осталась сидеть на кушетке в процедурном кабинете в окружении лекарств и штативов от капельниц. Успокоиться она не могла, так как не могла вот так просто расстаться с подарком Карла Штольберга.

«Я больше чем уверена, что медсестра сейчас вернется и сообщит, что никакого кольца на мне не было… Две негодяйки! Начали еще в клубе меня накачивать чем то, позарились на рубин! Гадины! Может, и я прихвастнула, что это подарок князя. Охотницы за сокровищами, мать их! Точно! А Галина ко мне питает ненависть за испорченную свадьбу, повесила на меня еще и то, что жизнь у нее семейная из за свадьбы не удалась! Вот и решила компенсировать деньгами! А я то дурочка уши развесила, мол, вернуть любовь они хотят! Как бы не так! Но ничего, подружки мои, я вам еще устрою! Я и Лебедева на вас натравлю, и сама жару дам! Найдем колечко то, найдем! А я то, глупая душа, еще Женю пыталась склонить к этой преступнице!»

Подумав об этом, Яна пулей выскочила из процедурного кабинета и понеслась по коридору, стараясь производить как можно меньше шума. Глаза горят, эмоции переполняют. Она рысцой приблизилась к посту медсестры, где той конечно же не было, и набрала номер телефона Евгения. После продолжительной паузы раздалось сонное и глухое:

– Алло…

– Все таки ты интеллигент! Я бы сразу послала звонящего, а ты – алло!

– Кто это?

– Цветкова, мать твою!

– Яна? Тебе плохо?

– Мне очень плохо!

– Что случилось? – Голос Евгения стал более вменяемым.

– Расслабься! Я жива и здорова! У этих мегер так просто не получится отправить Цветкову на тот свет! – выпалила она.


– У каких мегер? О чем ты, Яна? Ты знаешь, который час?

– Ты еще не надумал возвращаться к Галине? – в лоб спросила Яна.

– К какой Галине? Яна, ты с ума сошла? Что тебе надо?

– Только ответь на один вопрос. Возвращаешься ты к Гале или нет?

– О господи! Конечно нет!

– Что значит – конечно!? Я же просила тебя об этом? Ты игнорируешь мнение друга? – плаксиво протянула Яна.

– Яна…

– Все, молчу! Значит, не возвращаешься? Очень хорошо! Она воровка!

– О чем ты говоришь?

– Сейчас некогда объяснять. Главное, помни – не возвращайся к Гале! Забудь, что я просила тебя к ней вернуться.

– Яна, а тебя не перевести в нервное отделение? – осторожно поинтересовался Женя.

– Тоже мне – остряк! – хмыкнула она, положила трубку и припустила обратно в процедурный кабинет.

Вернулась Цветкова вовремя, так как через минуту пришла медсестра и посмотрела на Яну поверх очков строгим взглядом.

– Ну и что вы панику наводите?

– А что?

– Успокоились?

– Кольца то нет! Как же тут успокоишься? – попыталась дерзить Яна.

– С кольцом вы, Цветкова, поступили к нам в больницу, с кольцом!

Эта новость выбила почву из под ног Яны.

– Как с кольцом?! И где оно?

– Вот так и записано в описи: кольцо с рубином, золотая цепочка с золотым крестом и бриллиантами переданы…

– Кому?! – закричала Яна.

– Не орите! Передали в надежные руки следователя прокуратуры Лебедева. Он приехал в больницу, когда вам было плохо, его телефон нашли у вас в телефоне в числе первых. И с вами приехали две женщины. Когда встал вопрос о том, кому отдать ваше украшение, конечно же выбор пал на следователя, ему и доверили. И что вы тут устроили? Уж следователь то не украдет ваше кольцо! Позвоните ему и все выясните!

Яна вздохнула с облегчением:

– Ну, если у Лебедева, то я спокойна… Извините за беспокойство.


Яна, пристыженная, выскочила из процедурной и поспешила в палату. В голову лезли неприятные, тяжелые мысли.

