prosdo.ru   1 2 3 4
Глава 3. Платоновский человек.

Благодаря новому искусственному беспустотному и бесконечно делимому эфиру древние, по их утверждениям, смогли создать более совершенного эфирного человека. Современная наука весьма скептически относится к возможностям древних цивилизаций. Авторская позиция заключается в том, чтобы не вступать в дискуссии о реальных возможностях древних. Важно не то, что существовало реально, а то, что существовало в культурном поле древних цивилизаций. Троянская война оказала на греков 6-4 веков до нашей эры огромное влияние именно в культурном поле, независимо от реальных событий этой войны и существования Трои как таковой. Так же и утверждения древних о существовании в далеком прошлом более совершенных людей конституировало всю древнюю культуру, придавая ей непонятные для нас смыслы. Поэтому не важно существовали ли эфирные люди или нет в реальности. Главное, что они однозначно существовали в культурном поле европейской цивилизации. Но эфирный человек не являлся пределом для древних цивилизаций. Теперь нам предстоит познакомиться с еще более совершенным человеком. В рамках европейской культуры этот совершенный человек наиболее подробно описан в платоновской философии и в библейской традиции.

Эфирные первоэлементы, по мнению древних, были совершеннее реального вещества (атомов и пустоты), но уступали в совершенстве геометрическим первоэлементам - пяти правильным многогранникам. Это тетраэдр (огонь), октаэдр (воздух), икосаэдр (вода), земля (куб) и додекаэдр (небесный эфир). Правильные многогранники получаются из первоэлементов механического эфира (аморфных первоэлементов) при непосредственном участии Демиурга, который вносит в аморфные первоэлементы меру и число. В данном случае эфирные физические первоэлементы оказываются материей, в которую Демиург вносит совершенную геометрическую форму. Так получается еще более совершенное вещество, имеющее кристаллическую решетку в виде правильных многогранников. Согласно платоновской традиции, первые четыре первоэлемента состоят из двух видов первичных треугольников. Поэтому платоновский человек будет образован из совершенной субстанции в виде правильных многогранников, которые в свою очередь слагаются из треугольников.


Теперь перейдем к описанию устройства платоновского человека, как оно дано в диалоге "Тимей". В отличие от реального человека атомизма, который возник в результате естественного природного процесса, эфирный и платоновский человек были созданы целенаправленно из более совершенных материалов. В культурном поле европейской цивилизации это относится к глубокой древности, и авторство приписывается Демиургу и созданным им божественным существам. Касательно платоновского человека в "Тимее" сказано следующее. "При этом божественные существа создал сам демиург, а порождение смертных он доверил тем, кого сам породил. И вот они, подражая ему, приняли из его рук бессмертное начало души и заключили в смертное тело, подарив все это тело душе вместо колесницы; но, кроме того, они приладили к нему еще один, смертный, вид души, вложив в него опасные и зависящие от необходимости состояния: для начала — удовольствие, эту сильнейшую приманку зла, затем страдание, отпугивающее нас от блага, а в придачу двух неразумных советчиц — дерзость и боязнь — и, наконец, гнев, который не внемлет уговорам, и надежду, которая не в меру легко внемлет обольщениям. Все это они смешали с неразумным ощущением и с готовой на все любовью и так довершили по законам необходимости смертный род души"79.

