prosdo.ru 1 2 ... 9 10



н. а. сакович

Технология игры в песок Игры на мосту








ББК 88.4 С 15


ВВЕДЕНИЕ





Сакович Н. А.

С 15 Технология игры в песок. Игры на мосту. — СПб.: Речь, 2006. — 176 с.

ISBN 5-9268-0440-Х

Мост, который возникает в процессе игр в песке, — невидимый, но необходимый многим из нас. По нему можно пройти от болезни к выздоровлению, от жизненных неурядиц к благополучию и процветанию, от непонимания между родителями и детьми — к радости познания друг друга, от ссор между супругами — к семейному счастью, от конфронтации в коллективе — к приятному и продуктивному общению.

Издание представляет собой описание технологии игры в песок — Sandplay. Эта игра дает человеку любого возраста возможность пройти по спасительному виртуальному мосту от проблем к их решению.

В книге приводится подробное описание классического юнгианского направления Sandplay, а также модификаций песочной терапии, применяемых для работы с дошкольниками, подростками, семьей.

Издание содержит примеры из практики с фотографиями песочных подносов, протокол регистрации, различные игры и упражнения на песке, программу «Педагогическая песочница», малый словарь юнгианских терминов и символов.


© Н. А. Сакович, 2006

© Издательство «Речь», 2006

"© П. В. Борозенец, обложка, 2006

Sandplay — загадочное и малознакомое для психологов и кли­ентов направление психотерапии. Отсюда много мифов и вопро­сов: «Правда, что по песочной картине можно получить профиль личности?»; «А что, поиграет в песочнице — и драться переста­нет?» и т. п.

В подносе (лотке) с влажным или сухим песком клиент распо­лагает миниатюрные объекты и создает картины. Через контакт с песком и миниатюрами он облекает в физическую форму свои самые глубинные сознательные и бессознательные мысли и чув­ства. Песочная терапия, опирающаяся на активное воображение и творческую символическую игру, является практическим, ос­нованным на личном опыте клиента методом, который может выстроить мост между бессознательным и сознательным, между рациональным и эмоциональным, между духовным и физиче­ским, между невербальным и вербальным.

Часто клиент не может найти слов для объяснения своих труд­ностей, боли или конфликта. Он не понимает причины происхо­дящего с ним, не видит решения возникших проблем. Песочная терапия может обеспечить клиенту возможность представить в образах то, что происходит в его внутреннем или внешнем мире. То есть образы становятся языком, посредством которого клиент может сообщить тот или иной бессознательный материал психо­логу и себе. А благодаря пониманию меняется поведение.

Как и в художественной терапии, визуальная форма минует вербальный канал взаимодействия и таким образом обходит за­щиту клиента. Другое преимущество песочной терапии состоит в том, что она позволяет клиенту воссоздавать в песке различные аспекты проблемы, используя символические объекты, которы­ми можно манипулировать и которые можно легко изменять. Этот процесс игры «продвигает» клиента от ощущения «пострадавше­го» к тому, чтобы чувствовать себя «создателем» своей жизни. Когда психолог доверяет бессознательному мнению клиента, со­здает условия для самооткрытия, внутренние изменения могут произойти не только у клиента, но и у психолога.

Техника Мира, предшественник юнгианской песочной терапии, была развита Маргарет Ловенфельд, британским педиатром, в конце 1920-х годов. Изначально использовавшаяся прежде всего как игровая среда для детей, песочная терапия быстро становится






4


Введение





методом, который можно применять в работе с взрослыми, пара­ми, семьями, в группах личностного роста, на тренингах общения и др. Песочная терапия может использоваться как средство сопро­вождения психологического здоровья больного, находящегося в стационаре; в частной практике; в школах и детских садах; в цен­трах коррекционно-развивающего обучения и реабилитации, в центрах внешкольной работы; в психологических консультациях при загсах и др. Хотя песочной терапией обычно занимаются пси­хотерапевты и психологи, ее модификации могут быть очень эф­фективными в работе учителей начальной, средней и старшей школы, дефектологов, социальных работников и волонтеров, по­лучивших соответствующую подготовку.

Технологии песочной психотерапии многофункциональны. Они позволяют психологу одновременно решать задачи диагно­стики, коррекции, развития и терапии. Клиент же решает зада­чи самоосознавания, самовыражения, самоактуализации, снятия напряжения и др. Кроме того, работа с песком, моделирование «миров» в подносе развивают личность психолога и клиента, со­здают невидимый мост между ребенком и взрослым, сближают родителей и детей.


ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ИСТОРИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ SANDPLAY






  • Концептуальные источники песочной терапии

  • История и современные тенденции песочной терапии

  • Психотерапевтические достоинства песочной терапии

  • Роль психолога в песочной терапии




Глава 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ИСТОРИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ SANDPLAY

КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ИСТОЧНИКИ ПЕСОЧНОЙ ТЕРАПИИ

Прежде чем обозначить концептуальные источники песочной терапии, хотелось бы описать историю одного клиента.

12-летнего Павла мама привела к психологу в связи с участив­шимися прогулами школьных занятий, грубостью и нежелани­ем что-либо делать. Родители подростка три месяца назад разве­лись. К коллекции фигур и предложению построить мир в песке Паша отнесся с интересом. В течение трех-пяти минут он прида­вал песку форму, то выравнивая его, то создавая на нем гребни. Затем он взял воду и с силой выплеснул ее в центр, наблюдая, как она впитывается в песок. Фигуры Паша выбирал по одной, сразу размещая их в поднос. Все время строительства мира он молчал, а когда закончил и сел перед подносом, стал рассказы­вать: «Это мертвое море. Все, что раньше жило в нем, — умерло. Это люди загрязнили его. Они бросали в море пустые пачки из-под сигарет, пустые бутылки, просто мусор. В море много мерт­вого. Череп — это мертвый человек, вернее все, что от него оста­лось» (Фото 1).





Этот «мир» полностью передает внутренние переживания подростка, связанные с разводом его родителей, и дает возмож­ность понять специфику нарушений поведения. Как написал в своем эссе'«Превосходящая функция» К. Г. Юнг (I960):' «...Ча­сто руки знают, как решить загадку, с которой интеллект бо­ролся напрасно».


Фото 1




Так что же такое песочная терапия? В песочной терапии пси­холог предоставляет клиенту поднос с песком, воду и множе­ство объектов и материалов, чтобы тот мог создавать сюжеты в ограниченном пространстве. Рут Амманн (1994) сравнивала поднос с песком с « садом души ». Это своего рода контейнер для показа психической жизни клиента. Поднос с песком — «про­межуточное место», где внутренняя и внешняя жизнь клиен­та может развиваться и показывать себя. Поднос — то свобод­ное и пустое пространство, где клиент имеет возможность создать собственный мир и преобразовать существующий мир, исходя из нового понимания. Психолог обеспечивает атмосфе­ру защиты и принятия, в которой клиент может позволить сво­ему внутреннему голосу звучать. В продолжение метафоры Рут Амманн, поднос с песком — это «промежуточное место», в ко­тором сознательный и бессознательный материал может раз­вернуться, объединиться и стать целым, а также это своеобраз­ный мост между клиентом и психологом. Это место, где бессознательные состояния и ощущения психолога и клиента встречаются и взаимодействуют.


Песочная терапия обеспечивает доступ клиента к своему са­мому сокровенному «ядру» чувств. Здесь клиент в образах пред­ставляет происходящее в его внутреннем и внешнем мире. Созда­вая то, о чем говорит внутренний голос, он привносит во внешнюю действительность отношения с самим собой и позволяет бессо­знательному быть видимым. Это конкретное, заметное проявле­ние подпорогового материала дает осознание того, что прежде подавлялось или было неизвестным.

В течение жизни люди создают некую персону, чтобы с ее по­мощью связываться с внешним миром. Они часто подавляют чув­ства и мысли и теряют контакт с собственной Самостью, центром своей души. Постоянная активность индивидуумов и каждоднев­ные требования, предъявляемые жизнью к каждому из нас, ра­зобщенность из-за страха получить травматический и болезнен­ный опыт заставляют людей «отключать», вытеснять свои чувства. Люди становятся рациональными, думают линейно, приспосабливаются и подчиняют обстоятельствам свое воображе­ние. Все это блокирует человеческую Самость. «Чем глубже эмо­ции и чувства скрываются, тем более дистанцированно от воспо­минаний сознание, и менее вероятно то, что мы можем найти слова, которые их выражают» (Амманн, 1993).
Песочная терапия имеет много форм. Связь с песком помогает


человеку основательно сосредоточиться на себе и направить свое внимание к тем жизненным событиям, которые определяют его состояние сейчас. Одна из причин, по которой это происходит, проста: большинство людей в детстве играло в песке и в грязи. Песочная терапия часто возвращает человека к памяти детства. Одни клиенты не используют никаких объектов; они просто ка­саются поверхности песка, перемещают формы и делают пост­ройки в песке. Другие используют немного объектов (Фото 2). Некоторые используют много (Фото 3).



