prosdo.ru
добавить свой файл
1
ТЕМА 2: Показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и свидетеля как средства доказывания.

§ 2. Показания обвиняемого (подозреваемого)
Законодательное определение понятия показания обвиняемого дано в ч. 1 ст. 77 УПК РФ, согласно кото­рой «показания обвиняемого — сведения, сообщённые им на допросе, проведённом в ходе досудебного про­изводства по уголовному делу или в суде в соответ­ствии с требованиями статей 173, 174, 187-190 и 275 настоящего Кодекса».

На его основе в литературе учёными-процессуали­стами предложены представляющие научный интерес дефиниции:

Так, одни авторы считают, что показания обвиняе­мого - это имеющая отношение к делу устная речь лица, привлечённого в качестве обвиняемого, правиль­ность отражения которой в протоколе допроса или очной ставки, он готов удостоверить своей подписью.

Другие полагают, что показания обвиняемого - до­казательство со стороны защиты. Однако, сторона за­щиты не обязана доказывать невиновность обвиняе­мого. Поэтому обвиняемый имеет право, как давать показания, так и отказываться от дачи показаний.

Третьи указывают, что показания обвиняемого—это сведения, сообщённые им на допросе, проведённом в ходе досудебного производства по уголовному делу или в суде, и зафиксированные в установленном зако­ном порядке.

Дача показаний является для обвиняемого правом, а не обязанностью. Он не несёт никакой ответствен­ности за дачу заведомо ложных показаний или за от­каз от дачи показаний, что является одной из важней­ших гарантий обеспечения права на защиту.

По мнению четвёртых, «под показаниями обвиня­емого в новом уголовном процессе России следует по­нимать относящиеся к делу допустимые по форме и содержанию сведения, сообщённые обвиняемым на допросе, на очной ставке, при проверке показаний на месте и при предъявлении для опознания в ходе пред­варительного расследования или судебного разбира­тельства».

При анализе этих дефиниций следует иметь в виду следующие положения.

В первом определении его автором проигнориро­вано указание закона о том, что показания обвиняемо­го - это сведения, сообщённые им на допросе. Поэто­му осуществлена подмена понятий, «показания обви­няемого» отождествлены с имеющей отношение к делу устной речью лица, привлечённого в качестве обвиня­емого. Что касается второй дефиниции, то и она, как мы полагаем, нуждается в уточнении, ибо автор его не учёл содержащихся в ч. 1 ст. 77 УПК РФ положений, где речь идёт о том, что показания обвиняемого не до­казательство, а сведения. Кроме того, содержание све­дений при допросе обвиняемого даётся им не только со стороны защиты, а по существу предъявленного об-винения.


В третьем определении понятия «показания обви­няемого», как в прочем, и в первом, и во втором опре­делениях, отсутствует положение о том, в какой форме письменной или устной излагаются сведения обвиняе­мым, и не говорится, что в данных дефинициях сооб­щены сведения обвиняемым в указанных формах с со­блюдением права обвиняемого давать показания на доп­росе, проведённом в ходе досудебного производства по уголовному делу или в суде в соответствии с требова­ниями ст. ст. 173, 174, 187 - 190 и 275 УПК РФ.

В четвёртой дефиниции говорится о показаниях об­виняемого, под которыми следует понимать, относя­щиеся к делу и допустимые по форме и содержанию сведения, сообщённые обвиняемым на допросе, очной ставке, при проверке показаний на месте и при предъявлении для опознания в ходе предварительно­го расследования и судебного разбирательства. Пере­чень видов следственных действий, в ходе которых обвиняемый может сообщить сведения о существе предъявленного обвинения можно продолжить, одна­ко, едва ли это правильно, ибо полагаем, что вполне корректно указать после слов «сообщённые обвиняе­мым на допросе» и при производстве других след­ственных действий, проведённых с его участием.

Показания обвиняемого имеют двоякое значение: с одной стороны, они являются источником сведений о фак­тах, имеющих значение для дела, а с другой - средством защиты своих прав и охраняемых законом интересов.

Дача показаний - право обвиняемого. Это право нужно рассматривать в двух аспектах. Во-первых, об­виняемый может требовать, чтобы следователь и суд его выслушали, учли и проверили всё сказанное им. Во-вторых, обвиняемый вправе отказаться от дачи по­казаний, он не несёт ответственности и за дачу заве­домо ложных показаний. Эти положения являются га­рантией его права на защиту. Поэтому совершенно не­допустимо расценивать отказ обвиняемого от дачи по­казаний, а также дачу им заведомо ложных показаний как косвенное доказательство его вины.