Итак, платоновский человек обладает весьма сложным устройством. Он имеет три рода души и тело. Причем в отличие от эфирного человека и душа, и тело имеют геометрическое строение. Сначала разберем геометрическое устройство души. «… Бог сотворил душу первенствующей и старейшей по своему рождению и совершенству, как госпожу и повелительницу тела, а составил он ее вот из каких частей и вот каким образом: из той сущности, которая неделима и вечно тождественна, и той, которая претерпевает разделение в телах, он создал путем смешения третий, средний вид сущности, причастный природе тождественного и природе иного, и подобным же образом поставил его между тем, что неделимо, и тем, что претерпевает разделение в телах. Затем, взяв эти три [начала], он слил их все в единую идею, силой принудив не поддающуюся смешению природу иного к сопряжению с тождественным. Слив их затем с сущностью и сделав из трех одно, он это целое в свою очередь разделил на нужное число частей, каждая из которых являла собою смесь тождественного, иного и сущности»80. Под природой тождественного Платон понимал "бессмертный" эфир (додекаэдр), а под природой иного - "смертные" четыре первоэлемента. Демиург сочетал полученную смесь в весьма сложной пропорции. На выходе было получено особое гармоническое сочетание первоэлементов, которое вносило жизнь в неодушевленное тело из геометрических первоэлементов. Смертные части души отвечали за вегетативные и животные (страстные) функции. Но человек отличался от животного тем, что имел высший разумный род души. «Что касается важнейшего вида нашей души, то ее должно мыслить себе как демона, приставленного к каждому из нас богом; это тот вид, который, как мы говорили, обитает на вершине нашего тела и устремляет нас от земли к родному небу как небесное, а не земное порождение»81. В библейской традиции это высшее божественное существо понимается как ангел-хранитель. Таким образом, платоновский человек имеет над собой божественного смотрителя, который записывает все злые и добрые дела. Вот как Платон различает злые и добрые дела. "Правда, у того, кто погряз в вожделениях или тщеславии и самозабвенно им служит, все мысли могут быть только смертными, и он не упустит случая, чтобы стать, насколько это возможно, еще более смертным и приумножить в себе смертное начало. Но если человек отдается любви к учению, стремится к истинно разумному и упражняет соответствующую способность души преимущественно перед всеми прочими, он, прикоснувшись к истине, обретает бессмертные и божественные мысли, а значит, обладает бессмертием в такой полноте, в какой его может вместить человеческая природа; поскольку же он неизменно в себе самом пестует божественное начало и должным образом ублажает сопутствующего ему демона, сам он не может не быть в высшей степени блаженным. Вообще говоря, есть только один способ пестовать что бы то ни было: нужно доставлять этому именно то питание и то движение, которые ему подобают. Между тем если есть движения, обнаруживающие сродство с божественным началом внутри нас, то это мыслительные круговращения Вселенной; им и должен следовать каждый из нас, дабы через усмотрение гармоний и круговоротов мира исправить круговороты в собственной голове, нарушенные уже при рождении, иначе говоря добиться, чтобы созерцающее, как и требует изначальная его природа, стало подобно созерцаемому, и таким образом стяжать ту совершеннейшую жизнь, которую боги предложили нам как цель на эти и будущие времена"82. Но о душе достаточно, теперь перейдем к описанию устройства тела платоновского тела.


Телесное устройство этого совершеннейшего вида человека обусловлено геометрическим характером платоновских первоэлементов. Начать описание следует с устройства того телесного органа, который приемлет бессмертную и смертную душу. Эту функцию, по Платону, выполняет мозг, вещество которого устроено из геометрических треугольников. "Дело было так: среди всех исходных треугольников бог выбрал и обособил наиболее правильные и ровные, которые способны были в наибольшей чистоте представлять огонь и воду, воздух и землю; затем, отделив каждое от своего рода, он соразмерно смесил их, приготовляя общее семя для всех смертных родов, и устроил из этого мозг. В нем он насадил все роды душ, а утвердив их, разъял мозг уже при самом первом рассечении на такое множество тел, чтобы они своим числом и устройством соответствовали вышеназванным родам. Ту долю, которой суждено было, как некоей пашне, воспринять семя божественного начала, он сделал со всех сторон округлой и нарек эту долю головным мозгом, предвидя, что вместивший ее сосуд по завершении каждого живого существа станет головой. Другая доля должна была получить оставшуюся, то есть смертную, часть души; ее он разъял на округлые, и притом продолговатые, тела, также наименовав их все в целом мозгом, хоть и не в прямом смысле. От них, как от якорей, он протянул узы, долженствующие скрепить всю душу, а вокруг этой основы начал сооружать все наше тело, прежде всего одев мозг твердым костным покровом"83.

Весь процесс жизнедеятельности совершенного платоновского человека зависит от взаимодействия треугольников тела и внешних треугольников, поступающих из растительной пищи. Напомним, что тело человека состоит из четырех "смертных" первоэлементов, поэтому и сам совершенный человек также смертен. Вот фрагмент "Тимея", который вполне разъясняет все вышесказанное. "Соответственно, когда строение всего существа еще юно и треугольники составляющих его родов новенькие, словно только из мастерской, связь членов обнаруживает большую прочность, в то время как все тело в целом нежное: ведь оно недавно родилось из мозга и было вскормлено молоком. Когда это тело принимает в себя входящие извне треугольники, из которых состоят еда и питье, то его собственные треугольники оказываются свежее и сильнее появившихся, а потому одолевают и рассекают их, благодаря чему живое существо может возрастать от изобилия частиц, подобных его собственным. Но стоит корням треугольников расслабиться от нескончаемой и многолетней борьбы с неисчислимыми противниками, как тело уже не способно рассекать треугольники пищи, доводя их до подобия своим собственным; напротив, последние сами легко дробятся под напором пришлых. Тогда всякое живое существо, изнемогши, впадает в то состояние, которое мы именуем старостью. В конце концов и те узы, что связуют треугольники мозга, не справляются с напором, размыкаются и в свою очередь дают распуститься узам души, которая обретает свою природную свободу и отлетает с радостью, ибо все противное природе тягостно, а все происходящее сообразно с природой приятно. Значит, и смерть тягостна и насильственна лишь тогда, когда приходит от недугов и ран, когда же она в согласии с природой замыкает течение старости, это самая безболезненная из всех смертей, которая совершается скорее с удовольствием, нежели с мукой"84. В течение человеческой жизни само здоровье зависит только от качества треугольников мозга и костей. Поистине, все есть число! Платон так описывает процесс взаимодействия вещества мозга и остального тела: "...между тем как чистейшая его часть, составленная из самых гладких и скользких треугольников, просачивается сквозь плотную костяную толщу, по капле льется из кости и орошает мозг; когда рождение каждого из этих веществ происходит в таком порядке, следствием, как правило, бывает здоровье"85.


