prosdo.ru   1 2 3 ... 14 15
Глава первая


ОБЕД С ПОДРУГАМИ

Я прежде всего женщина.

Жаклин Кеннеди-Онасис

Я обожаю Нью-Йорк. Это действительно единствен­ный в своем роде, изумительный город: энергия бьет ключом, кипит бурная деятельность, ни секунды уныния и меланхолии. Недалеко от Таймс-сквер я поймала так­си. Вокруг, как и всегда, торопились куда-то люди в стро­гих костюмах, зазывали покупателей продавцы деше­вых часов, кошельков и арахиса, зеваки разглядывали ви­трины многочисленных магазинов, а проголодавшиеся служащие спешили в ближайшие закусочные. Я тоже собиралась обедать.


  • Куда едем? — спросил таксист.

  • В отель «Plaza», — ответила я.

Был чудесный прохладный день: дул легкий ветерок и в ослепительно голубом небе — ни облачка.

Дорога заняла меньше времени, чем я ожидала. Мы подъехали к отелю, и я расплатилась с водителем. Выхо­дя из машины, я немного нервничала и в то же время ис­пытывала приятное волнение. Ради этого обеда я проде­лала огромный путь от Финикса до Нью-Йорка. Я совер­шенно не представляла себе, что меня ждет, и, честно говоря, толком не знала, с кем именно мне предстоит встретиться. Этот обед станет для меня либо праздником, либо большой ошибкой. Одно я знала наверняка: скуч­но не будет.

Все началось с письма, которое я получила два меся­ца назад по электронной почте:

Привет, девочки!

Итак, все отлично! Мы определились с датой, вре­менем и местом проведения встречи старых подруг. Собираемся 22 марта в полдень в Нью-Йорке в отеле «Plaza»! Из Гонолулу в Нью-Йорк... Да, времена ме­няются. С нетерпением жду встречи и горю желанием послушать ваши рассказы.

Целую, Пэт

Мы с Пэт вместе учились в Гавайском университете и были подругами. Познакомились мы на лекции по философии, потом целый год вместе снимали квартиру. Мы не виделись больше двадцати лет. Пэт решила, что пришло время возродить наш «гавайский клуб».

Мы дружили вшестером. Вместе мы провели незабы­ваемые дни в Гонолулу. Мы были молоды, свободны и жили на Гавайских островах. Это был один из лучших периодов нашей жизни.

Не знаю как, но Пэт сумела все организовать. Она разыскала нас (а ведь мы разъехались по всей стране), 001 пасовала наши графики, нашла место и назначила да­ту встречи. За эти годы мы практически потеряли связь друг с другом, так что это должно было стоить ей немалых усилий. Кто-то из нас вышел замуж и сменил фамилию. Все уехали из Гонолулу. Я сама несколько раз переезжала, и остальные наверняка тоже. Но Пэт, Мисс Организован­ность, сотворила маленькое чудо и устроила эту встречу.

В последний раз мы собирались вместе в Гонолулу двадцать лет назад. Тогда мы только-только окончили университет и строили грандиозные планы на будущее. За время учебы мы менялись и взрослели друг у друга на глазах, поэтому мне было очень интересно узнать, как сложилась жизнь у каждой из моих подруг.

Ко входу в гостиницу вела лестница, застеленная крас­ной ковровой дорожкой. Швейцар распахнул дверь, и, ко­гда я вошла в вестибюль отеля, время как будто замерло. В нескольких шагах от меня стояли Пэт и Лесли, которых я сразу узнала. Пэт выглядела как всегда безупречно, и да­же когда она сняла шляпу, ни один локон не выбился из прически. Во всем ее облике прослеживался единый стиль: строгий костюм, новые туфли, подобранные в тон им пер­чатки. Ни одна мелочь не оставлена без внимания. И она всегда была такой: дотошной и педантичной.

Пэт всегда любила точность и правильность. Имен­но поэтому она приехала на час раньше: хотела убедить­ся в том, что все организовано в точности так, как она просила. Да, если нужно что-то организовать, звоните Пэт. Иногда ее педантичность выводит из себя даже са­мых стойких, но зато не будет упущена ни одна деталь.

