prosdo.ru
добавить свой файл
  1 ... 27 28 29 30 31

Проблема технического свойства: чтобы не страдать от боли, он должен спать во время операции, но поскольку он же выступает в роли хирурга, ему при этом нужно бодрствовать. В конце концов Адриан нашел в аптечке «Мушки» ампулу с местным обезболивающим средством. Землянин решил сделать надрез в той части тела, где, как он надеялся, не возникнет сложностей — на ребре. Ему пришлось заткнуть себе рот кляпом из ткани, чтобы не завопить. После этого он надрезал кожу и сломал ребро ударами молотка. Операция напоминала бойню, но Адриан держался молодцом. Он стискивал зубы так долго, как только было в силах человека, успешно провел операцию и лишь затем позволил себе потерять сознание. Очнувшись, он сумел положить кусок ребра в стерильный ящичек, поместил его в холодильник передвижной лаборатории, который, к счастью, все еще функционировал (батарея вырабатывала энергию за счет протекающей внутри нее химической реакции), наложил на рану повязку и вновь отключился — на этот раз надолго.

На следующий день Адриан бесконечно долго приходил в себя. Он перебинтовал место надреза и, когда почувствовал себя в состоянии двигаться, вытащил кусок ребра из ящичка. С помощью микроскопа, который имелся в лаборатории, землянин отобрал здоровые клетки и, шаг за шагом следуя указаниям книги Ива, приступил к созданию жизнеспособного человеческого зародыша. Тот был образован ядром оплодотворенной яйцеклетки и цитоплазмической оболочкой свежей клетки, взятой из ребра Адриана. Юноша поместил зародыш в искусственную матку и стал посылать внутрь нее короткие электрические разряды для запуска процесса клеточного деления. После многих попыток ему наконец удалось добиться желаемого. Зародыш вырос и продолжал развиваться уже внутри инкубатора, плавая в теплой жидкости, состава которой Адриан не знал. Девять месяцев спустя на свет появился живой ребенок. Поскольку это была девочка, мужчина решил назвать ее Эиа — по первым буквам имен трех героев-основателей Нового человечества: «Э» — в честь Элизабет, женщины, которую он любил, «И» — в честь Ива, изобретателя «Звездной бабочки», «А» — в честь самого себя, Адриана, первого нового человека на поверхности чужой планеты.


Юноша с волнением рассматривал новорожденную и ощущал себя счастливым, как никогда раньше. Благодаря принесенной жертве и преодоленной муке он теперь больше не будет одинок.

— Добро пожаловать на эту новую Землю, Эиа. Не знаю, малышка, сколько в тебе есть моего с точки зрения генетики. Вероятно, около трети. Прошу тебя только об одном: никогда не называй меня папой.

<br> 74. ДИТЯ ЗВЕЗД<br>
Эиа выросла в доме Адриана и оказалась потрясающе сообразительным ребенком. Она быстро выучилась читать, писать, считать, а также охотиться, готовить, ткать, ухаживать за домашними животными, убирать в доме. Вместе с отцом она участвовала в экспедициях, посвященных исследованию планеты, но особенно страстно интересовалась историей старой Земли. Кроме того, она обожала что-нибудь писать. Единственными ее недостатком, вероятно, было то, что она плохо слышала и потому перевирала различные слова и особенно имена — привычка, ужасно раздражавшая Адриана.

Прошли годы. Эиа отмечала свое девятнадцатилетие на склоне горы, где она с отцом оказалась во время похода за дичью. Они разожгли костер и разбили лагерь. Вокруг них валялись скелеты динозавров, которые некогда были единственными обитателями планеты.

Адриан вытащил из заплечной сумы кролика и принялся жарить его на самодельном вертеле. Воздух гудел от характерного скрипа, издаваемого сверчками, чьи далекие предки обитали на Земле.

— С днем рождения, Эиа.

Мужчина протянул ей факел и предложил подуть на него. Девушка не могла понять, зачем это нужно.

— Я помню, что у землян существовал такой обычай. С его помощью проверяли, может ли еще человек нормально дышать. Когда я стану старым и не смогу задуть такой факел, это будет означать, что я скоро умру.

