prosdo.ru 1
РАЗВИТИЕ НОРМАТИВНОГО ЭЛЕМЕНТА


ФРАНЦУЗСКОЙ ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ В XX В. <*>
М.В. ЗАХАРОВА
--------------------------------

<*> Zakharova M.V. Development of normative element of the french legal system in the XX century.
Захарова Мария Владимировна, старший научный сотрудник НОЦ "Институт зарубежного и сравнительного права", старший преподаватель Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина, кандидат юридических наук.
В представленной статье дается ретроспективный анализ эволюции французской правовой системы в XX в. Автором делаются выводы об общих закономерностях развития французского правопорядка в указанный период времени, а также о перспективах его эволюционного роста в будущем.
Ключевые слова: правовая система, история, эволюция, Франция.
The article gives retrospective analysis of evolution of the French legal system in the XX century. The author makes conclusions with regard to general regularities of development of the French legal order in the said period and also perspectives of evolutionary development thereof in the future.
Key words: legal system, history, evolution, France.
Французская правовая система современного типа начала себя в полной мере проявлять с момента свершения Великой французской революции, чьи громогласные трубы не только заставили рухнуть Бастилию, но и сыграли отходную песнь старой Франции, Франции партикулярной.

Век XX как временная площадка для воплощений французской правовой системы не был столь щедрым изменчивостью политико-правовых курсов в стране, как XIX век: до Второй мировой войны сохранял свою актуальность режим Третьей республики, с 1946 г. на короткий период времени заявила о себе Четвертая республика, и с 1958 г. и по настоящий период времени Франция сохраняет верность Пятой республике.


Каждый из названных этапов конституционно-правового развития страны оставил собственный след на исторических полотнах страны. Однако не только или, лучше сказать, не столько внутренние детерминанты развития определили вектор трансформации французской правовой системы. Прежде всего, внешние вызовы заставили изменить ее консервативный облик, сформированный в XIX в. Речь идет о таких феноменах, как конвергенция и транспарентность правовых систем современного мира.

Наиболее же общими аспектами эволюции французской системы в означенный период времени следует считать:

1. Усложнение отраслевой палитры и изменение образа гражданского права.

2. Замена классических наполеоновских кодексов (кроме Французского гражданского кодекса) на кодексы новой внешней формы и внутреннего содержания.

3. Появление специфических оснований правовых норм (общие принципы права и судебная практика), лежащих в плоскости скорее субъективно данного, чем внешне объективизированного.

4. Включенность Франции в общеевропейскую интеграцию.

Остановимся на названных трансформационных очагах более подробно.
Усложнение отраслевой палитры

Любая общественная подсистема, и правовая система здесь вряд ли является исключением, представляет собой социальный феномен, открытый для обмена с другими подсистемами. То есть правовая система не существует и не может существовать в отрыве от иных воплощений "социального". Условием ее эффективности в данном случае становятся адекватные и своевременные ответы на вызовы и требования внешней среды. В начале XIX в. основным требованием внешней среды для французской правовой системы стало создание единого онтологического бытия с ведущей, если не сказать абсолютной, ролью закона в комплексных средствах, направленных на упорядочивание общественных отношений. XX в. (с его усложнениями в области социальных связей и отношений) потребовал и более дифференциального подхода юридической "машины" к регулятивным модулям. Классических отраслей права, институализируемых еще в прошлом столетии и счет которым можно провести на пальцах двух рук, явно становилось недостаточно для адекватного ответа французской правовой системы на вызовы внешней среды. Она встала на путь последовательного увеличения числа отраслей права. Так, еще в начале XX в. в полной мере заявил о себе социальный блок - был принят Трудовой кодекс <1>, получило широкое распространение право социального обеспечения <2>. В последующие годы увеличение числа новых отраслей права можно охарактеризовать как увеличение по принципу арифметической прогрессии.


--------------------------------

<1> Он был издан с 1912 по 1927 г. отдельными книгами.

