prosdo.ru
добавить свой файл
1
Глава 5.


Ария.
Ария проснулась в комнате, в которой никогда прежде не бывала. Поморщившись, она прижала пальцы к пульсирующим вискам. Ее руки обтягивала плотная ткань. Осмотрев себя, она увидела, что одета в белый костюм, облегающий ее фигуру с основания шеи до самых пяток. Она пошевелила пальцами внутри свободных перчаток. Чья одежда была на ней?

Она ахнула, узнав медкостюм. Люмина рассказывала ей о таких. Они обладали лечебными свойствами и использовались для восстановления организма больных. Но как она могла заболеть? В Риверии все было настолько стерильно, что о таком понятии, как болезнь, давно забыли. Люди, занимающиеся генной инженерией, такие, как ее мать, поддерживали всех обитателей бункера в хорошей физической форме. Но сейчас она совсем не чувствовала себя хорошо. Даже малейшие движения причиняли невыносимую боль.

Она медленно села, охая от резкой боли, пронзивший локтевой сгиб. Из ее руки через заплатку в рукаве костюма выходила тонкая трубка, заполненная прозрачной жидкостью, и исчезала где-то у изголовья кровати.

В голове шумело, язык прилип к небу.

Она приказала Смартлинзе отправить сообщение: "Люмина, что-то случилось. Я не знаю, что происходит. Мам? Ты где?"

Вдоль одной из стен протянулась металлическая стойка. На ней стоял старомодный монитор, двухмерный, какими уже давно никто не пользовался. Ария видела, как на его экране пульсировали три кривые линии - показания жизнедеятельности, которые передавал устройству ее костюм.

Почему Люмина так долго не отвечала?

Она запросила время и дату, но ни то, ни другое не появилось. Да что такое сегодня с ее Смартлинзой?

Пэйсли? Калеб? Где вы?

Ария попыталась попасть в Пляжную Симуляцию - одну из ее любимых. Она застыла, когда в сознании, вместо привычного мирного пейзажа, всплыли страшные картины: горящие деревья... густые клубы дыма... широкие от ужаса глаза Пэйсли... Сорен, прижавший ее к земле.


Она потянулась к своему левому глазу, и легонько ткнула его, отдергиваясь назад и часто моргая, когда задела глазное яблоко. Она провела пальцами по голому глазу еще раз, уже аккуратнее. В тот самый момент в комнату вошел высокий мужчина во врачебном костюме.

- Здравствуй Ария. Ты очнулась.

- Доктор Уорд, - она тут же почувствовала облегчение. Уорд был коллегой ее матери, тихий представитель Пятого Поколения с серьезным худым лицом. Многие воспитывались только одним родителем и это не считалось странным, но было время, когда Ария гадала, был ли он ее отцом. Уорд и Люмина были так похожи, оба замкнутые, с головой ушедшие в работу. Но когда Ария спросила об это у своей матери, та ответила: "У меня есть ты, а у тебя - я, Ария. Больше нам никто не нужен".

- Осторожнее, - сказал Уорд. - У тебя шов на левой брови, и он еще не до конца зажил. Но это худшее, что мы обнаружили. Все исследования показали, что ты в норме. Никаких инфекций, легкие в полном порядке. Просто потрясающе, учитывая, через что тебе пришлось пройти.

Ария не убрала руки. Она представляла себе, насколько ужасно она, должно быть, выглядела.

- Где моя Смартлинза? Я не могу попасть в Симуляции. Я застряла здесь в полном одиночестве! - она прикусила губу, чтобы остановить поток бессвязной речи.

- Похоже, твоя Смартлинза потерялась где-то в СХ №6. Я уже заказал для тебя новую. Она должна быть готова через пару часов. А пока что, я мог бы добавить еще успокоительного...

- Нет, - быстро возразила она. - Никаких успокоительных, - теперь она понимала, почему не может собраться с мыслями. Частички важной информации спутались или вовсе пропали. - Где моя мать?

- Люмина в Блиссе. Связи нет вот уже неделю.

Ария уставилась на него. Монитор сообщил на всю комнату, что ее сердце пропустило удар. Как она могла забыть? Она ведь пошла в СХ №6 только из-за этого. Как Люмина могла все еще быть вне доступа? Она помнила, что перезапустив Смартлинзу, обнаружила там письмо "Певчей пташке".


- Но этого не может быть, - сказала она, наконец. - Она отправила мне сообщение.

Уорд нахмурился.

- Правда? Как ты поняла, что оно от нее?

- Оно адресовано "Певчей пташке". Только Люмина меня так называет.

- Ты прочла сообщение?

- Нет, у меня не было возможности. Где Пэйсли?

