prosdo.ru   1 ... 5 6 7 8 9 10

8. Государство-суперконцерн: осуществление рыночной саморегуляции в русле плана социально-экономического развития

Начнём с того, что «свободный» рынок — это культ иллюзии, политическое назначение которого — убрать «посторонних» из сферы управления макроэкономикой, дабы эксплуатировать производительные силы общества в своих интересах. Вопреки этому мифу, в действительности рынок давно регулируется, но это регулирование осуществляется не в интересах общества, а в интересах разного рода частно-корпоративного мелочного (в масштабах всемирной истории) своекорыстия1.

Если исходить из принципа «практика — критерий истины», то «свободный» рынок, не подчинённый государственному регулированию, способен единственно к одному — из поколения в поколение воспроизводить массовую нищету и бескультурье, социальные и биосферно-экологические проблемы, на фоне которых наиболее богатые слои обществ нравственно-этически разлагаются и деградируют, сетуя при этом на лень, дикость, подлость и озлобленность простонародья, не желающего самоотверженно работать на эту систему. Весь социальный прогресс, гуманизация экономических отношений и общий культурный рост населения в так называемых «развитых странах» в ХХ веке — результат реакции их правящих «элит» на события в России после 1917 г. и выработки навыков государственного регулирования рынка, которые однако в силу ряда политических причин не находят должного освещения в социально-экономических теориях2.

В частности, именно «свободный» рынок привёл США к великой депрессии, начавшейся в 1929 г. Она поставила вновь избранного президента Ф.Д. Рузвельта перед дилеммой: либо марксистская революция в США с перспективой гражданской войны, жестокость какого варианта развития событий показала Россия после 1917 г.; либо реформы с целью гуманизации экономических отношений, сутью которых стало государственное регулирование рынка в соответствии с целями социально-экономического развития, избранными политическим руководством страны. Однако наработки команды Ф.Д. Рузвельта в этой области не были осмыслены должным образом и не получили теоретического оформления.


Причина воспроизводства «свободным» рынком социальной неблагоустроенности и биосферно-экологических бедствий — в том, что в алгоритмике ценообразования не регулируемого рынка выражается неравноприоритетность потребностей людей в продукции различных групп, преломляющаяся через принцип реализации своекорыстия участников рынка, который может реализовываться в том числе и в ущерб интересам окружающих, потомков, биосферы (об этом далее). Наряду с этим рыночный механизм не обладает способностями: 1) к выявлению проблем, с которыми сталкивается общество, 2) к целеполаганию в отношении их разрешения (целеполагание макроуровня), 3) к самонастройке на режим осуществления продуктообмена в соответствии с интересами (целями) социально-экономического развития.

Устранить эти пороки рыночной саморегуляции ни частные предприниматели сами по себе, ни покупатели конечной продукции сами по себе — не в силах в условиях конкурентной среды, формируемой «свободным» рынком. Поэтому наиболее дальновидные представители экономической науки настаивают на сочетании государственного планового начала и рыночной саморегуляции в одной социально-экономической системе.

В частности об этом пишет Дж. К. Гэлбрейт (один из членов команды Ф.Д. Рузвельта, а позднее — советник Дж. Ф. Кеннеди): «… экономикой нужно управлять. Проблема состоит в том, чтобы управлять не одной экономикой, а двумя1: одна из них подчинена рынку, а другая плани­руется фирмами, из которых она состоит. Подобное управление представляет собой последний шаг при определении общей стратегии реформ» (гл. XXI). И далее, развивая тему, в главе XXVII он продолжает: «Новый социализм2 не допускает никаких приемлемых альтернатив; от него можно уклониться только ценой тяжёлых неудобств, большого социального расстройства, а иногда ценой смертельного вреда для здоровья и благополучия. Новый социализм не имеет идеологического характера, он навязывается обстоятельствами»3.


Поэтому обратимся к рассмотрению вопроса о возможности сочетания в одной социально-экономической системе планового начала и рыночной саморегуляции.