Кто-то использует сухой песок, кто-то смачивает песок водой. К< п. клиенты, строящие свою картину быстро, есть работающие медленно. Некоторые создают статичный мир, но есть и создающие истории с продолжением. Одни представляют мир очень и очень и спокойно. Другие наслаждаются игрой. Иногда проявляются очень глубокие эмоции, возникает повторно как

переживание прошлой боли. Нет никакого правильного пути и правильного результата. Важно доверять тому, что каждый
сделает в тот или иной момент. Это так же важно для пси-
лога, как знание предубеждений, ценностей и неразрешенных





проблем клиента. Понимание вышесказанного позволяет психо­логу быть открытым для принятия того, что клиент испытывает.

«Песочная терапия — главный помощник для процесса индивидуации» (Weinrib, 1983). К. Юнг говорил, что душа естествен­но двигается к исцелению и цельности. Это стремление к цельно­сти, с которым клиент, возможно, боролся подсознательно, становится в процессе песочной терапии все более и более понят­ным, поскольку бессознательное состояние переходит в сознание. Клиент узнает различные аспекты своей индивидуальности. Пе­сочная терапия похожа на мечту, когда в сознание приходит то, что клиент не видит в действительности.

Для психологов и психотерапевтов важно соблюдать собствен­ный стиль и теоретические ориентации. Песочная терапия — это дополнение к другим видам терапии. Гештальт, визуализация, психодрама, работа с телом и движением, когнитивная психоте­рапия, художественная терапия, гипноз — вот лишь небольшой терапевтических стратегий, которые можно совмещать с процес­сом песочной терапии.

ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ПЕСОЧНОЙ ТЕРАПИИ

Использование песка для отображения внутренних видений имеет длинную историю. Древние племена чертили защитные круги на земле и создавали различные рисунки из песка. Исто­рическими и культурными параллелями песочной терапии яв­ляются рисунки на песке племен Навахо. В практике индейцев эти изображения используются в церемониях излечения, для предсказаний, изгнания нечистой силы и других целей (Weinrib, 1983). Клэр Бейкр в своей статье «Рисунки на песке Навахо и песочная терапия» (1993) анализирует связь между песочными рисунками индейцев и Sandplay. И песочные картины племени I liutaxo, и песочная терапия — это излечивающие методы, кото-рьм активизируют психическую энергию и открывают перед человеком возможность изменения. Кроме того, оба эти похожие работы с песком улучшают коммуникацию между участниками процесса.


Тибетские монахи издревле и по сей день практикуют создание инщиотного песка в течение нескольких недель мандал — для достижения совершенства и ду-


ховной гармонии. Песок обладает сильными медитативными свойствами.

В Китае, Индии и Японии сосуды с песком размещают около входа в дом. Каждый входящий и выходящий опускает руки в песок, чтобы очиститься от дурных мыслей и опасных чувств. Пе­сок имеет очищающие энергетику свойства.

Началом использования подноса с песком в психологической практике принято считать конец 1920-х годов. Игра и творческий потенциал как часть терапевтического процесса уже использо­вались, особенно в работе с детьми. Мелани Кляйн, Анна Фрейд, Эрик Эриксон, Шарлотта Бюлер и многие другие были сторонни­ками использования игрушек и миниатюр для терапевтических, диагностических и других целей. Анна Фрейд (1960) писала: ♦ ...мы сразу переносим весь знакомый ребенку мир в комнату аналитика и предоставляем ребенку свободу действий в нем, на глазах у аналитика, но без вмешательства с его стороны. Таким образом мы изучаем различные реакции ребенка, степень его аг­рессивности или сострадания, а также его установку в отноше­нии к разным предметам и людям, представленным с помощью игрушечных фигур... Игрушечный мир удобен и подчинен воле ребенка; ребенок может совершать в нем все те действия, кото­рые осуществляются в реальном мире, исключительно в преде­

лах фантазии вследствие того, что ребенок обладает недостаточ­ной силой и властью».