Уорд сделал глубокий вдох прежде чем снова заговорить.

- Ария, мне жаль сообщать тебе это. Но только ты и Сорен выжили. Я знаю, что вы с Пэйсли были довольно близки...

Ария вцепилась в края кровати.

- Что Вы имеете ввиду? - она слышала свой голос словно издалека. - Вы хотите сказать, что Пэйсли мертва?

Невозможно. Никто не умирал в семнадцать. Люди спокойно переживали отметку в сто лет.

Монитор запищал. На этот раз громче и настойчивее.

- Вы покинули безопасную зону... с выключенными Смартлинзами... К тому времени, как до нас дошел сигнал тревоги...

Но Ария слышала лишь неистовый писк монитора.

Уорд замолчал и взглянул на экран, на котором ломаная кривая и прыгающие цифры отражали растущее чувство опустошения у нее в груди.

- Мне жаль, Ария, - сказал он. Медкостюм сжался, еще туже обхватывая ее конечности. Холод прострелил ее руку. Голубая жидкость змейкой побежала по трубке, исчезающей в рукаве костюма - в ней. Он, должно быть, заказал дозу успокоительного через свою Смартлинзу. Уорд подошел ближе. - А теперь приляг, пока не упала.

Ария хотела сказать ему, чтоб держался подальше, но ее губы не слушались, а язык лежал во рту мертвым грузом. Писк монитора замедлился, комната поплыла перед глазами. Ария безвольно упала назад, с глухим стуком ударяясь о матрас.

Уорд склонился над ней, на его лице читалось беспокойство.


- Мне правда жаль, - повторил он. - Но сейчас это для твоей же пользы.

И он ушел, плотно закрыв за собой дверь.

Ария попробовала пошевелиться. Ее конечности отяжелели и отказывались подниматься, словно притянутые к кровати магнитом. Ей пришлось собрать все свои силы только чтобы поднести руку к лицу. Но это ничего ей не дало, разве что она снова ужаснулась незнакомой перчатке, покрывавшей ее пальцы, и отсутствию Смартлинзы на левом глазу.

Она позволила руке упасть, не в силах больше ее удерживать, и та, соскользнув с простыней, повисла над краем кровати. Ария видела это, но не могла притянуть ее обратно. Она закрыла глаза. Что-то случилось с Люминой... или это была Пэйсли?.. Ее сознание пульсировало, словно кто-то в ее голове играл на камертоне. Вскоре она уже и не помнила, что ее так сильно расстроило.

Она не знала, сколько прошло времени, когда доктор Уорд вернулся. Без Линзы Ария чувствовала себя абсолютно дезориентированной.

- Прости, что пришлось тебя усыпить, - он помолчал, ожидая, что она как-нибудь ответит. Она лежала, вперившись глазами в потолок, позволяя ярким лампочкам над головой прожечь белые пятна в ее зрении. - Они готовы начать допрос.

Допрос. Она теперь что, преступница? Медкостюм немного ослабился, позволяя ей снова почувствовать свои конечности. Уорд прочистил горло и подступил ближе, чтобы вынуть иглу из ее руки. Ария поморщилась. Она могла стерпеть боль, но не его прикосновение. Стоило ему отступить на пару шагов, как она резко села, борясь с подступившей тошнотой.

- Следуй за мной, - сказал он ей. - Консулы ждут тебя.

- Консулы? - они были самыми влиятельными людьми в Риверии, управляя всем в бункере. - Там будет консул Хесс? Отец Сорена?

Доктор Уорд кивнул.

- Его слово сейчас будет важнее всех остальных. Он начальник безопасности.


- Я не могу говорить с ним! Это ведь Сорен во всем виноват. Он устроил пожар!

- Ария, тише! Прошу, ни слова больше.

Какой-то момент они просто смотрели друг на друга. Ария сглотнула, смачивая пересохшее горло.

- Я ведь не смогу сказать правду, не так ли?

- Ложь тебе ничем не поможет, - сказал Уорд. - Они всерьез настроены докопаться до правды.

Она ушам своим не верила.

- Идем. Еще немного, и они осудят тебя только за то, что ты заставила их ждать.

Уорд вел ее по широким извилистым коридорам так, что она не могла понять, что лежит впереди. Медкостюм сковывал ее движения, и напряженные мышцы ничуть не помогали ей идти прямо. В целом говоря, она ощущала себя зомби, шаркая вслед за доктором.

Она заметила трещины и ржавые подтеки на стенах. Риверия простояла вот уже триста лет, но Ария никогда прежде не видела отметин, оставленных бункеру с течением этого времени. Она всю свою жизнь провела в Пэнопе, центральном отсеке Риверии, огромном и безупречном. Все основные события происходили там, на сорока этажах жилого, учебного и развлекательного пространства и пищевой зоны. Ария ни разу не видела даже малюсенькой трещинки в Пэнопе, не то чтобы она особо приглядывалась...

