prosdo.ru 1
ЦАРЬ И БОГ.

Балет в трёх действиях.
Действующие лица:
Царь. Во всём царском.

Шут. Во всём шутовском.


Первое действие.
Тронный зал. То есть трон и из мебели — всё. В тронном зале Царь и Шут.
Шут: О грозный Царь, ты думаешь о Боге?
Царь: Да, думаю.
Шут
: И что ты видишь там?
Царь: Что где я вижу? В мыслях чтоли вижу?
Шут: Ну да, мой царь. Всё в мыслях, где ж ещё?
Царь: О, милый шут. Я вижу там принцессу.
Шут: Ну то есть вашу Эсмеральду? Дочь?
Царь: О нет, мой милый шут, не Эсмеральду.
Шут:
Кого ж тогда?
Царь:
Обычную принцессу.
Шут: Обычная принцесса есть Господь? Мой повелитель, ты должно быть болен.
Царь: О да, я болен, шут. Станцуй-ка мне гавот.

Играет музыка. Шут танцует гавот. Неумело и плохо, но забавно. Танцует так пол минуты, затем царь поднимает руку, музыка утихает, шут стоит застывшим в неестественной позе.

Царь: Вот так. Послушай, милый шут.

Не двигайся и слушай. Понял, дурень?
Шут:
Я понял.
Царь:
Вот, не подводи.
Царь встаёт и ходит вокруг шута рассказывая.

Царь: Хочу тебе сказать о том, о чём я думал

на протяженьи сорока с хвостом

своих метяжных лет. И вот поведать

решил об этой странной болтавне

что в голове моей уж сорок лет стрекочет
Шут (не меняя позы): С хвостом?
Царь: С хвостом, с хвостом, но не перебивай.

Так вот. Я думал, кто я есть теперь?

Я царь. Так отвечал себе я.

Но было время, что я принцем был

и отвечал себе тогда иначе

на тот же самый долбанный вопрос.
Шут: Откуда вы словечек мерзких понабрались?
Царь: Ходил в народ, переодевшись бабой,

Чтоб не признали в образе царя.


Но ты молчи об этом, понял?
Шут:
Понял..
Царь:
Так вот. И слушай, не перебивай.
Шут: Но царь, мне не удобно так стоять!
Царь: Ну ладно, ладно. Посиди на троне.
Шут:
На троне?
Царь:
Да, на троне посиди.
Шут садится на трон, с опаской оглядываясь на Царя. Седится на краешек,как бы стесняясь.
Царь: Ну не стесняйся. Что как не пацан!
Шут: О царь, да бросьте вы ругаться.

Ведь вы глава страны, на вас глядят мужи,

Которые как волки следуют за вами!
Царь: Не смей волками называть моих

Прекрасных воинов и рыцарей бесстрашных.

Мизинец Князя Лусто стоит сто

таких как ты безумцев и нелепых.

Так сядь нормально! Я тебе велю!
Шут: Но царь, мне не удобно кресло.
Царь: А голове твоей удобно на плечах?
Шут: Сейчас, сейчас. Сижу. Уже сижу.
Шут устраивается на троне и сидит как пацан. Царь довольный ходит вокруг трона с сидящим на троне шутом.
Царь: Сейчас я кое что тебе достану.
Шут: О нет, не печень, милый царь, не печень.
Царь: Да нет. Не печень, дурень ты последний!
Шут:
А что, мой царь?
Царь:
Молчи, дурак, молчи.

Царь достаёт из-за трона скипетр и державу,сдувает пыль и вручает их шуту.
Царь: Так вот, держи. Вот в право. Это в лево.
Шут: Вот так, мой царь? Я правильно держу?
Царь: Всё правильно. Теперь сиди и слушай.
Шут:
Вот так и слушать?
Царь
(громко): Не перебивай!
От испуга у шута вываливается из рук держава и скипетр. С грохотом ударяется об пол. Царь спокоен. Шут в испуге поднимает всё с пола.
Шут: Я уронил. Прошу не нужно казни.
Царь: Клади на трон всё то, что уронил!
Шут кладёт скипетр и державу на трон.

Царь: Теперь танцуй, пока не окосеешь.

Шут: Но царь, ты что-то мне поведать захотел?
Царь: Перехотел. Танцуй, блоха свиная.

