prosdo.ru
добавить свой файл
1
3. Политическая коммуникация


Современные политологи уделяют большое внимание анализу политической коммуникации. Основы данного направления были заложены в западных исследованиях пропаганды периода первой мировой войны, хотя сам термин применяется лишь с конца 1940-х – начала 1950-х годов. Под политической коммуникацией Р.-Ж. Шварценберг понимает «процесс передачи политической информации, посредством которого информация циркулирует между различными элементами политической системы, а также между политической и социальными системами». Л. Пай включает в политическую коммуникацию «весь диапазон неформальных коммуникационных процессов в обществе, которые оказывают самое различное влияние на политику». По его мнению, политическая жизнь любого общества включает в себя использование различных методов политической коммуникации.

Наличие разнообразных целей и методов, структур и участников политических процессов, а также других параметров решения конкретных задач в сфере государственной власти обусловливает сложную, многомерную структуру информационно-коммуникативного обмена между людьми. По мнению Г. Лассуэлла, выделение основополагающих компонентов такой структуры предполагает ответ на вопросы: кто говорит? что говорит? по какому каналу? кому? с каким эффектом?

Иная, более сложная структура информационно-коммуникативных процессов предполагает учет их различных уровней. Так, канадский ученый Дж. Томсон предлагает различать семантический, технический и инфлуентальный (англ, influence — влияние) уровни информационно-коммуникативных связей. Данные уровни позволяют вычленить наиболее существенные и качественно отличающиеся компоненты информационно-коммуникативных процессов, которые, с одной стороны, обеспечивают самое их существование, а с другой — определяют условия эффективного взаимодействия политических субъектов с их информационными партнерами.

Так, семантический уровень раскрывает зависимость процессов передачи информации и возникновения коммуникации между субъектами от употребляемых знаково-языковых форм. Иными словами, с этой точки зрения во внимание принимается способность используемых людьми языковых средств (знаков, символов, изображений), которые сохраняют или препятствуют сохранению смысла и значения передаваемых сигналов и сообщений и обеспечивают их адекватную интерпретацию реципиентами. В этом смысле принимаются в расчет как вербальные (словесные), так и невербальные (жесты, мимика, движение тела, диапазон речи, смех, язык этикета и т.д.) средства передачи информации, которые используются разнообразными политическими субъектами.


Государство, его официальные структуры должны использовать такие языковые формы, которые облегчали бы точное усвоение их смысла населением. Так, в своих выступлениях руководителям следует использовать определенные просторечия, слэнговые и другие формы, усиливающие семантическую близость языка управляющих и управляемых. Поэтому государственная информация должна быть многоязычной, лингвистически многообразной и при этом семантически целостной.

Важную роль при осуществлении информационных отношений в политике играют и находящиеся в распоряжении субъектов технические средства, что заставляет говорить о техническом уровне информационно-коммуникационных процессов. С данной точки зрения информационная деятельность политических субъектов рассматривается как функционирование специальных организационных структур, кадровых центров, банков данных, сетей и технологий хранения и передачи информации. Значение и роль всех этих технических инструментов коммуникации определяется тем, насколько они способны без каких-либо изменений, своевременно и в нужное место передать то или иное сообщение.

Важность наличия технических каналов для организации информационных контактов показывает, что государство как важнейший институт власти должно обладать необходимым количеством каналов для распространения официальной информации. Среди них и речевые (брифингов, интервью руководителей и др.) или связанные с бумажными (бюллетени правительства, публикации в газетах и журналах), так и визуальные и электронные (каналы государственного телевидения, федеральные и региональные системы связи и т.д.), позволяющие осуществлять бесперебойную коммуникацию со своими гражданами. В то же время технические возможности государства должны обязательно соответствовать средствам приема сообщений, которыми обладает население. В противном случае технико-информационные стандарты могут исключить определенную часть населения из диалога с государством.

Третий, инфлуентальный уровень информационно-коммуникативной деятельности государства раскрывает степень влияния информации на человеческое сознание. Именно компоненты данного уровня информационно-коммуникативных связей и отношений характеризуют те условия, от которых зависит сила духовного воздействия на граждан предлагаемых государством или партиями целей, ценностей и идей. По сути дела на этом структурном уровне определяются источники, предпосылки и факторы эффективности вращающихся на информационном рынке идей и представлений.