Дизайн помещений намеренно был создан повторяющимся и неинтересным, чтобы обеспечить максимальную посещаемость Симуляций. Все реальное было оставлено скучным и неприметным, серым, как и их одежда. Теперь, следуя за доктором Уордом по этим унылым коридорам, она не могла не задуматься, сколько еще отсеков бункера было в таком запущенном состоянии.

Уорд остановился перед закрытой дверью без каких-либо опознавательных знаков.

- Увидимся позже, - сказал он, однако это прозвучало скорее как вопрос.

Войдя в комнату, Ария не увидела пятерых консулов Риверии, всегда появлявшихся перед обитателями бункера вместе. Они обычно выступали из виртуально созданного помещения, прототипа древнего дома Сената. Сейчас же только один человек сидел за столом, ожидая ее.


Отец Сорена. Консул Хесс.

- Присаживайся, Ария, - сказал консул Хесс, указывая ей на другой металлический стул, приставленный к столу.

Она села, опустив голову так, чтобы волосы упали на лицо и прикрыли ее оголенный глаз. Комната представляла собой металлическую коробку, стены ее были усыпаны многочисленными вмятинами. В носу щекотало от запаха хлорки.

- Секундочку, - попросил консул, смотря будто бы сквозь нее.

Ария скрестила на груди руки, чтобы унять дрожь. Он, должно быть, просматривал доклады о пожаре через свою Смартлинзу или советовался с экспертом о том, какие вопросы лучше задать именно ей.

Отец Сорена принадлежал к 12-ому поколению и ему было уже порядком за сто. Приглядевшись, можно было заметить, что они с сыном похожи - те же правильные черты лица и коренастое телосложение. Но омолаживающие процедуры сделали кожу консула тонкой и нежной как у младенца, а Сорен со своим искусственным загаром напротив, выглядел старше своих лет. как и любого, кому уже перевалило за сто лет, консула Хесса выдавали его глаза, впалые и тусклые, словно оливковые косточки.

Взгляд Арии переместился на соседний стул. Он не должен был пустовать. Он для ее матери, которая должна быть здесь, а не за сотни миль отсюда. Ария, как ни старалась, никогда не могла понять Люминину одержимость работой, ведь мать ей почти ничего не рассказывала. "Это засекреченная информация" - такой ответ Ария получала на любой вопрос, касающийся проектов Люмины. "Тебе известно все, чем я могу поделиться. Это из области генетики. Важная работа, но ты для меня важнее".

Как Ария могла верить этому теперь? Где была Люмина, когда ее дочь так в ней нуждалась?

Внимание консула Хесса сосредоточилось на ней, словно фокус у линзы. Он еще не заговорил, но она знала, что он изучает ее. Его пальцы постукивали по металлической крышке стола.


- Что ж, начнем, пожалуй, - наконец сказал он.

- Разве мы не должны дождаться остальных консулов?

- Консулы Ройс, Мэдлен и Таркуин будут присутствовать при составлении протокола. Наш разговор будет записан и они просмотрят его чуть позже. А консул Янг уже с нами.

Ария взглянула на его Смартлинзу, вновь ощущая недостаток веса на левой части собственного лица.

- Не со мной.

- Да, это так. Тебе столько пришлось вынести... Боюсь, часть ответственности за произошедшее лежит на моем сыне. Сорен прирожденный хакер. В вашем возрасте это сложно контролировать, но однажды он будет весьма полезен.

Ария убедилась, что голос ее не подведет, и только потом спросила:

- Вы говорили с ним?

- Только в Симуляции, - ответил консул. - Он не сможет говорить вслух еще какое-то время. Сейчас для его челюсти выращиваются новые кости. И большая часть кожи на лице требует замены. Он уже никогда не будет выглядеть как прежде, но он выжил. Ему повезло... не так, как тебе, однако.

Ария уставилась в поверхность стола. Металл рассекала длинная глубокая царапина. Ей не хотелось представлять лицо Сорена, покрытое уродливыми шрамами. Ей вообще не хотелось представлять его лицо.

- В Риверии вот уже сто лет не было нарушений безопасности. Это столь же впечатляюще, сколь и абсурдно, что компания подростков - 2-ого поколения - проделала то, чего ни Эфир ни Дикари не смогли совершить за все эти годы, - он помолчал. - Ты хоть понимаешь, как близки вы были к тому, чтобы уничтожить весь бункер?

