prosdo.ru 1

Тема 1. Формирование взглядов на конкуренцию


От периода зарождения первых научных представлений о конкуренции, её роли и значении в развитии общества до становления теории конкуренции прошел достаточно длительный исторический период. Одной из первых попыток создания логически последовательной системы знаний о конкуренции была разработка в XIX в. теории совершенной конкуренции. Развитие экономики в конце XIX - начале XX вв. привело к появлению различных критических взглядов и возникновению теории несовершенной конкуренции. В течение следующего столетия ведущие представители экономической мысли предпринимали дальнейшие попытки познания сущности конкуренции, разработки теории её функционирования и механизма действия.

Современная экономическая мысль, используя предшествующие теории, развивая, уточняя и дополняя их, создает основу для дальнейшего развития основных моделей конкуренции, которые заслуживают тщательного изучения.
К проблеме состязательных отношений внимание ученых было проявлено с возникновения первых теоретических взглядов на экономику.

Уже древнегреческие исследователи отмечают две формы состязательных отношений: во-первых, между работниками (рабами) и, во-вторых, между рабовладельцами, сравнивающими результаты друг друга в наращивании богатства.

Так, Ксенофонт (ок. 430-350 гг. до н.э.), экономические взгляды которого изложены в работе "Домострой", подготовленной как руководство для ведения рабовладельческого хозяйства1, утверждал, что наука должна учить рабовладельца умело организовывать свое хозяйство в целях увеличения производства полезных вещей1. Чтобы заставить рабов работать с большей производительностью, он призывает не ограничиваться наказаниями, применять моральные и материальные поощрения, тем самым вознаграждая стремление к соревновательному процессу: «на честолюбивые натуры сильно действует и похвала»2 ; «я… ни в каком случае не равняю наградами хороших работников с плохими»; «если при виде хозяина рабочие встрепенутся, если у каждого из них пробудится сила, взаимное соревнование, честолюбивое желание отличиться во всем, - про того я скажу, что в его душе есть что-то царственное»3. Что же касается конкурентных отношений между рабовладельцами, то Ксенофонт, прямо не называя их, тем не менее, с несомненностью подразумевает: «денег никто не имеет столько, чтобы не желать иметь их еще больше, а если у кого-нибудь они оказались в избытке, то он, закатывая излишек, получает не меньше удовольствия, чем если бы он им пользовался»4.


В отличие от Ксенофонта, Платон (др.греч. Πλάτων, 428 или 427 до н. э.,— 348 или 347 до н. э) и Аристотель (др.-греч. Ἀριστοτέλης; 384 до н. э. — 322 до н. э.) считали недостойным для граждан своего государства стремиться к «ненасытной» прибыли путем накопления денежных сокровищ. А поскольку у большинства людей желания неумеренны, ученые предлагали регулировать цену сверху, чтобы она имела «разумную основу для обеспечения «умеренной» прибыли»5. Такой призыв к торможению конкурентных отношений среди рабовладельцев объясняется боязнью обострения классовой борьбы, восстания рабов. Этим же объясняется и предложение Платона не ограничиваться практиковавшимся в античной цивилизации воздействием на рабов «стрекалом и мечами», - лучше «воспитательными» мероприятиями заставить рабов лучше работать на рабовладельцев1. Выдающейся заслугой Аристотеля в развитии экономической мысли является его попытка проникнуть в сущность экономических явлений, вскрыть их закономерности. В этом Аристотель существенно отличался от своих предшественников (Ксенофонта, Платона), положив начало экономическому анализу, что проявилось в подходе к определению предмета экономической науки, в изучении обмена, форм стоимости и т.д.2 То есть поддержана идея Ксенофонта о стимулировании трудового соревнования поощрением его участников.

Ученые Древнего Рима: Катон старший Марк Порций, Марк Теренций Варрон, Юний Модерат Колумелла – углубили характеристику двух форм состязательных отношений в рабовладельческом обществе на более поздних этапах его развития. Так, Катон (лат. Marcus Porcius Cato; 234 — 149 до н. э.) писал, что хозяин свое пригородное имение должен «устроить и засадить так, чтобы оно было как можно прибыльнее»3, что прибыльность имения для хозяина – «честь и слава»4. То есть речь идет о состязательности хозяев – рабовладельцев. Большое место в сочинении Катона занимали советы по содержанию рабов, использованию их труда, методам эксплуатации. Автор относил рабов к орудиям производства, рекомендовал содержать их в строгости, в зависимости от прилежания, рационально эксплуатировать их труд5.


