prosdo.ru
добавить свой файл
  1 ... 12 13 14 15 16

Не считаете ли вы, что детей следует просто оставить на произвол судьбы и не заботиться о них?

Одно дело заявить: «Давай, давай, делай все, что ты хочешь. Мне все равно». Другое дело сказать: «Я беспокоюсь о том, что, сделав так-то и так-то, ты можешь пострадать из-за этого, и я верю в твою способность поступать так, как будет правильно для тебя. И я действительно забочусь о твоем благополучии». Мы поддерживаем, конечно, последнюю точку зрения.

А как же сделать так, чтобы восстановить близость с детьми? Мы привыкли к близким отношениям с ребенком, а теперь сын держится с нами отстраненно.

Когда вы были близки, ваш сын был маленьким. Вы говорили ему, что следует делать, и он обычно так и поступал. Подростковые годы — это как бы подготовка к тому времени, когда и сын станет большим и когда никто из вас не будет уже говорить другому, что надо делать и как следует поступать. Вот почему ваш ребенок отходит, отстраняется от роли «я маленький» и готовится к возрасту «я большой». Это отстранение вполне естественно и обычно непродолжительно. Будь терпеливыми, и близость между вами, скорее всего, вернется в новой, взрослой форме.

А как же опасности? Я боюсь позволять моему ребенку делать то, что он хочет, так как это может принести ему вред.

Нас настолько глубоко беспокоит этот вопрос, что мы рискнем сказать болезненную для некоторых из вас правду: ваши продолжающиеся попытки контролировать ребенка еще ближе подталкивают его к опасности.

Передача ребенку ответственности за его собственные действия дает ему возможность выработать наилучшую защиту от опасности — трезвомыслящий интеллект, который приспособлен к тому, чтобы заботиться о себе.

Что если мой супруг не будет сотрудничать со мной при использовании предлагаемого вами подхода?

В отношении этого вопроса мы должны высказать два важных замечания.

1. Принципы, которые мы описали в этой книге, приложимы не только к подросткам. Они действуют также применительно ко всем иным разновидностям межличностных отношений. Если ваша проблема — отношение к вам и/или детям вашего супруга, то перечислите обусловленные этим отношением более "частные проблемы, распределите их на пункты, непосредственно влияющие на жизнь вашего супруга и на вашу собственную жизнь, и используйте для проработки этих пунктов все те принципы, которые были сформулированы в данной книге.


2. Непременно «позвольте» вашему супругу и вашему ребенку устанавливать такие взаимоотношения, которые представляются им наилучшими. Например, если вы хотите общаться с вашим ребенком в ненапряженной и благожелательной манере и ведете себя соответственно, а ваш супруг и ваш ребенок считают возможным взаимодействовать друг с другом посредством распоряжений, взаимных обид и упреков, то пусть они так и делают. Придерживайтесь того, чтобы заботиться лишь о проблемах, непосредственно влияющих на вашу жизнь и на то, как вы относитесь к другим людям.

Даже если ваш супруг сотрудничает с вами, но не ведет себя «в точности так», как вы, не принуждайте его к этому, но позвольте действовать таким образом, который устраивает его.

Разве родители не имеют никаких прав?

Как только вы могли усомниться в этом?!
Конечно же, у вас есть права, и ваша задача состоит в том, чтобы отстаивать их!

Приложение Б. Несколько случаев из практики консультирования родителей

РОДИТЕЛЬ, КОТОРОМУ ДВАЖДЫ ПРИШЛОСЬ СПРАВЛЯТЬСЯ С ПРОБЛЕМАМИ


Даже те родители, которым очень тяжело дается отказ от контролирования жизни детей, в конце концов могут легко и с пользой для себя проделать это. От миссис Ф. такой отказ потребовал кропотливой и неустанной работы, но достигнутый ею конечный успех стоил затраченного труда.

Миссис Ф. овдовела, когда двое ее детей были еще довольно маленькими, и ей пришлось содержать семью и своего отца-инвалида на пособие за мужа (ее муж был офицером военно-морского флота). Все шло хорошо до тех пор, пока Карлу, младшему из детей, не исполнилось 14 лет. К тому времени он проучился уже полгода в девятом классе. Раньше он обычно слушался свою мать и не доставлял ей никаких особых огорчений и забот ни в школе, ни дома. Например, несмотря на то, что после школы Карл предпочитал играть с друзьями, он все-таки сначала послушно, хоть и с недовольным видом, делал уроки. Затем все изменилось. Карл начал отказываться делать уроки уже и после обеда, а иногда и вовсе. За несколько месяцев его школьная успеваемость из удовлетворительной превратилась в плохую, появились проблемы, связанные с нарушениями дисциплины, а также со значительными пропусками занятий. К тому же Карл обзавелся по соседству новым другом, с которым пустился в озорство.