Она кивнула, тщательно избегая его взгляда. Она прекрасно знала, как опасно было разводить огонь, но, тем не менее, позволила этому случиться. Она должна была что-нибудь предпринять. Она могла бы спасти жизнь Пэйсли, если бы только не боялась Сорена так сильно.


Зрение Арии помутилось от навернувшейся влаги.

Пэйсли была мертва.

Разве такое возможно?

- Поскольку камеры в СХ №6 были отключены, ровно как и ваши Смартлинзы, мы оказались в несколько примитивной ситуации. И, таким образом, только твои показания могут прояснить, что же случилось той ночью, - он наклонился вперед, ножки его стула глухо скрипнули по металлическому полу. - Мне нужно, чтобы ты рассказала с предельной точностью, что произошло в этом отсеке.

Она взглянула на него исподлобья, ища в его холодном пристальном взгляде хоть малейшую подсказку. Нашли ли ее Смартлинзу? Знал ли Хесс о записи?

- А что рассказал Вам Сорен? - спросила она.

Губы консула расползлись в улыбке.

- Это конфиденциально, как и твои показания. Ничто из этого дела не просочиться в массы до завершения расследования. Так что, если ты готова...

Она провела по царапине на столе пальцем, ощущая ее края даже сквозь ткань перчатки. Как она могла убедить консула Хесса в том, что его сын стал чудовищем? Ей нужна была та Смартлинза. Без нее, они поверят любой истории, придуманной Сореном. Он сам так сказал, когда они были в сельскохозяйственном отсеке.

- Чем скорее мы все уладим, тем скорее ты сможешь уйти, - сказал Хесс. - Тебе нужно время, чтобы погоревать, как и всем нам. Мы отменили школьные занятия и несущественные работы до конца недели, чтобы ничего не мешало твоему исцелению. Мне сказали, что твой друг Калеб организует день памяти в честь Пэйсли, - он помолчал. - И я могу представить, как сильно тебе хочется увидеться с матерью.

Она напряглась и подняла взгляд.

- С мамой? Но Уорд сказал, что связь так и не восстановлена.

Хесс небрежно махнул рукой.

- Уорд, должно быть, еще не знает. В любом случае, он не моя забота. Люмина очень о тебе беспокоится. Я уже отдал распоряжения, и вы встретитесь как только мы закончим.


Слезы облегчения выступили у нее на глазах. Теперь она была уверена, что с Люминой все в порядке. Вероятно, она, пыталась дозвонится до Арии, пока та была в СХ №6, и оставила сообщение, обнаружив, что дочь недоступна.

- Когда вы говорили с ней? Почему связи не было так долго?

- Здесь вопросы задаются не мне, Ария. Твоя версия произошедшего. По порядку, пожалуйста.

Она, запинаясь, рассказала ему об отключении Смартлинз, а затем более уверенно описала игру в "Тухлобол" и пожар. Каждое слово приближало ее встречу с Люминой. Когда она добралась до части, в которой мальчишки погнались за ними с Пэйсли, ее голос дрогнул.

- Когда он... когда Сорен сорвал с меня Смартлинзу, я, должно быть, потеряла сознание. Я не помню, что было после.

Консул Хесс оперся руками о стол.

- Зачем бы Сорену делать это?

- Я не знаю. Спросите его.

Хесс не сводил с нее своих потускневших глаз. Советовался ли он в этот момент с другими консулами о том, какие вопросы ей задать?

- Он сказал, что пойти туда было твоей идеей. Что ты пыталась разузнать что-нибудь о своей матери.

- Это была его идея! - Ария вздрогнула от боли, снова пронзившей ее голову. Успокоительные. Горе. Боль. Она не могла решить, что из этого приносило ей большие страдания. - Сорен хотел настоящих приключений. Он заранее спланировал этот поджег. Я пошла с ним только потому, что думала, что он сможет расскаать мне о Блиссе.

- Как так получилось, что ты оказалась во внешнем шлюзе?

- Я? Я не знаю. Я же сказала Вам. Я потеряла сознание.

- Был ли там с тобой кто-то еще?

- Кто-то еще? - переспросила она. Кто еще мог оказаться в запретном отсеке? Ария сжалась, когда в памяти всплыл неясный образ. Неужели он ей не привиделся? - Там был... там был Изгой.


- Изгой, - спокойно повторил консул Хесс. - И как, скажи на милость, Изгой оказался в СХ №6 в ту самую ночь, когда вы пошли туда, в то самое время, когда Сорен отключил систему?

- Вы обвиняете меня в помощи Дикарю? Думаете, это я впустила его в Риверию?

- Я всего лишь задаю вопросы. Почему только тебя перенесли в безопасный шлюз? Почему на тебя не напали?

- Ваш сын напал на меня!