В западной литературе выделяется три основных способа политической коммуникации:

1. Коммуникация через средства массовой информации, включающая в себя печатные средства (пресса, книги, плакаты и т.д.), электронные средства (радио, телевидение и т.д.);

2. Коммуникация через организации, когда бюрократические структуры, политические партии или группы давления служат передаточным звеном между правителями и управляемыми;

3. Коммуникация через неформальные каналы. К неформальным средствам политической коммуникации относят молву, слухи, сплетни, анекдоты, а также граффити. Эти источники влияют, прежде всего, на формирование негативной оценки деятельности политических лидеров и политических институтов. В последнее время многие исследователи отмечают падение доверия к официальным источникам информации, что привело к росту значимости сообщений, возникающих в межличностном общении. Причины высокого уровня доверия слухам исследователи объясняют не только тем, что это наиболее традиционный, универсальный, простой и доступный для населения способ восприятия и передачи актуальной информации. Не менее важно и то, что слухи не поддаются властному контролю, их невозможно «построить», в отличие от СМИ.

Роль различных средств политической коммуникации определяется наличием или отсутствием эффекта воздействия. Под эффектом понимается «следствие процесса коммуникации, при этом в сознании индивида происходит то, что без акта коммуникации не происходило бы».

Исследователи политической коммуникации обычно подчеркивают решающую роль средств массовой информации. От того, как они выполняют возложенную на них роль политических коммуникаторов зависит не только результаты «на входе» и «на выходе» политической системы, но и понимание гражданами страны процессов, происходящих в обществе и их роли в этих процессах. Тезис о том, что СМИ предполагают деятельность по производству и распространению социально-политической информации, направленной на формирование (стабилизацию или изменение) образа мыслей и действий социального же субъекта, воспринимается вполне аксиоматически. В любом современном обществе СМИ как структурный элемент политической коммуникации выполняют ряд функций:


Информационная - является, пожалуй, важнейшей функцией СМИ. Она состоит в получении и распространении сведений о наиболее важных для граждан и органов власти событиях. Добываемая и передаваемая масс-медиа информация включает не только беспристрастное, фотографическое освещение тех или иных фактов, но и их комментирование и оценку. На основе получаемой информации у граждан формируется мнение о деятельности правительства, парламента, партий и других политических институтов, об экономической, культурной и иной жизни общества.

Образовательная проявляется в сообщении гражданам знаний, позволяющих адекватно оценивать и упорядочивать сведения, получаемые из СМИ и других источников. Масс-медиа, сопровождая человека в течение всей его жизни в значительной мере влияют на восприятие им политической и социальной информации. При этом под видом политического образования у людей могут формироваться и псевдорациональные структуры сознания, искажающие реальность при ее восприятии.

Социализация: образовательная роль СМИ тесно связана с их функцией социализации и по существу перерастает в нее. Однако, если политическое образование предполагает систематическое приобретение знаний и расширяет познавательные и оценочные возможности личности, политическая социализация означает интернализацию, усвоение человеком политических норм, ценностей и образцов поведения. Она позволяет личности адаптироваться к социальной действительности.

Контрольная основывается на авторитете общественного мнения. Хотя СМИ, в отличие от государственных и хозяйственных органов контроля, не могут применять административные или экономические санкции к нарушителям, их контроль часто не менее эффективен и даже более строг, поскольку они дают не только юридическую, но и моральную оценку тем или иным событиям и лицам.

Артикуляция и интеграция интересов: СМИ не только критикуют недостатки в политике и обществе, но и выполняют функцию артикуляции различных общественных интересов, конституирования и интеграции политических субъектов. Они обеспечивают представителям различных общественных групп возможность публично выражать свое мнение, находить и объединять единомышленников, сплачивать их общностью целей и убеждений, четко формулировать и представлять в общественном мнении свои интересы.


Мобилизационная: выражается в побуждении людей к определенным политическим действиям (или сознательному бездействию), в их вовлечении в политику.