В 1920-х годах Маргарет Ловенфельд продвинулась от орто­доксальной педиатрии до детской психиатрии. Ее цель состояла и ТОМ, чтобы найти среду, привлекательную для детей и обеспе-■Iикающую связь между наблюдателем и ребенком. Она увидела потенциал использования маленьких игрушек, которые помога-№тям сообщать их самые глубокие мысли и чувства. Жизнен-и 11 й путь этой женщины, включающий несчастное детство, мно-


численные болезни, развод родителей, а также работу врачом и В течение русско-польской войны, послужил фоном для размышлении на чисто профессиональную тему. Прошлый опыт облегчает понимание внутренней жизни детей и осознание того, что вербальные методы помогают быстрее прокладывать путь к межличностной коммуникации.

В юности М. Ловенфельд читала «Игры на полу», написанные п I 91 1 году Г. Уэллсом. Автор «Войны миров» и «Машины вре­мени» был глубоко убежден, что игра обеспечивает условия для экспансивных и инновационных идей во взрослой жизни. В «Иг-





pax на полу» он описал игру, в которой участвовал с двумя свои­ми сыновьями. Используя куски древесины и бумаги, пластилин, миниатюрные фигурки людей и животных, они сочиняли различ­ные истории, строили города и острова. Г. Уэллс внес важный вклад в признание данных материалов и типов игры, активизи­рующих изобретательность и творческое воображение. Под впе­чатлением от рассказа Г. Уэллса М. Ловенфельд начала активно внедрять «Технику Мира».

До открытия Института детской психологии в Англии в кон­це 1920-х годов М. Ловенфельд имела большую коллекцию ма­леньких игрушек и миниатюр, окрашенных палок и т. д. Она хра­нила их в коробке, которую дети назвали «Коробкой удивления». В ходе организации Института детской психологии объекты были помещены в бюро с маленькими ящиками, которому дети дали название «Мир». М. Ловенфельд установила две цинковые короб­ки: одну заполненную песком, другую — водой. Дети начали ис­пользовать миниатюрные объекты вместе с содержимым коро­бок. «Техника Мира» —это спонтанное расположение миниатюр во влажном или сухом песке для создания картины или некого Мира. Согласно М. Ловенфельд, цель состояла в том, чтобы «по­лучить созданный мир, способный встретиться лицом к лицу со своим создателем, вместо того, чтобы получить врача, встречаю­щегося лицом к лицу с создателем мира» (де Доменико, 1988). М. Ловенфельд полагала, что «Техника Мира» могла использо­ваться врачами различных терапевтических ориентации.


В 1950-х годах Дора Калфф встретилась с М. Ловенфельд. Бу­дучи юнгианским аналитиком, Д. Калфф дала «Технике Мира» юнгианскую теоретико-методологическую базу и назвала это «Песочной терапией». Ее трактовка отразила знание восточных философий, высокоразвитые интуитивные способности, богатый опыт использования подносов с песком, влияние развивающей­ся теории Э. Нойманна и совместные исследования с К. Юнгом и М. Ловенфельд (Mitchell, Friedman, 1994).

Песочная терапия Д. Калфф базировалась на убеждении Юнга, что душа может быть активизирована для достижения цельности и исцеления. Д. Калфф видела песочную терапию как инструмент, который не только позволит детям выражать и ти­пичный, и глубоко личный мир, но и соединит их внутренние представления с внешней каждодневной действительностью. Она постулировала символическую игру, создающую коммуни­кацию между сознательным и бессознательным. После наблю-


дения за детьми Д. Калфф начала использовать песочную тера­пию и со взрослыми.

Самый важный аспект sandplay состоит в том, что эта техника уходит вглубь детства, в детские игры-замещения. К. Юнг1 вооб­ще определял песочницу как детский аспект коллективного бес­сознательного. Многие психологи говорили о том, что поднос с песком пробуждает «внутреннего ребенка». К. Юнг(1971): «Тема ребенка — это не только то, что существовало в прошлом, но и то, что существует сейчас. Это система, которая функционирует и в настоящем. Цель — жить!»

