prosdo.ru
добавить свой файл
1 2 3 4
Радул Д.Н.

Три модели понимания человека: гуманитарные и естественнонаучные аспекты.
Введение.
Человек всегда являлся центром и началом координат мировой культуры. Взаимоотношение человека с Богом, природой и другими людьми – вот самые важные и фундаментальные мировоззренческие проблемы. Понимание каждым человеком самого себя, поиски смысла собственного существования являются глубоко личными экзистенциальными переживаниями каждого индивида. Поэтому не случайно философы уделяли проблеме человека столь значительное внимание. Такое повышенное внимание породило множество различных подходов. В начале 21 века мы продолжаем чтить различные исторические концепции понимания человека, которые были наработаны за тысячелетия развития мировой цивилизации. Но эти исторические концепции рассматриваются действительно только как исторические. Мы потеряли основания этих концепций, перестали понимать их жизненную силу. Мы превратили их в архаичные музейные экспонаты, которые вызывают все меньший интерес молодого поколения. Не пора ли изменить ситуацию?

Чтобы сломать этот очевидно негативный тренд, необходимо отказаться всего от одного научного стереотипа 19 века. Суть этого стереотипа заключается в том, что человеческая культура – это постепенное восхождение человеческого знания от неразумия к разуму. Это классическая позитивистская установка 19 века, реализованная, например, в законе трех стадий Конта. В рамках данного укоренившегося представления история культуры оказывается набором всяких глупостей. Единственный плюс заключается в том, что глупостей со временем становится меньше. Историк культуры рассуждает следующим образом. В концепции такого-то великого древнего автора вот это совпадает с современным знанием. Тогда это признается великим предвидением этого великого человека в столь дикую и темную эпоху. Все, что не совпадает с современным знанием, снисходительно списывается на общую дикость и необразованность того времени. Так целостные концепции древних и не очень авторов разламываются на «глупые и умные» фрагменты.


Но ситуация начинает постепенно меняться. Особенно, это становится очевидным в истории и философии науки. Все с большей силой утверждается идея о несоизмеримости различных парадигм, научно-исследовательских программ и так далее. Каждая фундаментальная концепция рассматривается как замкнутое целое: полная и непротиворечивая система. Становится очевидным, что крупные философские системы построены на определенных аксиомах как изначальных постулатах. И разные системы построены на разных аксиомах, которые лежат в их основаниях. Это можно сравнить с ситуацией в современной геометрии, где мирно сосуществуют множество равнозначных аксиоматик. Так же надо реконструировать и крупные исторические философские системы. В рамках данного понимания следует говорить о том, что Платон исходил из одних изначальных постулатов, Аристотель - из других, а Демокрит - из третьих.

Такая общая установка приводит к необходимости признания разных подходов к пониманию человека. Причем эти подходы одинаково истинны как это не звучит парадоксально. Получается, например, что описание биологии человека в «Тимее» Платона так же истинно, как современные данные биологической науки! Платон исходит из одной системы аксиом, а современная биология из другой. Поэтому разные биологические системы формируют разный объект исследований и, соответственно, получают разные данные на выходе. Ведь современный биолог описывает одного человека, а Платон совсем другого. Причем Платон утверждает, что он описывает более совершенное создание, оставляя обычного человека примитивным костоправам. Сейчас Платон сразу же записался бы в научные фантасты. Современному биологу он бы рассказал о том, что человек из плоти и крови - это только начало человеческой эволюции. Человек будет постепенно менять субстрат своего тела. Сначала он примитивно будет заменять плоть на подручные материалы, ведь это уже происходит. Но затем появятся новые удивительные материалы. Вот тогда робот-полицейский получит уже более совершенное тело. А чуть позже, скажет Платон, уже никто не будет удивляться, что совершенные люди будущего так похожи на тимеевский образ.