<2> Как отмечает профессор Р. Леже, "составные части права социального обеспечения возникали постепенно: право производственных аварий, право семейных пособий, право социального страхования, право социальной поддержки, право защиты против увольнения..." См.: Леже Р. Великие правовые системы современности. М., 2009. С. 38.
Что касается изменения облика гражданского права в общей системе французского права, то данному трансформационному модулю способствовали, по нашему мнению, две детерминанты. Во-первых, это общая тенденция к расчленению крупных отраслевых блоков на более дифференцированно направленные юридические сегменты. Так, в частности, в отдельный юридический сегмент было выделено градостроительное право и семейное право. Во-вторых, в 1958 г. во Франции была проведена крупная судебная реформа, которая также "подтачала" несущие образы гражданского права как главенствующей отрасли права. В основу этой реформы легли несколько нормативных актов, но в первую очередь следует говорить о трех из них: "О статусе магистратуры", "О Высшем совете магистратуры" и "О судебной организации".
Замена наполеоновских кодификаций

на новые образчики юридической мысли
Единственным кодексом-долгожителем из наполеоновской плеяды, который сохраняет свою актуальность и по сей день, является Французский гражданский кодекс. И возможно, и XXI в. (а то и век XXII!) подтвердит слова великого корсиканца: "Ce que rien n' effacera, ce qui vivra eternellement, c'est mon Code Civil" - "То, что не сотрется, то, что будет жить вечно, это мой Гражданский кодекс".

Четыре других кодекса - Торговый, Уголовный, Уголовно-процессуальный и Гражданско-процессуальный кодексы - были заменены на новые правовые акты.


В чем заключаются представленные выше новаторские изменения?

Во-первых, речь идет об изменении концептуальных базисов кодификационной деятельности. На смену наполеоновской конструкции кодификации, воспринимающей ее как процесс, связанный с переработкой разрозненного по разным источникам права юридического массива и созданием на его месте единого крупного акта, пришел модус так называемой административной кодификации, т.е. "кодификации, не сопряженной с внесением изменений в сами нормативные акты, которые связаны исключительно с их формой, и не представляющей вмешательство Парламента" <3>. Также важной особенностью представленного кодификационного концепта заключается в том, что сам Кодекс состоит, как правило, из двух частей - законодательной и регламентационной. И новый Гражданско-процессуальный кодекс 1976 г., и новый Уголовный кодекс 1994 г., и новый Торговый кодекс 2000 г., и новый Уголовно-процессуальный кодекс 1958 г. построены по означенной выше методе <4>.

--------------------------------

<3> Кабрияк Р. Кодификации. М., 2007. С. 8.

<4> Такая конструкция кодификации имеет и свои очевидные недостатки, отмеченные в рамках французской юридической доктрины. Так, Р. Кабрияк, в частности, говорит о том, что при административной кодификации "наряду с новым кодексом продолжают действовать старые законодательные нормы, которые, естественно, не могут быть отменены декретом Правительства, что приводит к необходимости последующего вмешательства законодателя".
Во-вторых, посредством принятия новых кодексов существенно был изменен и содержательный облик французского права. Так, в частности, введение в действие Уголовного кодекса формализовало конструкцию юридических лиц как субъектов уголовной ответственности.

Появление новых оснований права

В конце XIX в. Франсуа Жени, нещадно подвергая критике догматизм школы экзегетов, провозгласил социальные и субъективные начала права столь же значимыми для юридической онтологии как таковой, как и внешнесоциальные ее базисы. Время подтвердило выводы Ф. Жени - французская правовая система свернула на путь усложнения собственных формальных оснований. В ряд с законом, как с базисным источником права, встали так называемое судейское право и общие принципы права.

В числе источников "судейского права" обращают на себя внимание решения высших юрисдикционных органов страны: Кассационного суда Французской Республики и Государственного совета страны. Так, в частности, в своих решениях от 30 октября 1998 г. (Государственный совет; дело Sarran, Lavacher et autre) и от 2 июня 2000 г. (Кассационный суд; дело Mlle Pauline Fraisse) заняли единодушную позицию относительно проблемы иерархии юридических норм, поставив на вершину иерархической пирамиды Конституцию страны.

Также не стоит забывать, что Франция присоединилась к юрисдикции Европейского суда по правам человека, а значит, его решения, которые несут в себе не только интерпретационный, но и правоустанавливающий потенциал, являются составной частью французского юридического поля. Так, требования "страсбургского права" стали причинами законодательных новаций, касающихся, в частности, таких сфер социального регулирования, как прослушивание телефонных переговоров <5>, помещение в психиатрическую больницу <6>, формализации статуса в органах регистрации актов гражданского состояния для лиц, сменивших пол <7>.

--------------------------------

<5> См. подробнее: Loi N 91-646 du 10 juil. 1991, J.O., 13 juil 1991.

<6> См. подробнее: Loi N 90-527 du 27 juin 1990, J.O., 30 juin 1990.

<7> См. подробнее: Cour Eur. D.H., 25 mars 1992.