Предметом показаний обвиняемого являются све­дения обо всех фактах, имеющих значение для правиль­ного разрешения дела, в частности, об обстоятельствах, которые составляют сущность предъявленного ему об­винения, имеют значение для собирания, проверки и оценки доказательств, характеризуют его отношение к другим участникам процесса и т.п. В своих показаниях обвиняемый может давать оценку материалов дела, до­казательств, обоснованности обвинения, юридической квалификации совершённого им деяния и т.п.


С учётом изложенного полагаем, что показания об­виняемого - сведения, сообщённые им в письменной или устной форме с соблюдением его права давать и отказаться от дачи показаний на допросе и при произ­водстве других следственных действий, проведенных с его участием в ходе досудебного производства по уго­ловному делу или в суде в соответствии с требования­ми ст. ст. 173, 174, 187 - 190, 275 УПК РФ.

Дача показаний является для обвиняемого правом, а не обязанностью. Он не несет никакой ответственности за дачу заведомо ложных показаний или за отказ от дачи показаний, что является одной из важных гарантий обеспечения права на защиту. Показания обвиняемого имеют, таким обра­зом, двойственную природу, являясь, с одной стороны, источником доказа­тельственной информации, а с другой — средством защиты от предъяв­ленного обвинения.

Обвиняемый допрашивается на следствии после предъявления ему обвинения, а в суде — когда ему уже известно содержание обвинительно­го заключения или заменяющего его документа. Поэтому основным со­держанием показаний обвиняемого являются обстоятельства, образую­щие содержание предъявленного ему обвинения. Однако этим предмет по­казаний обвиняемого не исчерпывается. Обвиняемый, если он признается в совершении преступления, не только излагает ход событий, но и как их непосредственный участник и лицо, заинтересованное в исходе дела, дает им объяснение, свою интерпретацию, в частности, излагает мотивы своих действий, их причину. Он может дать какую-либо свою версию событий, какое-то иное их объяснение, может привести какие-то смягчающие или оправдывающие обстоятельства. Кроме того, обвиняемый вправе давать в своих показаниях оценку имеющихся в деле доказательств, может отвер­гать их или ставить под сомнение, приводить контраргументы, которые подлежат тщательной и всесторонней проверке. В показаниях обвиняемо­го могут содержаться сведения о его личности, в частности биографиче­ские данные (состояние здоровья, наличие наград, семейное положение и др.), которые не входят в содержание обвинения, но могут иметь значение при оценке судом его личности и назначении наказания. Таким образом, предмет показаний обвиняемого шире предмета свидетельских показа­ний.


Обвиняемый может давать показания и о действиях других лиц, в час­тности уличать их в совершении преступления. Вопрос о процессуальной природе таких показаний обвиняемого (и подозреваемого), в том числе оговора, будет рассмотрен ниже.

Каково доказательственное значение показаний обвиняемого? Осо­бенности этого вида доказательств обусловлены следующими двумя фак­торами. Во-первых, обвиняемый, как правило, лучше чем кто-либо другой осведомлен обо всех обстоятельствах совершенного преступления. Поэ­тому он является обладателем наиболее полной доказательственной ин­формации. Но, с другой стороны, обвиняемый чаще всего более чем кто-нибудь заинтересован в сокрытии этой информации или ее искаже­нии, поскольку от исхода дела зависит его судьба.

Показания обвиняемого традиционно делятся на два вида — показа­ния, в которых содержится признание им своей вины (полное или частич­ное) и в которых эта вина отрицается. Рассмотрим сначала доказательст­венное значение признания обвиняемым своей вины.

Нет, пожалуй, в теории доказательств вопроса, более тесно связанного с гарантиями прав человека и вообще с положением личности в обществе, чем проблема значения признания обвиняемым своей вины. Нет также и вопроса, который не получал бы в различные исторические эпохи столь неодинакового, порой диаметрально противоположного решения. На про­тяжении длительного времени признание обвиняемым своей вины счита­лось «царицей доказательств». Особенно это характерно для инквизици­онного процесса. Постулировалось, что человек не будет признаваться в преступлении, если он его не совершал. Поэтому, если обвиняемый при­знавал себя виновным, необходимость в других доказательствах отпадала. Естественно, все усилия следователей были направлены на добывание та­кого признания, причем в средствах для достижения такой «святой» цели они не ограничивались. Известно, какие совершенные орудия пыток были созданы в период средневековья. В результате почти все обвиняемые при­знавали себя виновными в самых немыслимых преступлениях.