Теории экономической науки могут строиться на основе одного из двух подходов: финансово-счётного либо организационно-технологического.4 В относительно недавнем прошлом финансово-счётный подход выражался в направлении политэкономии, именовавшемся «меркантилизм», а организационно-технологический — в воззрениях «физиократов». После того, как кабинетные «умы» к концу XIX века преодолели «ограниченность физиократов», финансово-счётный подход стал фактически единственным и безальтернативным для всех научных школ экономики — как ориентированных на обслуживание капитализма, так и ориентированных на обслуживание марксистско-бюрократического псевдосоциализма. Наиболее экстремистское выражение он нашёл «монетаризме» чикагской школы экономической науки, олицетворением которой стал нобелевский лауреат 1976 г. М. Фридман.

Финансово-счётный подход подразумевает, что имеются «кошелёк» частного предпринимателя или обывателя и якобы безбрежное море финансов, распределённое по неимоверному количеству таких же «кошельков», с которым этот «кошелёк» обменивается содержимым при сделках купли-продажи; что «цель игры» — набить потолще СВОЙ «кошелёк», а достижение благосостояния общества в преемственности поколений якобы будет обеспечено автоматически, если все будут много и эффективно трудиться. Однако последнее опровергается практикой жизни обществ в условиях нерегулируемого рынка.

Поскольку денежное обращение сопровождает хозяйственную деятельность многие века, на протяжении которых технологии, организация производства и распределения продукции, спектр самой продукции непрестанно изменяются во всё более ускоряющемся темпе, приверженцы финансово-счётного подхода убеждены что, он — универсальный подход на все времена, освобождающий «экономистов» от необходимости знать что-либо, кроме: бухгалтерского учёта; «финансовых инструментов» и математических моделей, ориентированных на решение задач о применении «финансовых инструментов»; разделов законодательства, регламентирующих финансовое обращение, права́ собственности и трудовую деятельность.


В отличие от финансово-счётного органи­за­цион­но-технологический подход обязывает знать метрологически состоятельные ответы на вопросы: как общество порождает потребности, и каковы они по последствиям их удовлетворения? какова приоритетность различных видов продукции и производств при ограниченности ресурсов и производственных мощностей? в каких объёмах производить? на основе каких технологий? как распределять продукцию и природные блага? как обеспечивать экологическую безопасность? Ответы на эти вопросы обусловлены целями политики, проведение которой в жизнь требует экономического обеспечения, т.е. ответы на них лежат вне компетенции экономической науки, основанной на финансово-счётном подходе.

Поскольку финансовое обращение лишь сопровождает производственный и потребительский продуктообмен, — в органи­заци­онно-технологическом подходе кредитно-финансовая система предстаёт как один из многих инструментов управления макроуровня в хозяйственной системе общества (кроме неё инструментами управления макроуровня являются: система стандартов, деловая этика, законодательство, включая план счетов бухгалтерского учёта). Поэтому в действительности орга­низационно-технологи­чес­кий подход является более общим. И только на его основе рыночная государственно управляемая саморегуляция продуктообмена может стать одним из инструментов осуществления планов социально-экономического развития демократического общества.

Если смотреть на жизнь с позиций ДОТУ, то любой процесс метрологически состоятельно может быть описан в терминах: 1) вектор целей управления, 2) вектор текущего состояния, 3) их разность — вектор ошибки управления, 4) концепция управления, выражающая алгоритмику выработки вектора управляющего воздействия, направленную на обнуление вектора ошибки в ходе практического управления.

При этом все потребности общества в продукции могут быть отнесены к одной из двух групп: демографически обусловленные потребности и деградационно-паразитические. Демографически обусловленные потребности биосферно и социально допустимы и лежат в основе построения вектора целей управления, а деградационно-паразитические вредоносны и интерпретируются как «собственные шумы» системы и помехи извне и рассматриваются как одна из составляющих вектора ошибки управления.


При организационно-технологическом подходе макроэкономическая система, рассматриваемая как объект управления, в процессе своего функционирования описывается хронологически преемственной последовательностью межотраслевых и межрегиональных балансов продуктообмена и финансового обмена. Все прочие модели носят либо формальный характер в силу того, что не основаны на внутренних имманентных характеристиках макроэкономических систем, либо являются результатом переработки статистики межотраслевых балансов продуктообмена и финансового обмена.

