prosdo.ru
добавить свой файл
1 ... 86 87 88 89

***

Куойл очень устал и был взвинчен, готовясь к поминкам. Он с трудом втиснулся в черные похоронные брюки. Он должен будет уйти с поминок как можно скорее и вернуться в редакцию, чтобы закончить длинную статью о Джеке. Они нашли хорошую фотографию, где Джек был лет на десять моложе, но выглядел так же. На ней он стоял рядом со свежевыкрашенным яликом. Куойл заказал большую копию этой фотографии для миссис Баггит.

Он боялся увидеть Джека лежащим в гостиной в волнах вывязанных салфеточек. Думал о том, что его тело обязательно должно быть влажным, будто его некому было вытереть, что морская вода струями стекает с его тела и капает на гладкий пол. А безутешная миссис Баггит наклоняется, чтобы вытереть ее белым платочком, который она держит в руке.

Старый твидовый пиджак был ему тоже мал. В конце концов он отказался от желания выглядеть торжественно и снова надел огромный красный свитер, в котором проходил весь день. С этим ничего нельзя было поделать. Но он обязательно купит новый пиджак для похорон и сделает это утром в бухте Миски, когда повезет законченную копию в типографию. Он завязывал шнурки на выходных ботинках, когда позвонила Уэйви и сказала, что с ним хочет поговорить Банни.

Серьезный детский голосок. Они второй раз разговаривают с ней по телефону. Вот уж кто не сможет работать страховым агентом!

— Папа, Уэйви говорит, что я должна спросить у тебя. Я хочу пойти на вспоминки дяди Джека. Уэйви говорит, что это ты должен решить, можно или нет. Папа, ты туда идешь, и Марти с родителями идет, и Герри с Уэйви идут, а я с тетушкой должна сидеть в ее мастерской, где полно иголок. Я не хочу. Я хочу идти на вспоминки.

— Банни, это поминки, а не вспоминки. А Марти, Мерчи и Мини идут туда потому, что дядя Джек их дедушка. Дай-ка я поговорю об этом с Уэйви.

Но Уэйви не видела ничего плохого в том, чтобы Банни шла вместе с ними.

Куойл сказал, что за прошлый год дети и так видели слишком много смертей.


— Но в мире все умирает, — возразила Уэйви. — В жизни бывают и горе, и потери. Дети должны это понимать. Кажется, они считают, что смерть — это глубокий сон.

Куойл сказал, что они еще маленькие, а маленьких детей надо защищать от встречи со смертью. И как быть с ночными кошмарами Банни? Ей может стать еще хуже.

— Но, дорогой, если они не будут знать, что такое смерть, как им понять, что такое жизнь? Ведь есть своя пора у всего, есть природа и творение…

Он не хотел, чтобы она сейчас вдавалась в религиозные рассуждения. Иногда она ими увлекалась.

— Может быть, ей снятся кошмары потому, что, уснув, она боится не проснуться. Как Петал, Уоррен или ее дедушка с бабушкой. Кроме того, если ты посмотришь на умершего, простишься с ним, то тебя не будут тревожить воспоминания о нем. Это всем известно.

И Куойл согласился. И пообещал не говорить, что Джек спит. Сказал, что заедет за ними через пятнадцать минут.

***


Обочина дороги была заставлена автомобилями. Людям приходилось далеко оставлять машины и идти до дома пешком, ориентируясь на громкий гул голосов, который был слышен километра за три. Длинная очередь проходила сквозь гостиную, где среди кружевных завитушек на козлах, накрытых черной тканью, стоял гроб с телом Джека. Они пробрались мимо проходящих в гостиную людей. Куойл держал Банни за руку и нес Саншайн. Джек был похож на собственную фотографию. Восковое лицо, незнакомый костюм. Фиолетовые веки. Куойл подумал, что Джек на самом деле был похож на спящего человека. Ему пришлось отдернуть Банни в сторону.

Вслед за людьми они вошли на кухню, где стояли пироги и плетеные булки, парящий чайник, ряд бутылок с виски и маленькие стаканчики. Завязался разговор о Джеке. О том, что он сделал и что мог бы сделать.

Говорил Билли Притти со стаканом в руке. Его лицо покраснело из-за виски и слов, которые он говорил тоном декламатора, разжигая себя самого.

— Вы все знаете, что мы здесь лишь странники. Мы только успеваем сказать пару слов над этими камнями, построить лодку и проплыть на ней несколько миль, а потом эти лодки тонут. Вода — это темный цветок, а рыбаки — пчелы, которые спускаются в самую его глубину.


Деннис в сержевом костюме с блестящими манжетами и Бити, держащая руки на дрожащих плечах миссис Баггит. Кружевной воротник украшает черный шелк. Деннис искал в коробках и ящиках значок-булавку Джека. Он пропал много лет назад, а теперь понадобился.