Миссис Ф., будучи человеком очень мягким, уже на самых ранних этапах «проблемного» поведения своего сына обнаружила, что довольно беспомощна и не в состоянии как-то повлиять на его поведение, несмотря на нагоняи, мольбы, слезы, призывы чтить память отца и т. д. И миссис Ф., и Карл, видимо, полагали, что если он хорошо учился в школе и вообще хорошо вел себя, то делал это скорее для матери, чем для себя.

После особенно мучительного разбирательства с учительницей, которой Карл нагрубил, миccис Ф. позвонила нам и попросила оказать ей консультативную помощь, и мы начали работать с ней и с сыном. Скоро, однако, Карл начал «забывать» про наши встречи и в конце концов заявил, что не будет приходить на них вовсе. Мы поступили так, как делали обычно в тех случаях, когда случалось подобное,— продолжили работать с миссис Ф. Как и многие родители, которых мы консультировали, миссис Ф. испытала поначалу немало трудностей, ей было непросто отказаться от контроля над поведением Карла. Однако осознание собственной беспомощности убедило ее попробовать нечто иное, и она постепенно и поначалу просто для пробы стала применять подход, который мы описываем в этой книге. Затем в один из дней в начале июля дела, кажется, приняли совсем плохой оборот. (Как говорилось в главе 4, так бывает довольно часто.) Карл и его друг были задержаны полицией и помещены в изолятор для несовершеннолетних правонарушителей за то, что бросали горящие шутихи в проезжающие машины. К этому времени миссис Ф. решила, что Карлу следует испытать на себе полную меру воздействия судебной системы для несовершеннолетних. Она верила, что сын сможет выдержать подобное испытание. Карлу пришлось некоторое время пробыть в изоляторе, и только после этого его условно освободили.

Остаток лета и начало осени миссис Ф. медленно, но упорно шла к тому, чтобы дать возможность сыну принимать собственные решения. В течение этого времени Карл изменился, стал более ответственным. Хотя впоследствии, вплоть до начала одиннадцатого класса, сын все же доставлял некоторое беспокойство матери, проблемы постепенно исчезали, и к весеннему семестру Карл уже не отставал ни по одному из предметов, никому не доставлял неприятностей ни в школе, ни где бы то ни было еще. Он и его мать были в прекрасных, преисполненных любви отношениях. Счастливое окончание истории — верно? Неверно. Примерно в это же время старшая сестра Карла — Салли, которой только что исполнилось 17 лет, начала вести себя совсем иначе, не так, как обычно. Раньше она не доставляла своей матери абсолютно никаких забот, хорошо училась в школе, сердечно относилась к своему дедушке инвалиду, короче, была таким ребенком, с которым было бы легко любым родителям. Затем с Салли произошли (по крайней мере с точки зрения ее матери) поразительные изменения. Она начала пропускать занятия в школе. Если раньше Салли и интересовалась мальчиками, то они всегда были «хорошими», т. е. такими, которых одобряла ее мать, да к тому же девочка сильно и не увлекалась ими. Теперь же Салли потеряла голову из-за парня, который был несколькими годами старше ее. Он жил на той же улице и время от времени, приезжая домой на своем пикапе пьяный, устраивал там шумные дебоши. Салли вступила с ним в интимные отношения, причем сделала это таким скандальным образом, что ее мать была просто обязана уличить ее. Однажды, когда матери не было дома, но в комнате, расположенной рядом со спальней Салли, находился ее дед, она привела к себе этого парня и устроила шумное, демонстративное сексуальное свидание, о котором, как она точно знала, дед сообщит миссис Ф.


Миссис Ф. вновь пришла проконсультироваться с нами (теперь уже по поводу этой новой проблемы). Салли также согласилась приходить к нам. Они обе всегда были довольно близки и хорошо относились друг к другу, и после того, как они вновь подтвердили эти чувства взаимной расположенности, Салли сказала, что бросит своего приятеля. Однако очень скоро она перестала приходить на консультации и начала тайно встречаться с этим парнем. Миссис Ф. была в полном смятении. Хотя она прошла через то же самое с Карлом и в конечном счете почувствовала удовлетворение, отказавшись контролировать его поведение, тем не менее миссис Ф. продолжала вести беспомощную борьбу за то, чтобы контролировать Салли. Для миссис Ф. все началось как бы заново. Но снова усердно и неуклонно она работала над тем, чтобы научиться отказываться от своих привычек контролировать дочь. Тем временем Салли бросила своего приятеля, но вместо него нашла другого, которому был 21 год и который почти сразу же после их знакомства был арестован полицией. Когда он находился в предварительном заключении, ему иногда можно было звонить, и Салли подолгу говорила с ним по телефону, получая в результате значительные счета за эти переговоры.