Рядом с Пэт стояла Лесли. Судя по внешнему виду, она по-прежнему занималась искусством. На ней были какие-то пестрые одежды: длинная широкая юбка, яр­кая ситцевая рубашка, жилет, шарф, огромное пальто — все легкое, свободное, практически полная противопо­ложность Пэт. Казалось, будто Лесли случайно влетела в окно вместе с внезапным порывом ветра. На плече у нее висела битком набитая сумка, в которой наверня­ка можно было найти что угодно. Никогда не знаешь, че­го ждать от художников. Она казалась ветреной и легко­мысленной, но на самом деле была весьма талантлива и умна. Если она рисовала здание XIX века, то первым делом изучала историю самого здания, всей эпохи, ху­дожников того времени и их стиль. Она всей душой лю­била искусство и сама была его живым воплощением.


Мы крепко обнялись и тут же забросали друг друга вопросами. Незаметно пролетело 20 минут, и мы опомнились лишь тогда, когда в вестибюль ворвалась Дженис, добиравшаяся сюда с противоположного конца страны. Запыхавшаяся и немного растрепанная, она мигом оглядела нас с ног до головы и воскликнула

- Как я рада вас видеть! Поверить не могу, что мы все здесь, в Нью-Йорке. Целую вечность пробиралась че­рез этот город! Да еще и на встрече задержали. Сегодня такой чудесный день, правда?

Она выдала все это на одном дыхании. Мы с Пэт и Лесли переглянулись и молча кивнули, словно согла­шаясь, что некоторые вещи — и люди — никогда не меня­ются. Дженис осталась в точности такой, какой мы ее знали и любили. Она всегда делала десять дел одновре­менно. Она быстро говорила, быстро ходила, всегда бы­ла полна энергии. Стоило ей где-то появиться, как тут же начинались шум и суета. Мы поболтали несколько минут и уже направлялись к метрдотелю, когда у Пэт зазвонил телефон. «Очень жаль, произнесла она в трубку. — Наверное, ты будешь работать весь вечер. Спасибо, что постаралась. Я потом все рас» кажу. До встречи». Трейси не сможет приехать. Ей нужно закончить проект, над которым она работала весь месяц. Она дума­ла, что все готово, но сегодня утром ее начальник внес какие-то серьезные изменения, и она не смогла к нам вырваться, — отчиталась Пэт. — Хочу вам сказать, что Трейси потратила немало сил и времени, чтобы под­няться по карьерной лестнице. К сожалению, иногда карьера берет верх над личной жизнью. Она очень огор­чилась из-за того, что не сможет вас увидеть.
В последний раз мы собирались все вместе в Тоналулу двадцать лет назад. Тогда мы только-только окончили университет и строили грандиозные планы на будущее. За время учебы мы менялись и взрослели друг у друга на глазах...


  • Где она живет? — спросила Лесли.

  • В Чикаго. Работает в крупной компании, занима­ющейся мобильными телефонами, — ответила Пэт.

Метрдотель проводил нас к столику. Пэт выбрала уют­ное местечко в уголке. Она даже попросила положить воз­ле каждого прибора по небольшой коробочке австралий­ского ореха в шоколаде, чтобы напомнить нам о Гавайях. Нас ждал еще один сюрприз: Пэт распечатала и вставила в рамки шесть фотографий, на которых была запечатлена наша последняя встреча в Гонолулу двадцать лет назад. По всей видимости, нам предстоял незабываемый обед.

Глядя на фотографии, мы дружно согласились, что внешне совсем не изменились.


  • Уверена, что мы бы с легкостью влезли в свои ста­рые купальники, — смеясь, произнесла Дженис.

  • А где Марта? Она приедет? — спросила я, когда официант наливал воду в стаканы.

  • Она надеялась, что сможет к нам присоединить­ся, но в последнюю минуту пришлось отказаться. У нее заболела мама, и Марта не хочет оставлять ее одну на це­лых три дня. Насколько я поняла, ее отец умер несколь­ко лет назад, и теперь Марте приходится в одиночку за­ботиться о матери. Она просила передать вам горячий привет, — ответила Пэт.

  • Что ж, четыре из шести — тоже неплохо, — за­ключила Дженис.

На этих словах подошел официант с ведерком льда в одной руке и бутылкой охлажденного шампанского в дру­гой. Пэт все продумала. Шампанское было откупорено и аккуратно разлито в невесть откуда взявшиеся бокалы.

