prosdo.ru 1 2 ... 18 19

Бель де Жур: «Интимный дневник. Записки Лондонской проститутки»

Бель де Жур
Интимный дневник. Записки Лондонской проститутки






«The Intimate Adventures of a London Call Girl by Belle de Jour»:


Аннотация



Бель де Жур - в переводе с французского "дневная красавица", литературный псевдоним элитной лондонской проститутки. Ее блог вызвал бурю эмоций у читателей и позже стал книгой, в которой она рассказывает свою историю.

Пылкая, но рассудительная молодая англичанка, окончив университет, приезжает в Лондон и, не найдя работы по специальности, устраивается в агентство интимных услуг девушкой по вызову. С юмором и предельной откровенностью она описывает подробности личной жизни - спортзал, пабы, трусики, макияж, умные книжки и, конечно, многочисленные мужчины, такие же жадные до сексуальных развлечений, как и она.
Эта книга никогда бы не родилась без тер­пеливой и неустанной поддержки Патрика Уолша и Хелен Гарнонс-Уильямс, а также их сотрудников и товарищей, которым выражает глубочайшую благодарность.

Автор

От автора



Во избежание дальнейших недоразумений, скажу сразу: я – проститутка.

Признание это, что и говорить, дается мне нелегко. Многие употребляют это слово, когда хотят сказать, что работают в ужасных условиях где-нибудь в конторе на побегушках или торговым агентом, или какой-нибудь шестеркой в средствах массовой информации. Мол, их работа мало чем отличается от проституции. Уверяю вас, что это все чушь собачья. Уж я-то это знаю точно – при­шлось погорбатиться в самых разных местах, а вот теперь меня трахают за деньги; могу сказать точно, что это совер­шенно разные вещи, просто небо и земля.

Живу я, а это тоже немаловажно, в Лондоне. То есть я – лондонская проститутка. Два эти факта могут быть, а могут и не быть связаны между собой. Лондон – город далеко не самый дешевый на нашей грешной планете. Как почти все мои друзья, я приехала завоевывать его сразу после универ­ситета. Думала: найду работу, если и не с хорошей зарпла­той, то хотя бы интересную, где рядом со мной будут трудиться исключительно приятные и симпатичные моло­дые люди. Но поди найди такую работу: подобных мест в мире, увы, раз, два – и обчелся, на всех не хватает. Почти все сегодня хотят быть поближе к деньгам, все учатся в университетах денежки считать, включая и двух моих друзей, А-2 и А-3, которые пользуются большим уважением в своих академических кругах. Боже мой, да по мне, чем такая участь – уж лучше сдохнуть. По своей бесполости что бухгалтерия, что академия – один черт.


Зато проституция – работа стабильная и большой само­отдачи не требует. У меня широкие возможности знако­миться и общаться со множеством самых разных людей. Само собой, почти все они – мужчины, и с большинством из них я никогда больше не встречусь. Я должна трахаться со всяким, даже если он сплошь покрыт волосатыми ро­динками и во рту осталось три с половиной зуба. Я долж­на его слушаться, даже если он потребует, чтобы я вопло­тила в жизнь его сексуальную фантазию, разыграв роль какой-нибудь его училки по истории в шестом классе. Но это куда лучше, чем сидеть за столом в мрачном офисе, где томятся такие же несчастные, и то и дело поглядывать на часы, в нетерпении ожидая сначала обеденного переры­ва, а потом и конца рабочего дня, когда можно будет отправиться по домам. Вот почему, когда кто-нибудь из моих друзей в который раз заводит одну и ту же пластин­ку и принимается жаловаться на свою работу, мол, вкалы­вает, как проститутка, я с пониманием поддакиваю и вы­ражаю полное сочувствие. Мы цедим свои коктейли и горестно качаем головами, удивляясь, куда это подевались все наши юношеские амбиции.

Мне представляется, что их мечты нынче устремляются прямехонько в сторону пригородов, где раскинулись уют­ные особнячки с палисадничками. У меня же перспектива одна: раскидывать ножки в ненасытном вожделении и получать наличными, желательно регулярно.

