prosdo.ru
добавить свой файл
1 2 3 4




Тема 3. Производительность работников умственного труда

Производительность работников физического труда и ее будущее.

Производительность работников умственного труда как основной капитал современной организации.

«Новые служащие» и умственный труд как система.

Введение

В XX веке самым важным и поистине уникальным до­стижением менеджмента было повышение в 50 раз произ­водительности физического труда на производственных предприятиях.

Самое главное достижение, которого менеджмент дол­жен добиться в XXI веке, тоже связано с повышением производительности труда, но на этот раз умственного, а вместе с ним и с повышением производительности ра­ботника умственного труда.

Самым ценным активом любой компании XX века было производственное оборудование. Самым ценным ак­тивом любой организации XXI века — как коммерческой, так и некоммерческой, — станут ее работники умственно­го труда и их производительность.

1.Производительность работников физического труда и ее будущее.

Для начала давайте посмотрим, чего мы достигли к на­стоящему времени.

Прошло чуть больше ста лет с того момента, когда ра­ботник умственного труда, впервые обратив внимание на физический труд и на работника физического труда, приступил к изучению как первого, так и второго. Вели­кие поэты, грек Гесиод (VII—VIII века до Р.Х.) и, несколь­кими столетиями позже, римлянин Вергилий (I век до Р.Х.) воспевали труд земледельца. И Гесиод, и Вергилий по-прежнему считаются лучшими поэтами всех времен и народов. Но ни труд, о котором они писали, ни герои их произведений не имели ничего общего с реальностью, — впрочем, авторы к этому и не стремились. Ни Гесиод, ни Вергилий никогда не брали в руки серп, не пасли овец, даже не видели, как это делают другие. А в XIX столетии о физическом труде и трудящихся взялся писать Карл Маркс (1818-1883), который не только не был знаком с трудом рабочих, но никогда и близко не подходил к стан­кам, на которых они работали. Первым человеком, кото­рый сделал и то, и другое, — т.е. попытался выполнить ра­боту работника физического труда, одновременно изучая ее, — был Фредерик Уинслоу Тейлор (1856-1915).


На протяжении исторического периода, о котором у нас есть письменные свидетельства (и даже в более ранние исторические эпохи), постепенно изменялся смысл понятия, которое мы сегодня именуем "произ­водительностью" (сам этот термин появился примерно 50 лет назад). Изменения эти происходили вследствие появления новых инструментов, методик и технологий; это был прогресс в том, что экономист называет "капиталом". Одновременно очень мало изменилось то, что экономисты называют "трудом", другими словами, производительность труда рабочего. Исторически сло­жилось мнение, что производительность возрастает только в случае повышения интенсивности труда или увеличения продолжительности рабочего дня. Эконо­мисты XIX века не согласились бы с большей частью того, что сегодня делают их коллеги. Но все они — от Дэвида Рикардо (1772-1823) до Карла Маркса — были единодушны в том, что в уровне квалификации работ­ников существуют огромные различия; что же касает­ся производительности, то тут разница обусловлена исключительно усердием одних рабочих и леностью других (или физическими данными — одни рабочие сильнее, другие слабее). Понятия "производительнос­ти" не существовало. Оно и сегодня зачастую считает­ся "внешним фактором" и не вписывается в уравнения большинства современных экономических теорий, на­пример, в теорию Кейнса или в построения австрийс­кой школы теоретической экономики.

В первое же десятилетие после того, как Тейлор впер­вые обратил внимание на физический труд и взялся за его изучение, производительность этого вида труда стала расти невиданными темпами. Она до сих пор стабильно увеличивается со скоростью в 3,5% в год — это означает, что со времен Тейлора производительность возросла в 50 раз. Именно на этом факторе роста основываются все экономические и социальные достижения XX века. Про­изводительностью работника физического труда создано то, что сегодня называется "развитой" экономикой. До Тейлора ничего подобного не существовало — экономи­ки всех стран были одинаково "недоразвитыми".


Сегодня "недоразвитая" экономика (или, скорее, "нарождающая­ся") это та, которая не сделала — еще не сделала — физи­ческий труд производительным.

Принципы производительности физического труда

На первый взгляд принципы Тейлора чрезвычайно просты.

Первый принцип повышения производительности фи­зического труда гласит: надо изучить задачу и проана­лизировать движения, необходимые для ее выполне­ния.

Второй принцип: надо описать каждое движения и составляющие его усилия, а также измерить время, за которое оно производится.

Третий принцип: устранить все лишние движения; каждый раз, начиная изучать физический труд, мы обнаруживаем, что боль­шинство освященных временем процедур оказывают­ся пустой тратой времени и мешают повышению произ­водительности труда.

Четвертый принцип: каждое из оставшихся движений, необходимых для выполнения поставленной задачи, снова соединяются вместе — так, чтобы работник тратил на его выполнение как можно меньше физических и умственных усилий и минималь­ное количество времени.

Потом все движения снова соединяют в единую логическую последовательность.