- Успокойся, Ария. Это - стандартная процедура, не нужно нервничать. Нам просто нужны факты.

Она вперилась взглядом в Смартлинзу Хесса, представляя, будто говорит напрямую с консулом Янгом.

- Если вам нужны факты, найдите мою Смартлинзу. И вы увидите, что произошло.

Глаза консула Хесса расширились от удивления, но он быстро оправился.

- Значит, тебе удалось сделала запись. Непростая задача, когда Линза отключена. Умница. Прямо как твоя мать. - Хесс постучал пальцами по столу. - Твою Линзу все еще ищут. Но мы найдем ее. Что ты успела записать?

- Как ваш сын сходит с ума.

Он откинулся на спинку стула, скрестив на груди руки.

- Это ставит меня в неловкое положение, не так ли? Но будь уверена, справедливость восторжествует. Безопасность бункера для меня - превыше всего. Спасибо, Ария. Ты очень помогла. Сможешь вынести несколько часов полета? Твоя мать очень хочет тебя видеть.

- Вы говорите, что я лечу в Блисс?

- Точно. Планер уже ждет. Люмина настояла на твоей транспортировке. Хочет лично убедиться в том, что ты жива и здорова. Она может быть довольно убедительной, не правда ли?

Ария кивнула, с трудом сдерживая улыбку. Она уже представляла себе их встречу. Люмина отличалась упорством истинного ученого - она никогда не останавливалась, пока не добивалась желаемого результата.


- Я в порядке. Я полечу.

И хотя она была далеко не в порядке, она решила притворяться сколько потребуется, лишь бы увидеть мать.

- Хорошо.

Хесс встал. В комнату вошли двое мужчин в голубой форме Стражей Риверии, заполняя комнату своими внушительными фигурами. Еще двое были снаружи. Все они беззастенчиво вытаращились на ее лицо. Ария решила, что больше нет нужды скрывать свой оголенный глаз.

Она поднялась из-за стола, изо всех сил стараясь не сморщиться от боли, пронзившей мышцы и суставы.

- Позаботьтесь о ней как следует, - сказал консул Хесс Стражам, - Выздоравливай, Ария.

- Спасибо Вам, консул Хесс.

Он улыбнулся.

- Не стоит благодарностей. Это меньшее, что я мог сделать после всего, через что тебе пришлось пройти.

Глава 6.

Перегрин.

Ближе к обеду Перри перекинул свои лук и сумку через плечо, и вместе с Тэлоном вышел на улицу. Рыбаки и фермеры толпились на центральной поляне: слишком много людей, учитывая, что рабочий день еще не был окончен. Перри остановил племянника, опустив руку ему на плечо.

- На нас что, напали? - спросил Тэлон.

- Нет, - ответил Перри. Он чуял в воздухе панику, но не настолько сильную, как если бы люди ждали нападения. - Должно быть Эфир, - голубые всполохи сегодня казались ярче, чем прошлой ночью. Перри заметил беспокойные отблески среди темных дождевых туч. - Твой отец, должно быть, созвал всех.

- Но ведь выглядит не так уж плохо.

- Пока нет, - согласился Перри. Как и все сильнейшие Чующие, он мог предсказать приближение бури. Легкое покалывание в носоглотке подсказывало ему, что небу потребуется еще какое-то время, чтобы наполниться Эфиром до краев и стать настоящей угрозой. Но Вейл никогда не рисковал безопасностью Приливов.


Повинуясь урчанию в своем желудке, он повел Тэлона к кухне. Он заметил, что его племянник прихрамывает на правую ногу. Не сильно, едва заметно. Но, когда мимо с криками промчалась гурьба мальчишек, поднимая за собой облако пыли, Тэлон остановился. Мальчишки скрылись из виду. Жилистые, босые. Истощавшие, но не от болезни, а от обилия работы и скудного питания. Всего пару месяцев назад Тэлон был главой этой шайки.

Перри перебросил племянника через плечо так, что тот болтался сзади вниз головой, и размашистым шагом двинулся вперед, с натянутой на лицо улыбкой. Тэлон рассмеялся, но только для виду. Перри знал, как сильно мальчику хотелось снова бегать вместе с друзьями, снова иметь здоровые ноги.

В прохладном полумраке кухни витали запахи лука и древесного дыма. Это было самое большое строение в поселении. Тут они ели. Тут Вейл устраивал собрания в холодные зимние месяцы. С десяток огромных длинных столов занимали почти все помещение, а у дальней стены, на каменном возвышении, расположился стол Вейла. За кирпичной перегородкой разместилась сама кухня: большая жаровня, несколько железных плит и пара разделочных столов, которые вот уже несколько лет не испытывали избытка продуктов.