Давайте музыку, пожарче, пободрей.
Начинается музыка. Шут танцует. Царь уходит. Опускается занавес. Музыка некоторое время играет за занавесом.

Действие второе.
Царь сидит на троне, держит в руках скипетр и державу. Перед троном лежит мёртвый шут.
Царь: Подох! Ведь надо думать, от простого танца.

Какой ты после этого шутник?
Шут(привстаёт, когда говорит): Ведь вы сказали, танцевать до окосенья.

Шуты ведь дохнут если их глаза,

совсем косы, и больше нету мочи

им эту трудную вести войну.
Царь: Молчи покойник. Что ты знаешь о войне?
Шут: Я знаю всё!
Царь: Уж прямо всё? А Бога?
Шут: Когда я умер, с Ним встречался пару раз.
Царь: Да ты мне лжёшь!
Шут: Не лгу! Чего мне лгать-то,

ведь я мертвец, а дважды не убьёшь!
Шут строит царю рожи.
Царь(вскакивая с трона): Убью, глупец. Убью! Не строй мне рожи!
Шут(передразнивая царя): Убью глупец убью, я царь, я царь!
Царь: Ах ты подлец. Ты тварь! Червяк! Чумной!
Шут(передразнивая царя ещё более гнусными рожами): Ах ты подлец, ты тварь, червяк, чумной.
Царь: Послушай, я тебя сейчас...
Шут: Убьёшь?
Царь: Нет я тебя... нет... я тебя..
Шут: Чаво?
Царь(уже более спокойно): Ну, ты скотина, шут, ну ты скотина.
Шут: Чего скотина-то. Я мёртвый тут. Лежу.

Ведь мертвецы не ходят, не едят,

не пьют, ни за рулём, ни без автомобиля.
Царь: Причём тут вообще автомобиль?

И что это за импортное слово?
Шут: Ах, это. В будущем. Мне Бог тут рассказал

Все будут ездить без коней в повозках.

С оркестром, что поместится в ладони.


С такими штуками чтоб стёкла вытирали.
Шут показывает руками дворники автомобиля. Царь удивлённо следит за руками и вертит головой туда сюда. Встаёт с трона, складывает скипетр и державу на трон. Садится рядом с шутом на колени. Шут не прекращает своих манипуляций руками в воздухе.

Царь: Так ты и вправду... Шут... Ты видел Бога?
Шут: Ну, да, конечно. Говорю же вам.
Царь: И говорил с Ним?
Шут: Говорил, и щупал. (щупает царя) И даже нюхал, раз на то пошло.(нюхает царя)
Царь(убирая руки шута): И чем Он пахнет?
Шут: Знаете, ничем. Фиалкой разве.
Царь: Точно? Ты не лжёшь?
Шут: Чего мне лгать?
Царь: А вдруг ты хочешь зла, как все скупые?
Шут: Кто, я скупой. Да гляньте на себя!

Кто тут из нас присваивал казну?

Кто продавал казённую конюшню

Заморскому купцу Курту Кобейну?

Кто шёг тираж журнала "Кто тут власть?"

Кто угощал гостей на деньги горожан?

Кто дал ”почётного удмурта” королю

лапландии, что дал нам холодильник?

Кто строил мавзолей за счёт казны?

Кто спаивал детей и педофилов?

Кто запретил курение в общественных местах?

Кто осудил закон о туалетах?

А кто взрывал подземные ходы,

чтоб люди думали на трепетных арабов?
Царь: Ну хватит, хватит. Это чушь и всё.
Шут: О нет, не чушь. Ведь это ты скупой!
Царь: Ну да, немного есть. Ну да уворовал.

Ну да бывают взятки и поныне.

Но это мелочи. Всё мелочи, мой друг.

Ведь я о Боге и народном счастьи

Всё думал.
Шут: Нет, ты не думал царь.

Уж о народе точно ты не думал.
Царь: Ну да... не думал. Замолчи, мертвец.

И спи спокойно. Завтра похороним.
Шут: Но завтра выходной. Ты что же царь.

Я в выходные не тружусь.

Царь: Однако.

Ну чтож. Потрудишься. То твой последний труд

удачно, хорошо похорониться. (кричит за кулисы)

Эй, Эсмеральда. Кинь-ка, дочка гроб.

Из за кулис вылетает ободранная коробка из под телевизора или другая небольшая коробочка.
Царь: Вот. Это лучший гроб. Из Ливерпуля.