Разработку проблем латифундийского хозяйства в I в до н.э. продолжил римский ученый Варрон (лат. Marcus Terentius Varro, 116 — 27 гг. до н. э). Его взгляды изложены в трактате "О сельском хозяйстве". Он отразил, с одной стороны, более развитые формы рабовладения, высшую степень эволюции крупных рабовладельческих экономик; с другой — новые моменты социально-экономической обстановки, связанные с углублявшимися противоречиями, все более пронизывавшими экономику Римского рабовладельческого государства.

В своем трактате Варрон высказывает серьезную тревогу о судьбах рабовладельческого хозяйства. Он упрекает рабовладельцев в том, что они отошли от дел, живут в городах, перепоручив латифундии управляющим. Автор ищет пути укрепления экономики не только в развитии земледелия, но и скотоводства, в применении агрономической науки, росте интенсивности производства, совершенствовании методов эксплуатации рабов, в использовании материальной заинтересованности и т.д.1

Продолжая традиции Катона и Варрона в период кризиса рабовладельческой системы, Колумелла (лат. Lucius Junius Moderatus Columella, 4 н. э., Кадис — около 70 н. э.) в большей степени выражает стремление производить товары для рынка, а не довольствоваться потреблением продуктов, произведенных в собственном хозяйстве. Тем самым он допускал развитие конкурентных отношений между рабовладельцами по увеличению богатства за счет усиления эксплуатации рабского труда.

В период средневековья ученые продолжают исходить из незыблемости внеэкономического принуждения, эксплуатации, но теперь уже крепостных крестьян феодалами. Так, Фома Аквинский (1225 - 1274) считал, что функция управления – удел лишь немногих избранных, она не только почетна, но и требует знаний. То есть разделение функций феодала и крепостного является из божественного произвола1. Рассуждая о торговле, ученый пишет: «…позволительно продавать что-нибудь дороже, чем вещь стоит сама по себе, хотя она не должна продаваться дороже, чем стоит владельцу»2. При этом при определении «справедливой цены» следует исходить из расходов продавца и присоединить к ним тот доход, который даст продавцу возможность жить соответственно его месту в сословной иерархии, которое считается нормальным для лиц его ранга3. Таким образом, Фома Аквинский выступает за предоставление достаточного простора для развития соревнования собственников ради увеличения прибыли, богатства. Эта соревновательная тенденция основывалась на эксплуатации крепостного крестьянина, ограничивая тем самым возможности последнего для трудовой состязательности с себе подобными.


В отличие от Фомы Аквинского, русский мыслитель и публицист середины XVI века Ермолай Еразм (1500-е —XVI век) в сочинении «Благо хотящем царем правительница и земледелие» выступал за ограничение феодальной эксплуатации крестьян, отмену денежного оброка4. Такая позиция могла способствовать ограничению правовыми методами состязательности феодалов по увеличению богатства и предоставлению некоторых возможностей для трудовой состязательности среди крестьян.

В период разложения феодализма и возникновения капитализма критика отживающего строя теоретиками реформации была связана с попытками оправдания раннекапиталистического предпринимательства5. Например, Жан Кальвин проповедовал богоизбранность нового класса – капиталистов. А отсюда естественно вытекала позиция поддержки конкурентных отношений в этом классе в процессе первоначального накопления как предпосылки нарождавшегося капиталистического хозяйства.

В позднее средневековье (XVI-XVII) в экономической мысли Западной Европы происходят значительные изменения, вызванные глубоким процессом развития мануфактурного производства. Великие географические открытия, ограбление колоний ускорили процесс накопления капитала.

В этот период возникают социальные утопии. Одним из основоположников утопического социализма был Томас Мор (1478-1532). В 1516 г. им было опубликовано знаменитое сочинение "Утопия", положившее начало утопическому социализму и давшее ему название1.