Цель нашей работы с миссис Ф. состояла в том, чтобы вернуть Салли полную ответственность за ее собственную жизнь, включая и любовные дела. Например, миссис Ф. должна была принять твердое решение не оплачивать счета дочери за ее телефонные переговоры с приятелем.

Поддаваясь своим прежним привычкам контролировать дочь, миссис Ф. подумывала о том, чтобы вынудить Салли отказаться от работы после школы, якобы «для того чтобы дочь могла больше заниматься». На самом же деле миссис Ф. хотела сделать это для того, чтобы Салли не имела возможности оплачивать телефонные счета. Мать считала, что это позволит ей настаивать на прекращении звонков дочери своему приятелю. К счастью, оказалось довольно легким делом убедить миссис Ф., что этот хитрый тактический ход, скорее всего, не сработает.


Для миссис Ф. конфликтная ситуация с дочерью была почти столь же трудна, как и конфликт с сыном, хотя, как и в первый раз, она в конце концов добилась успеха. К тому времени, когда Салли исполнилось 18 лет и она закончила среднюю школу, мать и дочь были в очень хороших отношениях, в чем-то похожих на те, что были у них несколько лет назад, но уже без прежнего детско-родительского оттенка. Они напоминали скорее взаимоотношения двух любящих друг друга взрослых людей. После окончания школы Салли продолжила учебу в колледже, жила дома, больше не дружила с «неприличными» приятелями, и миссис Ф. была довольна тем, как все обернулось. Салли бросила «неприличных» приятелей вполне добровольно и как-то мимоходом сказала матери: «Я не думаю, что он (ее второй приятель, которого посадили в тюрьму) именно тот парень, который подошел бы мне».

ИСКРЕННЕЕ УСИЛИЕ
Мистер и миссис Б. оказались в очень неблагополучной ситуации. Мы достаточно детально рассказываем их историю для того, чтобы наглядно показать, что может произойти, когда родители всецело посвящают себя изменению сложившегося положения дел.

За годы, предшествующие нашему знакомству с семьей Б., Энди (12) уже успел довести до отчаяния и своих родителей, и учителей. Родители признались нам, что не имеют над сыном никакого контроля. Всякий раз, когда они пытались наставлять Энди или делать ему замечания, он начинал буйствовать: разбивал вдребезги ветровое стекло машины, избивал принадлежавших родителям эскимосских лаек, угрожал телесными увечьями членам семьи. Подобные инциденты обычно заканчивались тем, что мистер Б. бил мальчика, а миссис Б. ругала сына за то, что он ее ни во что не ставит.

Энди выгнали из двух школ, потому что там, так же как и дома, с ним ничего не могли поделать, а консультант из третьей школы посоветовал родителям поместить его в психиатрическую больницу на месячное обследование.

Родителей очень беспокоило также то, что Энди подавал плохой пример своему младшему брату Деннису (9) и без спроса пользовался его вещами. Однажды, когда Энди, как всегда, взял гитару брата, отец сказал, что он не должен брать ее без разрешения. Энди отреагировал дерзостью и угрозами, взбесившими отца, а затем, по мере того как разгоралась ссора, мальчик схватил котную любимую кошку матери и бросился с ней во двор перед домом, крича, что швырнет ее через изгородь на улицу, если отец не заткнется. Мистер Б. схватил Энди как раз вовремя, чтобы спасти кошку, и сильно ударил его по спине. Энди тут же позвонил в полицию, чтобы пожаловаться на то, что его избили. Когда приехала полиция, он сказал, что его так разозлили, что он собирался этой ночью прикончить своих родителей.


Анализируя эту ситуацию, мы отдали должное идее с психиатрической больницей, приняв в расчет угрозы Энди и череду его предшествующих диких выходок. Однако мы чувствовали, что можем помочь семье и наша помощь будет гораздо эффективнее. Два обстоятельства повлияли на то, что мы остановились на этой последней точке зрения.