Итак, наконец, следует выделить три основных модели понимания человека в рамках мировой культуры. Первая модель описывает реального живого человека из плоти и крови, который физически устроен на основе новой квантовой механики и новой теоретико-множественной математики. Вторая модель рассматривает человека как более совершенное существо, состоящее из особого искусственного вещества - механического эфира. Третья модель берет в качестве объекта изучения максимально возможное биологическое совершенство человека. Человек третьей модели состоит не из механического эфира, а из пяти правильных платоновских многогранников. Каждой модели будет посвящена отдельная глава данной работы. Но предварительно следует заметить, что современные представления о физической и психической природе человека «застряли» между второй и первой моделью. Современная наука с большим трудом адаптируется к новой математике и физике, поэтому реального живого квантового человека эта наука практически не понимает. Но в то же время всем уже становиться достаточно понятно, что изучать эфирного электромагнитного человека конца 19 века со всеобщими априорными чистыми структурами сознания очень и очень стыдно! Одно уже безмерно стыдно, а другое – безмерно заумно! Вот в такую лакуну, междумирье попала современная наука о человека. Быть может методологическое разделение разных пониманий человека поможет окончательно отбросить доквантовые представления и обратиться к сокровищам новой математики и физики.
Глава 1. Квантовый человек.

Мировая культура насчитывает многие тысячелетия, но, как это не покажется странным, изучение реального человека из плоти и крови полноценно началось только 150 лет назад. Современный носитель европейской цивилизации очень плохо знаком с историей культуры. Современный человек совершенно уверен, что люди всегда думали и чувствовали так же, как и он. Но это огромное заблуждение. Тысячелетиями мудрецы исследовали более совершенные формы существования человека, оставляя реального человека на откуп "плебеям и рабам". Реальный человек был далек от идеалов, к которым стремились древние мудрецы. Этот реальный человек был малоинтересным убожеством, не достойным внимания. Таков был господствующий мэйнстрим в течение многих столетий. Но следует сказать, что всегда были ученые, которые пренебрегали общими установками. Но эти ученые относились к маргиналам науки и повсеместно третировались как минимум до 17 века.


Итак, в европейской культуре изначально присутствовало мировоззрение атомизма, которое не интересовалось потусторонними идеальными мирами и идеальными совершенными людьми. Атомизм был занесен в Древнюю Грецию из Египта и Вавилона одновременно с представлениями о механическом эфире и о правильных многогранниках. Основными объектами исследования атомистического мировоззрения были окружающий нас мир и реальный человек из плоти и крови. Согласно атомизму, окружающий нас мир состоит из атомов и пустоты. Но это самый общий философский постулат, который конкретизируется с помощью определенных математических, физических, химических, биологических и психологических представлений. Математическая теория атомизма описывает математические неделимые. Напомним, что слово "атом" переводится с греческого как "неделимое". Метод неделимых был использован в древности в математических сочинениях Демокрита и Архимеда. Затем этот метод был возрожден в Новое время Галилеем, Кеплером и Ньютоном. В 18 и 19 веках Лаплас и Фурье продолжили плодотворно развивать принципы атомистической математики. Но все это время математика неделимых не была господствующей европейской математической традицией. И лишь начиная с 70-х годов 19 века после работ Г. Кантора, атомистическая математика покорила Европу. Современной формой метода неделимых является теоретико-множественный подход.

Математика дает общий язык для описания природы и человека. Сами явления природы излагает на математическом языке физика атомизма. Эта физика описывает реальное вещество окружающего нас мира в отличие от других традиций, которые рассматривают несуществующие в природе эфирное вещество и вещество из правильных многогранников. Итак, реальное вещество состоит из неделимых, полученных в результате актуально бесконечного деления. Сами неделимые разделимы пустотой, которая формирует промежутки, прерывы между неделимыми, а также обеспечивает перекомбинацию неделимых (движение в широком смысле слово). Любой отрезок, любая фигура, любой объем, согласно атомизму, состоит из актуально бесконечного количества атомов (неделимых) и разделяющих пустот. Поэтому описать это возможно только с помощью математического атомизма, который единственный позволяет вводить актуальную бесконечность. Ни эфирная математика, ни математика правильных многогранников принципиально себе это не позволяют. Физика атомизма в древности была представлена механическими методами Архимеда. Из этих методов и была сформирована атомистическая механика Нового времени Галилея-Ньютона. Но в 17-19 веках в Европе воцарилось представление о непрерывном эфире, который принципиально отличался от дискретных атомов. И лишь развитие новой теоретико-множественной математики в конце 19 века заставило физиков отбросить непрерывный эфир (Эйнштейн 1905 год) и снова утвердить дискретную, квантовую структуру реального вещества.