Сюда попадало все продовольствие, добытое за день в полях и в море; все, что удавалось подстрелить Перри и другим охотникам. Вся принесенная еда делилась между семьями племени. Приливам повезло, что по их долине протекала подземная река - орошение полей не было проблемой. Но даже вся вода мира не смогла бы спасти их от Эфирных бурь, напрочь выжигающих куски земли. В этом году их израненные поля не принесли и половины необходимой, чтобы прокормить их сквозь зиму, пищи. Племя не будет голодать только благодаря сестре Перри - Лив.

Четыре коровы. Восемь овец. Два десятка кур. Десять мешков зерна. Пять - сушеных трав. Все это было лишь малой долей того, что принес Приливам брак Лив с северным Кровным Вождем. "Дорого я ему обошлась," - пошутила Лив в день своего отъезда, но ни Перри, ни его лучший друг, Рор, не рассмеялись. Первая половина выкупа за нее уже прибыла. Оставшуюся часть должны были доставить со дня на день, как только Лив доберется до племени своего будущего мужа. Они надеялись, что получат остаток выкупа раньше, чем зима вступит в свои права.


Перри сразу же заметил кучку Слышащих, перешептывающихся, склонившись за одним из дальних столов. Перри покачал головой. Эти Уши вечно шептались. Секундой позже он уловил яркий зеленый запах, бодрящий, словно листья кипариса. Их заинтересованность. Вероятно, кто-то подслушал их с Вейлом стычку.

Перри усади Тэлона на кирпичную стойку и взлохматил ему волосы.

- Принес тебе хорька, Брук. Лучшее, что смог достать. Сама знаешь, как там сейчас в лесах.

Брук оторвалась от резки лука и улыбнулась. У нее на шее на кожаном шнурке висел наконечник его стрелы. Взгляд Перри скользнул по нему... и чуть ниже. Она хорошо выглядела сегодня. Брук всегда хорошо выглядела. Пронзительный взгляд ее голубых глаз на мгновение задержался на его щеке, прежде чем она подмигнула Тэлону.

- Милый зверек. Уверена, он будет хорош на вкус, - она кивнула в сторону огромного котла, подвешенного над огнем. - Брось его туда.

- Брук, я вовсе не хорек! - взвизгнул, смеясь,Тэлон, когда Перри подхватил его на руки.

- Постой-ка, Перри, - сказала Брук, накладывая для них кашу. - Можно сперва откормить его хорошенько, а уж потом приготовить.

Они с Тэлоном как обычно сели у входа - здесь Перри мог лучше улавливать запахи, доносившиеся снаружи. Так он узнал бы о приближении Вейла за несколько секунд до его появления. Перри заметил, что Уайлен и Бер, лучшие люди его брата, сидели вместе со Слышащими. Значит, Вейл, скорее всего, ушел на охоту один.

Перри быстро прикончил свою порцию жидкой перловки. Он глотал не жуя, чтобы во рту не осталось послевкусия. У Чующих, помимо нюха, были усилены еще и вкусовые ощущения, что порой напрягало. Пресная жижа впитала в себя отголоски других блюд, побывавших в деревянной чашке за последние несколько дней, оставляя у него на языке привкус соленой рыбы, козьего молока и репы. Он сходил за добавкой, потому что знал, что Брук ему не откажет, и потому, что еда, какая-никакая, все же была едой. Справившись со второй порцией, он откинулся назад, скрестив на груди руки, все еще ощущая легкий голод и не очень легкое чувство вины за набивание живота ценой счастья собственной сестры.


Тэлон возил ложкой по каше, глядя куда угодно, только не в свою тарелку. Перри было больно видеть племянника таким подавленным.

- Ну что, может на охоту? - спросил он. Под предлогом охоты он мог бы увести Тэлона подальше от поселения. Перри не терпелось отдать мальчику яблоко - его любимое лакомство. Вейл всегда покупал несколько штук специально для Тэлона, когда в поселение захаживали торговцы.

Тэлон опустил ложку.

- А как же Эфир?

- Он пока не опасен. Ну же, Тэл. Давай сходим ненадолго.

Тэлон шмыгнул носом, наклонился ближе и прошептал:

- Я больше не могу уходить из поселения. Отец так сказал.

Перри нахмурился.

- Когда это он так сказал?

- Эмм... после того как ты ушел?

Перри подавил вспышку гнева, чтобы племянник ее не учуял. Как Вейл мог запретить сыну охотиться? Тэлон обожал охоту.

- Мы вернемся прежде, чем он заметит, что тебя нет.

- Дядя Перри...

Перри обернулся, проследив взгляд Тэлона, устремленный на стол в дальнем углу.