1. Несмотря на все свои дикие высказывания, Энди никогда и никому не наносил реального ущерба. Собаки, которых он бил (а делал это он не кулаком, а ладонью), были большими и сильными и не выглядели запуганными. Схватив кошку, Энди побежал так, чтобы его смогли остановить до того, как он мог бы на самом деле бросить ее через изгородь. Что же касается ветрового стекла машины, то он разбил его не преднамеренно, а скорее всего случайно — в ходе происшествия, никак не связанного с этим стеклом.

2. Мы видели в поведении родителей те действия, которые при определенной коррекции могли привести к существенному изменению конфликтной ситуации с сыном. Кроме того, родители страстно стремились поработать над тем, чтобы улучшить положение дел. В создавшейся ситуации они были несчастны и в то же время явно не хотели расставаться с мальчиком. Мистер Б. сказал: «Я согласен предпринять что-нибудь!» Мы поймали его на слове и дали обоим родителям четкие инструкции, для того чтобы они опробовали их. Прежде всего мы попросили обоих родителей отказаться от некоторых действий, пообещав, что взамен научим их более эффективному поведению. Мистер Б. дал слово больше не бить Энди, какой бы сильной ни была провокация с его стороны (шлепки, получаемые от отца, давали Энди своего рода модель физического насилия, и он вовсю использовал ее). Миссис Б. согласилась воздержаться от ругани, что бы Энди ни
делал.

Энди отказался пойти в школу в тот день, когда мы посетили семью, и, пока мы разговаривали, играл у дома. Затем в присутствии Энди мы сказали родителям, что они нарушают закон, позволяя сыну не посещать школьные занятия. Если же они не могут заставить его учиться (все возможное они уже сделали, сказав сыну, что ему следует ходить в школу), то теперь, в часы школьных занятий, они не должны обращать на него абсолютно никакого внимания, как будто его здесь нет. (Это было сделано, чтобы лишить Энди внимания родителей, которое он обычно получал от них, когда, вместо того чтобы идти в школу, оставался дома.)


Затем родители составили отдельные списки тех поступков Энди, которые вызывали у них беспокойство. В каждом из этих списков было около двадцати пунктов.

С разрешения супругов Б. мы приводим здесь некоторые из них.

Список мистера Б.:

Кричит на свою мать, что приводит меня в бешенство.
Все время перечит. Если все мы хотим пойти и съесть пиццу, он обязательно должен съесть гамбургер.
Не чувствует себя обязанным делать какую-либо работу по дому.
Ломает вещи, когда приходит в ярость.
Вгоняет меня в стыд своими выходками и истериками, когда мы бываем в обществе.
Звонит по междугородному телефону своей бабушке и жалуется на нас.
Крадет вещи из моей комнаты.
Берет без спроса мои инструменты, и я уже больше никогда их не вижу.
Ждет от меня, что я доставлю его в любое место, куда и когда он этого захочет.


Список миссис Б.:

Не встает утром вовремя, чтобы успеть в школу. Забывает приносить из школы домашние задания, так что потом не должен и выполнять их.
Сильно пачкает на кухне каждое утро.
Исчезает без спроса, когда знает, что мы собираемся отправиться куда-либо.
Не кормит собак (что является его обязанностью) и плохо относится к ним.
Оставляет ванную комнату неубранной после себя (повсюду разбрасывает свою грязную одежду и не сливает воду из ванны).
Входит в комнату и переключает канал телевизора в то время, когда я смотрю его.
Ведет себя как совершеннейший дурак, когда у меня гости. Я так стыжусь его.
Ведет себя как поросенок в кафе или ресторане. Когда мы отправляемся вместе с ним, мой желудок как будто завязывают узлом и никакая еда не доставляет мне удовольствия.
Когда я разговариваю по телефону, он специально кричит так, что я ничего не слышу.
Постоянно хочет идти куда-то и не принимает в этой связи никаких отказов или возражений.

Следующие проблемы были указаны в списках обоих родителей, хотя проступки сына описывались в них разными словами:


Не убирает свою половину детской спальной комнаты.
Плюет повсюду.
Бьет собак, когда приходит в ярость.
Не хочет ложиться спать вовремя.
Подбивает Денниса на опасные проделки: воровство, игры с огнем или ножами, бросание камней и т. д.


Первую неделю мы работали с мистером и миссис Б. над пунктами, входившими в их перечни событий жизни ребенка. Вот что делали родители:

Недовольство мистера Б. тем, что Энди кричит на свою мать.

Мистер Б. согласился оставаться в стороне, что бы ни происходило между его женой и Энди. Он решил, что, когда крики Энди станут раздражать его, он будет выходить из комнаты и находить себе дело в своей мастерской.

Энди не убирает свою половину детской спальни.