Хотя я отдавала себе отчет в том, что выбора у меня, в общем-то, нет, все-таки я далеко не сразу решилась сделать проституцию моим основным занятием. В Лондон я попала, как и тысячи других недавних выпуск­ников университетов и колледжей. Долг за обучение у меня был совсем маленький, оставались кой-какие сбережения – мне казалось, что на несколько месяцев вполне хватит, пока подыщу что-нибудь подходящее. Но запасы быстро исто­щились: дороговатое в Лондоне жилье, да и за всякие про­стые мелочи, без которых жизнь немыслима, тоже надо платить. Дни мои проходили в изучении газетных страниц, где печатают объявления о вакансиях Я писала полные эн­тузиазма и лести письма своим предполагаемым работода­телям, хотя я почему-то уже тогда была уверена, что ника­кого ответа не дождусь, а по вечерам, перед тем как забыть­ся сном, неистово мастурбировала.


Самые светлые минуты в те дни были, без сомнения, именно минуты этой яростной мастурбации. Я, напри­мер, представляла себе, что работаю на заводе по произ­водству канцелярских товаров инженером-испытателем, и работа моя заключается, в частности, в том, чтобы при­цеплять себе на внутреннюю сторону бедер зажимы для бумаги, в то время как кто-то с азартом меня трахает. Или что я – личная секретарша одной могущественной лесби­янки и садомазохистки, я прикована цепью к ее рабочему столу, и меня лижет еще одна такая же, как и я, рабыня, которую в свою очередь дрючит какой-то тип с огром­ным членом. Или что я плаваю в каком-то бассейне, ниче­го не ощущаю, как вдруг чьи-то невидимые руки начина­ют щупать и пощипывать мое тело, сначала осторожно и мягко, но потом все более и более болезненно.

Лондон – не первый большой город, в котором мне приходилась жить, но что самый большой в моей жизни, так это правда. В других местах человек всегда имеет шан­сы встретить на улице знакомого или хотя бы улыбающе­еся лицо. Иное дело здесь. Поезда битком набиты пассажирами, которые, как могут, отвоевывают себе личное пространство с помощью дешевого романа, газет или на­ушников плеера. Помню, однажды я ехала в метро по Северной ветке. Женщина, которая сидела со мной ря­дом, буквально уткнулась носом в свой журнал. И только через три станции я догадалась, что она не читает, а пла­чет. Трудно не проявить сочувствие в такой ситуации, а еще трудней самой не расплакаться.

Итак, я с тоской наблюдала, как тают мои и без того тощие средства. Покупка проездной карточки на все виды транспорта стала самым светлым пятном недели. Уреза­ние расходов на нижнее белье – у меня есть нездоровая потребность покупать кружевную дребедень – проблемы не решало.

И вот, вскоре после моего переезда в этот город, я вдруг получила эсэмэску от одной дамы, с которой меня познакомил один мой друг, назову его Н. Лондон – род­ной город Н., и он, похоже, всех тут знает. Надо заметить, что людей я распределяю по шести уровням, и он в моей классификации занимает как минимум четвертый. И ког­да он стал из кожи вон лезть, чтобы представить меня этой даме, я сразу насторожилась. «До меня дошел слух, что вы в городе, – я бы с большим удовольствием встре­тилась с вами, когда вы будете свободны» – гласил текст послания. Я сразу вспомнила эту плотненькую, сексапиль­ную женщину постарше меня, с безупречной речью и вкусом. Когда мы только познакомились, я подумала, что мы с ней не сойдемся. Но как только она повернулась спиной, чтобы уходить, Н. громким шепотом и отчаянно жестикулируя сообщил, что она наглая и всегда прет как танк, а вдобавок еще и спит с женщинами. И тут я вдруг возбудилась. Если б я была мужчиной, я бы сказала, что у меня на нее стоит, ей-богу.