Дора Калфф читала лекции по песочной терапии и обучала дру­гих юнгианских аналитиков, став своего рода катализатором для широкого распространения нового инструмента. В своем психо­терапевтическом процессе Д. Калфф использовала два подноса с песком предписанных размеров: один с влажным и один с сухим, С синими дном и внутренними сторонами, обозначающими воду и небо. Она подчеркивала, что психолог должен соблюдать ти­шину и не мешать созданию картины клиентом. Д. Калфф реко­мендовала отказываться от интерпретаций в течение первых не­скольких сессий.


В начале 1980-х годов Жизела де Доменико провела феноме­нологическое исследование детей дошкольного возраста (интел­лектуальная норма), используя разнообразные формы и разме-|п.| подносов с песком. Кроме этого, используя песочную терапию, они работала с разными группами клиентов: детьми, подростка­ми, нзрослыми, парами, семьями и группами. Ее теория и прак-гика песочной терапии получила название Sand tray-Worldplay.

Подобно предшественникам, де Доменико подчеркивает исцеляющую силу души. Она работает с глубинами человеческого сознания, способствуя процессу познания клиентом своего мира. Она видит функцию песочного терапевта как медиатора, посредника.

Де Доменико подходит к пониманию души иначе, чем М. Ло-

фельд и Д. Калфф. Она видит людей многомерными существами, которые сознают себя в различных измерениях и использу-ознание (не бессознательное состояние), чтобы испытать, ответить на вопросы, создать и изменить различные аспекты действительности. По ее мнению, как только картины и формы из

песка помещаются в поднос, они становятся реальными (не символическими). В отличие от М. Ловенфельд и Д. Калфф, де Домего утверждает, что области человеческого сознания функцио-




нируют в каждом индивидууме независимо от его диагноза. Она считает, что песочная терапия всегда активизирует их. Де Доме­нико полагает, что, когда психотерапевт прислушивается к «раз­личным чувствам клиентов», он не должен интерпретировать «песочные миры». Таким образом от роли эксперта психотера­певт переходит к роли соисследователя мира клиента. От М. Ло­венфельд Ж де Доменико взяла стратегию актуализации лично­го опыта клиента, а от Д. Калфф — выделение архетипических линий в этом опыте без использования интерпретаций. Она так­же выделяет семейные, социальные, наследственные, надлично­стные и универсальные области опыта клиента при использова­нии песочной терапии.


В ходе своей работы де Доменико создала методы, которые по­зволяют клиентам глубоко чувствовать свои «песочные миры» и брать ответственность за себя. В отличие от других «песочных» психотерапевтов она разработала не только индивидуальные, но и групповые протоколы, рекомендовала использовать песочную терапию для самораскрытия человека настолько часто, насколь­ко это возможно.

Песочная терапия продолжает становиться популярной не только среди психологов, но и среди педагогов и социальных ра­ботников. Sandplay включает много различных способов игры в песке. Это не только модификации упомянутых выше подходов, но и множество возможностей, которые развиваются из творче­ского потенциала психологов и клиентов, использующих подно­сы с песком.

На сегодняшний день существует несколько направлений Sandplay. Так как возможности метода расширяются, — появля­ются многочисленные модификации и формы. В научном мире, в частности, на международной конференции в Сан-Франциско (1995), принята следующая классификация: Sandplay с большой буквы «S» — это классическая форма юнгианской песочной те­рапии со свойственной ей теоретической базой и методологией;

sandplay с маленькой «s» — это различные модификации метода (песочная терапия в контексте арт-терапии, сказки на песке, ди­дактические программы на песке, медитации на песке, реабили­тационные программы для людей с ОПФР и др.).


ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ ДОСТОИНСТВА
ПЕСОЧНОЙ ТЕРАПИИ .

В чем достоинство песочной терапии? Почему в 1990-е годы она набирает обороты, применяется все чаще в работе не только с детьми, но и со взрослыми? Чем песочная терапия отличается от других форм терапии игрой?

Согласно Ж. Пиаже (1951), игра — основной способ развития детей в дошкольном возрасте. К. Юнг (1971) говорил, что «фан­тазия — мать всех возможностей, где подобно всем психологи­ческим противоположностям, внутренний и внешний миры со­единяются вместе».