Первичные треугольники составляют базисный уровень устройства и функционирования тела платоновского человека. Для объяснения устройства органов тела и их функционирования Платон использовал уже сами геометрические первоэлементы, не акцентируя внимания на их треугольном составе. Платон констатирует, что "...тело наше сплотилось из четырех родов — земли, огня, воды и воздуха..." 86. Огонь и воздух являются основными элементами, обеспечивающими функционирование систем жизнеобеспечения платоновского человека. Огонь используется в качестве источника внутренней теплоты так же, как это делает и эфирный человек. Но платоновский огонь состоит из правильных многогранников тетраэдров. Не менее важной оказывается и роль первоэлемента воздуха. "Следует предположить, что начало всего этого имеет вот какую причину: всякое живое существо обладает очень большим внутренним теплом в крови и в жилах, являющих собою как бы источник телесного огня; именно его мы уподобляли плетению нашей верши, когда говорили, что внутренняя ее часть соткана целиком из огня, в то время как внешние части — из воздуха"87. Взаимодействие первоэлементов огня и воздуха в процессе дыхания обеспечивает, по Платону, процесс пищеварения. "…Ибо всякий раз, как дыхание совершает свой путь внутрь и наружу, сопряженный с ним внутренний огонь следует за ним, вновь и вновь проходит через брюшную полость, охватывает находящиеся там еду и питье, разрушает их, разнимая на малые доли, затем гонит по тем порам, сквозь которые проходит сам, направляя их в жилы…"88. Естественно, что процесс пищеварения платоновского человека имеет иную природу, чем у реального человека. Ведь перевариваются внешние правильные многогранники из растительной пищи под воздействием собственных правильных многогранников организма. Не забываем, что сами растения произрастают в идеальном космосе Платоне, соответствующем Райскому Саду библейской традиции.

Математическую модернизацию получает и гуморальная теория. Платон использует в построении четыре жидкости, которые были общепризнаны для всей античной медицинской науки. Речь идет о крови, двух видах желчи и слизи (белой флегмы). Основное отличие платоновской теории заключается в том, что все четыре жидкости порождаются из правильных многогранников. Поэтому эти жидкости, как и весь платоновский человек, имеют геометрический характер. Кровь порождается из пищи под воздействием огня в процессе пищеварения. "Поскольку же эти вещества только что претерпели рассечение и притом сродны нам, ибо взяты от плодов и зелени, произращенных богом нам в пищу, они принимают от перемешивания всевозможные цвета, но безусловно преобладающим оказывается красный цвет, обязанный своим возникновением секущему действию огня, запечатленному и на жидкости. Отсюда цвет струящейся по телу влаги таков, как мы только что сказали, а влагу эту мы зовем кровью, и от нее плоть и все тело получают свое пропитание, причем всякая истощившаяся часть восполняет свою убыль из орошенных частей"89. Далее Платон порождает желчь из крови. "Иногда же, если горечь поубавится, черному цвету сопутствует уже не горький, а острый вкус; в других случаях горькая гниль, погружаясь в кровь, краснеет, и от смешения красноты с чернотой получает цвет желчи; наконец, если воспалительный огонь разлагает молодую плоть, с черной гнилью смешивается желтый цвет. Общее наименование для всех этих вещей — "желчь"90. И затем уже из желчи производится флегма. "Что касается разновидностей желчи, то они получили особые названия сообразно своему цвету. Так, сыворотка черной и острой желчи в отличие от безвредной кровяной сыворотки опасна, если под действием теплоты восприняла свойство быть соленой; тогда она именуется едкой флегмой. Другая разновидность образуется из распада молодой и нежной плоти, происходящего под воздействием воздуха; она настолько вздута воздушными веяниями и объята влагой, что образует пузырьки, по отдельности невидимые из-за малого размера, но в совокупности создающие зримое глазу скопление, которое родилось из пены и потому на взгляд белое; это пронизанное воздухом разжижение нежной плоти мы именуем белой флегмой"91.