Восхищенная Эиа дунула на факел изо всех сил.

— В ближайшее время смерть мне не грозит, — сказала она.

— Что ты хочешь получить на свой день рождения? Это еще один обычай землян. На день рождения было принято делать подарки.


— Самым лучшим подарком для меня станет… Эиа сделала вид, будто глубоко задумалась, а затем широко улыбнулась.

— Какая-нибудь история! Ой, Адан, пожалуйста, расскажи мне еще историю о наших предках! Это будет лучшим из подарков, Адан!

— Не Адан, а Адриан, — поправил он с сильным раздражением в голосе. — Хорошо, пусть это станет твоим подарком. И еще каким подарком! Это будет история с большой буквы. Ну, раз уж нужно все тебе рассказывать, вот тебе история — ВЕЛИКАЯ ИСТОРИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА. В начале времен, хм, да, очень-очень давно, существовал мир, другой мир — очень далеко отсюда.

— Парадиз? — закричала девушка, вспомнив предшествующие рассказы.

— Нет, не мешай, иначе у нас ничего не выйдет. Парадиз был первым большим городом в Цилиндре. Я же рассказываю тебе о другом мире, другой Земле. Именно так, в старину существовала другая Земля, очень далеко, в очень далекой Солнечной системе. Но люди на этой планете стали очень жестокими…

— Злобными?

— Ладно, скажем лучше — агрессивными. Кроме того, они без конца рожали новых детей.

— Как кролики? Правда, что так много кроликов существует для того, чтобы мы могли их есть?

— Для каждого вида живых существ имеется идеальное количество особей, точно соответствующее условиям среды, в которой обитает этот вид. На Земле людей действительно стало очень много. Их оказалось столько, что они стали вести друг с другом все более жестокие войны и устраняли таким образом избыток населения. У них даже было оружие, способное разом испепелить миллионы человек.

— Как такое возможно? — спросила заинтригованная девушка, широко открыв большие глаза.

— С помощью атомной бомбы. Я объясню тебе подробнее как-нибудь в другой раз. Сейчас же давай остановимся на том, что существовал мир, в котором люди, наши предки, совершили много глупостей. Они безудержно размножались и беспрестанно убивали друг друга. Они не задумывались о последствиях своих поступков. Они отравили воду и воздух, разрушили собственную среду обитания. Они выбрали в качестве руководителей чрезвычайно властных людей, которые давили слабых. Там были религии, которые делали фанатиков из людей, лучше других подверженных внушению.


— Были кто?

— Религии. Это… как бы объяснить, верования. Некоторые верили, что станут счастливее, убивая себе подобных ради целей своей религии.

— Это же глупо.

— Итак, существовали атомная бомба, религиозный фанатизм, загрязнение, проблема перенаселенности, а значит, стрессы и страх повсюду.

Адриан повторял выражения из «Бортового журнала», но не был уверен в том, что сам понимает истинное их значение. Он не хотел показать перед девушкой свое незнание прошлого. Поэтому он придавал словам новый смысл, изобретал объяснения, добавлял истории романтического блеска.

— Так продолжалось до тех пор, пока у одного человека, Ива, не возникла идея построить космический корабль.

— Что?

— Большое судно, которое передвигается не по воде, а по воздуху. И даже за пределами небес, среди звезд.

— Как птица?

Эиа смотрела на Адриана с восхищением. Столь невероятная история привела ее в полный восторг.

— Как очень большая птица. Ив посадил внутрь нее 144 000 человек, — закончил фразу Адриан.

— 144?

— Нет, 144 000 человек.

Глаза девушки сверкали. Пальцами рук она сделала такой жест, как будто считала десять раз по десять вплоть до получения точного ответа.

— И он поместил туда же зародыши всех животных, чтобы создать в другом месте полноценную земную фауну.

— Здесь?

— Верно, здесь. Правда, тогда он не знал, какие условия для жизни будут здесь, у нас. Он лишь заметил отдаленную планету с помощью специального оптического прибора — радиотелескопа. Итак, он построил большой корабль-птицу и поселил на его борту 144 000 человек. Вместе с ними пришла Элизабет. Хорошенько запомни эти имена: Ив, создатель судна, Элизабет, которая первая управляла полетом корабля.