В последние годы проявилось особое внимание к «внутренне­му ребенку» каждого человека. Психологи и психотерапевты сте­пи использовать игровую терапию и другие основанные на опыте психотехнологии для всех клиентов. Люди имеют большую по­требность в игре, испытывают желание играть. Это помогает освободить творческий потенциал человека, его внутренние чувства, а затем перенести их во внешнюю действительность. Возможно, столь охотное возвращение взрослых к игре связано с н к недостаточным игровым опытом в детстве. Все большее число людей в детстве не имеют возможности играть, так как с раннего возста начинают изучение разных наук.

Песок и вода— прекрасные инструменты, которые необхо­димо использовать в игре. Для детей песочная терапия — естественная форма экспрессии, и они с готовностью тянутся к этому , большинство взрослых уже имеют некоторый опыт игры с песком в детстве: на пляже или в песочнице. Песочная терапия
становится некой связью времен или напоминанием о прошлом
опыте и является дверью в детство. Ребенка песок и вода притягивают как магнит, автоматически пробуждая непосредствен­ную игру. Большинство детей, попадая в кабинет песочной те­рм ним, тут же подходят к подносам с песком, к полкам с многочисленными объектами, чтобы поиграть с ними. Взрослые также проявляют любопытство, видя набор миниатюр и поднос с песком, хотя удивляются, когда им предлагают поиграть. Поскольку у большинства взрослых и детей не было никаких

специфических культурных ограничений (например, запретов н песке в связи с религиозной принадлежностью и т. п.) н игры с песком в детстве, они не стесняются создавать свои песочные миры.





Нет никакого правильного или неправильного способа игры в песке. Песочные миры создаются без подготовительной работы, без планирования и моделирования и поэтому соответствуют внутреннему миру создателя.

Отличие песочной терапии от других психотерапевтических форм в том, что она позволяет клиенту создавать мир, который обеспечивает ему путь к его сокровенным мыслям и чувствам. Этот мир можно рассматривать, ощущать, испытывать, изме­нять, обсуждать и фотографировать. Некоторые клиенты долж­ны вывести наружу и материализовать свой прошлый опыт или травмы. Только тогда связанные с ними проблемы будут разре­шены. Согласно К. Юнгу (1971), в ситуации сложного, наполнен­ного эмоциями случая, который невозможно разрешить обычны­ми средствами, песочная терапия помогает придать травматичному опыту клиента видимую форму. В процессе со­здания мира с использованием песка, воды и объектов у клиента возникает решение, которое его бессознательное состояние пере­дает рукам.


У детей, для которых игра и жизнь имеют тенденцию быть почти синонимичными, объективизация бессознательного мате­риала в песочной терапии ведет к интеграции и перенесению опы­та в существующую действительность. Для взрослых возникаю­щее при этом понимание может появляться очень быстро и часто физически чувствуется так же, как и эмоционально, мысленно, духовно. Когда клиент не может решить проблему при помощи других видов психотерапии, когда он озадачен тем, что чувству­ет и как ведет себя, — строительство мира в песке — это то, что ему необходимо.

Песок и вода — естественные символы, относящиеся к двум первоэлементам, из которых, как верили древние философы, со­стоит мир. Подобно душе они текут и перемещаются, изменяясь постоянно. Песок и вода связывают мысли и дух с телом и физи­ческой формой, обеспечивая людям во время сеансов песочной терапии возможность влиять друг на друга сознательно и подсо­знательно. При создании собственного мира строитель непрерыв­но преобразует и свои взгляды.

Символика объектов и материалов, используемых в песочной терапии, может служить так называемым общим языком. Дети часто не могут ясно сформулировать или назвать то, что с ними происходит (см. выше пример с Пашей). Взрослые также неред­ко не находят слов для обозначения своих чувств.

Песочная те-

рапия может обеспечить клиенту средство для выражения скры­тых мыслей и чувств. Песок и вода обозначают пренатальн«е, пе­ринатальное и предустное сознание, поэтому, чтобы понять экс­прессию души, языковые средства не нужны. По этой причине песочная терапия может использоваться независимо от языка, культуры, расы, возраста и уровня развития человека. Более того, избыток слов может препятствовать терапевтическому продви­жению. Есть клиенты, которые постоянно говорят, то есть ис­пользуют язык, чтобы интеллектуализировать проблему и таким образом избежать ее решения. В подобных случаях песочная те­рапия препятствует рационализации и позволяет бессознатель­ному состоянию транслировать свою историю здесь и теперь. Глубокие внутренние переживания могут быть выражены клиентом


И сообщены психологу в символической форме. Способность психолога разделить эти переживания может создать доверительные отношения между ним и клиентом, чего часто трудно добиться вербально.

