prosdo.ru
добавить свой файл
1
Фрэнк Ллойд Райт


Величайший архитектор XX века. Величина, которая не умещается в рамки стиля. Величина, подобная Ивану Леонидову.

Он много работал, но в то же самое время он был прантом. Он прекрасно одевался, его любили женщины и он их. Третья его жена была русская. Дело в том, что ФЛР, в отличии от Корбюзье, которого был расчет, была чувственность. У него было 3 жены. Последняя, Ольга Ивановна Гельценберг. Что интересно, ее муж, Гельценберг, был петербуржским архитектором. Она была балериной из Мариинки, приехала в Париж, была в окружении Корбюзье, а потом переехала. Одновременно была членом теософского общества. А Райт был чрезвычайно заинтересован разного рода филосовских учениях: философии, теософии. Когда она приехала с одним теософом, он в нее влюбился. Она была хороша собой. Ее в Америке звали Ольгиванна. Он на ней и женился.

Райта учил Луиса Салливана.

Выдающееся лицо, большая голова, большущие глаза. Непременно ходил с бантом или еще чем-то. Он был денди. Учился у Салливана. Тот какое-то время держал его возле себя, но Райт нарушил некоторую договоренность, стал работать налево и был изгнан из фирмы Салливана. Центральным тезисом Салливана был: форма следует за функцией. Райт же подправил тезис: форма и функция должны быть единым целым. Райт воспринял Салливан интерес к восточной архитектуре. Причем настолько отчетливо, что этот интерес прошел через всю его жизнь. О его активности по отношению к мистическим учениям он уже говорил. Вместе с тем развил органичную архитектуру. То есть архитектура органична не только в среде, которая ее окружая. Она должна был собой, но в то же время сливаться с окружающей средой. Например, Райт о Японии «Империал». Знаменит, но заграницей. Как всегда, пророка не видят в своем отечестве. В Америке его сначала не воспринимали, поскольку вокруг него была такая ширма. 3 женитьбы. Прошел через очень много трагедий. Ему пришло работать с 19 лет, чтобы прокормить мать, сестру и брата. И он это делал. Так вот он говорит «В японском языке существует много слов, подобно слову «этабури», который переводится как быть близким настолько, насколько это возможно. Значений «форматирующего упорядочивания веток на дереве» – в английском нет такого слова, мы не достаточно цивилизованы, чтобы мыслить в таком роде. Архитектор не только обязан научиться думать в этом русле, он обязан также научиться в этой культуре переосмысливать свой словарь, чтобы было так же значимо, как в японском языке. Он много таких же лестных слов еще скажет про Иран, которому он обязан упрочению его органической архитектуры.


С 900ого года по 917 Райт прославился Домами Прерий. Это постройки, разбросанные по многим штатам Америки и являющие из себя, во-первых, как правило, в плане крест и выносные крыши, которые могут идти сколь угодно далеко, конечно в рамках разумного. Непременное сочетание вертикалей и горизонталей – это непременно для Райта. Он был очень прост – это его громадное преимущество перед остальными архитекторами 20 века. На персидском языке есть такое слово «недостижимая». Недостижимой простотой обладал Райт.

Дом в Хайленд - Парке, штат Иллинойс. Жилые помещения, сдвинутые к тому, что мы видим в горизонтальном членении. Вход, залы. Пытается вместить свою постройку внутрь окружающего ландшафта.

Дом Роби в Чикаго. Горизонталь преобладает, но присутствует и вертикаль.

Знаменитый Дом над водопадом 1936 года. В 1934 началось строительство. Это частное владение, был заказ. Дом некоего Эдгара Кауфмана мл. В 1939 году постройку завершили, Кауфман мл., будущий хранитель отдела дизайна в библиотеке современного искусства в Нью-Йорке. Он одновременно был еще и учеником Райта. Система, отношение Райта к постройке остается тем же. В данном случае он встретился с нагромождением скальных пород и леса. Кауфман купил большой участок в 100 га, и вот туда нужно было вместить то, что вместил Райт. Опять же длинные горизонтальные плиты, стиль Райта. Формирует некоторые правила отношения к архитектуре своей. Никогда нельзя ошибиться, назвав Райта не Райтом. Мы всегда поймем, что это он.

