prosdo.ru   1 ... 32 33 34 35

Глава сорок четвертая


Джейм Гамб оставался в центре внимания еще несколько недель после того, как с ним было покончено. Журналисты воссоздали его биографию, начиная с момента появления ребенка в округе Сакраменто.

Мать уже носила в себе зародыш, когда провалилась на конкурсе «Мисс Сакраменто» в 1948 году. Имя «Джейм» было очевидной ошибкой в свидетельстве о рождении, но никто не побеспокоился ее исправить.

Когда надежда на артистическую карьеру рухнула, мать по-страшному запила. И в двухлетнем возрасте Гамба поместили в приют. По меньшей мере два солидных журнала писали, что несчастное детство стало главной причиной, побудившей его охотиться на женщин для получения с них кожи. Ни в одной из статей не появлялись слова «безумный» или «злодей».

В фильме, который Гамб смотрел уже в зрелом возрасте, действительно снималась его мать. Но исследования показали, что красавицей в бассейне была не она.

Когда ему было десять лет, его забрали из приюта дед с бабкой, а через два года он зверски убил их.

Центр реабилитации научил Гамба портняжному ремеслу. И в этом деле он проявил незаурядные способности.

В информации о трудовой деятельности было много белых пятен. Журналисты отыскали два ресторана, где он работал нелегально, вышли на швейные мастерские, в которых Джейм периодически подрабатывал. Точно неизвестно, убивал он в этот период или нет. Хотя дело Бенджамина Распейла говорит о том, что убивал.

Одно время он работал в антикварной лавке, где из бабочек делали всевозможные орнаменты. Именно там он познакомился с Распейлом и некоторое время с ним сожительствовал. Тогда Гамб пристрастился к бабочкам и мотылькам, проявил интерес к стадиям развития, через которые они проходили.

Когда Распейл отверг Гамба, он убил его очередного любовника, Клауса, обезглавил и снял часть кожи. Потом на Востоке нашел самого обидчика, а тот, испугавшись строптивого маньяка, привел его к доктору Лектеру.

Много времени уделялось последнему периоду, когда Лектер убил Распейла. И, что наиболее важно, публике стало известно, как много рассказал Распейл Лектеру о Джеймс Гамбе.


Все узнали, что именно Распейл поведал о страсти маньяка к бабочкам, что он сдирал с людей кожу, что убил Клауса что работал в фирме по изготовлению одежд из кожи «Хайда» в Калумете. Однако деньги за работу он получал у одной пожилой дамы из Бельведера, которая шила для «Хайда» подкладки. Однажды Гамб обокрал женщину до нитки. Распейл предсказал это заранее.

– Когда Лектер прочитал, что первая жертва жила в Бельведере и что с нее содрали кожу, он сразу понял чьих рук это дело, – говорил Крофорд, просматривая вместе с Кларис газетные статьи. – Он умышленно сдал вам Гамба, но со свойственной ему гениальностью старался увести в сторону Чилтона.

– Верно. Он очень тонко намекнул, что все места преступлений выбираются наугад, – добавила Старлинг. – А в Мемфисе спросил, умею ли я шить. К чему бы это?

– Просто забавлялся. Он питает страсть к диким развлечениям. Когда миссис Липпман умерла – это случилось во время поездки во Флориду вместе с Гамбом, – он унаследовал все: старый дом, подвал, колодец, солидную сумму денег, он бросил работу у «Хайда», хотя некоторое время использовал свою квартиру в Калумете, получая посылки на имя Джона Гранта. Он поддерживал контакт с самыми солидными заказчиками и, как и раньше, когда работал у «Хайда», объезжал маленькие магазинчики. Именно эти поездки использовались им для выслеживания и захвата жертв, а также для утопления их тел. В его коричневом фургоне поверх прорезиненного мешка для перевозки человеческих тел стояли коробки с кожаными украшениями на продажу. В подвале он имел полнейшую свободу действий. Мог там и работать, и развлекаться. Сначала это были только игры – охота за молодыми девушками в полнейшей темноте, картины, которые он писал в дальних комнатах. Фредерика Биммел стала работать у миссис Липпман в последние годы жизни старухи. Девушка забирала у нее изделия, когда Гамб увидел ее. Биммел была не первой жертвой маньяка, но первой, убитой ради получения кожи среди вещей Джейма обнаружены письма девушки к нему.


У Стерлинг едва хватило сил читать эти письма, потому что они были полны надежд, невероятных ожиданий, любви нежности и преданности Гамбу:
«Милый, тайный властелин моего сердца, я так люблю тебя! Ты даже не думал, что я способна сказать тебе это. Прекраснее всего услышать такие же слова в ответ!»
Когда она узнала правду? Может, обнаружила подвал? Как изменилось ее лицо, когда перед ней предстал другой человек? Сколько времени он продержал ее в колодце? Хуже того, Фредерика оставалась ему предана до самого последнего момента. Одно из писем она написала уже в колодце, находясь там в заточении. Кларис Старлинг имела прекрасную репутацию в академии и не желала никаких контактов с прессой. Однако бульварные газеты постоянно писали о ней.

Газета «Отечественный сплетник» выкупила у Фредерика Чилтона пленку с записью разговора Кларис с Лектором и сделала из этого целую серию статей под рубрикой «Невеста Дракулы». Писаки додумались до того, что сообщили, будто Старлинг за плату рассказала Лектору о своих интимных переживаниях. Журнал «Пипл» написал о ней довольно теплую статью, сопроводив ее фотографией студенческих времен и той, где она слушает службу в лютеранской церкви Боземане. Но больше всего она была рада видеть фотографию своей любимой лошади по имени Ганна, везущей целую повозку детей. Старлинг вырезала фотографию Ганны и положила в свой кошелек. Это единственное, что Кларис решила сохранить. Она начала чувствовать, что исцеляется.