— Предлагаю тост! — торжественно провозгласила Пэт. — За замечательную дружбу, выдержавшую испы­тание временем!

Мы подняли бокалы. А потом приготовились к дол­гому и неторопливому разговору.
Глава вторая

ПОДРУГИ

Не забывайте, что Джинджер Роджерс по­вторяла каждое движение Фреда Астера*, только наоборот и на высоких каблуках.

Фейс Уитлесли

* Джинджер Роджерс и Фред Астер — знаменитые американские танцоры. — Прим. перев.

Мы не умолкали ни на минуту, переговариваясь то по парам, то все вместе, то через стол, то с сидящими рядом. Нам нужно было о многом рассказать друг другу.


Дженис, не умевшая разговаривать тихо, прокрича­ла через стол, обращаясь к Лесли:

— Так расскажи, чем ты занималась все эти два­дцать лет.

Услышав вопрос, мы дружно замолчали и повернулись к Лесли.

Рассказ Лесли

Помните, когда мы с вами виделись в последний раз, я собиралась уехать из Гонолулу в поисках больших возможностей?

Мы согласно кивнули.

— Через полгода я перебралась в Нью-Йорк, чтобы находиться в центре событий. Там у меня было больше шансов пробиться в мир искусства. Мне повезло: я сразу нашла работу в небольшой фирме, занимающейся графи­ческим дизайном. Это позволило мне изучить город и по­нять, чем я хочу заниматься. Поначалу мне было немного не по себе: переезд из Гонолулу в Нью-Йорк стал для ме­ня настоящим культурным шоком. До этого я никогда не ездила даже в метро. Я научилась носить с собой туфли на высоком каблуке, вместо того чтобы ходить в них. Позже я сменила еще несколько мест и даже работала в отделе ху­дожественного оформления двух крупных универмагов.

Все свободное время я посвящала рисованию. В уг­лу своей крошечной комнатки я организовала некое по­добие студии, поставив туда мольберт и краски. Больше всего мне нравилось брать все необходимое и отправ­ляться в какой-нибудь живописный уголок города, на­пример в Центральный парк. Я могла часами сидеть там и рисовать. Несколько лет назад у меня даже состоялась авторская выставка в одной из галерей. Для меня это было огромным достижением. Много денег она не при­несла, но несколько картин удалось продать, да и, нако­нец, было просто приятно, что мои картины выставля­ются для широкой публики.

Потом я встретила Питера, мужчину своей мечты. Он тоже художник. Мы полюбили друг друга и через год по­женились. У нас двое детей: мальчик и девочка. Но двум художникам нелегко ужиться. Семейная жизнь оказалась не похожей на то, о чем я мечтала. У Питера была соб­ственная студия. Он успешно продавал свои картины и вел занятия по живописи. Думаю, проблема в том, что мы были слишком похожи. Ведь мы оба художники! Оба импульсивны, не очень организованны, совсем не умеем экономить деньги. Зато тратим их не задумываясь. Наш брак продержался шесть лет, и мы расстались друзьями.


С тех пор я ращу детей практически одна. Питер не­много помогает деньгами, но он сам мало зарабатывает.

Дочке четырнадцать, сыну двенадцать. Сегодня я стара­юсь рисовать, когда получается, но свободного времени так мало... Я работаю в художественной галерее недале­ко отсюда. Трудно быть одинокой матерью. Жизнь на Манхэттене очень дорогая, поэтому мы переехали в Нью-Джерси, где можем позволить себе более достой­ное существование и где дети могут ходить в нормальную школу. В общем, жизнь у меня сложилась неплохо, но со­всем не так, как я мечтала двадцать лет назад.


  • Не могу представить себе, как можно растить де­тей в одиночку, — произнесла Дженис. — Да я о себе не могу толком позаботиться! Наверное, поэтому я не заму­жем. В Лос-Анджелесе жизнь тоже дорогая, но с Нью-Йорком не сравнить. Должна отдать тебе должное, Лес­ли: ты молодец.

  • Спасибо, — ответила Лесли.

  • А как живется в Лос-Анджелесе? — спросила Пэт у Дженис. — Я совсем не знаю Калифорнии.