Устройство скелета и внутренних органов платоновского человека определено высшей целесообразностью. Если в эфирном человеке тело может действовать как животный автомат, поэтому роль души менее значительна. То для платоновского человека нельзя говорить об автономном автоматизме. Три рода души в значительно большем объеме определяют функционирование тела. Отличие заключается в том, что душа в философии Платона состоит из гармонической смеси правильных многогранников, осуществленной сознательным воздействием Высшего Существа. Бог изначально приписал душе всю активность, определяющую функционирование инертного тела. Так же, как божественное начало извне вносит в хаос материи порядок, так и душа определяет извне функционирование тела. С такой позицией не соглашался Аристотель, который говорил о душе как энтелехии, осуществлении заложенных в теле потенцией. Платон же считал тело временным домом для души, причем еще не самым дружественным ("темницей души"). Следовательно, и устройство подчиняется "удобству" пребывания различных родов души. Вот как действовали творцы платоновского человека. "Однако они, несомненно, страшились без всякой необходимости осквернить таким образом божественное начало и потому удалили от него смертную душу, устроив для нее обитель в другой части тела, а между головой и грудью, дабы их разобщить, воздвигли шею как некий перешеек и рубеж. Ибо именно в грудь и в так называемое туловище вложили они смертную душу; поскольку одна часть души имеет более благородную природу, а другая — более низкую, они разделили полость этого туловища надвое, как бы обособляя мужскую половину дома от женской, а в качестве средостения поставили грудобрюшную преграду. Ту часть души, что причастна мужественному духу и возлюбила победу, они водворили поближе к голове, между грудобрюшной преградой и шеей, дабы она внимала приказам рассудка и силой помогала ему сдерживать род вожделений, едва только те не пожелают добровольно подчиниться властному слову, исходящему из верховной твердыни акрополя"92. "Другую часть смертной души, которая несет в себе вожделения к еде, питью и ко всему прочему, в чем она нуждается по самой природе тела, они водворили между грудобрюшной преградой и областью пупа, превратив всю эту область в подобие кормушки для питания тела; там они и посадили эту часть души на цепь, как дикого зверя, которого невозможно укротить, но приходится питать ради его связи с целым, раз уж суждено возникнуть смертному роду"93.


Завершая описание платоновского человека, следует сказать несколько слов об идеи устройства зрения. Платон утверждал, что из глаз человека исходит зрительный луч: "…ведь зрительный луч, как было сказано прежде, во время дня являет собою сросшееся с нами тело"94. Взаимодействие луча из глаз и внешнего света при столкновении порождали все цвета. "Поскольку же с двух сторон встречаются два огня, причем один с молниеносной силой бьет из глаз, а другой входит в глаза и там угасает от влаги, из их смешения рождаются всевозможнейшие цвета"95. Сами цвета порождаются при расширении или сужении зрительного луча под воздействием разного размера внешних частиц. "Те частицы, которые несутся от других тел и сталкиваются со зрительным лучом, бывают либо меньше, чем частицы последнего, либо крупнее, либо такой же величины. Те, что имеют такую же величину, неощутимы, и мы называем их прозрачными. Напротив, те, что больше, сжимают зрительный луч, а те, что меньше, расширяют его, и действие их можно сравнить с действием холодного и горячего на нашу плоть, а также с действием терпкого и обжигающего (или «острого», как мы выражаемся) на наш язык. Это — белое и черное"96. Представление о выходящем из глаз зрительном луче переходило из одной концепции в другую в течение тысячелетий. Так что мы можем встретить эти идеи даже в 17 веке у Декарта.

Платоновский человек был построен из самого совершенного материального вещества - правильных многогранников. Но тело этого человека состояла из четырех "смертных" первоэлементов. "Теперь все части и члены смертного живого существа срослись в единое целое, которому, однако, по необходимости предстояло жить среди огня и воздуха, а значит, терпеть от них распад и опустошение и потому погибнуть"97. Но платоновский человек не боялся смерти. Согласно древним, он жил в золотом веке, когда люди и боги сосуществовали вместе в идеальном космосе (библейский Рай). Сразу после смерти люди воскрешались и получали ангельское тело из небесного эфира (додекаэдров). "Гесиод в «Трудах и днях» рассказывает, что после своего ухода из жизни люди золотого века стали «благостными демонами», которые "волей великого Зевса людей на земле охраняют, зорко на правые наши дела и неправые смотрят» (121—124)" 98. Таким образом, древние считали, что ангелы (даймонионы древнегреческой традиции) являются окончательным предельным состоянием совершенства человека. Но традиционно ангелов уже нельзя назвать собственно людьми, ибо они уже совершенно не подчинены каким-либо биологическим закономерностям. Ведь ангельское тело, состоящее из небесного эфира, является вечным, потому и не нуждается в питании и размножении.

<< предыдущая страница   следующая страница >>