Это обстоятельство носит объективный характер, и потому по отношению к задаче организации управления макроэкономическими системами в режиме биосферно-экологической безопасности общества, предполагает выработку и освоение навыков проектирования хронологически преемственной последовательности межотраслевых и межрегиональных балансов продуктообмена и финансового обмена, которые бы отвечали как системе критериев экологической безопасности природопользования, так и целям общественно-эконо­ми­ческого развития в преемственности поколений.

Это предполагает определённость в ответе на вопросы:

- как обеспечивается метрологическая состоятельность балансовых моделей, позволяющая однозначно соотнести получаемые на их основе проектные характеристики производства, распределения и потребления с реальной жизнью?

- на какие факторы в макроэкономической системы возможно оказать непосредственное воздействие с предсказуемыми для неё последствиями, в силу чего они могут использоваться в качестве средств управления ею?

- в чьих руках находится непосредственная власть над этими факторами и обеспечивает ли это распределение власти согласованность множества управлений в русле одной и той же концепции управления?

- какие частные задачи управления необходимо решить для осуществления макроэкономического управления в соответствии с целями социально-экономического развития?

Метрологическая состоятельность балансовых моделей может быть обеспечена на основе экономических интерпретаций общефизического закона сохранения энергии: «полезный эффект, который может быть получен от системы» = «коэффициент полезного действия системы» «количество энергии, введённой в систему». Исходя из этого общефизического принципа балансовые модели продуктообмена при стоимостной форме учёта продукции могут интерпретироваться как модели процессов энергообмена и распределения энергозатрат, аккумулированных в продукции, в процессе производства. Это предполагает введение энергетического стандарта обеспеченности средств платежа. Энергетический стандарт обеспеченности платёжной единицы определяется отношением: «годовой объём производства электроэнергии» / «объём средств платежа, находящийся в обращении».


Такой подход открывает возможность к построению модели социально-экономического развития в форме хронологически преемственной последовательности балансов. Её назначение — показать возможности производства и его развития, обеспеченные энергетическим потенциалом, технологиями и организацией, ниже которых реальное производство при адекватном текущем управлении на микро- и макро- уровнях системы не опустится. В этом случае в запас устойчивости планов уходят: не учтённые при планировании производственные мощности (в том числе и нормативно не учитываемые с целью обеспечения гарантированного запаса устойчивости плана и текущего управления на его основе) и научно-техни­чес­кий прогресс.

Если анализировать возможности осуществления макроэкономического управления, то средствами управления являются:

  эмиссионная политика, поскольку она определяет энергетический стандарт обеспеченности платёжной единицы, обслуживающей продуктообмен в обществе;

- институт кредита;

- «пузыри» спекулятивного сектора экономики;

- налогово-дотационный механизм;

- прямое государственное регулирование цен на некоторые виды продукции;

- спектр распределения прямых инвестиций государства, частных физических и юридических лиц по отраслям и регионам.

Анализ балансовых моделей, управленчески интерпретированных таким образом, показывает, что в условиях «свободного рынка» доминирующим средством управления макроуровня является институт кредита со ссудным процентом, который находится в безраздельной власти частной — транснациональной — банковской корпорации. Эмиссионная политика (тем более в условиях, когда центробанк административно не подчинён правительству или аппарату главы государства и руководствуется только «коммерческими интересами») также во власти банковской корпорации.

«Пузыри» спекулятивного сектора экономики — также во власти частных предприятий. Они оказывают воздействие на реальный сектор и сферу потребления конечной продукции через процессы перетока денежной массы между реальным и спекулятивным секторами экономики (инвестиции при первичном размещении акций на рынке — только одна из составляющих этого перетока) и при этом зависимы от института кредита со ссудным процентом.


