prosdo.ru
добавить свой файл
  1 ... 6 7 8 9 10
Стиль. Устно-поэтическая стихия окрашивает собой «Повесть». Полное тождество метрического строя повести со строем былинного стиха. Обращают на себя внимание былинные общие места (приход на пир). Прием повторения отдельных слов («надейся, надейся на меня, брата названова»). Прием тавтологии сочетаний («кручиноват, скорбен, нерадостен», «украсти-ограбити», «исти-кушати», род-племя»). Употребление постоянных эпитетов («буйны ветры», «буйна голова», «быстра река», «зелено вино», «дубовый стол»).


Явственно дает о себе знать книжная традиция. Обнаруживается она во вступлении к повести, излагающим происхождение греха. Присутствует она и в последних строках повести. Вступление и заключение сближают ее с произведениями житийного жанра.

39. «Повесть о Фроле Скобееве»

--------------

Полную противоположность по содержанию и языку повестям о горе и Злосчастии представляет собой «История о российском дворянине Фроле Скобееве», рассказывающая о похождениях плута и ябедника.

Герой ее, бедный дворянин, очень удачно устраивает свое материальное благополучие, женившись обманом на дочери богатого стольника Нардина-Нащокина – Аннушке. У Фрола и Аннушки нет никакой оглядки на традицию, нет малейших признаков душевной трагедии.

Фрол подкупает мамку Аннушки и благодаря этому в девичьем уборе попадает к Аннушке на вечеринку, во время которой, при помощи той же мамки, уединяется с девкой и, пользуясь ее неопытностью, соблазняет ее. Этот поступок приносит ему материальную выгоду: Аннушка, отпуская Фрола, дарит ему несколько червонцев. Окрыленный удачей, Фрол думает жениться на Аннушке, которую как раз в это время родители вызывают из их новгородской вотчины в Москву для сватания. Он спешит туда с твердым намерением добиться своего. Вновь через няньку он завязывает отношения с Аннушкой, от которой получает 20 р. За Аннушкой должна была быть прислана карета, чтобы везти ее в гости к тетке в монастырь. Он обманом раздобывает у своего покровителя, стольника Ловчикова, карету, спаивает кучера и увозит Аннушку к себе и женится на ней.

По распоряжению царя сделана была публикация о пропаже дочери Нардина-Нащокина и велено было похитителю вернуть ее под страхом казни. Фрол просит заступничества Ловчикова, угрожая его в противном случае впутать в свое дело (содействие в преступлении). Ловчиков выручает Фрола, для чего устраивает ему в своем присутствии встречу с отцом Аннушки. Со смелостью авантюриста Фрол объявляет Нардину-Нащокину о похищении его дочери и просит прощения. От жалобы на похитителя царю Скобеева спасает то же Ловчиков, рекомендующий Нащокину предварительно посоветоваться с женой. Постепенно родительское сердце смягчается, и Нащокин не только не жалуется царю на Фрола, но и просит царя отпустить вину своему зятю.


Фрол умело пользуется жалостью родителей к дочери, заставляет ее притвориться смертельно больной, когда слуга Нащокина отправляется навестить ее. Плуту Фролу неизменно сопутствует удача. Он не только выходит сухим из воды, но еще и преуспевает. Родители Аннушки снабжают молодоженов обильным провиантом, чтобы «вор», «собака» Скобеев не заморил голодом их дочь. И зажил плут роскошно.

Авторская позиция. Жизнь свою мошенник и пройдоха Фрол заканчивает, как достойный во всех отношениях человек, о прошлом которого никто не знает или не вспоминает. Богатство и женитьба на Аннушке обеспечивает ему почет и уважение. Знатные родители примиряются в конце концов с зятем. В лице Фрола торжествует житейский практицизм. Сам автор повести не осуждает Фрола.

Характеры. Фрол – сочетание наглости, цинизма, авантюризма, угодливо-рассчитанной деликатности. В доме своего тестя он безропотно и покорно выслушивает его оскорбления и смиренно отвечает на обидные клички.

Характеры родителей Аннушки колеблются между чувством гнева за дочь и жалостью к ней, и в конце концов примиряющихся с ней. Показаны очень живо и правдоподобно.

Жанр. Язык. Особенности. Повесть любопытна своим реализмом и психологизмом. Персонажи типичные. Поступки мотивируются не вмешательством посторонней силы (дьявола), а свободными действиями самих персонажей. Интересна повесть и своим живым юмором. Тонко и умело передано снисходительно-пренебрежительное отношение родовитого стольника к своему горе-зятю, хорошо показано постепенное смягчение оскорбленного отца и нарастание в нем заботы о судьбе молодых супругов.