Вот, что предложил Райт: ступенчатая постройка с акцинзированной (?), но в меру, вертикалью и целый ряд спадающих каскадов горизонталей. Это шедевр мировой архитектуры, до сих пор к этому дому возят экскурсоводы со всей Америки и извне. Он очень любил проектировать дом изнутри наружу. «Истинные измерения дома внутри». «Внутреннее пространство здания есть его истинная сущность» – слова Райта. 1 этаж он отвел под гостиную с низким потолком. Сделано все, чтобы ощутить себя как в пещере. Одновременно Райт делает все, чтобы создать впечатление когда-то существующей в этих местах индейской культуры. Отдельные скульптурки, орнамент – все напоминает о том, что индейцы здесь жили.


Рисунок. Был очень хорошим рисовальщиком. Не было ничего такого в архитектурном ремесле, что Райт не делал хорошо.

Элементы прошлого ввинчены в саму породу этой архитектуры, ее тело.

Отель «Империал» в Японии, Токио. Ему не совсем повезло: было землетрясение, и он частично был разрушен, что заставило власти проститься с шедевром ФЛРа и построить на его месте другой отель, который тоже носил название «Империал». В стиле майя. Счел возможным привнести эту культуру. Для Японии знакомы высокие крыши и никто не мог сказать, что это «не наше». Видение Райта, но вполне уживалось с видением японцев. Это грандиозно. Он словно пальпировал культуру. Он понимал ее теплоту, ритм. Вот пример.

То, что построили на месте его, похоже на наш отель Космос.

Дом Элис. Элис-Хаус в ЛА. Любимая постройка Райта. У него было много совершенных вещей, но к этой он относился с особой теплотой. Ему заказали дом. Его можно было бы увидеть в множестве фильмов. В 2007 реставрировали. Он перепродавался.

На первый взгляд, это мрачное здание. Райт специально шел на это. Посередине храм. Райт был небезразличен к религии, ее различным проявлениям и к храмовым постройкам. Это только один пример того. Особенно в ЛА: нет храма, но он есть. Все сделано для того, чтобы вновь вернуться к архитектуре майя. Не прямо, ни в коем случае не прямо. «Цитирование» - ты вводишь в свою работу нечто, что тебе понравилось у другого. Это цитирование, эта философия цитирования в архитектуре была в полной мере доступна Райта. В то же время Корбюзье тоже так делал. Вся Европа составлена из Корбюзье вплоть до Москвы. Райт не насиловал форму, форма выходила сама совершенно нормальная для окружающей среды.

В то время, особенно в ЛА, Райт предлагает такое направление, которое он назвал текстоблокс. Архитектурная ткань действительно существует. Она может порваться как у Корбюзье, бетон разрушился. Но у Райта хоть и были бетонные блоки, но они сохраняются.


Райт не оставляет решетку в покое. Он не делает ее монолитной. Он пытается достичь совершенства в обработке. Сделал на пригорке. Это одна из достопримечательностей ЛА. 1923 год.

Музей Гуггенхайма. 1943 год – Гуггенхайм обратился к Райту с тем, чтобы он построил ему музей для его картинной галереи. Эта постройка была осуществлена после смерти Райта. Нехарактерные для Райта округлости. Элемент скульптуры привносит архитектор. После этой постройки современная архитектура, на взгляд Шукурова, продолжает ту же тенденцию Райта. Есть сейчас классные архитекторы, но они исповедуют архитектуру, то что оставили им Райт и Леонидов. Он тоже привносил скульптуру. Супер-архитекторы, видимо, склонны выбирать часть ремесла у скульпторов и живописцев. Безусловно, до этого работы Райта были чрезвычайно живописны, причем намеренно. Его дендизм проявлялся и там. Внутри винтовая лестница. Долго думали, где построить и Райт выбрал Нью-Йорк.

Солнечный купол в виде сети паука. Райт любил метафоры и здесь они тоже есть. Много перекличек с прошлым. Он мог запросто внести в свою постройку нечто напоминающее европейское прошлое. И тут он предполагал, что люди будут опускаться. На стенах висят картины. Кандинский и Райт – это было ах. «Доминирующая кривая» здесь. Сейчас нарушили заветы Райта и люди поднимаются.

Когда Корбюзье построил Дом Союзов на Мясницкой, наши архитекторы начали изменять изнутри. Тот приехал и сказал, что это не его. Нельзя трогать.