Глава сорок пятая



Лакей аккуратно катил перед собой по мягкому ковру отеля «Маркус» столик на колесах. Около двери комнаты № 91 он остановился и мягко постучал рукой в перчатке.

Выждав минуту, постучал сильнее, потому что из номера доносились звуки инвенций Баха в исполнении Гленна Гульда.

– Войдите. – Мужчина с повязкой, закрывающей нос, и в халате писал что-то за столом. – Поставьте около окна и покажите мне вино.

Лакей поднес бутылку. Человек внимательно рассмотрел этикетку, прислонил горлышко к своей щеке.


– Откройте, но не ставьте на лед, – сказал он, подписывая чек с щедрыми чаевыми. – Сейчас я пить не буду.

Он не хотел, чтобы лакей наливал вино в его бокал, потому что от этого человека исходил неприятный запах.

Доктор Лектер пребывал в игривом настроении. Неделя прошла великолепно.

Внешность его постепенно приходила в нормальное состояние. Как только пропадут эти отвратительные пятна, он сможет предстать перед фотографом, чтобы сняться для паспорта.

Он сумел все сделать сам – несколько уколов небольшой дозы кремния в нос. Кремниевый гель продавался в аптеках без рецепта, новокаин и лекарства, вводимые под кожу, только с соответствующим документом. Эту проблему он решил очень просто: стащил рецепт со стала одной переполненной клиентами аптеки. Он замазал корректирующей жидкостью каракули врача и сделал копию чистого бланка. Первый выписанный им рецепт с чрезвычайной точностью воспроизвел украденный. Он незаметно подложил его на место, и никто ничего не заметил.

Давным-давно, еще до первого ареста, доктор Лектер сделал запасы на тот случай, если он по той, либо иной причине окажется в изгнании. Стена одного из пансионов для туристов на берегу реки Саскуэханна хранила деньги, кредитную карточку и паспорт на имя другого человека. Там же были и косметические принадлежности, с помощью которых он надеялся предать своей внешности сходство с человеком изображенным на фотографии в паспорте. Однако срок документа давно истек и было необходимо как можно скорее получить новый.

Надеясь, что границу легче пересечь с группой отдыхающих и с большим туристическим жетоном на груди, он купил путевку на тур с ошеломляющим названием «Великолепие Южной Америки». Таким образом доктор Лектер рассчитывал добраться до Рио-де-Жанейро.

В тот вечер он писал письма, которые намеревался отправить через агентство почтовых услуг в Лондоне.

Прежде всего перевел солидную сумму денег санитару Барни, снабдив ее благодарностью за хорошее отношение к нему в психиатрической тюрьме.


Затем набросал несколько слов Фредерику Чилтону, уведомив, что намерен навестить его в самое ближайшее время. Он собирался вытатуировать на его лбу инструкцию по кормлению, чтобы в будущем не переводить зря бумагу. Эта мысль ему очень понравилась.

И, наконец, налив себе бокал изумительного «монтраше», он обратился к Старлинг:
«Ну как, Кларис, ваши ягнята замолчали? Вы, конечно помните, что должны рассказать мне об этом. И я очень на вас рассчитываю.

Очень хорошо, если вы поместите объявление на страницах «Тайме» и «Интернэшнл Геральд Трибюн» в первый день любого месяца.

А еще лучше опубликовать это в «Чайна-мейл».

Меня не удивит ни отрицательный, ни положительный ответ. Но пока ягнята должны молчать. Кларис, судите себя только судом всех подземных темниц, созданных для Толпы.

Вам придется снова и снова бороться за него, это благословенное молчание. Ибо вас связывает гражданский долг, вы руководствуетесь только долгом, и этот долг вы будете чувствовать всегда.

В мои планы не входит встречаться с вами, Кларис, – мир интереснее, когда в нем существуют такие, как вы. Надеюсь, ко мне вы проявите не меньшую учтивость».
Доктор Лектер коснулся ручкой своих губ, глянул на ночное небо, улыбнулся.
«Теперь у меня есть окна.

Над горизонтом светится Орион. Рядом сияет Юпитер. Он сейчас находится в противостоянии к Земле, и такого не будет до 2000-го года (я не намерен называть вам точное время и высоту). Но надеюсь, что вы их тоже видите. Некоторые звезды у нас с вами общие, Кларис.

Ганнибал Лектер».
Далеко на востоке, за Чесапикским заливом, высоко в ясном ночном небе, над большим домом и комнатой, в которой мягко светится огонек ночника, повис Орион. На большой кровати много стеганых одеял, а над ними и под ними лежат несколько больших собак.

В тусклом свете трудно разобрать, где и кто.

Но лицо на подушке, розоватое от света ночника, без сомнения Кларис Старлинг. Она сладко, спокойно спит в наступившем для нее молчании ягнят.



1 Одно из направлений в американской психологии, устранившее из психологии такие понятия, как сознание, мышление. Бихевиоризм считает предметом психологии поведение, под которым понимаются чисто физиологические реакции на стимулы.


2 Гебефрения – юношеская форма шизофрении, протекающая с дурашливой веселостью, кривлянием, бессмысленным шутовством.


3 Qui pro quo (лат.) – одно вместо другого.



<< предыдущая страница