Влияние на политику СМИ осуществляют, прежде всего через воздействие на информационный процесс, что позволяет формировать общественное мнение. Основными этапами информационного процесса являются получение, отбор, препарирование, комментирование, анализ и распространение сведений. От того, какую информацию, в какой форме и с какими комментариями получают субъекты политики, во многом зависят их последующие действия. СМИ стоят у истоков такой власти. Они не только отбирают сведения, поставляемые информационными агентствами, но и сами добывают и оформляют информацию, а также выступают ее комментаторами и распространителями. Очевидно, что информированность граждан, в том числе политиков, прямо зависит от того, как, с какими целями и по каким критериям отбирается информация, насколько глубоко она отражает реальные факты после ее селекции и редукции.

СМИ обладают большими возможностями активного влияния не только на восприятие гражданами отдельных политических явлений и событий, но и на их отношения к политике в целом. Как политическая пассивность населения в каком-либо вопросе, так и его массовая активность опосредуются занимаемой позицией масс-медиа. Особенно велика роль журналистики в периоды трансформации политических режимов, поскольку без их активной деятельности невозможно изменить политическое сознание, ценностные ориентации и цели широких слоев населения и добиться массовой поддержки политики социальных преобразований. Однако, говорить о роли СМИ в качестве «политических коммуникаторов» можно только в том случае, когда они находятся в демократических условиях или близких к ним - в условиях гласности и открытости.
4. Политические конфликты

Еще одной разновидностью политических процессов являются политические конфликты. Л.С. Санистебан полагает, что конфликт – «это тип отношения, в котором его участники противостоят друг другу по причине несовместимых (или полагаемых ими таковыми) целей; он может быть различной интенсивности, подверженным или не подверженным регулированию, частичным или радикальным; наконец, важнейшую роль в нем играет возможность возобладать над противником при помощи принуждения». Обыденное представление о конфликтах носит моралистический характер: считается что конфликты – это нарушение взаимодействия, отклонение от нормального состояния общественных отношений. Между тем, в человеческой природе заложено не только стремление к согласию, но и соревновательное начало. Поэтому современная наука исходит из представления о том, что общество в принципе конфликтно, а психологи даже шутят: если вокруг вас нет конфликтов, проверьте, живы ли вы?


Дело в том, что многие социальные противоречия, которые лежат в основе конфликтов, носят фундаментальный и неустранимый характер. Так, невозможно до конца устранить противоречия интересов работодателей и наемных работников, фирм, конкурирующих на рынке, разных кандидатов на выборные должности. Поэтому все попытки подавления таких конфликтов силой или их «отмены» путем «окончательного» устранения исходных противоречий обречены на неудачу. Единственный реалистический путь воздействия на конфликты – это их регулирование. Сущность регулирования конфликтов сводится к снижению уровня насилия во взаимодействии конфликтующих сторон. Как полагает классик европейской социологии Р.Дарендорф, «конфликты не исчезают посредством их регулирования; они не обязательно становятся сразу менее интенсивными, но в такой мере, в которой их удается регулировать, они становятся контролируемыми, и их творческая сила ставится на службу постепенному развитию социальных структур».

Более того, согласно теории американского социолога Л. Козера, конфликты несут в себе определенный позитивный потенциал. Они сигнализируют о наличии в обществе проблем и противоречий, которые нуждаются в изучении и преодолении. Кроме того, конфликты стимулируют процессы интеграции своих коллективных участников, способствуют более четкому структурированию общества или группы. Поэтому дезинтеграция общества, утрата им в ходе конфликта тех или иных ресурсов – это следствие не самого конфликта, а неумелого его регулирования.

Соответственно, «политический конфликт есть разновидность (и результат) конкурентного взаимодействия двух и более сторон (групп, государств, индивидов), оспаривающих друг у друга властные полномочия или ресурсы» (А.И. Соловьев). Наличие такого специфического предмета определяет собой другие особенности политических конфликтов:

  • особый объект конфликта – существующий социальный порядок и закрепляющий его политический режим;


  • публичность, массовость и идеологизированный характер политической борьбы;

  • организационная оформленность конфликтующих сторон;

  • разнообразие форм протекания конфликта, его способность перерастать в вооруженное противоборство.