Налогово-дотационный механизм находится во власти государства. Но при доминирующей роли частного кредитования под процент, государство утрачивает экономический суверенитет, поскольку институт кредита со ссудным процентом представляет собой «игру с одни ворота» — покупательная способность однонаправленно и необратимо перетекает из общества в корпорацию кредиторов и генерирует рост номинальных цен. В силу этого институт кредита со ссудным процентом воспроизводит везде, где он существует, — только долговую кабалу. Это касается как развитых стран (включая США, где на каждого жителя на начало 2006 г. приходилось порядка 145 000 долларов заведомо неоплатного долга, а на каждого работающего — порядка 350 0001), так и экономически отсталых и неразвитых стран.

Государственное регулирование цен в условиях де-факто действующей транснациональной ростовщической диктатуры и прогрессивного роста заведомо неоплатного долга становится бессмысленным, поскольку не позволяет достичь декларируемых государством целей.

Фактически это означает, что общественно-экономическое развитие любого государства требует восстановления его экономического суверенитета путём принудительного сведения ссудного процента к нулю в течение исторически непродолжительного времени и осмысленно-целесообразного построения налогово-дотационного механизма как доминирующего средства макроэкономического управления — инструмента настройки рыночного механизма.

Такой подход подразумевает, что налогово-дотационный механизм должен опираться на государственное назначение предельных цен, на товары, входящие в базу прейскуранта. База прейскуранта — относительно малочисленная группа товаров, значительный рост цен на которые влечёт за собой рост себестоимости производства всех остальных товаров. В её состав входят первичные энергоносители, ставка ссудного процента, транспортные тарифы. При определённости цен базы прейскуранта и поддержании энергетического стандарта обеспеченности платёжной единицы, сбор налогов должен быть источником финансирования не только работы госаппарата и государственных программ, но и источником формирования спектра государственных дотаций производителям продукции и субсидий её потребителям в условиях рыночного ценообразования.


Дело в том, что функционально-управленчески на макроуровне экономической системы назначение цены — ограничить объёмы потребления платёжеспособностью потенциальных потребителей. Соответственно увеличение предложения продукции сопровождается уменьшением цен на неё. При этом общество может оказаться в парадоксальной ситуации: с одной стороны, развитие общества может требовать наращивания производства некоторых видов продукции, а цены на неё могут оказаться ниже порога, обеспечивающего рентабельность производства и возможности его дальнейшего развития. В этом случае дотации производителям этих видов продукции позволят обеспечить рентабельность и развитие их производств и удовлетворить потребности общественного развития в определённых видах продукции при действии рыночного механизма ценообразования.

Наряду с этим, говоря о законах ценообразования на рынке, следует указать, что разные виды продукции обладают разной приоритетностью для потенциальных потребителей2. Приоритетность потребления обусловлена как физиологией людей, так и их психологией. Это факторы либо неизменные, либо медленно меняющиеся. Поэтому повышение номинальных доходов населения в целом или тех или иных социальных групп вовсе не обязательно порождает платёжеспособный спрос на менее приоритетные виды продукции, но может вызывать рост цен на более высокоприоритетные виды. С этим население РФ сталкивается постоянное: всякий раз, когда правительство объявляет о повышении пенсий и ставок оплаты труда тех или иных профессиональных групп — рост цен, подчас упреждающий рост доходов, в той или иной мере уничтожает полезный эффект от роста доходов. Это тоже является фактором, сдерживающим общественное развитие, поскольку рост доходов не позволяет создать платёжеспособный спрос на дополнительные образовательные услуги для детей и т.п. В такого рода ситуациях субсидии потребителям определённых видов продукции, отвечающей целям общественного развития, могут стать инструментом создания платёжеспособного спроса и развития соответствующих производств и сфер деятельности, которые в силу ряда причин не могут носить непосредственно коммерческого характера (например, фундаментальная наука, многие образовательные и медицинские услуги), хотя они необходимы для поддержания стабильности общества и его развития. Кроме того приоритетность удовлетворения потребностей с точки зрения сиюминутных интересов потенциального потребителя далеко не всегда совпадает с приоритетностью, отвечающей объективным потребностям развития общества в целом.