Эиа вытащила записную книжку — драгоценный предмет, найденный на «Мушке», — и проверила, совпадает ли услышанное с ее предшествующими записями. Она подчеркнула два имени. Адриан продолжил:


— Все земляне были против них.

— Почему?

— Потому что другие завидовали их птице-которая-переносит-людей-от-одной-звезды-к-другой.

Адриан взглянул на девушку. Он не удержался от того, чтобы в очередной раз задаться вопросом, есть ли в ней его гены. Это мешало ему. В то же время он убедил себя, что между ними нет ничего общего. У него были темные глаза, тогда как у нее — голубые. У нее были темные волосы, тогда как у него — светло-русые. Она выглядела рослой и высокой для своего возраста, тогда как он мог похвастаться лишь средним ростом (это различие могло объясняться изменением силы тяжести). У нее было удлиненное лицо с высокими скулами, тогда как его лицо было скорее круглым с четко выраженными щеками.

— Да, они были завистливыми, но также склонными к самоубийству, поэтому хотели, чтобы самоуничтожение затронуло всех до единого. «Последняя надежда» — так звучало название проекта, то есть надежда сбежать с планеты, пока та окончательно не погибла.

Он прекрасно помнил, что прочитал эту фразу в «Бортовом журнале» Ива-1.

— Когда мне что-то угрожает, я бегу, я удираю в другое место, — заявила Эиа. — Однажды я наткнулась на волка. Он был настроен агрессивно, и я кинулась бежать, не раздумывая.

— Ты поступила правильно, Эиа. Ты поступила правильно. Они также действовали так, как нужно, ибо все разрушалось с такой скоростью, что уже ничего нельзя было исправить. С учетом перенаселенности, загрязнения, фанатизма, терроризма, эпидемий Земля, вернее старая Земля, превратилась в преисподнюю.

— Что такое преисподняя?

— Прости меня. Так назывался город в Цилиндре, противостоящий Парадизу. Тамошние люди тоже были очень жестоки и очень агрессивны. Но о них мы также лучше поговорим в другой раз. Итак, дела на старой Земле шли хуже некуда. Тогда Ив создал проект «Последняя надежда».

— А его птица, внутри которой помещались тысячи людей?

— На самом деле она называлась космическим кораблем. И у нее было имя — «Звездная бабочка», потому что она имела большие крылья, как у бабочки, и передвигалась, подталкиваемая вперед светом звезд.


— Светом звезд? О! Это, наверное, было прекрасно.

— Да. Я родился на «Звездной бабочке» и это было прекрасно, но если ты будешь все время меня перебивать, мы вряд ли быстро доберемся до конца истории.

— Я больше не скажу ни слова, — заверила его девушка с большими темными глазами.

— Итак, Иву и Элизабет удалось улететь с Земли на «Звездной бабочке», на борту которой были 144 000 человек, животные, деревья и цветы.

— Это там существовали Парадиз и Преисподняя?

— Полет продолжался более 1200 лет, и к концу его из 144 000 людей выжило лишь шестеро.

— Ты?

— Да, я и еще пятеро других. Но среди нас была только одна женщина. Ее звали Элит.

— Лилит?[9]

«Почему она всегда коверкает имена?»

— Нет, Элит. В итоге именно Элит и я, и только мы вдвоем, впервые высадились на этой планете, затерянной на самом краю Вселенной. Здесь мы с ней и стали жить вместе.

Эиа кивнула головой в знак того, что все поняла.

— Значит, Лилит — это моя мать?

«Она делает это нарочно. Но зачем? Чтобы подразнить меня?»

— Нет. К несчастью, у нас с Элит не было детей.

— Тогда как же я, Ева,[10] родилась?

— Да нет, не Ева, а Эиа. Я диву даюсь, как ты постоянно переиначиваешь имена. Можно подумать, что ты делаешь это нарочно.

Она жестом отрицания показала, что это сильнее ее.

— Так как же я родилась, Адам?

— Если я тебе скажу, ты мне не поверишь… Ты родилась от одной из моих костей. Если быть точным, от одного из моих ребер.