Когда психологу долго не удается понять причины проблем • I пента из-за его сильных психологических защит, песочная те­рапия может создать более безопасное пространство для самораскрытия последнего. Она позволяет смягчить его сопротивление и уменыпить защиту.

Песочная терапия главным образом используется как юнгианская техника, но она может быть дополнением и хорошо сочетаема со многими другими методами и подходами психологов и психотерапевтов. Например, если методология психолога главным образом связана с когнитивной психотерапией, маловероятно, что анализ будет использоваться в песочной терапии. Скорее всего психолог будет работать с клиентом посредством подноса

С песком, чтобы реструктурировать его размышления. В этом случае построенный клиентом песочный «мир» является когнитивной схемой действительности. Каждая часть схемы разбирается с помощью специально построенных вопросов с целью расшифровки информации и принятия решения о пути выхода из случся проблемных ситуаций.

В практике психологов и психотерапевтов бывает, что они терпят неудачу, их методы не срабатывают, наблюдается застой в работе с клиентом. Миры в песке с их многоуровневыми, трехмерными символами могут преодолеть этот барьер. «Невербальный sandpay мир позволяет играющему в песок изобразить со-

н а многих уровнях в одно и то же время способом, которым




они представлены в мечтах» (Томпсон, 1990). Клиент создает мост от бессознательного к сознательному, от внутреннего к внешне­му миру, от духовного к физическому и от невербального к вер­бальному. Бессознательное состояние воплощается в образе, что служит катализатором для внутреннего изменения человека. Устанавливается прямая связь между сознательным и бессозна­тельным.


Использование песка и воды автоматически возвращает кли­ентов назад, к областям человеческого опыта, который является травматичным и должен быть пережит заново для преодоления его последствий. В течение сеансов песочной терапии психологи­ческая травма определяется и, в конечном счете, отыгрывается в свободной защищенной среде. В этом процессе психологу очень важно уважать клиента и его работу. Поскольку клиент строит, он (или она) постоянно изменяет мир, уничтожая старый и со­здавая новый. Создавая и уничтожая и снова создавая и уничто­жая, клиенты рассматривают собственные миры. Фактически клиент становится «хозяином» старого опыта и «создателем» нового.

Песочная терапия активизирует врожденные ресурсы самоис­целения человека и обеспечивает возможность для дальнейшего его продвижения к психологическому здоровью. Клиенты конт­ролируют то, что они будут или не будут показывать в себе, и учат­ся в этом процессе. Только тот материал придет в сознание, с ко­торым клиент готов иметь дело. Образы, созданные во внешней среде, отражают внутренний мир, бессознательное состояние и увеличивают понимание человеком себя. Поскольку клиенты ак­тивно и сознательно вовлечены в процесс изменения, они могут преодолеть чувства беспомощности и подчиненного положения. Психологам важно помнить об уникальности клиентов и учиты­вать, прежде всего, личные интерпретации их миров. Каждый клиент оценивает себя как хорошо осведомленного и уважаемо­го человека, отвечающего за свою жизнь.

Поднос с песком — уникальный инструмент, позволяющий иметь дело со многими событиями жизни, включая травмы, про­блемы отношений, личностный рост, интеграцию и преобразова­ние Самости. Психологи так же, как и клиенты, могут извлекать выгоду из песочной терапии. Посредством подноса можно обра­титься к проблемам контрпереноса и личностного роста челове­ка. Песочная терапия более экологична для психолога, чем вер­бальная. Ведь многие из переносов клиента помещены при этом

н поднос с песком, а не на психолога, поэтому энергия, затрачи-паемая на преодоление проблем переноса, минимизирована.
РОЛЬ ПСИХОЛОГА В ПЕСОЧНОЙ ТЕРАПИИ

Песочная терапия является богатым дополнением к другим in тьма эффективным методам, и ее использование требует от психологов сосредоточенности, терпения и концентрации. Жизела де Доменико (1986) перечислила множество требований для того, чтобы использовать этот основанный на жизненном опыте тип терапии. Она говорила, что это «требует убеждения в существовании символических, пиктографических, внутрипсихических образов. Это требует способности спонтанно, полностью погрузится в опыт клиента. Это требует способности создавать новый опыт. Это требует способности отпускать и отстраняться от опыта посредством использования функции наблюдателя... и тогда,
не завершения основанной на опыте причастности, включается рефлексивная функция, которая учитывает сознательное запоминание и интеграцию опыта».