- Что, думаешь, Уши меня слышали? - спросил он, заранее зная ответ. Он прошептал несколько добрых пожеланий в адрес Слышащих. Подкинул пару идей, куда они могли бы пойти, вместо того, чтобы подслушивать чужие разговоры. И получил в ответ несколько злобных взглядов.

- Гляди-ка, Тэлон. Ты был прав. Они могут нас слышать. Я должен был догадаться. Кажется, я чую Уайлена. Думаешь, это у него изо рта так воняет?

Тэлон просиял. У него выпало несколько молочных зубов, так что улыбка напоминала початок двухцветной кукурузы.

- Думаю, что пахнет, как из трусов.

Перри запрокинул голову назад и засмеялся.

- Заткнись, Перегрин, - крикнул Уайлен. - Ты слышал его. Он не может уйти. Хочешь, чтобы Вейл узнал, что ты вытворяешь?

- Тебе решать, Уайлен. Говорить Вейлу или нет. Ты предпочтешь иметь дело с ним или со мной?

Перри знал ответ. Наказания Вейла были суровы. Он урезал провинившимся паек, заставлял их чистить выгребные ямы и отправлял в дозор зимними ночами. Но Уайлен, жалкая тварь, предпочел бы все это взбучке, которую мог устроить ему Перри. Поэтому, когда вся компания Слышащих поднялась со своих мест и окружила их стол, Перри встал, чуть не перевернув лавку, на которой сидел, и загородил собой Тэлона.

Уайлен вышел вперед и остановился в паре шагов от него.

- Перегрин, ты вспыльчивый идиот. На улице что-то происходит.

Перри потребовалась секунда чтобы понять: они что-то услышали снаружи и просто направлялись к выходу. Он освободил путь, позволяя Слышащим пройти мимо.

Перри вернулся к Тэлону. Тарелка племянника перевернулась, и каша теперь стекала на пол через щели в столешнице.

- Я просто подумал... - он вперил взгляд в изношенные доски. - Ты знаешь, о чем я подумал.

Тэлон лучше других знал, как быстро у Перри вскипала кровь. Он всегда был вспыльчивым, но в последнее время стало еще хуже. Если где-то назревала потасовка, Перри чудесным образом находил возможность оказаться в самом ее центре. Эфир в его крови с каждым годом вспыхивал все чаще и сильнее, прямо как бури. Ему казалось, что его тело живет своей собственной жизнью. И постоянно ищет повода затеять ту единственную драку, которая полностью удовлетворит все его потребности.

Но той драке не суждено было случиться. В битве за место Кровного Вождя проигравший либо умирал, либо навсегда изгонялся из племени. Перри никогда не оставил бы Тэлона сиротой. И никогда не смог бы послать своего брата с больным сыном на руках на все четыре стороны. В землях за пределами племенных территорий не существовало законов кроме одного - выжить любой ценой.


Оставался один выход - уйти самому. Его исчезновение пошло бы Тэлону только на пользу. Так мальчик смог бы спокойно прожить остатки своих дней в тишине и покое, под защитой поселения. Но если он покинет племя, он никогда не сможет помочь Приливам так, как мог бы однажды.

***

Снаружи, толпа на поляне выросла в разы. Полуденный воздух полнился сочными запахами предвкушения и заинтригованности. Не осталось ни тени страха, вызванного с утра вспышками Эфира. Десятки голосов сливались для него в непонятную какофонию, но Слышащие, должно быть, уловили что-то, что заставило их высыпать на улицу. Перри заметил Бера, пробирающегося сквозь толпу. Уайлен и еще пара человек уже выходили из поселения.

- Перри! Давай сюда!

Брук стояла на черепичной крыше кухни и махала ему. Перри не был удивлен, когда увидел ее там. Он взобрался по ящикам, составленным возле стены постройки и подтащил Тэлона за собой.

С крыши открывался хороший обзор на холмы, образующие восточную границу Приливов. На лоскутное одеяло полей, рассеченное повдоль тонкой кромкой деревьев, по которой можно было проследить ток подземной реки. А еще Пери видел куски обожженной Эфиром земли, там, куда ударили энергетические вихри в последнюю бурю ранней весной.

- Вон там, - сказала Брук.

Он посмотрел куда она показывала. Он был Видящим, как и Брук, и видел днем гораздо лучше многих, но истинная сила его зрения раскрывалась ночью. Он не встречал других Видящих с такой особенностью и старался не особо привлекать к этому внимание.

Перри покачал головой, не в состоянии разобрать что-либо на таком расстоянии.

- Ты ведь знаешь, что я лучше по ночам.

Брук кокетливо улыбнулась.

- Еще бы я не знала.