Ч. 2 ст. 77 УПК РФ, гласит, что признание обвиняемым вины может быть положено в основу обвинения лишь при подтвер­ждении его виновности совокупность имеющихся по делу доказательств. На первый взгляд, эта формули­ровка вроде отвечает задаче защитить интересы под­судимого и вроде бы точна, но если вдуматься в неё, возникают вопросы.

Прежде всего, невозможно положить в основу об­винения признание обвиняемым своей вины в совер­шении преступления, ибо по смыслу ч.1 ст.77, ст.ст. 171, 172, 173 УПК РФ, оно (признание) может быть получено лишь после предъявления обвинения. Содержание последнего базируется вовсе не на при­знании последним своей вины, а на достаточной со­вокупности различных видов доказательств, дающих основание предъявить обвинение после вынесения дознавателем, следователем или прокурором мотиви­рованного постановления о привлечении лица в каче­стве обвиняемого (ст. 171 УПК РФ).

Содержание ч. 2 ст. 173 УПК РФ обязывает следо­вателя в начале допроса выяснить у обвиняемого, при­знаёт ли он себя виновным, желает ли дать показания по существу предъявленного обвинения и на каком языке; перед началом судебного следствия председа­тельствующий опрашивает подсудимого, понятно ли ему обвинение, признаёт ли он себя виновным и же­лает ли он или его защитник выразить своё отноше­ние к предъявленном обвинению (признаю, не при­знаю, признаю частично) закрепляет подписью само­го обвиняемого. Разве это не завуалированное психо­логическое давление на обвиняемого, своеобразное принуждение к тому, чтобы он начал давать показа­ния. По существу здесь перечёркивается положения ч. 4 ст. 166 УПК РФ, ибо он лишается своего права на дачу показаний или отказа от них (п.6 ст. 47 УПК РФ). Таким образом, законодателем сделана попытка, вер­нуться путём признания обвиняемым себя виновным к царице доказательств.

Полагаем, правильной позицию законодателя, вне­сшего изменения в п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ (Федераль­ный закон от 4 июля 2003 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Россий­ской Федерации»), согласно которых обвиняемый мо­жет возражать против предъявленного ему обвинения, давать показания по предъявленному ему обвинению, либо отказаться от дачи показаний. При согласии обви­няемого дать показания он должен быть предупреждён о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу (правило Миранды, Маслова), в том числе и при его последую­щем отказе от этих показаний, за исключением случаев предусмотренного п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ.


Однако не только порочные методы расследования могут повлечь ложный самооговор обвиняемого. Практике известно немало случаев та­кого самооговора, сделанного из самых различных побуждений: с целью взять на себя вину близкого человека, скрыть совершение другого, более тяжкого, преступления, из-за боязни выдать подлинных виновников и др. Так, обвиняемый, совершивший десяток краж, может признаться еще в од­ной краже, совершенной фактически другим лицом, поскольку это на его судьбу существенно не повлияет; несовершеннолетний обвиняемый мо­жет принять на себя вину взрослого соучастника в убийстве, поскольку к нему не может быть применена смертная казнь, и т. п. Таким образом, само по себе признание обвиняемым своей вины, взятое изолированно, еще ни­чего не означает. Вместе с тем нельзя недооценивать значение правдивых показаний обвиняемого. Как указывалось, они могут быть очень ценным источником доказательственной информации. Получение их значительно облегчает поиски истины, способствует быстрому раскрытию преступле­ния, всестороннему установлению всех обстоятельств дела.