Текст этот я хранила несколько недель, и чем дальше, тем больше разгорячалось мое воображение, тем неспокойней было у меня на душе. Очень скоро в моих ночных грезах она превратилась в этакую каучуковую бестию, инферналь­ную сучку, подчиняться которой – сплошное наслаждение. Мне мерещилось, что девицы на улицах и помешанные на сексе офисные бездельницы похожи на нее. Я ответила ей. Она позвонила почти сразу и сообщила, что она и ее но­вый друг приглашают меня поужинать на следующей неде­ле и с нетерпением будут ждать встречи.

Несколько дней я мучилась, размышляя, что надеть, потратила уйму денег на стрижку и новое белье. В самый вечер нашего свидания я переворошила весь свой шкаф, примеряя то одно, то другое. Наконец остановилась на плотно облегающем джемпере цвета морской волны и угольно-черных брюках – этакая секретарша на побегуш­ках в офисе, но достаточно сексапильная. Я пришла на полчаса раньше, перед этим еще полчаса потратив на по­иски самого ресторана. Мне было сказано, что столик я смогу занять только тогда, когда прибудут пригласившие меня люди. Остатки денег я спустила на выпивку в баре и очень надеялась, что за мой ужин заплатят.

В зале стоял легкий гул – в узеньких кабинках воркова­ли парочки, негромким фоном звучала музыка. Все при­сутствующие выглядели старше меня и определенно отно­сились к разряду людей преуспевающих. Некоторые, воз­можно, зашли сюда прямо с работы; другие – явно из дома: надоело сидеть, вот и решили освежиться и напи­таться новыми впечатлениями. Всякий раз, когда открыва­лась дверь, в помещение вкатывала волна прохладного осеннего воздуха, несущего с собой запах сухих листьев.

Наконец они пришли. Нас посадили за столик в углу, достаточно далеко, чтобы официанты не слишком нам докучали. Как-то так получилось, что я села между ними. Она принялась оживленно болтать о картинных галереях и знаменитых спортсменах, в то время как он, не отрыва­ясь, разглядывал мой джемпер. Потом я почувствовала, как его рука крадется по моей правой коленке, а ее стопа, обтянутая чулком, заскользила по внутренней стороне брючины.


Ага. Вот им, оказывается, чего надо, подумала я, и разве не знала я этого с самого начала? Неплохая парочка: оба старше меня, оба эффектно выглядят и оба соблазнительно развратны. Ну как с такими не потрахаться? Никаких при­чин против этого в душе у меня не отыскивалось. Я заказа­ла то же, что и они, все обильно сдобренное пряностями и уснащенное маслом. Ризотто с грибами подали такой гус­той, что я с трудом могла отодрать его от неглубокой тарел­ки, такое клейкое, что приходилось соскребать его с ложки зубами. Рыбу принесли целиком, вместе с головой, и ее мугные глаза подозрительно изучали нас до тех пор, пока не унесли остатки. Соседка моя то и дело облизывала себе пальцы, и я не могла избавиться от ощущения, что она это делает не от отсутствия хороших манер, а нарочно. Я про­тянула руку и скользнула по ее плотно обтягивающим брю­кам, к промежности, и она сдвинула ноги, зажав мои паль­цы. И как раз в эту самую минуту официантка вдруг реши­ла обратить на наш столик внимание. Она приволокла целое блюдо крошечных пирожных, других сладостей и шокола­да, и мужчина одной рукой принялся угощать свою подру­гу, а другой пожимал мне правую руку, в то время как пальцы моей левой ритмично двигались у нее между ног. Она кончила – легко и почти без звука. Я наклонилась и прошлась губами по ее шее.

– Превосходно, – пробормотал он. – Проделай-ка это еще разок.

И я повторила все сначала. Покончив наконец с едой, мы покинули ресторан. Она села за руль, а он попросил меня занять переднее сиденье рядом с ней и раздеться до пояса. Сам, усевшись позади, положил ладони мне на груди и принялся нежно теребить соски. До ее дома ехать было совсем близко. Я вышла из машины как была, голой по пояс, и как только мы вошли в дом, мне приказали встать на колени. Она вышла в спальню, а он тем временем препо­дал мне несколько основных уроков послушания, заставив принять одну за другой несколько неудобных поз; при этом я должна была держать разные тяжелые предметы и одно­временно брать в рот его крепкий, пружинистый штырь.