Рассказ Дженис

— Я люблю этот город, — начала Дженис. — И даже больше: я люблю свою работу. Как я уже говорила, замуж я так и не вышла, Лет восемь назад это знаменательное событие чуть было не свершилось, но прямо перед тем, как мы собирались рассылать приглашения, мой жених заявили, что должен «найти себя» и уезжает в Европу! Через полгода он изволил написать мне и сообщить, что, наверное, не готов к браку. Можно подумать, я сама не догадалась! Кажется, он живет где-то на Бали или Фиджи с какой-то двадцатилетней красоткой. Полагаю, он наконец-то «нашел себя». Второй попытки мне предпринимать не захотелось, тем более что с возрастом знакомиться становит­ся все сложнее. Все больше и больше мужчин в годах предпочитают молодых девушек. Как с ними тягаться?

Поэтому я решила все свое внимание сосредоточить на работе. Я долгое время работала с той парой, с кото­рой познакомилась еще в Гонолулу. Помните, они зани­мались продажей экзотических подарков? Сначала у них был только один магазин в Гонолулу, затем их стало три, потом открылись магазины на других островах. Потом они занялись прямой почтовой рассылкой и добились успеха на материке. Я работала с ними около пяти лет. Накопив приличную сумму, я решила начать свое де­ло. Поскольку я разбиралась в розничной торговле, то надеялась преуспеть на этом поприще. Я думала, что отлично справлюсь сама. Но вскоре поняла, что слишком переоценила свои возможности. Мне хоте­лось открыть небольшой магазин деликатесов. В Гоно­лулу такой был только один, и дела у него шли превос­ходно. Я взяла все свои сбережения и небольшую ссуду на открытие бизнеса, арендовала небольшое помеще­ние на оживленной улице, закупила товар и открыла двери для посетителей. После того как за четыре дня ко мне не зашел ни один покупатель, меня осенило: я же никому не рассказала о своем магазине, почему-то ре­шив, что люди сами меня найдут. В тот момент я поня­ла, что значит продажа скоропортящихся продуктов питания. Кроме того, мне нужно было вовремя вносить деньги за аренду помещения, иначе меня ждало суро­вое наказание.


Я была почти готова все бросить, но вместо этого позвонила своей бывшей работодательнице и попросила ее о помощи. «Добро пожаловать в предприниматель­ский мир! — весело сказала она. — Что случилось?» Она стала для меня своего рода наставником и помогла на­ладить свое дело. Вряд ли я справилась бы без ее чутко­го руководства. Медленно, но верно дела у меня пошли в гору. Не представляете, с какой радостью я давала свое первое объявление о том, что мне требуется помощник. Нако­нец-то у меня было столько посетителей, что понадоби­лась еще одна пара рук. Когда первый магазин стал при­носить стабильный доход, я открыла второй. Сначала с ним тоже были проблемы, но в итоге оба магазина прочно встали на ноги и превратились в постоянный источник прибыли.

Мне не сиделось на месте, и в голове родилась оче­редная блестящая идея: открыть магазин высококачест­венной продукции по уходу за телом для женщин. Ма­газин получился очень уютным, и ассортимент товаров и услуг довольно широк: от эфирных масел для ванны и ароматических свечей до сервиса по доставке ужина клиентам на дом. Продав свои магазины на Гавайях, я от­правилась в Калифорнию. «Проще простого!» — дума­ла я, — тут Дженис сделала паузу и вздохнула: — Я по­теряла почти все, что у меня было. Бизнес в Лос-Андже­лесе совершенно не тот, что в Гонолулу. Здесь другие правила, другие запросы у потребителей, само отноше­ние другое. Пришлось все начинать сначала и заново учиться. Сейчас у меня три магазина: два в Лос-Андже­лесе и один в Сан-Диего. Я открывала магазины, рас­считывая изначально на женскую аудиторию, но сейчас они пользуются большой популярностью и у мужчин. Некоторое время назад я начала изучать возможности интернета, и теперь у меня еще и несколько интернет-магазинов. Это уникальный мир с безграничным по­тенциалом!

Мне приходится очень много работать. Я руковожу двенадцатью подчиненными, но это уже отдельная ис­тория. Я постоянно мечусь между Лос-Анджелесом и Сан-Диего, все время разрабатываю новые проекты для расширения и развития бизнеса. Хотелось бы сказать, что я зарабатываю целое состояние, но на самом деле большая часть прибыли возвращается в дело, — призналась Дженис.