Первой школой экономической науки был меркантилизм (от итальянского слова "мерканте" — торговец, купец), получивший распространение и занимавший ведущие позиции в экономической мысли многих стран до конца XVII в. Данное направление научной мысли отражало интересы купечества, возвысившегося в период Великих географических открытий и создания мирового рынка.

Видя источник национального богатства во внешней торговле и прибыли от отчуждения, меркантилисты заботились об активном внешнеторговом балансе, а главное внимание уделяли конкурентным отношениям среди купцов в их стремлении к увеличению богатства за счет разницы в покупной и продажной ценах товаров. Осуществление внешнеторгового баланса, как и в целом накопление денежных богатств, связывалось с активной деятельностью государства, которое системой административных мер и экономической политикой должно было способствовать притоку в страну золота и серебра. Меркантилисты полагали, что монополизация рынка приводит к увеличению цен, между тем, как конкуренция, охватывая многих производителей однотипных благ, способствует уменьшению уровней цен1.


Критики меркантилизма: У. Петти, Дж. Локк, Р. Кантильон, Д. Юм и др. – отмечали его односторонность, недооценку сферы производства, а значит, соревновательных отношений в этой сфере. Первые представители политэкономии, возникшей как самостоятельная наука в мануфактурный период: У. Петти и П. Буагильбер – предприняли попытку свести стоимость товара к труду, затраченному на его создание. Тем самым они сделали важный шаг к открытию источника капиталистического богатства в сфере производства. Такой подход логично предполагал необходимость развития конкурентных отношений владельцев мануфактур и в то же время качественно более высокого уровня, по сравнению с предшествующими формациями, трудовой состязательности на основе личной свободы работников, ликвидации внеэкономического принуждения.

Однако ни Петти2 (William Petty; 1623—1687), ни Буагильбер (фр. Pierre Le Pesant de Boisguilbert, 1646 - 1714 год) не осуждали вмешательство государства в экономику и протекционистскую направленность меркантилизма. В отличие от них Ричард Кантильон (ок.1697-1734) выступал за свободу конкуренции. Он был первым мыслителем, который попытался перейти от рассмотрения частных экономических проблем к пониманию общих экономических закономерностей и стремился создать целостную систему экономического знания, используя метод научной абстракции. Это позволило ему исследовать кругооборот промышленного капитала и впервые представить этот процесс в форме модели3.

Критика меркантилизма и идеи экономической свободы получили свое дальнейшее развитие в работах физиократов. Это экономическая школа, основана во Франции в середине XVIII Франсуа Кенэ (1694-1767). В неё входила большая группа экономистов (В. Мирабо, В. Дюпон де Немур, Г. Летрон и др.). Физиократы внесли существенный вклад в наполнение философии либерализма экономическим содержанием. Они были сторонниками неограниченной конкуренции и невмешательства государства в экономику. Выдающийся экономист, видный государственный деятель Франции Анн Робер Жак Тюрго (1727-1781) впервые указал на различие между деньгами и капиталом. У него наметилось выделение прибыли как особого вида дохода. Рассматривая заработную плату, Тюрго связывал её движение с конкуренции ей между рабочими на рынке труда. Он считал, что это обеспечивает сведение заработной платы к минимуму средств существования1.


Конкуренция рассматривалась как «нормальное» состояние с давних пор, задолго до появления классической теории. Отчетливо мысли в защиту конкуренции были высказаны отдельными экономистами незадолго до классической политической экономики (например, У. Петти2 или Ж. Тюрго). Нужно заметить, что эти авторы считали конкуренцию главной силой, которая устанавливает рыночную цену на некотором «естественном» уровне.

Принято считать, что развернутая теория конкуренции была впервые сформулирована А. Смитом (1723 - 1790)3 в 18 веке. А. Смит, связал наличие естественных цен с действием конкуренции и впервые обратил внимание на разницу между субъективными устремлениями предпринимателей и объективными результатами их деятельности. Он показал, что каждый предприниматель стремится только к собственной выгоде, но преследуя собственный интерес, он в силу разных обстоятельств одновременно реализует и интересы общества. Причем часто делает это более эффективно и добросовестно, чем если бы специально ставил перед собой только альтруистические цели.