Что касается "общих принципов права", то анализ их генетической сущности пока не привел французскую доктрину права к окончательным выводам по проблеме. Как отмечает Р. Леже, "самые знаменитые авторы упражнялись в этом вопросе" <8>. Одни правоведы определяли их через некие правовые обычаи, сложившиеся в той или иной области социального регулирования, другие - относили их к законам естественного права. Ясно одно - постепенно, начиная с административного права <9> и включая гражданское, уголовное и конституционное право, данные основания права находят формально- юридические площадки для собственной реализации.

--------------------------------

<8> Леже Р. Великие правовые системы современности. М., 2009. С. 38.

<9> В 1940 г. Государственный совет страны в своем решении детерминировал ориентацию административного судопроизводства на "общие принципы права".
Как писал Р. Давид, "общие принципы права" призваны решить две функциональные задачи. С одной стороны, это линия восполнения пробелов в праве. С другой стороны, в исключительных случаях они способны служить цели исправления и корректировки действовавшего права как такового <10>. Формулировки различных правовых актов позволяют правоприменителю, продолжает Р. Давид, выходить за сугубо догматические рамки закона и разрешать дела на основе "общих принципов права". Изобилует подобными формулировками, в частности, Гражданский кодекс страны.

--------------------------------

<10> David R. Le droit francais // Les systems de droit contempo-rains. P. 1960. T. 1. P. 174.
К наиболее значимым для французской правовой системы "общим принципам права" можно отнести принципы "справедливости" <11> и "добрых нравов".

--------------------------------


<11> Базисным принципом, определяющим ценностные основы французской конструкции неосновательного обогащения, следует считать, в частности, следующую латинскую формулу: "Jure naturae aequum est neminem cum alterius detrimento et injuria fieri locupletiorem".
Французская правовая система и европейская интеграция
Единая Европа как сфера должного становилась предметом дискуссии, рассуждений и многотомных научных трактов с достаточно давних времен. Однако реальные шаги по объединению больших и малых, полиядерных и моноядерных по своей правовой ориентации стран в единое европейское пространство можно было наблюдать только с середины XX столетия. Франция, надо отметить, сразу включилась в общеевропейские интегративные модули, став наряду с Бельгией, Италией, Люксембургом, Нидерландами и ФРГ их пионером. 18 апреля 1951 г. эти страны подписали в Париже Договор об учреждении Европейского объединения угля и стали, который вступил в силу после ратификации ее сторонами 25 июля 1952 г. <12>. Сам же Договор о Европейском союзе был подписан 7 февраля 1992 г. в нидерландском городе Маастрихт <13>.

--------------------------------

<12> Также важными вехами в европейской интеграции, произошедшей после Второй мировой войны, следует считать подписание Римского договора 1957 г. "Об учреждении Европейского экономического пространства" и Брюссельского договора 1965 г. "Об учреждении единой Комиссии и единого Совета Европейских сообществ".

<13> Данный договор вступил в законную силу 1 ноября 1993 г. На сегодняшний момент времени наравне с Маастрихтским договором действуют также Лиссабонский договор, изменяющий Договор о Европейском союзе, и Договор об учреждении Европейского сообщества (на фр. языке сокращенно: traite modicatif).

Каждый из названных выше Договоров детерминировал все больше те или иные очаги интеграции.


В вопросах же пролонгации на социальном поле страны так называемой общеевропейской Конституции Франция заняла консервативную позицию. На референдуме по данному вопросу, организованном 29 мая 2005 г., граждане страны высказались вполне однозначно "против" указанной инициативы.

Подводя же общие выводы по проблеме, следует отметить следующее.

Первое. Возраст французской правовой системы современного типа, как и многих ее континентально-европейских соседей, относительно небольшой - ей всего два века с небольшим.

Второе. Встав в конце XVIII - начале XIX в. на путь трансформации собственного национального правопорядка, связанного с выбором именно континентально-европейского стиля правового мышления в качестве базисного его флагмана, в XX столетии и далее французская правовая система пошла по пути усложнения собственных конструктивных основ. Усложнения эти коснулись различных аспектов правового феномена как такового. Это и увеличение числа нормативных оснований права (внедрение, в частности, судейского права), и появление доселе неизвестных французской юридической мысли институтов (институт уголовной ответственности юридических лиц), и дифференциация (порой безудержного порядка) отраслей права на все более дробные юридические блоки.

Третье. В XXI в. французская правовая система встанет перед выбором, решающим выбором между детерминантами двоякого рода. Либо она по-прежнему сохранит моноядерный юридический курс, ориентированный на не замутненные никакими конвергенциями континентально-европейские правовые образы, либо, поддаваясь, прежде всего, соблазнам функционального рода, сделает полиядерность внутреннего строения собственным настоящим, а затем - и будущим.