— Я люб­лю свою работу, но все-таки с нетерпением жду того дня, когда смогу отойти от дел и просто наблюдать за тем, как денежки будут зарабаты­ваться сами. Но для этого потребуется гораздо больше времени, чем я ожидала. Столько всего произо­шло за эти двадцать лет, что они кажутся мне вечностью. Но если вспомнить наши беззаботные деньки в Гонолу­лу, создается впечатление, что это было только вчера. Хотелось бы вернуться в то время, — вздохнула Дже­нис, заканчивая свой рассказ.

Дженис подняла бокал и произнесла:

За выбор! Давайте извле­кать максимум выгоды из того выбора, который сделали в прошлом, и в будущем принимать только правиль­ные решения!

Мы принялись вспоминать о том, как весело прово­дили время, о пляжных вечеринках, о свиданиях, о по­ездках на соседние острова, о своей первой работе, сно­ва о свиданиях, о местных деликатесах, о крошечных бикини, о счастливых часах... и опять о свиданиях. Затем Лесли обратилась к Пэт: — Я помню твою первую работу. Тебе было так инте­ресно работать в той газете, и ты без умолку рассказыва­ла о своих сюжетах. Ты по-прежнему пишешь?

Рассказ Пэт

Пэт любила писать и еще больше любила быть в кур­се событий. Она изучала политологию и журналистику, по­скольку давно решила, что хочет ездить по миру в качест­ве иностранного корреспондента и писать о событиях, происходящих в разных частях света. После окончания университета она послала только два резюме — в крупней­шие газеты Гонолулу. Когда ее спрашивали, что она будет делать, если не получит эту работу, она отвечала: «Я четыре года готовилась к этому собеседованию. Если они отве­тят отказом, я не остановлюсь, пока не услышу „да"».

Пэт всегда отличалась сдержанностью, но только не тогда, когда раскапывала очередную историю. Большую часть времени она проводила за столом, заваленным стопками книг, журналов и газет. Она непрестанно вы­искивала какие-то факты и с одержимостью охотилась за новостями. Пэт подписалась на пять изданий и круг­лосуточно получала новую информацию. Если кому-то хотелось узнать, что происходит в мире, стоило лишь спросить Пэт. Мы восхищались ее твердостью. Она точ­но знала, чего хочет и что делает.


Но жизнь иногда вносит свои коррективы в наши мечты.

— Я успешно работала в газете, — начала Пэт, — и постоянно получала новые, более ответственные по­ручения. Мои планы в области карьеры и личной жиз­ни осуществлялись так, как я и задумала. Я познакоми­лась с Грантом, моим будущим мужем, через три года после того, как начала работать в газете. У нас обоих бы­ли большие планы. Вскоре Гранту предложили фанта­стическую работу в Далласе — в одном из крупнейших банков страны. Он сделал мне предложение, и я согла­силась. Я знала, что буду скучать по Гавайям и по сво­ей работе, но понимала, что с финансовой точки зрения отказываться от этого предложения было бы очень не­разумно. Не успела я опомниться, как мы упаковали чемоданы и отправились в Даллас. Я не сомневалась в том, что найду работу в одной из местных газет, но тут произошло нечто неожиданное. Выяснилось, что я бе­ременна. Это было совершенно непредвиденное обстоятельство.

Трудно было представить, что в жизни Пэт что-то может быть «совершенно непредвиденным». Мы пошутили, что это совсем не в ее духе.

— Может быть, — согласилась она, — но попробуй найти работу, когда ждешь ребенка! Я пыталась успоко­иться, убеждая себя, что это не так уж и сложно. Но я ошибалась. Когда на собеседованиях я упоминала о своем положении, все работодатели наверняка думали од­но и то же: «Зачем мы тратим время? Я тебя всему научу, а через шесть или семь месяцев ты уйдешь». В те време­на никто не хотел брать на работу беременную женщи­ну, не говоря уже о молодой матери. Поэтому я писала кое-что на стороне, но в основном мы жили на зарпла­ту Гранта. Меня это очень угнетало.