Многообразие политических конфликтов ставит перед политологией задачу их типологии. А.В. Глухова предложила классифицировать политические конфликты по следующим основаниям:

1. По отношению к сложившейся в обществе политической системе – на внутрисистемные (развиваются в рамках установленных правил и норм, более характерны для демократических обществ) и внесистемные (субъекты которых сознательно нарушают правила и нормы, борются против существующей политической системы, обычно – недемократической).

2. По степени и характеру нормативного регулирования – институционализированные (происходят в рамках политических институтов и носят конструктивный характер) и неинституционализированные, для которых свойственны выход за институциональные рамки, деструктивный характер.

3. По формам развертывания – насильственные (войны, восстания, бунты) и ненасильственные (публичные дебаты, межфракционные конфликты в парламенте и т.д.).

4. По стратегиям поведения конфликтующих сторон – рациональные (поведение субъектов конфликта диктуется рассчитанными ходами с учетом шансов на выигрыш) и иррациональные, подчиненные стремлению к победе над противником во что бы то ни стало.

5. По степени публичности – латентные (скрытые) и явные (открытые).

6. По содержанию политических противоречий – государственно-правовые (конституционные, парламентские и правительственные кризисы, парламентские дебаты и др. конфликты «по горизонтали власти»), статусно-ролевые (борьба политических сил за изменений их статуса в общества в виде движений за гражданские права, протестной активности, национальных движений и т.п.), конфликты политических культур (религиозные войны, столкновения цивилизаций и иные конфликты, основанные на культурных различиях).


В.Ф. Нэх по правовой основе регулирования выделяет три типа политических конфликтов:


  • международные (межгосударственные) конфликты – регулируются нормами международного права;

  • внутренние конфликты – регулируются нормами того государства, не территории которого они происходят, при соблюдении другими государствами принципа невмешательства во внутренние дела;

  • внутренние интернационализированные конфликты (гражданские войны) – ограниченно регулируются нормами международного права, в частности, путем запрета на оказание повстанцам той или иной помощи, кроме гуманитарной. В то же время, пример вооруженного конфликта в Ливии в 2011 г. показывает, что международная помощь оппозиции может носить даже характер военной операции.

Большой интерес представляет также типология конфликтов, которую предложил канадский исследователь А. Рапопорт. По целям участников конфликта, характеру их поведения и отношению друг к другу он выделяет споры, игры и схватки. Участники спора видят друг в друге заблуждающихся оппонентов, которых можно переубедить и вместе найти истину. В игре соперники стремятся к тому, чтобы достичь явного преимущества друг над другом и овладеть предметом конфликта. Однако и в этом случае между ними сохраняется уважение и понимание возможности наладить отношения по окончании игры. Схватка отличается тем, что целью ее участников становится уничтожение врага любой ценой. Это борьба без правил, где применение насилия становится главным средством достижения цели.

Структура конфликта может быть описана различными способами. Так, Г.И. Козырев включает в структуру политического конфликта такие элементы, как две или более стороны (субъекта), объект, инцидент и окружающую социальную среду. В роли противоборствующих сторон конфликта могут выступать как групповые, так и индивидуальные субъекты политики (общественные движения, политические партии, группы интересов, органы власти или отдельные граждане). Третьей стороной конфликта (если она присутствует) принято называть тех его участников, кто занимает промежуточную позицию между конфликтующими сторонами и пытается урегулировать их отношения. Инцидент – это событие, которое служит формальным поводом для начала открытого противоборства сторон. Социальной средой политического конфликта является вся политическая сфера общества, которая аккумулирует в себе противоречия, возникшие в иных сферах, и придает им особую остроту и политическую форму.