Предприниматели, добиваясь увеличения собственных выгод, в то же время как бы направляемые «невидимой рукой» – способствуют обеспечению общественных интересов. Они применяют передовые технологии и методы организации производства, экономично используют ресурсы для изготовления данного объема продукции. Такое поведение отвечает частной выгоде фирмы. В свою очередь рациональное использование ресурсов и снижение издержек ведут к увеличению общего богатства. В результате личная выгода, поощряемая и направляемая рыночной системой, в конечном итоге способствует более полному удовлетворению потребностей общества1.

Смит также анализировал только две структуры: монополию и конкуренцию — и не пытался выделить какие-либо другие типы рынка. Идеи экономического либерализма и свободы конкуренции нашли дальнейшее развитие в работах представителей классической школы Томаса Мальтуса (1766-1834), Давида Рикардо (1722-1823), Жана Батиста Сэя (1767-1832) и Джона Стюарта Милля (1806-1873). Классическая политическая экономия сформировалась в эпоху промышленного переворота и отразила его основные проблемы, в частности проблему накопления. Теория классической школы изучала экономический рост и развитие, а также исследовала природу и источники богатства наций, распределение национального продукта между собственниками факторов производства в условиях роста населения, ограниченных ресурсов и свободной конкуренции в рамках экономики свободного предпринимательства, делая упор на накопление капитала, расширение рынков и разделение труда.


Первой попыткой осуществить моделирование рыночных структур с помощь математики стала работа О. Курно (1801 - 1877), который проанализировал простейшие рыночные структуры с помощью формул и графиков. Будучи математиком, Курно начал с анализа простой структуры, при которой число фирм в отрасли n равно 1 (монополия), затем рассмотрел ситуацию, когда n = 2 (дуополия), затем ситуацию, когда n = ∞ (конкуренция). Последнюю Курно называл «неограниченной конкуренцией» и определял как ситуацию, в которой количество производимой отдельным производителем продукции несравнимо мало для оказания влияния на изменение ее цены. Курно первым в экономической науке рассмотрел проблему максимизации прибыли монополистом и нашел ее решение в достижении объема производства, при котором достигается равенство предельных затрат монополиста его предельным издержкам. Для анализа ситуации дуополии Курно предложил знаменитую модель, которую сейчас называют по имени ее автора. В экономическую науку вошло выражение «равновесие по Курно»: такое сочетание объемов выпуска каждой из двух фирм в данный момент времени, при котором у них нет стимулов для дальнейших их изменений (т.е. прибыль каждой фирмы максимальна при условии сохранении конкурентом величины своего выпуска неизменным). При этом устанавливается равновесная цена, которая ниже монопольной, но выше конкурентной. Эта цена является устойчивым равновесием и любое отклонение от нее в итоге вызывает возвращение к изначальному равновесному уровню.

Работа Курно долгое время оставалась без внимания и интерес к моделированию различных рыночных структур был возрожден только в ходе маржиналистской революции. У. С. Джевонс (1835 - 1882) в 1871 г. ввел в анализ понятие «закона безразличия», определяя условием существования совершенного рынка наличие только одной цены у любого однородного товара. Ф. Эджуорт (1845 — 1926) в своей работе 1881 года обратился к строгому определению совершенной конкуренции. Условиями существования конкуренции по сути, он считал следующие: неопределенно большое число участников с обеих сторон на рынке; отсутствие всяких ограничений на поведение, имеющее целью максимизацию прибыли; полная делимость торгуемых товаров. Наиболее полное определение совершенной конкуренции дали Дж. Б. Кларк и Ф. Найт. Подробную историю эволюции этого понятия от Смита до Найта можно прочесть в статье Дж. Стиглера «Perfetct Competition, Historically Contemplated»1, опубликованной в Journal of Political Economy в 1957 г.