В чем же заключается доказательственное значение признания обви­няемого? Здесь нужно исходить из следующего. Во-первых, доказательст­венное значение имеет не сам факт признания обвиняемым своей вины, а конкретная информация об обстоятельствах совершения преступления, располагать которой может лишь лицо, причастное к совершению пре­ступления, осведомленное о нем (так называемая «преступная осведом­ленность»). Голословное признание обвиняемым своей вины (от которого он, кстати, может в любой момент отказаться) без приведения каких-либо конкретных фактов не может рассматриваться как доказательство. Напри­мер, если обвиняемый заявляет, что он не оспаривает своей вины, но об обстоятельствах совершения преступления ничего не помнит ввиду силь­ного опьянения, то эти показания никакого доказательственного значения иметь не могут. Доказательством могут служить лишь сведения о конк­ретных обстоятельствах совершения преступления.


И, во-вторых, эти сведения должны подтверждаться совокупностью собранных по делу доказательств. Только в этом случае они могут быть положены в основу обвинения. Такое требование прямо закреплено в уго­ловно-процессуальном законе (ч. 2 ст. 77 УПК). Так, если в указанном об­виняемым месте обнаружены труп или похищенные вещи, описанный им способ проникновения в помещения совпадает с данными осмотра места происшествия, указанный обвиняемым механизм нанесения ранений сов­падает с выводами эксперта и т. п., то такие показания обвиняемого приоб­ретают значение неопровержимых доказательств и не теряют этого значе­ния, даже если обвиняемый впоследствии от них откажется.

Таким образом, доказательством является не факт признания обвиняе­мым своей вины, а сообщаемые им сведения, свидетельствующие о его причастности к совершению преступления и объективно подтверждаемые в ходе проверки.

Признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении признания совокупностью имею­щихся доказательств по делу (ч. 2 ст. 77 УПК). Закон этим правилом пре­дупреждает от переоценки значения признания обвиняемым своей вины и указывает на необходимость располагать совокупностью доказательств, свидетельствующих о достоверности сведений, сообщенных обвиняе­мым.

В то же время необходимо отметить, что в некоторых ситуациях сам факт признания обвиняемым своей вины имеет определенное правовое (но не доказательственное) значение. Так, прекращение дела по нереаби­литирующим основаниям (в связи с актом амнистии, истечением сроков давности и др.) возможно только с согласия обвиняемого и не допускается, если он против этого возражает. Такое согласие неявно предполагает и признание своей вины (поскольку он соглашается с таким основанием прекращения дела).

Как это согласуется с выше сказанным о ничтожном доказательствен­ном значении «голого» признания обвиняемым своей вины? Представля­ется, это совсем другой аспект проблемы. Он означает лишь согласие об­виняемого с решением, отсутствием спора с обвинением. Исходя из прин­ципа состязательности законодатель идет на отказ (полный или частич­ный) от доказывания, его сокращение в случаях, когда обвиняемый против этого не возражает, когда нет спора сторон. В доказательственном же ас­пекте остается в силе прежнее правило — оценке и проверке подлежат лишь конкретные факты, сообщенные обвиняемым, независимо от того, осуществляется доказывание в полном объеме или в сокращенном, в этом процессе или вышестоящей инстанцией (например, если встанет вопрос о реабилитации лица).


Рассмотрим теперь другой вид показаний обвиняемого — отрица­ние им своей вины. Такие показания тоже подлежат тщательной и всесто­ронней проверке, и все доводы обвиняемого должны быть либо опроверг­нуты, либо подтверждены. Если же ни то, ни другое не удалось и остались сомнения в наличии (отсутствии) каких-либо обстоятельств, то они толку­ются в пользу обвиняемого.

Отрицание обвиняемым своей вины само по себе не является оправда­тельным доказательством, так как не содержит каких-либо конкретных фактических данных, свидетельствующих о его невиновности. Если же обвиняемый, отрицая свою вину, ссылается на определенные обстоятель­ства, сообщает о каких-либо фактах, обязанность по установлению, соот­ветствуют ли они действительности, лежит на следователе, прокуроре и суде.

В таких случаях вывод о виновности обвиняемого может быть сделан, если его показания опровергнуты, а вина доказана бесспорными доказа­тельствами. В силу принципа презумпции невиновности и правила об обя­занности доказывания тот факт, что обвиняемый, отрицая свою вину, не приводит никаких данных в свое оправдание, не может расцениваться как обвинительное доказательство.