Но точно так же и природопользование, обеспечивающее экологическую безопасность общества, невозможно без действия налогово-дотационного механизма, назначение которого управлять порогами рентабельности в отраслях и регионах в соответствии с интересами общественного развития так, чтобы выгодно было работать на них, а не подрывать потенциал развития, будучи невольником ценообразования на нерегулируемом рынке.

Соответственно изложенному выше, если мы хотим достичь успеха в деле модернизации страны с выходом её в режим устойчиво бескризисного развития, то РФ необходимо провести комплексную программу научно-исследовательских работ, результатом которых должно стать:

- выявление системы объективных критериев экологически безопасного природопользования и создание юридически обязывающей нормативной базы;

- разработка государственной стандартной системы сбора и обработки биосферно-экологической, социальной и экономической информации, с целью проектирования хронологически преемственной последовательности межотраслевых и межрегиональных балансов, реализация которых обеспечивает осуществление планов и программ социально-экономи­чес­кого и биоценозно-экологического развития;

- разработка и внедрение в действие налогово-дотационного механизма, позволяющего обеспечить рыночную регуляцию производства, распределения, потребления и утилизации продукции, в соответствии с планами развития на принципах биосферной обусловленности жизни цивилизации и экологически безопасного природопользования1.

При создании этой основы реализация организационно-технологического подхода в задаче планового управления демократическим государством рыночной экономикой включает в себя три разнокачественных взаимно связанных подзадачи:

Первая — построение хронологически преемственной последовательности межотраслевых балансов продуктообмена при учёте продукции в энергоинвариантных ценах при принятых к этому времени технологиях и организации производства и распределения, направленной на достижение целей общественно-экономического развития. Её назначение — осветить перспективы развития по минимуму возможностей: научно-технический и организационно-технологический прогресс уйдут в запас устойчивости плана. Т.е. план должен задавать не максимум, через который система должна «перепрыгнуть» на пределе своих возможностей, а гарантированный с запасом возможностей минимум, ниже которого производство не должно опускаться. В запас устойчивости (гарантии выполнения) плана при таком подходе идут заведомо нормативно не учитываемые в плане ресурсы и производственные мощности, а так же — научно-технический и организационно-технологический прогресс, которые плохо предсказуемы на стадии разработки планов.


Вторая — разработка хронологически очередных плановых балансов 1) продуктообмена при натуральном учёте продукции и 2) финансового обмена, сопровождающего производство и потребление, на средне- и ближайшую перспективу на основе анализа результатов выполнения предыдущих планов, имеющихся технологий, заданных цен базы прейскуранта, сложившихся и прогнозируемых цен рынка. В ходе её решения должны быть определены параметры эмиссионной, налогово-дотационной политики и нормативы функционально обусловленных расходов, соответствующих структуре вектора конечного продукта, при которых плановый межотраслевой баланс продуктообмена наиболее выгоден производителям продукции в отраслях и регионах.

Третья — мониторинг функционирования народно-хозяйственного комплекса и коррекция налогово-дотационной политики, в случае, если те или иные отрасли в составе народно-хозяйственного комплекса теряют финансовую устойчивость, а другие имеют сверхприбыли, которые не реализуются созидательно. Собственно в этом назначение «стабфондов» — как ориентированных на внутреннюю, так и на внешнюю торговлю.

При этом деловое взаимодействие хозяйствующих субъектов должно быть организовано так, чтобы контрольные показатели выполнения планов достигались в сроки, опережающие плановые: это — интегральный показатель 1) эффективности хозяйственной организации и 2) восприимчивости её к научно-техническому и организационно-технологическому прогрессу.

Фактически же реализация описанной выше методологии осуществления рыночной саморегуляции, подчинённой государственной системе долгосрочного и краткосрочного демографически обусловленного планирования, — это построение государства-суперконцерна, в котором есть место и планированию в интересах обеспечения безопасности общественного развития, и рынку, как инструменту саморегуляции и координации частных инициатив. Но это осуществимо только демократическим государством гражданского общества свободных людей.



<< предыдущая страница   следующая страница >>