Попытки учесть промежуточные состояния между монополией и конкуренцией (то, что позже стали называть несовершенной конкуренцией), были предприняты А. Маршаллом (1842—1924) в «Принципах экономической науки». Маршалл обратил внимание на такие состояния рынка, которые вроде бы являются конкурентными, но их нельзя отнести к совершенной конкуренции – он упоминает, что фирмы могут иметь кривую спроса с отрицательным наклоном, и упоминает практику, характеризующуюся как «страх испортить рынок». К сожалению, Маршалл пытался совместить признаки совершенной конкуренции и менее чем совершенной конкуренции в одной модели, что значительно затруднило его анализ и, по мнению некоторых ученых, (см. например, статью П. Самуэльсона «Монополистическая конкуренция: революция в теории», опубликованную в книге «Monopolistic Competition Theory», Ed. by R. E. Kuenne. New York, 1967) затормозило развитие науки в ближайшие годы.

Во времена, когда были сделаны важные научные открытия, создана техническая основа капитализма, мир пережил три экономических кризиса (1825, 1836, 1847 гг.), имели место выступления рабочих, выдвигавших политические требования возник марксизм (40-е годы XIX в.).

Первым политэкономическим произведением марксизма считается работа Фридриха Энгельса (1820-1895) "Наброски к критике политической экономии". В ней рассматриваются проблемы частной собственности как исходной базы капитализма; накопления капитала; концентрации и централизации капитала; экономические кризисы.

"Экономико-философские рукописи" Карла Маркса (1818-1893) посвящены проблемам соотношения труда и капитала, динамики заработной платы. Капитал Маркс характеризует как накопленный чужой труд. Впервые отмечается, что основу человеческого общества составляет материальное производство1.К Маркс и Энгельс выступали против жесткого противопоставления конкуренции и монополии в качестве двух полюсов рыночных отношений. «Всякая небольшая группа конкурентов должна желать монополии для себя против всех других. Конкуренция покоится на интересе, а интерес снова создает монополию; короче говоря, конкуренция переходит в монополию. С другой стороны, конкуренция не может остановить поток конкуренции; больше того, она сама порождает конкуренцию… Противоречие конкуренции состоит в том, что каждый должен желать для себя монополии, тогда как все общество как таковое должно терять от монополии и потому должно ее устранить…», – писал Ф. Энгельс2.


В.И. Ленин (1870-1924) считал, что господство монополий обостряет противоречия капитализма. Монополистическая конкуренция гораздо более жесткое явление, чем свободная конкуренция, так как размеры конкурирующих предприятий огромны, а потери разрушительны. Господство монополий, с другой стороны, вызывает застой в техническом прогрессе, так как нет стимулов к обновлению производства, отсюда недогрузка мощностей, уничтожение продукции, для поддержания монопольно высоких цен, что в свою очередь тормозит развитие производительных сил. В конечном итоге неминуема социалистическая революция и замена капитализма более прогрессивным общественным строем.

В 1920-х гг. началась длительная «дискуссия о затратах» (cost controversy), которая была направлена на преодоление ограничений маршалианской теории отраслевого равновесия и в которой приняли участие многие известные экономисты того времени: А. Янг, Ф. Найт, Дж. М. Кларк, Д. Робертсон, Л. Роббинс, Дж. Вайнер, Р. Харрод, Й. Шумпетер, Г. Хоттеллинг, П. Сраффа, А. С. Пигу, Дж. Робинсон и другие.

Ожидаемое появление в экономическом анализе некоей промежуточной рыночной структуры, концепции «монополистической конкуренции» произошло с выходом в 1933 году работ Э. Чемберлина (1899 - 1967) «Теория монополистической конкуренции» и Дж. Робинсон (1903 - 1983) «Экономика несовершенной конкуренции». В основе концепции Э. Чемберлина лежал уход от предположений о однородности продукции и абсолютно эластичных кривых спроса. При этом сохранялось положение о свободном входе и выходе из отрасли, в которой существуют фирмы, производящие сходные, но не идентичные товары. Условие равновесия было все тем же – равенство предельной выручки предельным затратам.

Появление новой концепции перевернуло представления экономистов об отраслевых структурах и, по мнению некоторых исследователей, было революцией, так как позволяло совсем отказаться от понятия «отрасль» и заменить его понятием фирмы и ее рынка, а также связью между рынками похожих благ. В течение последовавших 20 лет существенное внимание уделялось критике высказанных Чемберлином предположений о «промышленных группах» (или отраслях), выпускающих схожую, но не идентичную продукцию (или, что, по сути, идентично, о группах продуктов) и способах их определения, а также о существовании в рамках концепции избыточных мощностей.