«Меня отравили… ради чего, если не из за кражи? А если Галя с Сашей тут ни при чем? Но они тоже не идиотки, чтобы действовать напрямую… Может, на это и рассчитывалось: что я впаду в кому, меня привезут и отдадут украшения кому то другому… А они уже выкрадут у этого человека, чтобы все думали на него. Нет, все это опять сложно, как то глупо и по детски… Лебедев, Лебедев… А ведь он тоже сильно отравился… Как то странно – сначала он, потом я… Может быть, здесь связь или это закон парных случаев? Василий Николаевич ведь тогда тоже чуть в больницу не попал, а готовила ему я… Стоп!»

Она вспомнила все и сразу, словно гнойный прыщ, который долго и нудно нарывал, наконец таки прорвался. Вот они с Женей в офисе Пульсерии… Она пьет чай и видит, что Пульсерия кладет в кружку не сахар, а сахарозаменитель из пластиковой коробочки. Яна ничего у нее про это не спросила, Пуля сама стала расхваливать свой сахарозаменитель.

– Привезли мне его из Америки, друзья. Специальная разработка, в магазинах такие не продаются… В нем вытяжка биологически активных веществ и женьшеня. Если по нескольку маленьких таблеток добавлять в напитки, то через несколько недель почувствуешь результат! Не говорила бы, если на себе не испробовала. Волосы становятся шелковистее, ногти лучше, кожа чище… А что говорить о настроении и сексуальности!

– Но я вообще пью без сахара, – ответила ей Яна, уже заинтересованная чудо таблетками.

– А они и не сладкие! Дают легкий приятный вкус и повышают тонус. Очень хорошая вещь! Рекомендую!

Яна заинтересовалась, и Пульсерия пообещала приобрести для нее пачку.

«Какая же я дура! Меня развели как лохушку! Чистая кожа, шелковистые волосы… Какие же мы, женщины, падкие на это. Я то тоже захотела красивее стать, взяла у нее эту чудо добавку!» – резануло сознание Яны.

И вот она уже в квартире Лебедева, готовит ему, ждет, поит чаем и бросает эту самую таблетку в чай. Для чего? Явно не для того, чтобы он стал сексуальнее, просто хотелось подкормить его организм биологическими добавками. То есть исключительно с благой целью. И потом ему стало плохо… Затем Яна забыла об этих таблетках, а в клубе, где встретилась с Сашей и Галей, обнаружила их у себя в сумке. Тогда она решила положить их себе в коктейль и кофе, чтобы нейтрализовать спиртное… А потом, уже в квартире Александры, добавила еще, в надежде, что пройдет боль в животе. Чудо лекарство сработало, и она оказалась в больнице…


– Ужас! – Яна покрылась липким потом и понеслась обратно к посту медсестры.

– Алло? Глеб, это ты? Это Цветкова. Я хотела узнать… Что? Да, я знаю, который час. Мне срочно надо! Да не экстренная психологическая помощь, а всего лишь один вопросик… Помнишь нашу «могучую кучку»? Наш кружок по интересам? Нашу психологическую группу? Что значит «вас забудешь»? Ты не в настроении, что ли? Что ты заладил, который час? Который час? Я не настройщиком кремлевских часов работаю. Ты мне ответь. Вот, я оказалась у тебя в группе из за несчастной любви, Женя – по той же причине. Александра из за того, что не могла построить длительные отношения с мужчинами, мужики там со своими проблемами… А из за чего к тебе пришла тихая и неприметная Пульсерия? Что значит врачебная тайна? Вопрос жизни и смерти! Я сейчас к тебе домой приеду! Что? Не надо? Тогда говори! От чего?! От «клептомании»?! От воровства?! И мы сидели рядом с ней? Что значит вылечилась?! Вылечилась!!

Яна гневно кинула трубку. Все встало на свои места. Красивый и дорогой рубин Штольбергов возбудил в душе Пульсерии былые страсти. Не каждый алкоголик вылечивается от алкоголизма.

