prosdo.ru
добавить свой файл
1 2 3
Анатолий Сидоров, Санкт-Петербург

Российское дореволюционное эсперанто-движение:

успехи и достижения
Дореволюционное эсперанто-движение охватывает тридцать лет с 1887 по 1917 гг.

Просматривая статьи и заметки русских эсперантистов, журналистов и публицистов по истории эсперанто-движения в России, я невольно ловил себя на мысли, что все они как-то стереотипно ставили Россию на задворки европейского, да и мирового эсперанто-движения. Причины отставания от Запада русские эсперантисты видели в политических реалиях, огромных расстояниях и необъятных просторах, на которых им приходилось действовать. Венцом такой недооценки является книга генерал-майора, военного судьи Кавказского военного округа Андрея Петровича Андреева «Международный язык Эсперанто. Его настоящее, прошедшее и будущее», изданная в 1913 году в Тифлисе. В том же году она была переведена на армянский язык и вышла в Баку.

А.П.Андреев послал один экземпляр своей книги в Варшаву в дар создателю языка эсперанто, доктору Лазарю (польское имя Людовик) Заменгофу. В ответ Заменгоф прислал письмо-рецензию. Если учесть, что Заменгоф всегда отказывался писать рецензии или как-либо оценивать произведения, созданные на эсперанто или переведённые с национальных языков, то данная рецензия является редчайшим исключением. Поэтому правомерно привести мнение Заменгофа, его оценку труда ревностного пропагандиста языка эсперанто:

«Я нахожу, что Ваша книга является действительно очень важным приобретением для нашей Эсперанто-русской литературы. Насколько я помню, мы до сего дня ещё не имели на русском языке подобного произведения, которое давало бы читателю настолько богатые и удачно подобранные данные о сущности и состоянии нашего дела. Я убеждён, что Ваш труд очень существенно продвинет вперёд наше дело в России» (журнал «Волна Эсперанто», 1913, № 10, С.166).

В книге Андреев поместил Россию на шестое место по развитию и достижениям эсперанто-движения после Франции, Германии, Англии, США и Испании.


Какие же критерии и показатели использовал автор в выборе места для каждой из стран? К сожалению, я так и не смог чётко выделить эти критерии. Все оценки автора были субъективны и некорректны – не было единых параметров оценки деятельности эсперантистов этих стран. Например, оценивая деятельность французских эсперантистов, Андреев отмечал, что в Париже имеется 10 эсперантистских обществ; что 23 типографии снабжены эсперантским шрифтом. Для Германии в числе достижений он указывал Эсперанто-Институты в Лейпциге и Дрездене. Для Англии учитывал, что в Лондоне курсы велись в 40 местах, частью за казённый счёт. Видно, что общие критерии оценки отсутствуют. Во-первых, генерал Андреев не был профессиональным историком. Он являлся горячим сторонником языка эсперанто и его активным пропагандистом. Поэтому его книга является научно-популярным произведением. И оценка Заменгофа вполне оправдана содержанием книги. По моему мнению, эта книга является лучшим произведением такого рода за 25 лет – со дня выхода первого учебника эсперанто в 1887 году.

Но, возможно, другие авторы объективнее оценивали роль российских эсперантистов? К сожалению, почти все они, не сговариваясь, полагали, что Россия плетётся в хвосте европейского эсперантского движения. Многие годы изучая дореволюционное эсперанто-движение, можно сделать вывод, что с этими оценками нельзя согласиться. Чтобы убедиться в этом, я собрал разрозненные факты о развитии дореволюционного эсперанто-движения в одно исследование, намеренно не став сравнивать успехи российских эсперантистов с достижениями их единомышленников в Европе. Не имея единых критериев, что-либо сравнивать просто невозможно.
1. Количество эсперантских обществ в России и численность эсперантистов

В своём первом учебнике Заменгоф разместил анкеты. Их должны были заполнить люди, обещавшие выучить новый язык, если его выучат 10 миллионов человек по всему миру.

В 1889 году Заменгоф выпустил адресник первой тысячи эсперантистов – «Список лиц, выучивших язык Эсперанто». Из этой тысячи 919 жили в Российской Империи, на втором месте была Германия с 30 эсперантистами. Первые эсперантисты жили в 266 населённых пунктах двенадцати стран. Самое большое число эсперантистов было в Петербурге (85), Варшаве (78), Одессе (51), Киеве (33), Москве (28), Вильно (26).