Роберт Триффин (1911 - 1993) в 1940 г. выпустил книгу "Monopolistic Competition and General Equilibrium Theory" с критикой теории монополистической конкуренции, в которой утверждал, что этот подход плохо совместим с теорией общего равновесия и потерпит неудачу уже на этапе анализа частичного равновесия группы фирм.

Теория монополистической конкуренции подверглась критике со стороны Чикагской школы с точки зрения «новой» методологии, согласно которой предпосылки теории не имеют значение, а имеет ее предсказательная способность. М. Фридман (1912 - 2006) и Дж. Стиглер (1911 - 1991) в статье «Monopolistic Competition in Retrospect» (сборник «Five Lectures on Economic Problems», London, 1949) утверждали, что сторонники теории монополистической теории предпочитают эту теорию совершенной конкуренции на основе именно более реалистичных предпосылок, которые не имеют принципиального значения, а в области предсказаний теория совершенной конкуренции не уступает теории монополистической конкуренции и обыкновенной маршаллианской теории монополии. Во всяком случае, для одной и той же отрасли может подойти и та, и другая модель в зависимости от анализируемого вопроса. Например, если мы изучаем влияние налога с продаж, то прекрасно выполнит свою задачу модель совершенной конкуренции, если рентный доход фирм, то лучше подойдет модель монополистической конкуренции.

На защиту теории встал Дж. Арчибальд, который утверждал, что Фридман и Стиглер толком не разобрались, что именно предсказывает теория монополистической конкуренции, что они сами критикуют предпосылки теории монополистической конкуренции вопреки своей методологии и что весьма странно иметь для анализа одного объекта две разные теории (как, например, определить более эффективную из них для каждого отдельного случая?).

Значительные усилия были потрачены на осмысление теоремы об избыточных мощностях, которая вытекала из теории Чемберлина. Согласно этой теореме, в длительном периоде в условиях монополистической конкуренции фирма будет производить меньший объем выпуска, чем тот объем, при котором достигается минимальные средние затраты; графически это означает, что равновесие фирмы будет находиться не в самой нижней точке кривой AC, а несколько левее, что определяется касанием кривой спроса, имеющей отрицательный наклон). Например, в своих работах 1959 и 1964 гг. Г. Демсец пытался показать, что теорема в общем случае неверна, так как затраты на дифференциацию (differentiation costs), как правило, зависят от величины продукции.


Значительное внимание уделялось экономистами изучению другой распространенной рыночной структуры — олигополии. Эту структуру сложно анализировать именно потому, что действия олигополистов сильно зависят друг от друга и единую стройную теорию олигополистического равновесия разработать очень сложно. Тем не менее экономисты пытались сделать какие-то общие выводы о выборе определенной ценовой и товарной стратегии поведения олигополистов, анализ вероятностей совместных их действий и т.д

В 1934 году немецкий экономист Г. фон Штакельберг предложил новую модель дуополии, в которой он отказался от предположения о том, что фирма никак не учитывает возможное влияние своих действий на действия конкурента. В модели Штакельберга одна фирма стала лидером и выбирала свой выпуск и цену исходя из предположения о том, как отреагирует другая фирма на ее выбор, а другая фирма была последователем и просто реагировала на выбор первой фирмы.

В последствии эти результаты были обобщены и систематизированы с точки зрения теории игр. Это естественно, так как аппарат этой теории позволяет весьма успешно решать целый ряд задач, возникающих при исследованиях взаимозависимого (стратегического) поведения компаний-олигополистов, следования согласованным стратегиям поведения и т.д. В 1951 г. американский экономист и математик Дж. Нэш предложил наиболее универсальную концепцию равновесия в некооперативной игре, которая получила название равновесие. Наша – ситуация, при которой каждый игрок выбирает стратегию, оптимальную для него при тех стратегиях, которые выбирают другие игроки. Этому равновесию соответствует равновесие в дуополии Курно, в дуополии Бертрана и других частных моделей. В дальнейшем многие экономисты занимались последовательным применением теории игр к анализу олигополистического поведения: это Р. Зелтен (теория неооперативных игр, парадокс розничной сети), У. Новшек (демонстрация «народной теоремы», утверждающей возможность конкурентного равновесия в условиях олигополии с открытым входом) и другие.