Так исторически складывалось изучение собственно природы с помощью атомистических методов. Теперь посмотрим, как атомизм рассматривал человека пока только с естественнонаучной точки зрения. Любой человек состоит из обычных веществ нашего мира. Эти же вещества в свою очередь состоят из атомов и пустоты. Современная атомистическая теория выступает в форме квантовой механики с теоретико-множественным математическим аппаратом. Но человек - это не просто вещество. Человек - это живое существо. Живой организм способен избирательно реагировать на воздействия среды. В широком смысле слова происходит обмен информацией и веществом между организмом и средой. И самое важное, что этот обмен производится по квантовым закономерностям. Любой живой организм в этом смысле является квантовым компьютером. Человек есть наиболее совершенный квантовый компьютер из всех живых существ. Тайна жизни и тайна сознания не могут быть разгаданы из-за того, что биологи не знают современную теорию множеств и квантовую механику. Они пытаются познать живое на основе классического математического анализа и классической физики, заточенных на познание непрерывного эфира.

Каков же механизм живого, понимаемого как квантовый компьютер? Квантовый компьютер не подчиняется законам формальной логики с ее бинарной системой истина-ложь, 0 - 1. Здесь уже начинает действовать новая квантовая логика, которая использует физико-математическое понятие суперпозиции возможных состояний. Понятие суперпозиции – это основа атомизма. Суперпозиция описывает основное существенное свойство атомистического континуума. Вот как об этом пишет Галилей: «...на предложенный вопрос — конечно или бесконечно число частей ограниченного континуума — я отвечу совершенно иначе, чем синьор Симпличио, а именно, что оно не конечно и не бесконечно... Если говорить о величине, то между конечным и бесконечным находится еще и третье — среднее, соответствующее любому данному числу»1. То есть в новой атомистической логике одновременно возможны и истина, и ложь, а точнее их суперпозиция. Так же, как существует суперпозиция 0 и 1. Об этом учили еще древние софисты. «[Протагор] первый сказал, что о всякой вещи есть два мнения, противоположных друг другу... И [еще он говорил], что все истинно»2. Теперь попытаемся показать отличие суперпозиции для неживой и живой природы. Для неживой природы все возможные состояние внутри суперпозиции равнозначны. Неживой природе все равно, что с ней происходит. Неживая природа находится полностью в состоянии квантовой неопределенности как полного безразличия. Иная ситуация возникает для живой природы. Здесь внутри суперпозиции всех возможных состояний системы возникает иерархия. Так из квантовой неопределенности возникает целесообразность. Эта целесообразность трансформируется в животную пирамиду (пирамиду доминирования). Животная пирамида - это иерархия, в которую выстраиваются живые существа внутри своих сообществ. Наверху располагаются доминирующие особи, обладающие приоритетным правом на пищу и продолжение роды (например, альфа-самцы). Чем ниже располагается особь внутри пирамиды, тем менее она доминирует внутри своего сообщества. Внизу находятся особи, суперпозиция возможных состояний которых наиболее близка к неживой природе. Это означает, что целеполагание и активное стремление у этих особей минимально.


Поскольку человек относится к животному миру, будучи млекопитающим, то он также находится внутри животной пирамиды. Каждый из читающих эти строки людей практически 99, 9% своего времени занят тем, что ведет постоянную битву "за место под Солнцем". Каждый из нас уподобляется полководцу, который ежесекундно разрабатывает планы нападения и обороны. Нападая и побеждая конкурентов, мы поднимаемся по лестнице животной пирамиды вверх. Так мы становимся все "круче и круче". Обороняясь, мы сохраняем статус-кво, то есть ранее завоеванное место. Этот полководец внутри нас каждую секунду ведет мониторинг окружающей ситуации, выискивая возможные угрозы и возможные пути к победе. Мы прокручиваем прошлые баталии, анализируя эффективность наших действий. Так мы готовимся к новым схваткам. "Человек человеку - волк". Так действует этот «животный интеллект». Не меньшую пользу в этой битве "за место под Солнцем" нам приносит и воображение. В мечтах мы быстренько поднимаем себя вверх по иерархической лестнице до самых высот. Это определенная тренировка, но больше - компенсация за реальные тяжелые поражения. Итак, все, что связано с подъемом вверх по иерархической лестнице животной пирамиды, порождает удовольствия и удовлетворенность. Любое скатывание вниз рождает страдание.