В 1895 году одесские эсперантисты издали «Список адресов лиц, получающих газету “Эсперантисто” или “Библиотеку языка Эсперанто”». Всего в адреснике 1895 года указано 242 адреса подписчиков в 124 населённых пунктах Российской империи. В их числе – 31 женщина и 211 мужчин. Города с наибольшим числом эсперантистов: Одесса (22), Петербург (13), Николаев (10), Варшава (8), Москва (8), Киев (6).

Так было вплоть до 1905 года, когда прошёл Первый всемирный конгресс эсперанто в Булони-сюр-Мер (Франция). В 1908 году для координации всего международного эсперантского движения была образована особая международная организация – Универсальная Эсперанто-Ассоциация с офисом в Женеве. Центральное Бюро при УЭА выпускало «Официальную Эсперантистскую Газету», своего рода справочник по всем отраслям эсперантской деятельности. Её редакторский коллектив скрупулёзно фиксировал все общества эсперантистов по странам и по всему миру. Также вёлся учёт всех торговых, коммерческих, промышленных, туристических и прочих организаций, использовавших в своей работе язык эсперанто. И не удивительно, что все, кто писал о росте эсперантского движения, опирались именно на «Официальную Газету» УЭА, а также «Всемирный Ежегодник» и другие издания, включающие статистические выкладки по миру и по каждой стране в отдельности.

Но те, кто опирался на «Официальную Газету», невольно повторяли одну ошибку. Дело в том, что Центральное Бюро фиксировало лишь те города и общества, откуда поступали ежегодно обновляемые данные, подтверждающие деятельность эсперантистов. Поэтому «Официальная Газета» отражала лишь часть городов, где действовали эсперантисты и которые присылали заявки для регистрации в «Официальной Газете».

Само существование обществ эсперантистов в городах показывает, что распространение языка эсперанто отошло от стихийного изучения, когда любой человек мог, купив учебник, выучить или не выучить язык, и перешло к плановому и систематическому обучению эсперанто на курсах языка.


Согласно Уставу первого официального общества эсперантистов «Эсперо» (основано в 1891 г., зарегистрировано Министерством Внутренних Дел в 1892 г.), общество было вправе основывать филиалы по всей России. И филиалы «Эсперо» появлялись один за другим: Архангельск (1898), Владивосток (1901), Хабаровск (1902), Мелитополь (1904), Рига (1904), Ялта (1904), Варшава (1904), Енисейск (1905), Воронеж (1905), Радом (1905)…

Начиная с 1905 года, российское эсперанто-движение непрерывно развивается. В 1908 году в России насчитывается около 50 разных эсперантских организаций: обществ, групп, кружков, бюро и т.п.

В 1911 году Российская Лига Эсперантистов имела свои филиалы в 30 городах.

Питерские эсперантисты Пётр Стоян и Владимир Нежинский в своём мини-справочнике «Необходимые сведения об Эсперанто» (1912, 1913) перечислили 42 города, где работали группы эсперантистов: Астрахань, Баку, Барнаул, Батум, Везенберг, Вильна, Витебск, Владивосток, Владикавказ, Воронеж, Дербент, Екатеринодар, Запорожье-Каменское, Карс, Квирилы, Кострома, Красноярск, Курск, Лозовая, Нарва, Омск, Оренбург, Орехово (Владимирской губ.), Оторно (Тамбовской губ.), Пернов, Ревель, Рига, Ростов-на-Дону, Режица (Витебской губ.), Речица (Минской губ.), Самара, Саратов, Серпухов, Симбирск, Ставрополь, Телав, Уфа, Хабаровск, Харьков, Чита, Юрьевский завод (Екатеринославской губ.), Ялта.

Чтобы окончательно внести ясность и знать наверняка, сколько есть обществ и в каких городах действуют эсперантисты, надо было провести перепись. Конечно, эта идея приходила на ум эсперантистам, но практически никто не предпринял нужных шагов.

Однако негласно такая перепись была проведена. В результате выяснилось, что в России 86 обществ эсперантистов. Последняя цифра установлена в 1910 году Канцелярией Ковенского губернатора из ответов на запросы, специально посланные об обществах эсперантистов во все канцелярии прочих губерний и областей России.

Казалось бы, вот объективная оценка. Но представляется, что в пределах России действовали также и небольшие коллективы эсперантистов, которые не попадали в поле зрения канцелярий губернаторов, которые для легальной деятельности эсперантских обществ должны были зарегистрировать их устав.