Язык повести обнаруживает коренное отличие от традиционного языка литературы. Приближен к языку светских повестей петровской эпохи, обильно использует современный канцеляро-приказной жаргон. В повесть попали модные иностранные слова, вроде «публикация», «реестр», «квартира», «персона», «банкеты», а также вычурные выражения, как «возыметь любление», «обязательная любовь» и т.д.


Действие повести в одном из списков приурочивается к 1680 г. «Повесть» представляет собой типичный образчик жанра плутовской новеллы. В последней четверти XVIII в. «Повесть» подверглась литературной обработке под пером Новикова.

40. Первая половина XVII в. Сатира. «Повесть о Шемякином суде»

--------------

Сатира, пародия, юмористическая повестушка, часто с гротеском – осмеивает приказные порядки. Элементы сатиры и юмора звучат в повести о Фроле Скобееве. Направлена против пороков общества и жестоко осмеивает их.

Фабула и сюжет «Повести». В основе повести лежит сюжет о судебной тяжбе двух братьев-крестьян, богатого и бедного. Повесть изобличает неправый суд на Руси в 17 в., рассказывая о поведении судьи-взяточника, Шемяки.

Повесть рассказывает, в неких местах были два брата-земледельца – богатый и убогий. Богатый много лет ссужал убогого. Однажды убогий пришел с просьбой дать ему лошадь, чтобы привезти себе дров. Брат в сердцах дал лошадь, но не дал хомута. Убогий привязал лошадь к дровням за хвост, набрал дров, ударил лошадь кнутом, а та рванулась и осталась без хвоста. Богатый отказывается принять лошадь без хвоста и отправляется в город к судье Шемяке с жалобой на брата. Убогий идет вслед за ним. Богатый по дороге решил заночевать в одном селе у знакомого попа.

К тому же попу пришёл убогий и лёг у него на полатях. И начал поп с богатым ужинать, убогого же не зовут кушать. Засмотревшись, как брат с попом едят, убогий упал с полатей на люльку и задавил попова сына до смерти. Поп присоединяется к богатому и идёт вместе с ним бить челом судье на виновника смерти своего сына. Когда все трое, приближаясь к городу шли через мост, некий городской житель вёз под мостом через ров

больного отца в баню. Не ожидая для себя ничего хорошего от предстоящего суда, убогий замыслил покончить самоубийством и бросился прямо в ров, но, падая, задавил больного старика, сам же остался цел. В качестве жалобщика на убийцу отправляется к судье и сын убитого.


Размышляя о том, чем бы подкупить судью, и ничего у себя не найдя, убогий поднял с дороги камень, завернул его в платок, положил в шапку и стал перед судьёй. Каждый раз при допросе судьёй обвиняемого по поводу жалоб потерпевших убогий показывает судье из шапки завёрнутый в платок камень; судья же, думая, что обвиняемый предлагает ему всё новый посул золотом, определяет: оставить у убогого лошадь до тех пор, пока у неё не

отрастёт хвост, отдать ему попадью, пока он с ней не приживёт ребёнка, и того ребёнка вместе с попадьей вернуть попу, а сыну убитого отца самому с моста броситься на убийцу, когда тот будет стоять под мостом, и задавить его, как он задавил больного старика

Само собой разумеется, что такой приговор не удовлетворяет ни одного из жалобщиков, и все спешат отделаться от него путём отступного убогому и за присуждённые ему лошадь, и попадью. и за то. чтобы сыну убитого старика не бросаться с моста, а судья, узнав, что в платке был не посул, а камень, рад, что он именно так присудил, иначе ему, как он думал, угрожала бы смерть.

Происхождение повести. Русское происхождение повести доказывается прежде всего тем, что в ней присутствуют характерные особенности русского быта, русская юридическая терминология XVII в., а также нашли себе очень широкое отражение русский судебный процесс и судебная практика того времени. Судя по тому, что в повести изображается приказно-воеводский суд, учреждённый у нас лишь во второй половине XVII в., возникновение повести следует датировать не ранее 60-х годов этого века.

В XVIII в. повесть о Шемякином суде была переложена стихами. перешла в лубочную литературу и затем у некоторых писателей подверглась дальнейшей литературной обработке.