Яна снова набрала номер Евгения и снова разбудила его:

– Женя, Пульсерия с тобой?!

– Яна, ты издеваешься, что ли? – спросил он заспанным голосом.

– Я совершенно серьезна!

– Мне и ее следует бросить? Она тоже воровка?

– Хуже! Она – убийца!

– Яна, я сейчас положу трубку! – предупредил он.

– Только ответь, ты с ней?

– Нет! Она уехала по делам.

– Черт! Черт! Черт!

Яна кинула трубку и начала судорожно набирать номер Лебедева, чтобы предупредить о грозящей опасности – в этом она уже не сомневалась. Ведь кольцо у него.

На ее звонок никто не отвечал, ни его сотовый, ни домашний. У Яны заколотилось сердце, и она набрала службу спасения.

– По достоверной информации, на следователя по особо важным делам готовится нападение. – Яна назвала его фамилию и домашний адрес. – Да, я знаю, что разговор записывается, и несу полную ответственность. Я? Я в больнице. Нет, не в психиатрической. А телефон Лебедева не отвечает, боюсь, мы уже опоздали… Вышлите машину на его адрес быстрее. Прошу вас!

Яна не смогла остаться в больнице, не имея представления, все ли в порядке у Лебедева, и сбежала, из окна туалета спустившись на первый этаж. На такси она домчалась до дома Лебедева и успела к «выносу тела», то есть следователя, на носилках.

– Вася! – кинулась она к нему.

– Успокойтесь, он жив, – кто то отпихнул ее в сторону.

– А куда вы его везете? Что с ним?! – Яна суетилась со слезами на глазах.

– Яна, – прошептал следователь, подав признаки жизни и беря ее за руку.

– Вася, ты жив!!

– Отойдите, девушка, мы должны ехать, – попытался отстранить Яну врач «скорой помощи».

– Я поеду с ним, – безапелляционно заявила Яна, и следователь тоже не отпускал ее руку.

– Ладно, загружайтесь, – согласилась докторша.

По стечению обстоятельств, их привезли в ту же больницу, откуда сбежала Яна, и в то же токсикологическое отделение, только в мужское. К следователю отнеслись очень серьезно, потому что приехало много его коллег. Тут то и выяснилось, что вызвала помощь в его квартиру Яна. Она рассказала, почему это сделала, следуя своим выводам и размышлениям. За Пульсерией тут же поехала группа захвата и взяла ее, еще тепленькую, прямо в объятиях Евгения, окончательно оставив его заикой за эту ночь. Кольцо нашли у нее в сумочке. Она тут же во всем созналась и сразу же заявила, что Женя тут ни при чем.

Сам же Лебедев ни о чем и рассказать не мог. Пульсерия следила за Яной, она была и в клубе, и отследила ее доставку в больницу. В медицинском костюме и маске она присутствовала в больнице и проследила, кому отдали кольцо. Это была ее цель, и она выслеживала ее, словно охотник. Неприметная внешность играла ей на руку.

Пульсерия была прирожденной воровкой. Ночью с помощью отмычки она проникла в квартиру Лебедева, выкрала кольцо и зачем то включила газ. Он бы умер, если бы не Яна, если бы не медики, вовремя приехавшие на вызов.

– Ты спасла меня, Цветкова, – то ли с восхищением, то ли с ужасом постоянно повторял Василий.


– Ерунда! Сочтемся!

У Яны уже отлегло от сердца. Она внезапно вскочила с места:

– Я на минутку!

– Ты куда?! – заволновался Лебедев.

– Один звонок! Я пекусь о своих друзьях и хочу посоветовать Жене вернуться к Галине. Его выбор, конечно, не ахти! Но уж лучше Галя!

– Точно, – усмехнулся Лебедев, – тем более что свою Пулю он дождется теперь очень нескоро.




<< предыдущая страница   следующая страница >>