Дети играли на улице. Куойл видел во дворе Марти, бросающую крошки курицам. Но Банни не захотела пойти с ней и проскользнула обратно в гостиную и прочно обосновалась возле гроба.

— Я заберу ее, — сказала Уэйви, потому что такое пристальное внимание ребенка к усопшему было необычно.

В это время Деннис показывал матери значок отца, который отыскался в чашке на самой верхней полке в кладовой. На нем эмалью был изображен венок с инициалом «Р». Миссис Баггит взяла его, встала и медленно пошла в гостиную. Пошла, чтобы приколоть значок на костюм Джека. Добавить последний штрих. Она наклонилась над телом своего мужа. Значок дрожал в ее руках, пока она пыталась проткнуть им ткань. Среди присутствовавших воцарилась благоговейная тишина. Вдруг всхлипнула Бити. Уэйви медленно потянула Банни прочь от гроба. Девочка пристально смотрела на тело. Она не собиралась уходить и выдернула свою руку.

Раздался кашель, будто пытался завестись старый мотор. Миссис Баггит уронила значок в гроб, обернулась и схватила Денниса за руку. Ее горло сжал спазм, глаза стали похожи на ручки для дверцы шкафчика. Уэйви потащила Банни прочь. Первым закричал Деннис: «Отец ожил!» И бросился, чтобы помочь ему приподнять плечи над краем гроба. Рев толпы и отдельные крики. Кто-то отшатнулся, кто-то, наоборот, бросился вперед. Куойл с трудом пробился из кухни и увидел руки, помогающие серому Джеку вернуться в бытие. С каждым движением груди у него изо рта текла вода. Через всю комнату до него донесся крик Банни: «Он проснулся!»

***

Куойл сквозь туман вез в больницу Денниса, которого била дрожь. Они ехали за машиной «скорой помощи». Сквозь окно завывающего автомобиля они видели профиль миссис Баггит. В оставленном доме быстро расходился виски, стояли гомон и крики о чуде Божьем. Деннис рассказал Куойлу о том, что произошло, что он думал, что чувствовал, что видел, что сказал врач «скорой помощи», которого Куойл уже слышал сам.


— Они обеспокоены пневмонией и состоянием мозга! А я об этом не беспокоюсь!

Деннис смеялся, прыгал на сиденье машины, требовал, чтобы они близко шли к машине «скорой помощи». В его руках были какие-то бумаги, которые он где-то взял. Он говорил без остановки, высоким голосом и отрывочными фразами. Шуршал листами, которые перекладывал один на другой. Толкал Куойла в плечо.

— И вот он пытается сесть. Он же там лежал вплотную к стенкам. Ну вот, приподнимается немного и смотрит на нас. Потом снова как закашляет! Вода из него так и брызжет! Говорить не может совсем. Но, похоже, понимает, где находится. Приходит доктор со своими инструментами, смотрит его и говорит, что при таком крепком организме он, скорее всего, выживет. Он еще рассказывал, что при погружении чаще всего выживают дети, а не взрослые. Те-то чаще всего не выдерживают. Но они не знают отца! Понимаешь, из-за холодной воды у него в организме все замерло, и сердце билось медленно-медленно. Ну, какое-то время. Доктор не верит, что отец мог долго пробыть в воде. Мол, уверен в том, что отец выкарабкается. А мать? Первыми словами, которые она сказала отцу, когда снова смогла говорить, были: «Деннис нашел твой значок, Джек. Мы так давно его искали!»

Куойл вдруг увидел эти слова на первой полосе и решил выбросить все, что хотел поместить туда раньше. Деннис уронил на пол свои документы.

— Погоди, мне тут надо привести их в порядок.

— Что это?

— Это должен подписать отец. Его лицензия на омаров. Он передает ее мне. Сейчас для них самое время.

***


Уэйви сидела с Банни на краю кровати в пустой комнате дома Баггитов. На этой кровати Куойл спал с горячими бутылками.

— Послушай, — говорила Уэйви. — Помнишь ту мертвую птичку, которую ты нашла на берегу несколько недель назад? Когда Папа готовил сельдь? — Теперь его все называли «Папа».

— Да. — Пальцы Банни теребили покрывало.

— Так вот та птица была мертва, а не спала. Помнишь, ты все время смотрела на нее, а она была все такая же. Это смерть. Когда кто-то умирает, он не просыпается. Смерь это не сон. Это происходит и с людьми тоже.


— Дядя Джек был мертв и проснулся.

— Значит, он не был на самом деле мертв. Люди, которые это сказали, ошиблись. Такое бывает. Я помню, как такое случилось с мальчиком из моего класса, где я училась. Его звали Эдди Бант. Все думали, что он утонул, а он был в коме.

— А что такое кома?

— Это когда человек без сознания, но не умер и не спит. Это происходит, когда причиняют вред голове или всему телу и организм не просыпается до тех пор, пока не набирается сил. Это похоже на то, как твой папа заводит по утрам машину, чтобы разогреть мотор. Мотор работает, но машина никуда не едет.