Он усмехнулся. И не смог придумать, что ответить ей, кроме как "Позже".


Она рассмеялась и снова устремила взгляд своих зорких голубых глаз в даль. Она была сильной Видящей, лучшей в племени, с тех пор, как ее младшая сестренка Клара пропала. Больше года уже прошло с тех пор, но Брук никогда не переставала верить, что та вернется домой. Перри и сейчас учуял ее надежду. А секундой позже - разочарование.

- Это Вейл - сказала она. - Тащит что-то большое. Похоже на оленя.

Перри должен был почувствовать облегчение - ведь это всего лишь его брат, возвращался с охоты домой, а не враждебное племя пыталось совершить на них набег и отобрать их пищу. Но он ничего такого не почувствовал.

Брук подошла к нему, ее взгляд скользнул по синяку на его скуле.

- Болит, Пер?

Она провела кончиками пальцев по взбухшей коже - совсем легко, нисколько не потревожив больное место. Когда ее цветочный запах достиг его носа, он не смог удержаться и притянул ее к себе.

Большинство девушек в племени сторонились его. Он понимал почему - ведь его будущее в Приливах представлялось им довольно зыбким. Брук была другой. Не раз они теплыми летними днями лежали в высокой траве, и она шептала ему на ухо о том, как они когда-нибудь станут правящей парой. Но этому не суждено было сбыться, хоть ему и нравилась Брук. Когда-нибудь, он выберет себе в жены Чующую, чтобы продолжить линию своего сильнейшего дара. Но Брук никогда не сдавалась. И он не сказать, чтобы не был этому рад.

- Так, это правда? То, что произошло между тобой и Вейлом? - спросила она.

Перри плавно выдохнул. С целым отрядом Слышащих в племени, скрывать что-то было бессмысленно.

- Это не Вейла рук дело.

Брук улыбнулась, словно не веря ему.

- Все там, внизу, Перри. Идеальный момент, чтобы бросить ему вызов.

Он отстранился и чудом сдержал брань. Она не была Чующей и никогда не смогла бы понять, каково это - быть Связанным с кем-то. Неважно, как сильно ему хотелось стать Вождем - он никогда не причинил бы боль Тэлону.


- Я вижу его! - воскликнул Тэлон, притаившийся у края крыши.

Перри подскочил к нему. Вейл пересекал грязный пустырь, растянувшийся у самого края поселения. Он был высоким, как и Перри, но на семь лет старше, а, следовательно, плечистее. Всполохи Эфира бросали отблески на цепь Кровного Вождя, лежавшую у него на шее. Метки Чующего обвивали его предплечья. По одной затейливой линии на обоих бицепсах. У Перри таких было по две на каждую руку. Именная Метка Вейла разрезала гладкую кожу над его сердцем ломаной линией, повторяющей очертания долины. Его темные волосы были стянуты на затылке в хвост, и Перри мог ясно видеть его лицо. Спокойное и сосредоточенное - как всегда. За собой, на еловых лапах, перевязанных веревкой, он тащил свою добычу.

Олень на вид был не менее двухсот фунтов. Его голова была откинута назад, чтобы массивные рога не волочились по земле. Здорвое, огромное животное.

Барабаны начали выбивать гулкий ритм. А потом к ним присоединились другие инструменты, и залилась Песнь Охотника. Эта мелодия заставляла сердце Перри петь всякий раз, как он ее слышал.

Люди бежали навстречу Вейлу. Ему поднесли воды и, осыпая его словами благодарности, забрали добычу. Этот олень на несколько дней наполнит их желудки. Животные такого размера встречались крайне редко и воспринимались как дар свыше. Как предзнаменование мягкой зимы и удачного сезона посевов. Поэтому Вейл и созвал все племя. Он хотел, чтобы каждый видел его возвращение с трофеем.

Перри опустил взгляд на свои трясущиеся руки. Этого оленя должен был убить он. Он должен был входить сейчас в поселение, волоча за собой носилки с добычей. Он не мог поверить удаче Вейла. Как ему удалось добыть такого оленя, когда Перри за весь год не смог выследить ни одного? Перри знал, что был лучшим охотником. Он заскрежетал зубами, стараясь отогнать свою следующую мысль, но провалился. Он также был бы лучшим Кровным Вождем.

- Дядя Перри? - Тэлон смотрел на него, его тощая грудь часто вздымалась от резких вдохов и выдохов. Перри видел, как вся его злоба, вся его зависть отразились на лице мальчика. Смешались со страхом Тэлона. Он потянул носом, еще острее ощущая эту взрывную смесь эмоций, повисшую в воздухе, и понял, что ему даже в этот раз не следовало возвращаться.