Мы подумали, что если хотим завести двоих или тро­их детей, то лучше сделать это сразу, а потом, когда они немного подрастут, я смогу вернуться к своей журна­листской карьере. Но два-три года превратились в де­сять, и я стала неработающей мамой с тремя замеча­тельными детьми. Гранта несколько раз повышали, по­этому сегодня он занимает должность одного из руководителей компании и получает весьма достойную зарплату. Мне не на что жаловаться. Мы никогда не нуж­дались во втором доходе, поэтому я так и не вернулась к журналистике. Теперь, когда старшие дети собирают­ся идти в колледж, я могу заняться работой, но в мире но­востей все так изменилось, и за эти годы я потеряла так много времени, что мне просто не хватит сил отвоевать прошлые позиции.


Над столиком повисла тишина. В голосе Пэт слыша­лась нотка сожаления. Мы чувствовали себя неловко и молчали, не зная, что сказать. Тогда Пэт подняла гла­за и, словно прочитав мои мысли, сказала:

— Послушайте, каждый из нас делает свой выбор, и я сделала свой. Поступила ли бы я в какой-то ситуации иначе, если бы у меня был второй шанс? Конечно. Но, по большому счету, я предпочла материнство карьере и ничуть об этом не жалею, — твердо закончила она. Пэт расставила все по своим местам, и ее слова сня­ли повисшее над столиком напряжение. Дженис подня­ла бокал и произнесла:

— За выбор! Давайте извлекать максимум выгоды из того выбора, который сделали в прошлом, и в буду­щем принимать только правильные решения!

Мы осушили бокалы.

Лесли, взглянув на пустой бокал, произнесла:

— Думаю, нам пора заказать еще шампанского... и послушать рассказ Ким.


Глава третья

МОЙ РАССКАЗ

Если выполнять все правила, жить будет неинтересно.

Кэтрин Хепберн

Услышав последнюю фразу Лесли, тут же возник официант и снова наполнил бокалы. Как только он ото­шел, Лесли спросила:


  • Итак, Ким, что произошло в твоей жизни за эти годы?

  • Целое путешествие длиною в жизнь, — начала я. — Когда-то, лет в тринадцать, я читала о молодых юношах и девушках, которые путешествовали по Евро­пе. Там ярко описывались все их приключения, плохие и хорошие. В то время мы жили в Нью-Джерси, где я ро­дилась и выросла, и эта книга открыла мне глаза на то, что за пределами родного города и штата существует це­лый мир. Это стало одной из причин моего переезда на Гавайи.

  • Насколько я помню, твои родители жили в Оре­гоне, — заметила Пэт.

Когда мне было четырнадцать, мы переехали, — пояснила я. — Тогда я впервые попала за границы того мирка, в котором провела все детство. Я поняла, что еще столько всего могу увидеть, и решила, что очень этого хочу. Поэтому, когда встал вопрос о продолжении учебы, я выбрала Гавайский университет. Мне казалось, что жизнь в этом удивительном месте будет интересной и на­сыщенной. Родители, естественно, поинтересовались, сколько времени я собираюсь проводить на занятиях и сколько на пляже. Что ж, вполне справедливый вопрос. Но, понимая, что я не самая прилежная ученица и вряд ли добьюсь успеха в более традиционном учебном заве­дении, они согласились отпустить меня на год, надеясь, что за это время я повзрослею и всерьез задумаюсь об об­разовании.


  • Ты и в самом деле уехала с Гавайев, — заметила Пэт, — но потом снова вернулась.

  • Да, вернулась, — признала я. — Из-за своей тяги к путешествиям я за четыре года сменила пять универ­ситетов. В итоге я окончила Гавайский университет с дипломом маркетолога. До меня родителям пришлось выучить еще двоих дочерей, поэтому, получив свой дип­лом, я аккуратно его упаковала и послала им по почте с запиской: «Поздравляю! Вы заслужили его больше, чем я».

  • Мы виделись с твоими родителями, когда они приезжали в Гонолулу, — вспомнила Пэт. — Такие инте­ресные и веселые люди!

—- Да, мне повезло, — согласилась я. — Родители всегда были для меня прекрасным примером. Сколько себя помню, они всегда говорили, что я могу достичь все­го, чего пожелаю. Они учили меня думать самостоятель­но и повторяли снова и снова: «Самое главное, чтобы ты была счастлива». И они сами жили так, как учили меня. Мама, работавшая учителем в средней школе и парал­лельно занимавшаяся с детьми-инвалидами, всегда бы­ла оптимисткой. От нее я узнала, что такое доброта, за­бота и умение не зацикливаться на мелких неприятно­стях. «Разве это стоит того, чтобы так расстраиваться?» — часто спрашивала она. Отец, бизнесмен и профессио­нальный продавец, был для меня примером честности и искренности. Он учил меня любой ценой выполнять свои обещания и не нарушать уговор. Сегодня мои ро­дители больше всех поддерживают нас и гордятся тем, чем занимаемся мы с Робертом.