Показания обвиняемого, отрицающего свою вину, должны быть про­верены объективно, без предвзятого и одностороннего к ним подхода. Об­винительный уклон в расследовании и рассмотрении дела проявляется ча­ще всего в недоверии к показаниям обвиняемого, отрицающего свою вину, непринятии должных мер к их проверке.
Показания подозреваемого — это его устное сообщение по поводу известных ему обстоятельств совершения преступления, в котором он по­дозревается, сделанное при допросе и зафиксированное в установленном законом порядке. Не являются показаниями объяснения подозреваемого, данные при его задержании и изложенные в протоколе задержания (ч.4 ст.46, ст. 92).

Показания подозреваемого, как и показания обвиняемого, имеют двойственную природу, являясь, с одной стороны, источником доказатель­ственной информации, а с другой — средством защиты его интересов. По­дозреваемый тоже не несет ответственности ни за отказ от дачи показа­ний, ни за дачу ложных показаний.


Согласно ст. 76 УПК, подозреваемый вправе дать показания по поводу имеющегося в отношении его подозрения, а равно иных известных ему обстоятельств по делу. Пе­ред допросом подозреваемому должно быть разъяснено, в совершении ка­кого преступления он подозревается. Таким образом, пред­метом показаний подозреваемого являются обстоятельства, дающие осно­вание для подозрения, а также любые другие обстоятельства, имеющие значение для дела. Как и обвиняемый, подозреваемый может в своих пока­заниях давать свою трактовку событий, объяснять мотивы своих дейст­вий, выдвигать версии, оспаривать имеющиеся в деле доказательства. Как видно, предметы показаний обвиняемого и подозреваемого во многом схо­жи. Различие заключается в том, что на момент допроса подозреваемого обвинение еще не сформулировано и поэтому показания подозреваемого обычно менее полны. Чаще всего подозреваемый впоследствии более под­робно допрашивается об этих же обстоятельствах после предъявления ему обвинения, и в качестве доказательства используются эти его показания. Показания же подозреваемого используются значительно реже, например в случае смерти лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. При существенных противоречиях между показаниями в качестве подо­зреваемого и обвиняемого те и другие подлежат тщательной проверке и оценке, в результате чего одни из них могут быть подтверждены и положе­ны в основу обвинения, а другие отвергнуты.

За исключением указанных особенностей, правила оценки показаний обвиняемого такие же, как и показаний обвиняемого.

К показаниям подозреваемого фактически приравниваются показа­ния других лиц, на которых падает подозрение и причастность которых к совершению преступления проверяется. Такая ситуация часто возникает, когда дело возбуждено против конкретного лица (по делам о дезертирстве, взяточничестве, растрате, других должностных преступлениях, изнасило­вании, если заявление подано в отношении конкретного лица, и т. п.). Если к такому лицу не применялось задержание и не избиралась мера пресече­ния, то до предъявления обвинения оно формально должно допрашивать­ся в качестве свидетеля и поэтому обязано давать правдивые показания.


Однако, как уже говорилось, в силу ст. 51 Конституции РФ никто не обязан свидетельствовать против себя самого. Поэтому, хотя в уголов­но-процессуальном законе и нет об этом прямого указания, такие лица должны быть освобождены от обязанности дачи показаний о своих дейст­виях, являющихся предметом расследования, и в этой части должны при­равниваться к подозреваемым.

Одной из разновидностей показаний обвиняемого и подозреваемого являются их показания против других лиц, в частности так называемый оговор, то есть заведомо ложное показание против другого лица. Может ли обвиняемый или подозреваемый нести ответственность за такие показа­ния?

Нередко обвиняемые и подозреваемые пытаются переложить свою вину, полностью или частично, на других соучастников или иных лиц. Это является одним из средств защиты и не может влечь никакой ответствен­ности. Поэтому в тех случаях, когда обвиняемый или подозреваемый дают показания против других лиц по тем обстоятельствам, которые составля­ют содержание обвинения или послужили основанием для задержания, и вообще по тем фактам, деяниям, причастность к которым допрашиваемо­го проверяется, он вправе давать любые показания, и ответственность за них, даже в случае их заведомой ложности, наступить не может.

Иначе решается этот вопрос, когда показания против других лиц дают­ся обвиняемым или подозреваемым по тем фактам, обстоятельствам, кото­рые не входят в предъявленное обвинение и причастность к которым до­прашиваемого вообще не проверяется, т. е. по другому эпизоду дела или вообще по другому делу. В таких случаях обвиняемый или подозреваемый должен быть предупрежден о том, что он будет давать показания в качест­ве свидетеля и, следовательно, может нести уголовную ответственность за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний.