41. «Повесть о Ерше Ершовиче»

------------------

Фабула и сюжет.

Тема "Повести" - земельная тяжба между рыбами из-за владения Ростовским озером. "Повесть" дошла до нас в четырёх значительно разнящихся друг от друга редакциях.


В первой, старейшей и наиболее полной редакции рассказывается следующее.

Лещ и Головль, крестьяне, бьют челом рыбам-судьям на «щетинника, на ябедника, на вора, на разбойника» Ерша, который, приплыв вместе с женой и детьми в Ростовское озеро, издавна принадлежавшее Лещу и Головлю, и назвав себя крестьянином, попросился сначала на ночлег на одну ночь, затем добился позволения пожить ещё малое время, чтобы покормиться с семьёй, а потом обжился в озере, расплодился, завладел озером и стал грабить и избивать законных его владельцев.

Приведённый приставом Окунем на суд. Ёрш утверждает, что он никого не бил и не грабил, что Ростовское озеро — его собственность и досталось ему от деда. Про себя Ерш говорит, что он не смутьян, не вор и не разбойник, живёт «своею силою и правдою отеческою», что знают его на Москве «князи и бояря и дети боярские, и головы стрелецкие, и дьяки и подьячие, и гости торговые, и земские люди, и весь мир..."

Ни у Леща с Головлём, ни у Ерша не сохранились письменные «данные» или «крепости» на право владения Ростовским озером, и потому суд прибегает к свидетельским показаниям и распоряжается в качестве свидетелей вызвать рыб Лодугу, Сига и Сельдь.

Ерш при этом предупреждает судей, что Лещ со своими товарищами — люди зажиточные, в противоположность ему, человеку небогатому, что его противники с теми свидетелями, тоже людьми зажиточными, хлеб-соль водят между собой, находятся с ними в родстве, и потому свидетели «покроют» Леща.

Явившись на суд, свидетели показывают в пользу Леща и Головля, а Ерша всячески поносят, называя его ябедником, воришкой, обманщиком. По поводу ссылки Ерша на его широкую известность и популярность в Москве свидетели говорят, что знают Ерша на Москве бражники и голыши — все те, которые не могут купить хорошей рыбы. Злостные и лукавые проделки Ерша едва не довели до гибели Осетра, и от них же погиб брат Сома, завлечённый Ершом в невод.

Судьи постановляют дать Лещу с Головлём правую грамоту на Ростовское озеро, а Ерша выдать им с головою. Повернувшись к Лещу хвостом. Ерш предлагает ему и Головлю проглотить его с хвоста. Но ни с головы, ни с хвоста Лещ не может проглотить Ерша, потому что голова его очень костиста, а с хвоста Ерш выставил щетины, как лютые рогатины или стрелы. Ерш поэтому отпущен был на волю, а Ростовским озером стали, как встарь, владеть Лещ и Головль, у которых Ерш должен был жить как их крестьянин. Взяв правую грамоту на Ерша, Лещ и Головль велели по всем рыбным бродам и омутам бить его нещадно кнутом. В заключение перечисляются все участники процесса, вплоть до палача, бившего кнутом Ерша.


Идейный смысл «Повести». Таким образом, в повести, в первой её редакции, берутся под защиту крестьяне, насилуемые эксплуататорами-землевладельцами. Впрочем, в одном из списков первой редакции Ерш оказывается также крестьянином, самозванно выдающим себя за сына боярского.

Ни один из списков, относящихся к первой редакции, не воспроизводит более или менее точно протограф повести. В них, как и в списках других редакций, имеются противоречия и следы несогласованности отдельных частей текста, например в перечислении судей.

Вторая редакция. Во второй редакции, в которой в качестве истца назван лишь один Лещ с «товарищи», сыном боярским оказывается не Ерш, а Лещ. В этой редакции резче и определённее, чем в первой, подчёркивается классовый характер суда, его потворство влиятельным и зажиточным людям и корыстность. В некоторых текстах второй редакции Ерш, выслушав обвинительный приговор себе, говорит: «Господа судьи! Судили вы не по правде, судили по мзде, Леща с товарищами оправили, а меня обвинили», после чего, плюнув судьям в глаза, вскочил в хворост: только того Ерша и видели».

Третья редакция. Третья редакция повести в основном ближе к первой, чем ко второй. В ней Лещ, как и в первой редакции,— крестьянин, а не сын боярский. Тут, в отличие от первой и второй редакций, где Осётр и Сом являются одновременно и судьями и свидетелями. Устранена эта несообразность: оба они фигурируют здесь лишь как свидетели, вызванные Лещом.

