prosdo.ru   1 ... 3 4 5 6

Выводы

Депортация ингушского народа в 1944 году преследовала исключительно политические цели – это самый главный вывод нашего исследования. Экономические, военные, социальные, демографические проблемы были вторичными в отношении к политическим. Они, на наш взгляд, следующие.

Ингуши подверглись тотальной депортации потому, что, как и чеченцы, на глубинном ментальном, социальном и нравственном уровне являлись народом с антиимперским потенциалом. Они не приняли советский образ жизни, большевистско-коммунистические принципы, с которыми с самого начала установления советской власти на Северном Кавказе вели в разные периоды явную или скрытую борьбу. По большому счету они так и не признали легитимность власти советской империи.

Ингушский народ органически отторг атеистическую идеологию в качестве государственной, а также на бытовом уровне. Что, в свою очередь, определило его трагическую национальную судьбу в лоне советской системы как политического изгоя.

Ингуши, как и чеченцы, в силу этих причин закономерно стали потенциальными врагами советской тоталитарной системы, нивелирующей любое проявление самобытности и самодостаточности.

Ингуши, в принципе не поддавшиеся ассимиляции (которая при Сталине особенно была целенаправленной государственной политикой ликвидации малых народов), по мнению «вождя всех народов», в условиях выселения с этнической родины должны были обязательно раствориться в крупных этносах.

Ингушей депортировали со стратегически важных для советской империи приграничных территорий в связи с экспансионистскими планами Сталина в направление южных морей и Ближнего Востока. Депортация в данном случае была «профилактической» мерой Кремля, стремящегося любой ценой обезопасить свой тыл от любых возможных восстаний на Кавказе. В частности, на Северном Кавказе, т. к. его народы, особенно ингуши и чеченцы, были народами с ярко выраженной волей к национальной и личной свободе. Что для деспотического режима Сталина было в принципе неприемлемо.


Депортация ингушей (так же, как и чеченцев, карачаевцев и балкарцев) была одним из эпизодов преднамеренного, тщательно подготовлено и осуществленного государственного преступления Сталина и его команды против нерусских мусульманских этносов с целью захвата их территорий и уничтожения самобытности.

Ингушский народ навсегда (во всяком случае, в лоне империи) потерял Пригородный район в период сталинщины только потому, что именно как «нелояльный» – не русский – мусульманский – неимперский народ – он не мог в принципе позиционироваться и иметь какую-либо государственность в регионе стратегического контроля России над проходом между Европой и Азией.

Особая тяжесть сталинского преступления против ингушского народа в связи с аннексией этнической колыбели – Пригородного района – заключается в том, что насильственное его отторжение в пользу Осетии стало на полвека (возможно и дальше) кровавым подстрекательством к региональным конфликтам и проблемам, которые не способствуют консолидации Северного Кавказа в принципе. Что делает весь регион зоной «межэтнических» локальных войн, бесперспективной для любых проектов развития.

Депортация ингушей была осуществлена на исходе войны в силу того, что:

– на них, как и на остальные «наказанные народы», была возложена вина за военные поражения 1942 года как на внутреннего врага;

– отдельные «изменники», «пособники», «диверсанты» и т.д. трансформировались в целые легионы, а затем в этносы, коллективно «наказанные» за «измену» Родине;

– война как обстоятельства жизни страны в режиме чрезвычайных мер, даже диктатуры, дала возможность осуществлять любые противоправные акции без оглядки на какие-либо юридические нормы и рамки;

– война как разгул чрезвычайщины и бесправия по существу легитимизировала тотальную власть НКВД во всех сферах жизни страны, в которой социальный страх был главным чувством народов, с «пониманием и одобрением» относившихся к «наказанию» северокавказцев;


– война стала удобной ширмой, за которой ведомство Берии прибирало власть в стране и в армии к своим рукам. Последний вкупе со своим патроном-земляком расширяли территории Грузии и Осетии за счет изгнания тех народов Северного Кавказа, которые с ними граничили. В частности, ингушей.

Депортация ингушей и других «наказанных» была необходима режиму для устранения и превентивного подавления воли к сопротивлению против сталинской тирании у больших по своей численности народов Советского Союза.

Депортация ингушей и других по извращенной логике Сталина раз и навсегда уничтожала социальную базу какого-либо национального сепаратистского подполья.

Депортация ингушей и чеченцев с территорий, богатых углеводородами, по мнению Сталина, должна была навсегда обезопасить нефтяную кладовую страны (т. е. Грозненский нефтяной район), имеющую экономическое и стратегическое значение, от потенциальных врагов.

<< предыдущая страница