Наконец, последний принцип гласит: необходимо со­ответствующим образом изменить конструкцию всех инструментов, используемых в данной работе. Сколь­ко раз мы ни брались бы за оптимизацию разных ра­бот — независимо от того, сколько тысяч раз в год эти работы производятся, — всякий раз обнаруживается, что традиционные инструменты требуют доработки. Так произошло с совком для песка (перенос песка был одним из первых видов физического труда, изученных Тейлором). Совок был неправильной формы, имел не­подходящий размер и неудобную ручку. Множество недостатков можно найти и в инструментах, которыми пользуются, скажем, хирурги.

Принципы Тейлора выглядят очевидными, как и лю­бые эффективные методы. Но чтобы выработать их, Тей­лор экспериментировал в течение 20 лет.


За последние сто лет методика Тейлора претерпела бесчисленное множество изменений, уточнений и усовер­шенствований. Изменилось даже ее название. Сам Тейлор называл свою методику "анализом задач" или "научным уп­равлением задачами". Двадцатью годами позже эта методи­ка получила новое имя — "научная организация труда" или "менеджмент". Еще через 20 лет, после Первой мировой вой­ны, менеджмент в США, Великобритании и Японии стал называться "научным менеджментом", а в Германии — "ра­ционализацией производства".

Утверждение, что какая-то новая методика "отвергает" или "опровергает" Тейлора, стало почти стандартным пиаровским приемом. Ибо то, что прославило Тейлора и его методы, одновременно сделало их крайне непо­пулярными. То, что Тейлор увидел, по-настоящему за­интересовавшись трудовым процессом, вызывающе не соответствовало тому, что об этом писали поэты (Гесиод и Вергилий) и философы (Карл Маркс). Все они прославляли "мастерство". Тейлор показал, что ника­кого мастерства в физическом труде нет, а есть про­стые, повторяющиеся движения. Производительными их делает знание, точнее, знакомство с оптимальными способами исполнения и организации простых одно­образных движения. Именно Тейлор был первым, кто соединил знания и труд1.

1 То же самое, что и Тейлор, сделал почти одновременно с ним в древнейшей из известных профессий — медицине — Вильям Ослер (1849-1919). В 1892 году он издал книгу The Principles and Practice of Medicine (берусь утверждать, что это лучший учеб­ник со времен евклидовой "Геометрии" III века до Р.Х.). Книга Ослера совершенно справедливо считалась попыткой приме­нения научного менеджмента в медицинской диагностике. Как и Тейлор, Ослер учил, что нет "мастерства", а есть метод.

Все это вызвало сильнейшую неприязнь к Тейлору со стороны современных ему профсоюзов, объединяв­ших в то время работников высокой квалификации, мастерство которых объяснялось владением неким тайнами ремесла, причем владением монопольным. Раздражало профсоюзы и то, что Тейлор пропаганди­ровал оплату труда "по конечному результату", т.е. за выполненное в срок задание, а не "за процесс", т.е. за количество отработанных часов. Профсоюзы и сегод­ня проклинают Тейлора за эту идею. К тому же данное Тейлором определение работы как серии операций во многом объясняет тот факт, что его концепции отверга­ют люди, никогда сами не занимавшиеся физическим трудом (писатели и интеллектуалы — последователи поэтов и философов прежних времен).


Тейлор разру­шил романтику труда. "Тайны ремесла" он заменил "последовательностью элементарных движений".

На протяжении последних ста лет каждый новый ме­тод, позволивший достичь хотя бы минимальных успехов в повышении производительности работников физичес­кого труда — а вместе с ним и их реальной зарплаты, — ос­новывался на принципах Тейлора, как рьяно авторы этих методов ни превозносили бы отличия собственных систем от тейлоровой. Укрупнение технологических операций, стремление к разнообразию работы за счет исключения повторяющихся операций, ротация должностей — во всех этих нововведениях методы Тейлора используются для уменьшения усталости работника, а, следовательно, для повышения производительности его труда. Идеи Тейлора об анализе задач и научной организации всего процесса физического труда использованы и в принципе конвейера Генри Форда, разработанном уже после 1914 года, когда сам Тейлор был стар, болен и отошел от дел. Идеи Тейлора использованы и в японских "кружках качества", и в систе­ме непрерывного совершенствования "кайзен", и в орга­низации поставок "точно вовремя".

Однако самым лучшим примером следует считать "все­общий контроль качества" Эдвардса Деминга (1900-1993). Что же сделал Деминг и почему всеобщий контроль качес­тва столь эффективен? Деминг проанализировал и орга­низовал производственный процесс точно так же, как это сделал Тейлор. Но затем к методике Тейлора он добавил (примерно в 1940 году) контроль качества, основанный на статистической теории, которая появилась только спустя 10 лет после смерти Тейлора. Наконец в 70-х годах Деминг заменил секундомер и фотографирование этапов рабочего процесса телевидением и компьютерным моделированием. В остальном специалисты Деминга по анализу контроля качества — точная копия специалистов Тейлора по науч­ной организации труда, и работают они точно так же.