Родители сказали двум своим сыновьям, что, по их мнению, мальчикам вполне можно доверить решение вопроса о том, как убирать свою комнату, и что они не собираются больше контролировать их.

Энди отказывается вставать вовремя, чтобы успеть в школу, или не желает приносить из школы домашние задания.

Миссис Б. твердо заявила Энди, что начиная с этого момента и в дальнейшем она не вмешивается в его школьные дела; пусть он и учителя все вопросы решают сами.

Энди хочет куда-либо идти и не принимает никаких возражений, не хочет слышать ни о каких «нет». .

Миссис Б. сказала Энди, что теперь понимает — он сам может позаботиться о себе и в дальнейшем волен самостоятельно принимать решения, куда ему пойти.

Через несколько часов, после того как миссис Б. сказала ему это, Энди проверил ее, заявив с явно провокационными намерениями: «Эй, мама, я собираюсь пойти в веломагазин!» Раньше она могла автоматически отреагировать на это таким образом: «Нет, ты не пойдешь туда!» Теперь же она сказала буквально следующее: «Ну, это твое дело». Получив такой ответ, Энди был заметно удивлен. Минуту спустя из-за двери показалась его голова, и он снова обратился к ней: «Мама, я .же сказал, . я собираюсь пойти в веломагазин!» Миссис Б. произнесла: «Мм, гм». Энди, по-видимому, все еще не мог ей поверить и выпалил рассерженно: «Мама, разве ты не слышала, что я сказал? Я собираюсь пойти в веломагазин!» Миссис Б. обронила мимоходом: «Ну, тогда увидимся позднее».

Энди и не думал идти в веломагазин, но он, видимо, по-настоящему задумался о новой позиции своей матери. Довольно долго Энди все еще продолжал подобным образом спрашивать разрешения пойти куда-либо, хотя через несколько недель у него уже был наготове шаблонный ответ и он мог сказать: «Эй, мама, могу я пойти домой к Джои?.. Я знаю, знаю, это мое дело!»

Долго не ложится спать.

Мистер и миссис Б. сказали обоим мальчикам, что они достаточно взрослые, чтобы самим соблюдать время отхода ко сну, и впоследствии уже вообще ничего не говорили об этом.
Мистер и миссис Б. начали также гораздо больше внимания уделять тому, что они сами хотели делать, и гораздо меньше обращали внимания на Энди. В течение первой недели они дважды уходили обедать вдвоем, оставив обоих мальчиков дома. Энди сердито обвинил родителей в том, что они никогда и никуда не берут его с собой. Мистер Б. сказал сыну, что будет рад пойти с ним куда угодно, как только будет уверен, что не придется испытывать смущение из-за поведения Энди, и не раньше. Отец был совершенно готов к тому, чтобы, в случае если в очередной раз Энди устроит сцену в ресторане, встать и уйти, оставив его там одного. Видимо, одной этой решимости отца было вполне достаточно, и ему так никогда и не пришлось проделать что-либо подобное в действительности.

Через неделю или около того, когда мистер и миссис Б. уже без особого труда могли не контролировать пункты из перечня событий жизни ребенка, они начали работать над пунктами из перечня событий жизни родителя.

Миссис Б. выбрала сначала для подобной работы проблему, которую создавали для нее грязь и беспорядок, оставляемые сыном каждое утро на кухне. Миссис Б. встречалась с Энди уже днем, когда он приходил домой из школы. В течение нескольких дней она, увидев его, говорила: «Энди, не будешь ли ты так добр убрать на кухне?» Энди отвечал на это шутками, отказами, обвинениями («Ты не заботишься обо мне») и т. п., и миссис Б. пришлось повторить трехчленное настаивающее предложение три или четыре раза.


Мистер Б. выбрал для себя проблему, связанную с тем, что Энди брал его инструменты. Отец уже совсем был готов сказать Энди, что хотел бы твердо знать — его инструменты находятся в полной безопасности, но эта проблема так и не возникла вновь!

Главный результат работы супругов Б., видимо, состоял в следующем: Энди понравилось, что его делают ответственным за собственные действия, и, когда ему предоставили эту ответственность, он перестал доставлять беспокойство родителям.

Два месяца спустя, после того как супруги Б. начали работать над своими проблемами с Энди, они сообщили нам, что у них больше нет ни одной настоящей трудности с сыном. Как они сказали, Энди «смягчился». Оба родителя признались, что стали чувствовать себя с ним ближе, чем когда-либо раньше. Когда же супругов спросили, что произошло с пунктами их списков, они рассказали следующее.




<< предыдущая страница   следующая страница >>