§ 1. Показания свидетеля и потерпевшего

Показания свидетеля — это его устное сообщение об обстоятельст­вах, имеющих значение для дела, сделанное в ходе допроса и запротоколи­рованное в установленном законом порядке.


Показания свидетеля являются самым распространенным видом дока­зательств. Практически они фигурируют в каждом уголовном деле.

Круг лиц, допрашиваемых в качестве свидетелей. В принципе в ка­честве свидетеля может быть допрошено любое лицо, за исключением ка­тегорий, указанных в законе. Прежде всего, закон определяет лиц, наде­ленных свидетельским иммунитетом, то есть освобожденных от обязан­ности дачи показаний. Они могут допрашиваться только с их согласия. К ним относятся следующие категории.

1. Лица, обладающие правом дипломатической неприкосновенности.
Все процессуальные действия в отношении них могут производиться
лишь по их просьбе или с их согласия. Согласие испрашивается через Министерство иностранных дел (ст. 3 УПК).


  1. Депутаты Совета Федерации и депутаты Государственной Ду­мы — об обстоятельствах, ставших им известными в связи с осуществлением ими своих полномочий п.5 ч.3 ст.56 УПК (ст.19 Федерального закона Российской Федерации от 8 мая 1994 г. «О статусе депутата Совета Федерации и стату­се депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации»).

  2. Близкие родственники и супруг — об обстоятельствах, свидетельствующих против него (ст. 51 Кон­ституции РФ). Круг этих родственников определен законом (п. 4 ст. 5
    УПК).

Кроме свидетельского иммунитета закон устанавливает еще прямой запрет допроса определенных категорий лиц. Это означает, что данные ли­ца не могут допрашиваться в качестве свидетелей ни при каких обстоя­тельствах, независимо от их желания.

Согласно ст. 56 УПК, не могут допрашиваться в качестве свидетеля:

  1. защитник обвиняемого — об обстоятельствах дела, которые стали
    ему известны в связи с выполнением обязанностей защитника;

  2. священнослужитель

  3. адвокат — об обстоятельствах, которые стали им известны
    в связи с оказанием юридической помощи.
  4. Судья, присяжный заседатель – об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с участием в производстве по уголовному делу.


Все остальные лица, за исключением рассмотренных категорий, могут быть допрошены в качестве свидетеля. Закон не устанавливает и ка­ких-либо возрастных ограничений для свидетелей. В случае необходимо­сти в качестве свидетелей могут быть допрошены и малолетние.

Закон запрещает совмещение обязанностей свидетеля с какими-либо иными процессуальными функциями (судьи, следователя, эксперта и др.), кроме функций законного представителя. Указанные лица подлежат отво­ду, если они являются свидетелями по делу. Этим обеспечивается прежде всего объективность должностных лиц, участвую­щих в расследовании и судебном рассмотрении дела, с тем, чтобы они бы­ли свободны от каких-либо заранее сложившихся личных впечатлений. Но дело не только в этом. Предпочтение свидетельским функ­циям отдается еще и по другой причине. Свидетель, как источник доказа­тельственной информации, создается самими обстоятельствами расследу­емого события и поэтому он в этом качестве незаменим (в отличие, напри­мер, от эксперта, который всегда может быть заменен). В связи с этим сви­детель не подлежит отводу. Никакая его личная заинтересованность не мо­жет, если он не обладает иммунитетом, служить основанием для освобож­дения его от свидетельских обязанностей.

Процессуальное положение свидетеля (права и обязанности). Сви­детель появляется в деле с момента вызова его к следователю или в суд. Именно с этого момента у него появляются права и обязанности и может наступить ответственность. Основной обязанностью свидетеля является обязанность явиться по вызову следователя или суда и дать правдивые по­казания: сообщить все известное ему по делу и ответить на поставленные вопросы (ст. 56 УПК). При неявке без уважительной причины свидетель может быть подвергнут приводу, а суд вправе также наложить на него де­нежное взыскание. За отказ или уклонение от дачи показаний, а также за дачу заведомо ложных показаний свидетель может быть привлечен к уго­ловной ответственности. Свидетель имеет право на возмещение расходов по явке, обжаловать действия следователя, ущемля­ющие его права, написать показания собственноручно, давать показания на родном языке, требовать внесения в протокол его допроса изменений и дополнений.