Каковы бы ни были ограничения и недостатки методи­ки Тейлора — а их предостаточно, — никто из американцев (даже Генри Форд) не оказал на организацию производс­твенного процесса такого влияния, как Тейлор. Научный менеджмент (и его следующая ступень, научная органи­зация производства) представляет собой одно из течений американской философии, получившее признание во всем мире, наравне с Конституцией или сборником статей "Фе­дералист". В последнем столетии только одно философское течение могло конкурировать с учением Тейлора — марк­сизм. Однако, в конечном счете Тейлор победил и Маркса.


За время Первой мировой войны научный менеджмент распространился в США — вместе с конвейером Форда, в основу которого положены принципы Тейлора. В 20-е годы научный менеджмент проник в Западную Европу и привлек внимание японцев.

Во время Второй мировой войны достижения как не­мцев, так и американцев базировались непосредственно на применении принципов Тейлора к обучению персо­нала1.

Руководство Германии, проиграв Первую мировую войну, применило "рационализацию производства" — дру­гими словами, научный менеджмент Тейлора, — к организации работы для бывших солдат и к подготовке военных кадров. Это позволило Гитлеру создать невиданную во­енную машину за те шесть лет, которые прошли от его прихода к власти до начала Второй мировой войны в 1939 году.

В США при подготовке промышленных рабочих применялись те же принципы Тейлора, в Первую миро­вую войну — в порядке эксперимента, во Вторую миро­вую войну — уже в полную силу. Благодаря этому США превзошли Германию по уровню производства, несмотря на то, что процент американских мужчин трудоспособно­го возраста, призванных в армию, превосходил процент призванных на войну немцев; следовательно, процент американцев, занятых в промышленности, был меньше соответствующего процента немцев. Но подготовка кад­ров на основе научного менеджмента позволило граж­данскому населению США в два — если не в три — раза превысить производительность рабочих гитлеровской Германии и захваченных фашистами стран Западной Европы. Таким образом, научный менеджмент позволил США не только численно превзойти и немцев, и японцев на поле боя, но в то же время и в несколько раз превысить показатели этих стран по уровню производства.

Экономическое развитие за пределами стран Запада, начиная с 1950 года, в основном шло за счет копиро­вания процессов, которые проходили в США во время Второй мировой войны, другими словами, в примене­нии принципов научного менеджмента для достиже­ния более высокой производительности физического труда. Экономический рост в более ранние историчес­кие периоды основывался на технологических иннова­циях — сначала во Франции в XVIII веке, затем в Ве­ликобритании в 1760-1850 годы и, наконец, в Германии и США, новых лидерах экономики, во второй полови­не XIX века.


Страны Востока — и в первую очередь Япония, — развитие которых началось после Второй мировой войны, старались избегать технологических инноваций. Вместо этого они импортировали систему подготовки кадров, которую США разработали во вре­мя Второй мировой войны на основе теории Тейлора, и использовали их для подготовки высокопроизводи­тельной рабочей силы. Порой эта работа начиналась буквально на пустом месте, потому что рабочие боль­шей частью ничего не умели и жили еще в доиндустриальном мире.

(Например, в Японии почти две трети трудоспособного населения в 1950 году все еще про­живали в сельской местности и умели только выра­щивать рис.) При этом даже после резкого повышения производительности рабочим в течение примерно де­сяти лет продолжали платить те же зарплаты, которые они получали, когда только пришли на производство; это позволило странам Востока — сначала Японии, Корее, а затем Тайваню и Сингапуру — выпускать та­кие же промышленные товары, какие производились в западных странах, при гораздо меньших затратах на оплату труда.

Будущее производительности труда

Принципы Тейлора были разработаны для физическо­го труда на промышленном производстве и впервые при­менены именно там. Но и при этом традиционном ограни­чении они имеют чрезвычайно важное значение. Методы Тейлора по-прежнему лежат в основе главного принципа организации производства в странах, где физический труд, и в особенности физический труд на производстве, остается сектором роста общества и экономики, другими словами, в странах третьего мира, где все еще очень вели­ко—и неуклонно растет — число молодых людей без об­разования и практически без какой-либо профессии.

Но, как будет показано ниже в этой главе, существует множество разновидностей умственного труда (включая работы, требующие самых передовых и в высшей степе­ни теоретических знаний), в которые входит и физический труд. И повышение производительности такого труда также требует применения научной организации производства.

И все же в развитых странах главная задача сегодня заключается не в повышении производительности фи­зического труда, — в конце концов, мы знаем, как этого добиться. Центральной задачей становится всемерное по­вышение производительности умственного труда. Работ­ники умственного труда очень быстро становятся самой крупной группой внутри рабочего класса развитых стран. Сегодня они уже составляют около двух пятых всей ра­бочей силы США; во других странах их доля меньше, но тоже быстро увеличивается. В первую очередь именно от производительности этой группы работников будет зави­сеть будущее процветание — более того, само существо­вание, — развитых стран.


следующая страница >>