Самым объективным материалом для анализа служат отчёты отдельных лиц и обществ в журнале «La Ondo de Esperanto» («Волна Эсперанто», Москва), официальном органе эсперантистов России. С 1909 по 1917 год, когда журнал перестал существовать, были опубликованы доклады от обществ эсперантистов как минимум из 237 населённых пунктов, как в России, так и за её пределами. Например, время от времени появлялись отчёты из Харбина (Китай) и Табриза (Персия, ныне Иран). Эти данные отражают лишь малую часть, т. к. нет докладов из Финляндии, и изредка размещались отчёты из Польши в составе Российской империи.

Более объективным является «Российский Адресник (эсперантистов)» изданный в 1912 г., который содержит на 108 страницах около 3000 адресов российских эсперантистов, проживавших в 532 населённых пунктах. По данным «Адресника», самые большие общества эсперантистов были в Москве (только список адресов москвичей занимает 8 страниц), в Петербурге (4 страницы), Воронеже, Одессе, Тифлисе, Вильне, Ковне, Киеве, Костроме, Нарве, Риге, Саратове, Ростове-на-Дону, Владикавказе, Томске, Харькове, Баку, Симбирске, Оренбурге и других населённых пунктах.
2. Количество эсперантистов в обществах

При рассмотрении численности в обществах эсперантистов надо иметь в виду, что, во-первых, их численность по годам не всегда была одинаковой. Во-вторых, часто общества просто не могли собирать по 150-200 человек на свои собрания, так как не все располагали собственными помещениями.

По уставам некоторых обществ эсперантистов, в них не принимали учащихся и нижних чинов. Поэтому студенты и гимназисты при университетах и школах создавали собственные секции языка эсперанто, тем самым участвуя в деятельности эсперантистов.

Весьма интересно, каков же предельный возраст мог быть тогда у самых зрелых последователей нового языка. Вот данные из журнала «Волна Эсперанто»: в 1913 году в станице Лозовая (Екатеринославская губ.) посещает собрания эсперантистов 87-летний старец, который начал учить эсперанто лишь год назад и уже хорошо им владеет.


Ниже представлен выборочный перечень эсперантских обществ с указанием численности в них.

Общество эсперантистов в Запорожье-Каменском (Екатеринославская губ.) в 1910 г. насчитывало более 70 членов.

Ковенское Общество Эсперантистов в 1911 году – свыше 150 членов.

Открывшееся в 1911 г. Нарвское Общество Эсперантистов – 56 членов.

В 1912 году саратовских эсперантистов зарегистрировано более 300 человек.

В 1912 году Томское общество эсперантистов насчитывало более 200 человек.

В Киевском Обществе Эсперантистов «Зелёная Звезда» в 1912 году было зарегистрировано 482 члена.

В 1910 г. Московское Общество Эсперантистов зарегистрировало 200 членов. В течение 1913 г. Московское Общество Эсперантистов посетили почти 5000 человек (не только эсперантистов).

25 марта 1914 года по случаю регистрации Общества Эсперантистов Дерпта (Юрьева) на учредительном собрании присутствовало 80 человек, которые с большим интересом прослушали речи об эсперантистском движении на русском, эстонском, немецком языках и эсперанто. В 1917 г. в Вязьме в мужской гимназии господин Олевинский организовал группу эсперантистов, в которую вошли уже 115 человек. В эту группу также вошли ученицы трёх женских гимназий.
3. Эсперантские гостиницы

С 1 января 1910 в Телави (Тифлисская губерния, Грузия) открылась гостиница «Эсперанто». Персонал приступил к изучению эсперанто.

С конца 1912 года одна из лучших и престижных гостиниц Киева «Франсуа» («François») согласилась принимать эсперантистов, прибывающих в город. Эсперантистам рекомендовали хотя бы за два дня уведомлять консула по туризму господина В. Трачевского или администратора отеля. В конторе «Франсуа» понимали эсперанто и один из сотрудников владел языком.

В 1912 г. киевская гостиница «Кане» получила прибыль от посещения эсперантистов на сумму 130 рублей. Администратор отеля ходатайствовал о регистрации своей гостиницы в УЭА как эсперантского предприятия. В мае 1913 года гостиница «Кане» была зарегистрирована в Универсальной Эсперанто-Ассоциации и предоставляла для эсперантистов 10%-ю скидку.