Адриан показал на шрам от операции, проведенной им на самом себе.

— Ты сотворил меня из своего ребра, Адам? Он замолчал. «Она по-прежнему искажает мое имя. Поправлять ее бесполезно, она делает это непроизвольно. Кажется, будто она таким образом переваривает имена и истории, чтобы усвоить их. Она все переделывает на свой лад».

— Ну вот, остальное ты знаешь. В лаборатории я продолжил выращивать животных из оплодотворенных зародышей, запас которых создал Ив. А ты мне в этом помогала. Теперь вокруг нас множество живых существ.


— Ох, Адам, ты должен помочь мне дать им имена, потому что этикетки стали отклеиваться, и большую часть из них я потеряла. Ты поможешь мне назвать животных, Адам?

— Конечно, конечно, дорогая.

Он посмотрел на девушку, вгляделся в ее огромные темные глаза. В этот момент его охватили колебания, не стоит ли сотворить других детей таким же способом, как Эиа. Но мысль о новой операции на собственном ребре повлекла за собой слишком плохие воспоминания.

Девушка с большими темными глазами перечитала свои записи.

— Позволь, я вспомню главное. Создателя звали Яхве.[11]

«Нет же, не Яхве, Ив. Тем хуже, я больше не стану настаивать».

— Некогда ты, Адам, вместе с Лилит жил в Парадизе. Затем вас отправили сюда, на эту Новую Землю.

— Кроме того, в этой истории есть еще Сатин.

— Сатана?

В этот момент Адриан, сдерживаясь, напомнил себе, что Эиа страдает глухотой, потому и коверкает звучание слов.

— Нет, Сатин, — машинально поправил он. — Сначала она была превосходным человеком. А затем никто не знает, что на нее нашло.

Адриан взглянул на девушку и нашел ее невероятно прекрасной. Эти пытливые черные глаза, должно быть, вели ее к глубинам всего сущего. Она была такой живой, такой проницательной, так легко поддавалась очарованию историй о прошлом.

— Ах, да, еще одна вещь… — произнес мужчина. — Остерегайся змей. Они могут принести много зла.

Девушка зафиксировала это замечание в своей маленькой записной книжке, подчеркнув его.

— А что насчет других? — вдруг спросила она.

— Каких других?

— Тех, со Старой Земли?

Адриан на мгновение смежил веки. Он попытался представить, что происходит с другими. Он сказал себе, что вечером обязательно задаст этот вопрос вслух, и, быть может, получит во сне ответ. Взгляд мужчины потерялся где-то в дали. Много дней назад он разглядывал карту звездного неба, помещенную в конце книги «Новая планета: инструкция по применению». Согласно карте, если сменить точку, откуда велось наблюдение, на противоположную, старая Земля должна была находиться вон там. Адриан указал пальцем на созвездие, по форме похожее на кастрюлю. Ему показалось, что эта группа звезд напоминает медведя.


— Она находится в созвездии Большая Медведица, — вырвалось у него вдруг.

— Старая Земля?

Костер угасал. Мужчина подул на угли, чтобы жар продержался еще немного.

— Старая Земля находится в созвездии Большая Медведица, — повторила девушка. — Тогда мы на… новой Земле.

«Черт возьми, а она права. Слова „старая Земля“ больше не имеют смысла. Новые времена и новая точка отсчета теперь расположены здесь. Отныне нет никаких оснований называть эту планету новой. Земля здесь. Единственная Земля, которая имеет значение».

В этот момент он окончательно решил, что слово «Земля» послужит родовым именем для планеты, на которой живут люди, умеющие рассказывать истории. Однажды исходную Землю начнут считать чужой планетой, и тогда останется только одна планета, та, на которой они сейчас находятся, для соотнесения ее с понятием «Земля». Все перевернется с ног на голову. Какая насмешка!

Ночная бабочка села ему на палец как будто в поисках пристанища. Мужчина, широко улыбаясь, прикрыл ее ладонью. Бабочка не испугалась. Тогда он свел пальцы вместе. Насекомое не двигалось.




<< предыдущая страница   следующая страница >>