— Тогда Петал тоже в коме. Она спит. Так говорит папа. Она спит и не может проснуться.

— Банни, я должна сказать тебе правду. Петал не в коме. Она умерла. Она не спит. Твой папа сказал так, чтобы вы с Саншайн не расстраивались. Он старался быть деликатным с вами.

— Все равно, она может быть в коме. Может быть, врачи ошиблись с ней так же, как с дядей Джеком.

— Ох, Банни. Мне очень жаль, но она по-настоящему, на самом деле мертва. Маленькая птичка была мертва, потому что у нее была сломана шея. При некоторых травмах выжить просто невозможно.

— У Петал была сломана шея?

— Да. У нее была сломана шея.

— У друга Денниса Карла тоже была сломана шея, а он не умер. Ему просто приходится носить большой воротник.

— Его шея только чуть-чуть надломилась.

Молчание. Банни водила пальцами по кружевным звездам на покрывале. Уэйви видела, что девочке еще многое остается непонятным и впереди еще много вопросов. Ребенок только начинал осознавать тонкие оттенки смысла слов. Смех и разговоры внизу стали громче. Наверху решались сложные вопросы. Почему одному удавалось сохранить жизнь, а другой ее лишался? Почему выживал именно этот человек, а не другой? Она могла годами объяснять девочке эти истины, а они все равно останутся тайной. Но она будет стараться.

— Уэйви. Давай сходим на берег и посмотрим на эту птичку! — Маленькие пальцы по-прежнему напряженно перебирали кружева.


— Хорошо, — ответила она. — Давай сходим. Но не забывай, что здесь был сильный шторм и птичку могло унести ветром или волной. А еще кот или чайка могли съесть ее на завтрак. Мы вряд ли ее найдем. Пойдем спросим Кена, не может ли он нас подвезти. А потом поедем ко мне домой и сварим какао.

***


Они нашли камень и маленькое перышко, застрявшее в пучке травы. Его могла обронить любая птица. Банни взяла его в руки.

— Она улетела.

***


Постепенно, неделя за неделей после воскресения Джека он восстанавливался после пневмонии. Когда к нему вернулся голос, он шепотом рассказал в подробностях о своем путешествии к далекому берегу и обратно.

День был погожим. Омаров было не много, но попадались. Внезапно забарахлил и отказал мотор. Перестал светить фонарик. Два часа в темноте возился с мотором, но так и не смог его оживить. Мимо прошла пара яликов. Он кричал, просил отбуксировать его к причалу, но его не слышали. Время шло. Он щелкнул зажигалкой и посмотрел на часы. Было без десяти десять. Шкипер Том носился вокруг как ошпаренный. Потом кот опрокинул свою отхожую миску на ловушки. Джек выбросил их в воду, чтобы выполоскать, но вместе с миской сам оказался в воде. Потянул за шнур, которым к поясу был привязан нож. Почувствовал, как развязывается узел, и увидел, как нож падает вниз, вдобавок ударив его по голове. Он вдохнул воду. Его затрясло. Открылись все отверстия тела. Сознание постепенно угасало, и он внезапно подумал, что оказался в банке с маринадом. Как огурец. Ему оставалось лишь ждать, пока кто-нибудь не придет и не вытащит его оттуда.

***

Куойл увидел и пережил все цвета жизни, научился высказывать замечательные мысли вслух и прислушиваться к изменчивому голосу волн, считающих камни, плакал и смеялся, видел закаты и рассветы, узнавал музыку в шуме дождя. Он сказал: «Я согласен». На переднем дворе дома Берков появился ряд блестящих колпаков на палках. Это был свадебный подарок молодым от отца невесты.


Если Джек Баггит спасся из банки с маринадом, если птица со сломанной шеей смогла улететь, то в этой жизни не оставалось ничего невозможного. Вода могла оказаться старше света, алмазы — потрескаться от горячей козьей крови, жерла вулканов — извергнуть холодное пламя; леса могли подняться посреди водной глади, тень от руки — поймать краба, а ветра — подчиниться узлу на бечевке. И любовь — соединить двоих без боли и унижения.

Примечания

1


 Сеть круглосуточных универсальных магазинов. (Здесь и далее примеч. пер.)

2


Маленький сдвоенный барабан.

3


От англ. sky — небо.

4


От англ. wave — волна.

5


Небольшое двухмачтовое судно.

6


От англ. partridge — куропатка.

7


Обрыв, образуемый прибоем на морском берегу: вообще крутой откос, склон.

8


Здесь имеется в виду янтарь; это его название восходит к греческому мифу, согласно которому дочери Солнца были превращены в тополя и плакали янтарными слезами.

9


Дэвид Хокни — современный британский художник, дизайнер и фотограф; известен серией картин, изображающих бассейны и их хозяев.

10


В Ирландии и некоторых других странах поминки справляются над гробом с телом покойного перед погребением, а не после.




<< предыдущая страница