К. Митчелл выделяет 3 основных структурных элемента конфликта: конфликтную ситуацию, конфликтные установки и представления конфликтное поведение. Конфликтная ситуация – это положение, в котором две или более политические силы осознают, что они преследуют несовместимые цели. Для анализа конфликтной ситуации большое значение имеет степень несовместимости целей и отношение сторон к существующему порядку. Конфликтные установки представляет собой «общие образцы ожиданий, эмоциональной ориентации, условия и процессы восприятия, которые сопровождают конфликтную ситуацию». Они становятся механизмом психологической защиты участников конфликта от стресса, возникающего в ходе конфликтного взаимодействия. Примерами конфликтных установок могут служить «выборочный отклик» (игнорирование информации, которая расходится с существующими представлениями), стереотипизация (сведение информации к стереотипам) или так называемое «туннельное зрение» - сосредоточение на проблеме при отсутствии внимания к смежным с ней явлениям. Наконец, конфликтное поведение – это действия, предпринимаемые одной стороной конфликта, нацеленные на противоположную сторону с намерением заставить ее отказаться от своих целей или изменить их. Характер и содержание конфликтного поведения сильно зависит от типа конфликта, места и роли в нем того или иного субъекта.

В динамике конфликта большинство исследователей прослеживает три последовательных этап: возникновение, развитие и завершение.

1. Возникновение конфликта – формирование конфликтной ситуации, её осознание участниками и определение ими своих групповых целей.

2. Развитие конфликта – стадия практических действий сторон, направленных на эскалацию или деэскалацию конфликта. Эскалацией конфликта называют процесс его обострения, в ходе которого происходит интенсификация противоборства, поляризация отношений конфликтующих сторон, расширение круга участников. Ухудшение отношений приводит к выявлению дополнительных спорных вопросов, которые прежде игнорировались или отрицались. Деэскалация конфликта означает снижение его интенсивности и остроты, ослабление напряженности в отношениях конфликтующих сторон.


3. Завершение конфликта – прекращение активных конфликтных действий в связи с исчерпанием ресурсов сторон, разрешением или урегулированием конфликта. Разрешение конфликта представляет собой устранение того противоречия, которое лежит в основе конфликта. Если суммировать основные способы устранения противоречий, лежащих в основе конфликта, то ими могут быть следующие:


  • устранение объекта конфликта;

  • раздел объекта конфликта между сторонами;

  • установление очередности или иных правил обоюдного использования объекта;

  • компенсация одной из сторон за передачу объекта другой стороне;

  • перенос отношений сторон в другую плоскость, предполагающую выявление у них общего интереса и др.

Урегулирование конфликта означает прекращение применения насилия и ограничение иных форм конфликтного поведения сторон. В основе деятельности по урегулированию конфликтов лежат принципы взаимности и постепенности. Принцип взаимности означает, что все мирные инициативы одной стороны призваны побудить другую сторону к симметричному ответу. Иначе эти инициативы теряют практический смысл.

Принцип постепенности предполагает необходимость подготовки сторон к выработке совместного решения проблемы. В условиях вооруженного конфликта принцип постепенности означает прохождение ряда фаз, различающихся по своим задачам. Эти фазы следующие:

  1. Прекращение насильственных действий.

  2. Установление диалога, подготовка к проведению переговоров.

  3. Начало переговорного процесса.

  4. Выполнение достигнутых договоренностей.

Ключевыми механизмами разрешения и урегулирования конфликтов в политике выступают переговоры и посредничество. Переговоры — это процесс принятия совместного решения двумя или более сторонами. Стороны вербализуют противоречивые требования и движутся к заключению соглашения. Посредничество — это особая форма участия третьей стороны в урегулировании и разрешении конфликта с целью оказания содействия процессу переговоров между участниками конфликта и оптимизации поиска взаимоприемлемого решения.


Вообще, когда речь идет о вмешательстве в конфликт (с целью его урегулирования или, по крайней мере, приостановления эскалации) кого-то иного, кроме самих его участников, то используют общее понятие «третья сторона». При этом важно подчеркнуть, что третья сторона вмешивается в конфликт именно с целью его мирного урегулирования, а не для оказания помощи одному из участников. В последнем случае в зависимости от характера вмешательства третья сторона становится его прямым или косвенным участником.

Участие в конфликте третьей стороны не обязательно сводится к посредничеству. Управление конфликтом с её стороны может выражаться и в оказании политического, экономического или даже военного давления на конфликтующие стороны для принуждения их к скорейшему прекращению конфликта. Более мягкими способами воздействия на конфликт являются арбитраж – вынесение авторитетного решения, обязательного к исполнению сторонами конфликта, фасилитация - оказание участникам конфликта содействия в организации переговоров и проведении встреч, наблюдение за ходом переговоров.