В период с 1930-х гг. в экономической науке начала формироваться отдельная дисциплина, посвященная изучению структуры отрасли и поведению фирм — теория организации отрасли (industrial organization). Начало этой дисциплине было положено еще в 1890-е гг., когда стали заметны процессы значительной концентрации производства в основных промышленных отраслях. Эти процессы вызвали появление большого количества литературы, посвященной крупным предприятиями и монополиям, которые как правило целиком посвящены монопольным проблемам и опираются на антитрестовские дела. Эта литература носила описательный, статистическо-юридических характер и была совершенно не связана с разваивающейся параллельно неоклассической теории поведения фирмы. Но это были первые шаги будущей теории организации отрасли, которая в то время была только «наукой о трестах». Авторы этой литературы использовали слово industrial в значении manufacturing и уделяли внимание только крупной промышленности.

Сближение между теоретическим и эмпирическим направлениями началось после 1933 г., когда вышли книги Э. Чемберлина и Дж. Робинсон. Центром новой дисциплины стал Гарвард, в котором к тому времени уже читался ряд курсов по трестам и корпорациям, а также в котором работал сам автор одной из «революционных» книг. Чемберлин. Эта традиция началась в 1930-х гг. работами Эдуарда Мэйсона, была подкреплена потом трудами Джо Бэйна и носила преимуществено эмпирически-описательный характер. Мэйсон и Бэйн опирались на классификации и язык Чемберлина, но не занимались чистой теорией и попытались рассмотреть реальные отрасли с точки зрения этих концепций. Именно они выработали парадигму «структура-поведение-результат» (structure-conduct-perfomance), в рамках которой развивалась значительная часть литературы в последующие годы и развивается до сих пор.

В 1941 г. появление новой дисциплины «inductrial organization» было «узаконено» Американской экономической ассоциацией.

В 1960-х гг. появляется другая традиция — чикагская — которую возглавляют Джордж Стиглер и Гарольд Демсетц. Здесь основой был неоклассический подход, который постарались приспособить к анализу проблем несовершенной конкуренции. Стиглер считал, что обычная неоклассическая модель очень абстрактна и не подходит для практических целей регулирования, поэтому нужно создать специальную теорию. Название «организация промышленности» он считал неудачным.


Современная волна в теории организации промышленности связана с применением теории некооперативных игр (Ж. Тироль и др.)

Интересным сюжетом в истории теории олигополии была концепция «ломаной» кривых спроса олигополиста, которую предложил в 1939 г. П. Суизи. Идея заключалась в том, что фирмы следуют за снижением цены, но не следуют за повышением, поэтому кривая спроса для отдельной фирмы имеет излом в точке равновесия. В этом же году подобная идея была высказана Р. Холлом и Ч. Хитчем в статье, посвященной результатам опроса 38 предпринимателей. Идея ломанной кривой спроса подверглась серьезной критике в 1947 г. со стороны Дж. Стиглера, который утверждал, что эмпирические данные не подтверждают подобного поведения.

В конце XX в. проблемы стратегии опережения конкурентов, выявление конкурентных преимуществ стран и компаний, конкурентного потенциала и конкурентной среды анализируются американским учёным М. Портером. По мнению М. Портера, конкурентоспособность определяется способностью постоянно развиваться: первоначально добиваться конкурентного преимущества, изменяя основу, на которой осуществляется конкуренция, а затем сохранять свое преимущество, постоянно совершенствуя продукт, способы производства и другие факторы, причем так быстро, чтобы конкуренты не смогли их догнать и перегнать именно совершенствование и обновление – непрерывный процесс, который позволяет создать, по мнению М. Портера, конкурентные преимущества.

C усилением мировых интеграционных процессов, глобализации мировой экономики и развитием национальных рынков ведущих стран, вышли в свет работы по выявлению конкурентных преимуществ стран и компаний, завоеванию лидирующих позиций на рынке, отраслевого лидирования, проблемы стратегии опережения конкурентов, конкурентного потенциала и конкурентной среды (М.Портер), стратегии «попадания на рынки будущего» (Г. Хамел, К. Прахалад). Исследование конкуренции как динамично развивающегося процесса, а не как сложившейся ситуации проводится Й. Кирцнером.