Предмет свидетельских показаний определен ст. 79 УПК, согласно которой свидетель может быть допрошен о любых обстоятельствах, под­лежащих доказыванию по данному делу. Таким образом, никаких ограни­чений в этом отношении закон не устанавливает. В предмет показаний свидетеля могут входить обстоятельства совершения преступления, его подготовки или сокрытия, последствия совершенного деяния, а также иные любые обстоятельства, имеющие значение доказательственных фак­тов (например, факт неприязненных отношений между обвиняемым и по­терпевшим). В законе специально оговорено, что свидетель может быть допрошен о личности обвиняемого, потерпевшего и о своих взаимоотно­шениях с ними (ст. 79 УПК).

Свидетель может дать показания об обстоятельствах, которые он восп­ринимал непосредственно, либо о тех, которые ему известны со слов дру­гих лиц. В первом случае его показания будут первоначальным доказа­тельством, во втором — производным. Однако сообщая сведения, извест­ные ему со слов других лиц, свидетель должен указать источник своей ос­ведомленности, иначе его показания не могут иметь доказательственного значения .

Дача показаний свидетелем осуществляется в соответствующей про­цессуальной форме — в ходе допроса на следствии или в суде. Разновидно­стью допроса является допрос на очной ставке. Ряд процессуальных осо­бенностей имеет допрос несовершеннолетнего свидетеля (ст. 191 УПК). Показания свидетеля, данные следователю, фиксируются в протоколе его допроса (или в протоколе очной ставки), а на следствии:— в протоколе су­дебного заседания. При допросе свидетеля следователь может применять фотосъемка, ауди и (или) видеоозапись, киносъемка (ст. 189 УПК). Изготовленная фонограмма допроса хранится при деле и может воспроизводиться в судебных инстанциях.

Оценка показаний свидетеля. Наиболее сложным ее компонентом является определение их достоверности. Свидетельские показания могут быть правдивыми и ложными (ошибочными). Каковы причины заведомо ложных показаний свидетеля? Самая распространенная из них — какая-то личная заинтересован­ность свидетеля. Поэтому при оценке показаний в первую очередь прове­ряются отношения свидетеля с проходящими по делу лицами (обвиняе­мым, потерпевшим и др.). Большее доверие обычно внушают показания посторонних лиц, например, случайных очевидцев дорожно-транспортно­го происшествия.


Другая причина, к сожалению, тоже довольно распространенная и весьма типичная для нашего времени — это элементарных страх, боязнь расправы со стороны преступников.

И, наконец, еще одной из причин заведомо ложных показаний являет­ся фантазирование. У взрослых такой порок встречается редко, а вот дети очень склонны к фантазированию. И это необходимо учитывать при оцен­ке их показаний.

Свидетельские показания могут не соответствовать действительности не только в результате умышленного искажения информации, но и вслед­ствие добросовестного заблуждения, ошибки. Процесс формирования свидетельских показаний включает в себя три стадии: восприятие, запо­минание и воспроизведение. Ошибки и искажения воз­можны на каждой из них. При восприятии событий они могут быть обус­ловлены состоянием здоровья, личными психофизиологическими качест­вами свидетеля (например, значительная потеря зрения, наблюдатель­ность или, напротив, рассеянность), его состоянием в момент восприятия (например, состояние алкогольного опьянения или усталость), условиями восприятия (время суток, освещенность, погода и др.). Точность запоми­нания тоже зависит от личных качеств свидетеля, а также от промежутка времени, прошедшего с момента наблюдения события до момента допро­са. И наконец различные искажения возможны при воспроизведении восп­ринятого. Далеко не каждый человек способен грамотно, четко и ясно из­ложить увиденное или услышанное. Особенно это относится к малолет­ним. В любом случае при допросе нужно уточнять, конкретизировать все недостаточно определенные, нечеткие выражения. Например, если свиде­тель говорит, что обвиняемый вел себя «неприлично», то нужно выяснить, в чем конкретно это выразилось, какие именно действия он совер­шил, — то ли это были грубые, циничные действия, то ли просто невежли­вость, невоспитанность, неумение держать себя в обществе. Всегда долж­ны быть разъяснены диалектизмы и жаргонные выражения, которые упот­ребил свидетель.