4. Сотрудничество с прессой

Ещё на заре существования эсперанто дальновидные журналисты и редакторы газет понимали, какую выгоду можно извлечь из эсперантских источников. Журнал «Esperantisto» («Эсперантист»), выходивший в 1889-1895 гг. в Нюрнберге, был их первым печатным органом и помещал интересные данные со всего мира. Так, например, среди подписчиков «Эсперантиста» на 1892 год можно встретить фамилии журналистов российских газет: «Новости» (С.-Петербург), «Русская Жизнь» (С.-Петербург), «Новое Время» (С.-Петербург), «Таганрогский Вестник», «Екатеринбургская Неделя», «Balt. Wehstnesis» (Рига).

В 1894 г. в газете «Неделя» было опубликовано благосклонное мнение Льва Николаевича Толстого об эсперанто. Это высказывание перепечатывали многие газеты и журналы, популяризуя и сам язык. В том же 1894 году перевод мнения Льва Толстого был помещён в журнале «Эсперантист». Эту позицию Льва Толстого стали учитывать наряду с высказываниями видных лингвистов и литераторов, таких как Макс Мюллер и Леопольд Эйнштейн.

С 1893 года московское книгоиздательство «Посредник» тесно сотрудничало с эсперантистами и поддерживало в течение многих лет их деятельность. Так, например, после смерти Л.Н.Толстого, в 1912 году в издательстве «Посредник» было издано 9 произведений великого писателя в переводе на эсперанто А.Шараповой и Н.Кабанова.

Издатель и основатель научно-популярного журнала «Вестник Знания» Вильгельм фон Битнер с 1905 по 1921 гг. на страницах журнала помещал материалы об эсперанто и его продвижении. А в 1908 г. В. Битнер начал издавать эсперанто-русский журнал «Espero» («Надежда») как приложение к журналу «Вестник Знания» тиражом 100 тысяч экземпляров!

В 1910 г. газета «Красноярский Вестник» открыла постоянный отдел под названием «Из мира эсперантистов».

Ковенская газета «Северо-Западный Телеграф» в 1910-1914 гг. регулярно помещала объёмные статьи о деятельности эсперантистов. Кроме того, в 1911 г. редактор газеты «Северо-Западный Телеграф» господин Блюменталь был избран пожизненным членом Ковенского Общества Эсперантистов за заслуги перед этим обществом.


Владивостокская газета «Океанский Вестник» опубликовала хронику эсперантского движения за 1909 год. А «Далёкая Окраина», тоже во Владивостоке, в 1911 г. еженедельно помещала статьи о языке эсперанто или успехах эсперантского движения.

Дальневосточная газета «Восточная Речь» в 1910 г. начала публиковать фундаментальный труд Луи де Бофрона «Сущность и будущее международного языка», переведённый русскими эсперантистами.

25 февраля 1910 г. нижегородская библиотека «Книжное дело» открыла отдел с книгами на языке эсперанто. Выставка не осталась незамеченной и газета «Нижегородский Листок» сообщила об этом своим читателям.

В 1910 г. знаменитый журнал «Вокруг Света», выходивший тиражом 30 000 экз., начал помещать на своих страницах специальный эсперанто-отдел со статьями не только об эсперанто, но и на эсперанто.

В 1912 г. кронштадтская газета «Котлин» опубликовала более 40 статей об эсперанто.

В 1913 г. рабочая газета «Kiir», выходившая на эстонском языке, в каждом номере помещала статью об эсперанто и популяризировала язык среди рабочих.

В 1913 году киевские газеты и журналы поместили 66 статей об эсперанто или написанных эсперантистами.

В 1914 г. Соломон Иоффе из Либавы (Курляндия) привлёк внимание редактора русскоязычной газеты «Голос Либавы» с тем, чтобы в газете помещались интересные статьи об успехах языка эсперанто в крае, в России и по всему миру.

Начиная с 1914 г. эсперантист из г. Свенцяны (Виленская губ.) Семизоров, редактор газеты «Свенцянский Листок», почти в каждом номере газеты давал статьи об эсперанто. Для местной просвещённой публики г-н Семизоров рассылал материалы о пользе языка эсперанто, эсперантские журналы, подарил местной библиотеке учебники, словари и путеводители.

Начиная с 1916 года в журнале «Русский Врач», а с 1917 года – в журнале «Медицинское Обозрение» стали помещать эсперанто-резюме публикуемых статей.


следующая страница >>