1 Титова Н.Е. История экономических учений: Курс лекций. — М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1997. — с. 5

1 Реуэль А.Л. История экономических учений. Учебное пособие. -М: Высшая школа, 1972. – с. 11.

2 Всемирная история экономической мысли: [В 6т.]/ МГУ им.М.В.Ломоносова. Т. 1. – М.: Мысль, 1987. С. 119.

3 Реуэль А.Л. История экономических учений. Учебное пособие. -М: Высшая школа, 1972. – с. 21.

4 Всемирная история экономической мысли: [В 6т.]/ МГУ им.М.В.Ломоносова. Т. 1. – М.: Мысль, 1987. С. 119.

5 Всемирная история экономической мысли: [В 6т.]/ МГУ им.М.В.Ломоносова. Т. 1. – М.: Мысль, 1987. С. 123.

1 Реуэль А.Л. История экономических учений. Учебное пособие. -М: Высшая школа, 1972. – с. 26-27

2 Титова Н.Е. История экономических учений: Курс лекций. — М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1997. — с.7

3 Всемирная история экономической мысли: [В 6т.]/ МГУ им.М.В.Ломоносова. Т. 1. – М.: Мысль, 1987. С. 140.

4 Реуэль А.Л. История экономических учений. Учебное пособие. -М: Высшая школа, 1972. – с. 34

5 Титова Н.Е. История экономических учений: Курс лекций. — М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1997. — с.8

1 Титова Н.Е. История экономических учений: Курс лекций. — М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1997. — с.8

1 Всемирная история экономической мысли: [В 6т.]/ МГУ им.М.В.Ломоносова. Т. 1. – М.: Мысль, 1987. С. 56.

2 Всемирная история экономической мысли: [В 6т.]/ МГУ им.М.В.Ломоносова. Т. 1. – М.: Мысль, 1987. С. 177.


3 Реуэль А.Л. История экономических учений. Учебное пособие. -М: Высшая школа, 1972. – с. 59

4 Горяинова Л.В. История экономических учений / Московский международный институт эконометрики, информатики, финансов и права. - М., 2003. – с. 9-10

5 См.: Всемирная история… Т. 1. – С. 355

1 Горяинова Л.В. История экономических учений / Московский международный институт эконометрики, информатики, финансов и права. - М., 2003. – с. 9-10

1 Теория и практика конкуренции. Учебник для студентов 3 курса экономических специальностей. Под.ред Рубина Ю.Б. / М.: Московский международный институт эконометрики, информатики, финансов и права, 2002. – с.23.

2 http://oll.libertyfund.org/?option=com_staticxt&staticfile=show.php%3Ftitle=2060&chapter=155416&layout=html&Itemid=27

3 Гурова И.П., Сазанова С.Л. История экономических учений.Учебно-практическое пособие. Ц Ульяновск: УлГУ, 2001.- 100 с.

1 Титова Н.Е. История экономических учений: Курс лекций. — М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1997. — 288 с

2 http://socserv.mcmaster.ca/econ/ugcm/3ll3/petty/taxes.txt

3 http://www.microsofttranslator.com/bv.aspx?from=&to=ru&a=http%3A%2F%2Foll.libertyfund.org%2Findex.php%3Foption%3Dcom_staticxt%26staticfile%3Dshow.php%253Ftitle%3D237%26Itemid%3D27

1 Теория и практика конкуренции. Учебник для студентов 3 курса экономических специальностей. .ред Рубина Ю.Б. / М.: Московский международный институт эконометрики, информатики, финансов и права, 2002. – с.23.


1 http://msuweb.montclair.edu/~lebelp/StiglerPerfCompJPE1957.pdf

1 Титова Н.Е. История экономических учений: Курс лекций. — М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1997. — 288 с

2 Теория и практика конкуренции. Учебник для студентов 3 курса экономических специальностей. Под ред Рубина Ю.Б. / М.: Московский международный институт эконометрики, информатики, финансов и права, 2002. – с.23