Общепризнано, что в свидетельских показаниях доказательственное значение имеют только сведения о воспринятых фактах, а не выводы, умо­заключения свидетеля. Такие умозаключения на основе конкретных фак­тов могут делать только следователь и суд. Однако при этом нужно учиты­вать следующее. Во-первых, в показаниях свидетеля, как и в любой речи, возможны и неизбежны оценочные суждения (например, «высокий-низ­кий», «темный—светлый»), а также характеристики чего-либо (например, характеристика обвиняемого как человека жадного или жестокого). Тако­го рода оценки тоже имеют доказательственное значение, если свидетель может указать фактические данные, которые привели его к таким выво­дам, оценкам. Во-вторых, это не относится к так называемым сведущим свидетелям, то есть лицам, обладающим какими-то специальными позна­ниями (например, лечащий врач погибшего или профессиональный води­тель, оказавшийся очевидцем дорожно-транспортного происшествия). Выводы таких лиц, сделанные на основе воспринятого, могут иметь дока­зательственное значение (разумеется, после соответствующей проверки и оценки), например диагноз, сделанный врачом, оказывавшим первую по­мощь пострадавшему.


Проверка показаний свидетеля осуществляется, во-первых, путем анализа их содержания, их полноты, непротиворечивости и т. п. Во-вто­рых, показания свидетеля сопоставляются с другими собранными по делу доказательствами, в том числе и с показаниями иных лиц. И наконец, для проверки правильности показаний свидетеля могут быть проведены раз­личные следственные действия — эксперимент, осмотр, допросы других лиц, назначена экспертиза. В случае противоречий показаний свидетеля с показаниями других лиц может быть проведена очная ставка.

Показания потерпевшего — это его устное сообщение об обстоя­тельствах, имеющих значение для дела, сделанное в ходе допроса и запро­токолированное в установленном законом порядке.

Потерпевший появляется в деле после признания его таковым поста­новлением следователя (судьи) или определением суда. Потерпевший, как лицо пострадавшее от преступления, обладает целым комплексом прав, обеспечивающих защиту его интересов (ст. 42 УПК). Причем, с развитием принципа состязательности в законодательстве отчетливо прослеживает­ся тенденция к расширению прав потерпевшего. В связи с этим показания потерпевшего с одной стороны, как и показания свидетеля, являются ис­точником доказательственной информации, а с другой — средством защи­ты его интересов. Для потерпевшего, в отличие от свидетеля, дача показа­ний является не только обязанностью, но и правом. Это означает, что сле­дователь (суд) не вправе отказать ему в даче показаний, если он изъявит та­кое желание.

Потерпевший, как и свидетель, в силу ст. 51 Конституции РФ, не обя­зан свидетельствовать против своих близких родственников.

Потерпевший, как и свидетель, может быть допрошен о любых обсто­ятельствах, подлежащих доказыванию по данному делу, а также о своих взаимоотношениях с обвиняемым (ст. 78 УПК). Однако в отличие от сви­детеля, потерпевший имеет право на ознакомление со всеми материалами дела (ст. 42 УПК). Он является равноправным участником судебного раз­бирательства (ст. 249 УПК). Поэтому он может в своих показаниях не только сообщать конкретные, известные ему факты, но также и давать оценку другим, собранным по делу доказательствам, выражать свое согласие или несогласие с ними. В связи с этим, предмет показаний потерпев­шего шире, чем у свидетеля.


Что же касается конкретной доказательственной информации, содер­жащейся в показаниях потерпевшего, то она оценивается по тем же прави­лам, что и показания свидетеля.

Потерпевший, так же, как и свидетель, несет (за исключением указан­ных выше случаев) уголовную ответственность за отказ или уклонение от дачи показаний, а также за дачу ложных показаний, что явля­ется одной из важных гарантий достоверности его показаний.

Вместе с тем, потерпевший, в отличие от свидетеля, как правило, заин­тересован в исходе дела. Это обстоятельство может отразиться и на объек­тивности его показаний об обстоятельствах совершенного преступления. Так, потерпевшие нередко склонны к преувеличению грозившей им опас­ности, причиненного ущерба, к сокрытию собственных неблаговидных поступков, способствовавших совершению преступления (например, при­глашение случайных знакомых в свою квартиру). Все это необходимо учи­тывать при оценке показаний потерпевшего.