Психолог на процедуре песочной терапии является психолошческим контейнером, который удерживает то, что происходит на подносе, и в комнате терапии. Обеспечивая безопасное пространство для клиента, психолог активизирует его внутренний голос Это особенно важно для детей, потому что у них еще не развито сильное Эго и они нуждаются в поддержке несубъективного взрослого.

Психолог также является для клиента моделью, демонстрирует акт реального слушания и присутствия. Психолог показывает способность без оценивания наблюдать за творческим, имеющим огромное значение процессом. Кроме того он служит соединяющим звеном между клиентом и собственно песочной I крин ней. Психолог помогает клиенту видеть, как мир или сцена, которую тот создает, отражают часть психического содержания хранящегося в бессознательной сфере его подопечного. Поскольку процесс песочной терапии часто вызывает сильные делает видимым то, что до сих пор не осознавалось, психолог должен брать на себя роль помощника, оказывать клиенту поддержку.


Песочная терапия для клиента — это путь исследования. Психолог - проводник на этом пути. Вместе они двигаются через





психическую топографию. Клиент берет на себя инициативу осо­знания, понимания своего процесса. Психолог обеспечивает кли­ента всем необходимым для этого: безопасным пространством, символическим языком, вопросами и предложениями. Психолог должен быть осторожен, не торопиться, быть активным настоль­ко, насколько продвигается в своем «путешествии» клиент. Рут Амманн (1993) красноречиво использовала следующий образ, описывающий этот баланс: «Огонь, на котором находится сосуд, содержащий психический процесс объекта психоанализа, — все­го лишь средство тепловой обработки. Каким бы "талантливым" ни был огонь, он не должен греть слишком сильно, ведь иначе содержание горшка может выкипеть или испортиться».

Есть еще роль свидетеля, зеркала. Часто клиент бывает не­уверенным в себе или в своих новых взглядах на события. Когда психолог устно отражает свои наблюдения за работой клиента, это помогает клиенту видеть себя как бы глядя в зеркало с раз­ных сторон.

Что необходимо, чтобы успешно реализовать в процессе песоч­ной терапии все эти роли? Есть множество качеств и навыков, которыми должен обладать песочный терапевт для эффективной работы с клиентом. Во-первых, ему необходимо хорошо знать и понимать все этапы развития человека, в том числе этапы разви­тия его психологических процессов, и многое другое. Во-вторых, песочный терапевт должен понимать язык коллективного бессо­знательного, архетипов, образов и символов. В-третьих, он дол­жен иметь представление о человеческом теле, органах и сомати­ческих болезнях.

Психолог должен стремиться к исследованию собственного «сада души», иметь желание строить собственные миры в подно­сах, двигаться к цельности и индивидуации. Выстраивая песоч­ные миры, психолог становится в позицию клиента. Это разви­вает способность к пониманию того, что чувствуют клиенты, работая с песком.


Преимущества песочной терапии выражаются в том, что она:


  • способствует процессу индивидуации;

  • освобождает творческий потенциал, внутренние чувства, восприятие и актуализирует воспоминания;

  • обеспечивает многогранный опыт благодаря множествен­ности символических значений;

  • способствует регрессу клиента к прошлому опыту с целью повторного переживания и освобождения;


создает мост между бессознательным и сознательным, внут­ренним и внешним, духовным и физическим,«невербаль­ным и вербальным;

обеспечивает непосредственную игру, где нет никакого пра­вильного или неправильного пути; позволяет снять контроль сознания; является естественным языком для детей; не имеет ограничений для использования с людьми разных культур, рас, возрастов и интеллектуальных статусов; дает клиенту возможность от роли «пострадавшего» перей­ти к роли «создателя» своей жизни;

служит дополнением к другим методам психокорреционной и психотерапевтической работы;

обеспечивает психологу возможность личной психотера­пии.






ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ИСТОРИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ SANDPLAY


  • Первые шаги в Sandplay

  • Подносы с песком

  • Столы

  • Коллекция миниатюрных объектов

  • Категории объектов

  • Рабочее пространство




следующая страница >>