Животная пирамида есть объективное порождение особой квантовой суперпозиции, ведущей к иерархии возможных состояний, к предпочтениям и стремлениям. Животная пирамида весьма эффективна в естественном отборе, ибо позволяет выживать наиболее приспособленным, не допуская деградации сообществ живых существ. То есть выживают максимально живые (обладающие максимальным эффективным стремлением, волей к жизни), выбраковываются - максимально близкие к неживой природе (обладающие минимальным стремлением). Но то, что так хорошо для живой природы как таковой, для человека испокон века считалось низким и позорным. Человек, который так себя ведет, всегда справедливо назывался животным. Ведь мы единственное известное нас существо, которое имеет внутри себя нечто более возвышенное. Это возвышенное всегда называлось культурой.


Культура – это совокупность духовных и материальных ценностей. Она включает в себя философию (квинтэссенция культуры), науки, искусство, религиозные представления, нравственные и социально-политические нормы, а также значимые исторические события. Культура – это особые переживания, духовное созерцание, возвышенная радость, катарсис. Эти переживания возникают при соприкосновении с культурными ценностями и в процессе творческого создания новых культурных ценностей. Материальные ценности порождают возвышенные состояния через чувственное восприятие (картины, архитектура, музыка и так далее). Духовные ценности рождают эти состояния посредством заложенных смыслов (философия, религия, нравственность, литература, исторические события).

Здесь человека поджидают великие соблазны. Все возвышенные сокровища мировой культуры... можно преступно использовать в животной борьбе "за место под Солнцем". Например, студент, который приходит в университет за дипломом, или преподаватель и ученый, которые работают ради денег. Тогда культура выступает как средство, а не как цель человеческого существования. Но как определить меру своей преступности против культуры? Когда человек действительно приобщается к культурным ценностям, то он вырывается из животной иерархии, он перестает в этот момент вести эту позорную "войну всех против всех". С точки зрения физики происходит выход из суперпозиции иерархии. В этот момент человек перестает быть животным. Он оказывается в особом состоянии, связанным с особыми возвышенными переживаниями. Животные принципиально не способны испытывать эти состояния.

Атомисты всегда называли эти переживания подлинными удовольствиями. "Итак, когда мы говорим, что удовольствие есть конечная цель, то мы разумеем не удовольствия распутников и не удовольствия, заключающиеся в чувственном наслаждении, как думают некоторые, не знающие, или не соглашающиеся, или неправильно понимающие, но мы разумеем свободу от телесных страданий и от душевных тревог. Нет, не попойки и кутежи непрерывные, не наслаждения мальчиками и женщинами, не наслаждения рыбою и всеми прочими яствами, которые доставляет роскошный стол, рождают приятную жизнь, но трезвое рассуждение, исследующее причины всякого выбора и избегания и изгоняющее [лживые] мнения, которые производят в душе величайшее смятение".3 Атомисты говорили об особой возвышенной радости познания как приобщения к высшему. Коренное отличие от животных удовольствий и стремлений состоит в достижение особой безмятежности духа. «Надо принять во внимание, что желания бывают: одни — естественные, другие — пустые, и из числа естественных одни — необходимые, а другие — только естественные; а из числа необходимых одни — необходимы для счастья, другие — для спокойствия тела, третьи — для самой жизни. Свободное от ошибок рассмотрение этих фактов при всяком выборе и избегании может содействовать здоровью тела и безмятежности души, так как это есть цель счастливой жизни»4. Эта безмятежность отражает новую суперпозицию всех возможных состояний, присущую только человеку в состоянии приобщения к культуре. Эта суперпозиция ближе к неживой природе, чем к иерархии стремлений живых организмов. Человек в этом состоянии не делит мир на белое и черное, хорошее и плохое, истинное или ложное. Он познает мир в его неразличимой тотальности. Для понимания этого состояния необходимо отвлечься от формальной логики, которая здесь не работает. Ибо формальная логика не свойственна квантовому человеку. Формальная логика будет аутентична более совершенному состоянию.


