prosdo.ru   1 ... 31 32 33 34 35

Глава сорок вторая


Около пятидесяти человек встречали самолет в Национальном аэропорту Вашингтона, прибывший из Огайо с опозданием.

Большинство ждали своих родственников. Люди выглядели заспанными, уставшими, из-под их пиджаков выглядывали хвосты рубашек.

Арделии Мэпп удалось разглядеть свою соседку по комнате, спускающуюся с трапа самолета. У Старлинг было бледное лицо, под глазами большие черные круги. На щеках остались следы пороха. Старлинг тоже увидела Мэпп, помахала ей рукой.

Девушки встретились, обнялись.

– Привет, подружка, – воскликнула Арделия. – Есть багаж? – Старлинг покачала головой. – Джефф ждет нас. Едем домой.

Джек Крофорд дожидался ее возле своей машины у входа в аэропорт.

– Я… – начал он, –…Ты не представляешь, что ты сделала. Ты переплюнула всех, малышка. – Он прикоснулся к щеке девушки. – Что это?

– Порох. Доктор сказал, что сойдет сам денька через два. Это лучше, чем срезать кожу.

Крофорд притянул девушку к себе, на один крошечный момент прижал к груди, а потом поцеловал в лоб и отпустил.

– Ты не представляешь, что ты сделала, – снова повторил он. – Езжай домой. Отоспись. Поговорим завтра.

Глава сорок третья



Джек Крофорд проснулся на софе в своем кабинете и услышал разносящийся по всему дому дружный храп родственников.

В самый первый миг, еще свободный от тягот и забот грядущего дня, он вспомнил не то, что Белла умерла, а ее последние слова. Она произнесла их тихо, глядя на него ясными, угасающими глазами: «Что делается у нас во дворе?» он взял чашку с зернами и прямо в халате вышел на улицу покормить птиц. Он обещал Белле делать это каждое утро. было еще темно, когда Крофорд, оставив спящим родственникам записку, выскользнул из дома. Он всегда умел ладить с близкими Беллы, но сейчас был рад побыстрее попасть в Куантико.

Джек просматривал пришедшие ночью телексы и первые утренние сводки новостей по телевизору, когда через стеклянную дверь увидел Старлинг. Крофорд кивком головы пригласил ее в кабинет, очистил один из по обыкновению заваленных бумагами стульев, и они стали молча смотреть телевизионные новости. Наконец, появилось то, что они ждали. Запущенный, голый фасад старого дома Джейма Гамба с замазанными белой краской окнами и тяжелыми решетками на них. Старлинг едва узнавала это жуткое строение.


– Темница ужасов, – назвал его диктор, колодец, подвал, фотоаппараты, мелькающие перед камерой, злые пожарные, отодвигающие фотографов в сторону. Обезумевшие от ярких прожекторов бабочки, летящие на источники света, и бессильно машущие на полу крыльями. Кэтрин Мартин отказывается от носилок и идет к машине «скорой помощи», закутавшись в плащ полицейского. Она прижимает к груди собачку.

Сбоку на экране Старлинг. Она быстро идет к машине, как обычно, опустив голову и засунув руки глубоко в карманы пальто.

Режиссер выпуска постарался вырезать самые жуткие, наводящие ужас предметы в доме маньяка.

Дважды Крофорд услышал, как сидящая рядом Старлинг громко выпустила через нос воздух. Новости прервались рекламой.

– Доброе утро, Старлинг.

– Здравствуйте, шеф, – ответила она, будто бы день уже давно шел своим чередом.

– Прокурор округа Колумбус ночью передал мне по факсу отчет о ваших действиях. Но придется сделать более подробный письменный отчет. Итак, из дома Фредерики Биммел вы пошли к Стаей Хубка, потом к хозяйке магазина «Ричарде», миссис Бердайн, а та назвала адрес миссис Липпман. Старлинг кивнула.

– Стаей Хубка два раза бывала там, чтобы встретить Фредерику, – сказала она, – но всегда подъезжала на машине своего дружка, и потому имела смутное представление, где это. А миссис Бердайн знала точно.

– Эта дама никогда не упоминала имя мужчины, работавшего у миссис Липпман?

– Нет.

Теперь в новостях показывали репортаж из военно-морского госпиталя. Лицо сенатора Мартин в окне стоящего около больницы лимузина занимало весь экран телевизора:

– Кэтрин была вчера в полном сознании. Сейчас она спит и абсолютно спокойна. Мы все молим о ней Бога. Нет, как я уже говорила, она перенесла сильный шок, но находится в полном сознании. Просто синяки, сломан один палец на руке. Обезвожен организм. Спасибо. – Она легонько толкнула водителя в спину. – Спасибо. Вчера она говорила о собачке, но я не знаю, что с ней делать. У нас две своих.


Выпуск закончился дурацким комментарием специалиста по нервным заболеваниям, который к концу дня намеревался в разговоре с Кэтрин Мартин определить степень ее психического расстройства. Крофорд выключил телевизор и быстро сказал:

– Сенатор Мартин звонила мне ночью. Она хочет приехать к вам. Кэтрин тоже, как только врачи разрешат ей передвигаться.

– Я всегда на месте.

– И Крендлер собирается приехать сюда.

– В таком случае, я бываю на месте редко.

– Хочу дать вам один бесплатный совет: Не стесняйтесь использовать расположение к вам сенатора. Пусть она не просто говорит, как любит вас, а пусть что-нибудь для вас сделает. И побыстрей. Благодарность, увы, чувство скоротечное.

Среди беспорядка на рабочем столе хозяина кабинета стоял бумажный цыпленок, которого когда-то сделал доктор Лектер. Крофорд поднял и опустил его хвост. Цыпленок несколько раз клюнул стол.

– Лектер исчез. Его ищут по всей стране. Везде он значится особо опасным преступником, – сказал Крофорд. – Некоторое время он будет в тени, потому что сейчас наверняка очень занят. Но покончив с делами, людоед опять начнет развлекаться. Мы должны в любом случае все предвидеть и быть готовыми к тому, что он может вспомнить про вас.

– Не думаю, чтобы он попытался выйти на меня. Я вряд ли его еще интересую. Конечно, он может испытывать ко мне раздражение. Кто его знает.

– Все, что я хочу от вас, Кларис, так это научиться быть осторожной. Я подключу ваш телефон к системе прослушивания и срочной тревоги, если не возражаете. Но он останется сугубо личным до тех пор, пока вы сами не нажмете на кнопку.

– И все-таки я не думаю, чтобы он обратил свое внимание на меня, мистер Крофорд.

– Вы, похоже, не поняли, Старлинг.

– Нет, я все поняла.

– Я очень рад за вас, Кларис. Директор тоже передавал вам поздравления. – Это прозвучало почему-то слишком натянуто, совсем не так, как он хотел. Крофорд подошел к двери кабинета. Она уходила по пустынному, гулкому коридору. Усилием воли он заставил себя окликнуть ее, превозмогая мрак своего безутешного горя:

– Старлинг, ваш отец с гордостью наблюдает за вами…



<< предыдущая страница   следующая страница >>