Она вернулась с зажженными свечами и принесла хлыс­ты. Мне уже приходилось на собственной коже испытывать действие и горячего воска, и удары кнута, но попробовать то же самое с поднятыми вверх ногами и воткнутой между ними горящей свечкой, с которой горячий воск капает прямо на живот, – это было для меня новеньким. Часика через два он, наконец, вошел в нее и, пользуясь своим членом как превосходным орудием понукания, нередко являвшимся мне в моих грезах, заставил ее прильнуть ли­цом к моему влагалищу и просунуть в него язык.

Когда все кончилось, мы с ним оделись, а она отправи­лась в душ. Он вывел меня из дома и помог поймать такси, кэб черного цвета. Мы шли по улице, нежно спле­тясь руками, и прохожие вполне могли принять нас за любящих отца с дочкой. Мы и вправду смотрелись как красивая пара.

– Ну и женщина у вас там, – сказала я.

– Я готов сделать для нее все, что угодно, лишь бы ей было хорошо, – просто ответил он.

Я с пониманием кивнула. Он махнул рукой, остановил машину и назвал водителю адрес. Когда я уже уселась на заднее сиденье, он вручил мне свернутые в трубочку деньги и сказал, что они с удовольствием примут меня еще раз и в любое время. Я проехала уже половину дороги к дому и только тогда развернула тугую трубочку свернутых банк­нот, и с изумлением увидела, что их было как минимум в три раза больше, чем мне нужно было заплатить за такси.

Я быстренько подсчитала в уме – долг за квартиру, сколь­ко у меня осталось на то, чтобы погасить его, чистую прибыль за один только вечер. В голове мелькнула было мысль, что другая в моем положении чувствовала бы угры­зения совести: полузнакомые люди использовали на пол­ную катушку, сунули деньги – и до свидания. Но мне было совершенно плевать. Они получили свое удовольствие, а для такой богатой пары сумма, которую они потратили на обед в ресторане и на такси, – совершенные пустяки. И положа руку на сердце, в ту минуту я вовсе не считала, что отработала свои денежки.


Я попросила водителя остановиться за несколько квар­талов от своего дома. Быстрый стук моих каблучков эхом разносился по пустынным улицам. Осень только начина­лась, ночи были совсем еще теплые, и алые пятна, остав­ленные на моем теле расплавленным воском, пылали под одеждой приятным жаром.

Мысль торговать своим телом стала мучить меня, как гнойная рана, она отравляла мое сознание. Но на какое-то время мне удалось подавить в себе всякий интерес к это­му, как мне тогда казалось, странному занятию. Деньги на жизнь я брала у друзей в долг. Кроме того, я познакоми­лась и стала встречаться с одним молодым человеком, у которого были серьезные на мой счет намерения. Все это приятно отвлекало меня от назойливых дум до тех пор, пока из моего банка не пришло уведомление о превыше­нии кредита. В письме также сообщалось, что они желают встретиться со мной и потолковать о моей ссуде. Моя кандидатура по-прежнему не интересовала работодателей, с каждым я проваливала интервью, и рана моя зудела все сильней, и настойчивый голос шептал в уши: ты ведь зна­ешь, как можно легко и приятно заработать деньги, хоро­шие деньги. Я все думала, думала, не переставая, вспоми­нала свои ощущения, вспоминала, как садилась тогда по­среди ночи на заднее сиденье черного кэба. Почему бы еще раз не попробовать? А там посмотрим, что из этого выйдет.

И наконец решилась, а через несколько дней стала вести дневник...
УДАРНИЦАМ ЛОНДОНСКОГО СЕКСУАЛЬНОГО ФРОНТА -ПЛАМЕННЫЙ ПРИВЕТ!



следующая страница >>