Я сам бы рад в таком гробу лежать.

Да только жив я.
Шут: Это не надолго.
Царь: Молчи мертвец! Ну а пока танцуй.
Начинает играть музыка. Шут танцует вокруг коробки. Царь уходит. Занавес опускается. За занавесом некоторое время ещё слышна музыка.

Действие третье.
Царь сидит на троне со скипетром и державой в руках. Перед троном стоит коробка. Царь доволен. С улыбкой стучит скипетром в коробку.
Царь: Ну как ты там, служитель муз весёлый?
Шут(из коробки приглушённый голос): Нормально. Только тесно очень.
Царь: Опять всем тесно! Выделил бараки,

где каждому три локтя я отвёл.

У самого меня локтей-то столько нету

сколь есть у каждого крестьянина в дому.
Шут: Опять, ты царь, смеёшься над народом.
Царь: Чего ж смеюсь. Серьёзно говорю.

Раз локоть. Два.(считает свои локти) И больше нету.
Шут: Вы что-то мне хотели рассказать...
Царь: Ах да. Чуть не забыл. Эй, Эсмеральда,

подай пожалуйста мне жёлтый молескин.
Из за кулис вылетает книга и шлёпается об пол. Царь встаёт и возмущённо идёт в сторону упавшей книги.
Царь: Могла бы понежнее, дочка, обращаться.

С литературой папы своего.
Подбирает книгу, листает её, направляется к трону и садится.
Царь: Я кое-что теперь пишу. Как все цари.
Шут: Поэзию?
Царь: Да, да. мой друг. Её.
Шут: Прочтёте. Или может быть я сам?

Царь: О нет, не утруждайся. Я прочту.

Шут: О царь. Я млею в нетерпеньи.
Царь: Так слушай.

Жил один монах. Он женщину ни разу и не нюхал.

Он злой ходил. И делал странных кукол,

с руками вместо глаз и бороды.

Он сумасшедшим был, но он не знал нужды

в том, чтобы разуметь свою природу,

вот так и я приделал бы народу

чего нибудь заместо бороды.
Шут: О царь. Ваш слог прекрасен.
Царь: Я знал, тебе понравилось, я знал.
Шут: Но мне вот кажется мой царь,

что будь ты первокурсником в общаге

литинститута, скажем в гэ москва

то там бы вам пообрывали ноги

и сунули бы эти ноги в рот.
Царь: Молчи свинья! Не знаю я такого

ни института, никакое гэ москва.
Царь ударяет скипетром по коробке.
Шут: Ой, ой, как больно. Что вы так дерётесь?

Могли бы и убить меня совсем.
Царь: Ты мёртвый. И не мне тебя учить

что дважды мёртвым трудно стать при жизни.
Шут: Так я же мёртвый. При какой при жизни!
Царь: Молчи подлец, оговорился я.

Ты лучше мне про Бога расскажи.
Шут: Что говорить вам?
Царь: Всё, что видел ты.

Когда ты умер, сразу и увидел?
Шут: Вы знаете, мой царь. А Он вас приглашал.
Царь оживляется так, что роняет скипетр и державу. Встаёт с трона не поднимая их. С подлоготника слетает и книга со стихотворением царя.
Царь: Что правда? Как он звал? Как друга?
Шут: Как друга, царь, как друга, как ещё?
Царь: О да! Прекрасно! Что же нужно делать?

Куда идти? Какой наряд надеть?

Шут: А он сказал как есть так приходите.

Вот только мертвым лучше остального.
Царь: Конечно да! Конечно мертвым! Да!

Давайте музыку. Станцую танец смерти.

Царь некоторое время танцует а затем замертво падает. Музыка прекращается. Из под трона вылезает шут, отряхивает одежду. Снимает с царя корону. примеряет её. Затем бросает. Пробует сесть на трон. Тоже не то.

Шут: Вот, царь подох. Лежит себе, лежит.
Царь: Лежу, представь себе и вижу Бога!

И пахнет он фиалками и впрямь.
Шут: Ну всё понятно. Доброго знакомства.
Царь: Спасибо, шут, стацуй ещё, и к нам.
Шут: Ну, хорошо. Пожалуй я станцую.
Начинается музыка, шут танцует, занавес. За занавесом некоторое время играет музыка. Конец.

10 марта 2013. Три часа четырнадцать минут ночи.