Четвертая редакция, в которой о социальном лице тянущихся рыб не говорится, составлена в форме народных прибауток. во многих случаях рифмованных. От неё естественный переход к сплошь рифмованной шутливой повестушке, рассказывающей о том, как поймали скрывавшегося после приговора Ерша, расправились с ним, понесли его на базар и сварили из него уху.

=====

Во всех редакциях повести Ерш изображается как отъявленный плут, наглец, ловкий мошенник, умеющий благодаря своей наглости, соединённой с догадливостью, извернуться в трудных обстоятельствах. Ему удается одурачивать таких знатных, но недалёких лиц, как Осётр и Сом, которых он не только доводит до беды, но и зло при этом над ними издевается, невольно вызывая при этом если не сочувственное, то во всяком случае снисходительное отношение к себе со стороны читателя.


Датировка «Повести». Итак, в вопросе о датировке повести о Ерше правдоподобнее всего оставаться в пределах первой половины XVII в., без более конкретного уточнения даты. В течение последующего времени — на протяжении XVII—XVIII вв.—повесть продолжала в рукописной традиции свою литературную историю, нашла себе доступ в лубочную литературу, была переработана в народную сказку и отразилась в народных пословицах и поговорках.

42. Антицерковная сатира. «Повесть о Бражнике». «Калязинская челобитная»

-----------------

Относятся к сатирической литературе.

«Повесть о Бражнике». В индексы запрещенных книг в XVII в. было внесено это сочинение, представляющее собой пародию на старые переводные с греческого хождения в рай. Претендент на поселение в раю в этом «Слове» - не благочестивый человек, а пьяница, бражник, единственной заслугой которого было то, что, пьянствуя, он прославлял Господа и часто по ночам ему молился. Когда бражник умер, Господь повелел ангелу взять его душу и поставить у врат рая. Сделав это, ангел отошел прочь, а бражник же стал стучаться в райские двери. На его стук выходят апостолы – Петр, Павел, царь Давид и Соломон. Все они не пускают бражника в рай, мотивируя, что бражникам сюда входа нет. Бражник всех обличает, припоминая проступки каждого из них и они, посрамленные, отдаляются от врат рая. Укоряет Иоанна Богослова. Он пускает его в рай. Войдя туда, бражник садится в лучшем месте.

Сюжет повести, использованный, Л. Толстым в рассказе «Кающийся грешник», известен и на Западе. В русском варианте принятия в рай добивается бражник, требующий себе при всем лучшего места в раю. Тем самым усиливается сатирический и пародический смысл рассказа, где торжествует носитесь порока, за приверженность которому вообще-то полагаются адские мучения («Вы все будете гореть в аду, грешники!» - прим. авт.). В повести дает себя чувствовать стремление противопоставить церковной пропаганде аскетизма утверждение права человека на земные радости, хотя бы и на греховные, с точки зрения обычных правил благочестия.


Калязинская челобитная. В форме юмористической челобитной написан в последней четверти XVII в. «Список с челобитной Калязина монастыря», обличающий распутное, пьяное житье монахов одного из монастырей Тверской епархии. Низшая монастырская братия Калязинского монастыря бьет челом архиепископу тверскому Симеону за своего архимандрита Гавриила за то, что он, забыв страх Божий, досаждает монахам: научил плутов-пономарей не вовремя в колокола бить – и те ни днем ни ночью не дают монахам покоя. В полночь монахов будят на церковную службу, а они в это время сидят вокруг ведра без порток, в одних свитках, и не поспевают за ночь «келейного правила» в 10 ковшей справить, взвар с пивом в ведра перелить. Не бережет архимандрит монастырской казны, жжет много ладану и свечей, всю церковь закоптил, у монахов от копоти выело глаза и засаднило горло. У монастырских ворот с плетью поставлен кривой Фалалей.

Приехав в К. монастырь, начал архимандрит «монастырский чин разорять». Запустел бы совсем монастырь, если б московские люди не догадались прислать туда новых бражников. Архимандрит наводит порядок: заставляет есть скудную пищу плести веревки так, чтобы сгодились для плети. Пробуют монахи отговорить его, но он непреклонен. Братия мечтает о том, чтобы избавиться от злого начальника, которых притеснял их в пьяном разгуле.




<< предыдущая страница   следующая страница >>