Для квантового человека необходимо говорить о новой парадоксальной логике атомизма. Вот широко известные высказывания Рассела. «Смысл философии в том, чтобы начать с самого очевидного, а закончить самым парадоксальным». «Философия — это когда берешь нечто настолько простое, что об этом, кажется, не стоит и говорить, и приходишь к чему-то настолько парадоксальному, что в это просто невозможно поверить». Теория множеств и квантовая механика изобилуют парадоксами. Поэтому известный физик-теоретик Ричард Фейнман как-то заметил, что хотя квантовая механика существует уже более полувека, но ее до сих пор не понимает ни один человек в мире. Но эта парадоксальная логика совсем не так нова. Если мы сравним современные парадоксы теории множеств и софизмы древнегреческой философии, то совпадение слишком очевидны. Выступая против софистов, Аристотель сформулировал формально логический запрет одному и тому же телу находится одновременно в двух местах. Но древнегреческие софисты и квантовая механика совершенно спокойно этот запрет игнорируют. Атомистическая логика - это логика реального человека из плоти и крови. Формальная логика Аристотеля - это логика более совершенного человека, который, согласно древней традиции, состоит не из обычного вещества, но из механического эфира. Об этом человеке мы будем говорить во второй главе.

Нам надо на время забыть о возвышенных совершенных людях далекого прошлого и не очень далекого будущего. Сейчас людям необходимо освоить свое изначальное парадоксальное мышление, ибо иначе современная математика (теория множеств) и современная физика (квантовая механика) будут продолжать оставаться закрытыми и непонятными для людей. Ведь люди сейчас учатся мыслить формально логически как если бы они жили еще в 17 или 18 веках. Формальная логика возвышена и замечательна, но сейчас она исторически несвоевременна! Европейская цивилизация уже ввела пока только в научный оборот новую математическую логику. Эта логика вполне подходит к современному уровню развития физико-математических наук, даже предъявляя претензии быть основанием этих наук. Теперь необходимо эту пока сугубо научную логику адаптировать к мировоззрению обычных людей. Софисты Древней Греции в свое время вполне смогли это сделать. Получается, что реальный человек окружающего нас мира на самом деле оказывается не очень похож на каждого из нас. Мы "испорчены" более высокими идеалами религиозного и всеобщего эфирного человека, мы пытаемся вести себя как если бы мы были ангелами или имели тело из механического эфира. Получив в 7-6 веках до нашей эры все знания сразу, греки "вцепились" в самое высокое как дети, которые хотят побыстрее стать взрослыми. Через 25 веков мы, кажется, уже переболели этой "детской болезнью". Необходимо понять, что мы придем к этим великим идеалам, но позже - "торопись медленно".


Итак, реальный человек устроен по законам современной квантовой физики и его мышление работает по законам современной парадоксальной математической логики. Этот человек сознательно противостоит своим животным стремлением, приобщаясь к сокровищам мировой культуры. Он способен не только созерцать эти сокровища, но и генерировать (творить) новые культурные ценности. Человек атомизма (индивид, социальный атом) ведет особый образ жизни. Во-первых, человек должен постоянно соприкасаться с культурными ценностями, чтобы получать высшее духовное наслаждение от познания. Во-вторых, человек должен непрестанно физически совершенствоваться, ибо математически оформленные периодические (гармонические) физические упражнения даруют телесную "мышечную" радость (эндорфины). В-третьих, человек должен вступать в духовную коммуникацию с людьми, живущими согласно первым двум условиям. Так рождается любовь и дружба, о которой говорил Эпикур. «Благодарный человек всего более занят мудростью и дружбой (предается мудрости и друж­бе): одна из них есть благо смертное, другая — бес­смертное»5.




следующая страница >>