  • И как все мы, ты влюбилась в острова и оста­лась, — предположила Дженис.

  • Но согласитесь, мы были молоды, свободны, жи­ли в Гонолулу и не были обременены никакими обяза­тельствами. Как же можно было не любить все это?

  • Ты права, — согласилась Дженис. — Чудесное бы­ло время.

МОЯ ПЕРВАЯ РАБОТА

Я продолжила свой рассказ.

— На свою первую работу я устроилась в отдел по связям со СМИ одного из крупнейших рекламных агентств Гонолулу. Работа мне нравилась. Гонолулу — городок небольшой, поэтому вскоре я познакомилась со всеми работниками рекламной сферы. Должна сказать, это были очень интересные люди.


Уйдя из рекламного агентства, я устроилась на рабо­ту в той же сфере, но на этот раз занялась продажей рек­ламных мест. Именно тогда мы с вами виделись в послед­ний раз. Как вы, наверное, помните, я не была прирож­денным продавцом, а на работе не было обучающей программы. Поэтому пришлось все постигать на прак­тике. В двадцать пять лет я руководила журналом, обслу­живавшим весь деловой мир Гонолулу. Моя задача за­ключалась в продаже рекламных площадей. Со мной работали еще два торговых агента. Если не было продаж, не было и журнала. С каждым номером на нас все боль­ше давила необходимость увеличить рекламные продажи. Каждый месяц мы боролись за выживание и каким-то образом всегда выходили из этой борьбы победителями.

Один из первых уроков богатого папы, которыми поделился со мной Роберт, заключался в следующем: чтобы стать инвестором, нужно заставить деньги работать на себя, вместо того чтобы работать ради них

- Там ты работала, когда мы виделись в последний раз. Что было потом? - спросила Лесли.

— В журнале я прорабо­тала около двух лет, а потом решила, что пришло время изменить все самым кардинальным образом. У меня был свой план: во-первых, перебраться в Нью-Йорк, в мировую рекламную Мекку; во-вторых, дойти до верх­ней ступеньки карьерной лестницы; в-третьих, занять руководящую должность в одной из компаний на Мэди­сон-авеню, центре американской рекламной индуст­рии. Таков был мой план, и я твердо его придерживалась. По крайней мере, я так думала.

Как вскоре выяснилось, в нем была одна роковая ошибка. Оказалось, что для успешного продвижения по карьерной лестнице нужно уметь беспрекословно под­чиняться, а я, как вы знаете, очень не люблю, когда мной командуют. Как показывает опыт, выполнять чу­жие инструкции и указания — не в моем характере. Я уже говорила, что меня дважды уволили с одной и той же работы?

Пришлось переходить к запасному плану. Я честно призналась себе, что не смогу ни на кого работать, и ре­шила: «Я сама буду себе начальником!»


Тут возникла очередная дилемма: я совершенно ни­чего не знала о том, как открывать свое дело. Среди мо­их знакомых не было владельцев собственного бизнеса. С чего начинать? Каким бизнесом заниматься? Я с трудом представляла себе, где искать ответы на эти вопросы. Одно я знала наверняка: мне нужно собственное дело. Как это сделать — уже другой вопрос. С бесстрашием молодо­сти в свои двадцать с лишним лет я решила отправиться в Нью-Йорк и разобраться во всем на месте.

Первое свидание с Робертом

— Однажды я пригласила свою подругу Карен в ка­фе, чтобы обсудить с ней свои планы на будущее, — продолжила я. — После тренировки мы отправились в бар, где она встретила друга Роберта, пришедшего со своей компанией. Мы познакомились и тут же забыли друг о друге. По крайней мере, я так думала.

Короче говоря, Роберт добивался свидания почти полгода. Я упорно ему отказывала, объясняя, что соби­раюсь перебраться в Нью-Йорк и не вижу смысла заво­дить новые знакомства в Гонолулу. Кроме того, оказа­лось, что лет восемь назад Карен и Роберт встречались. И вот он звонит ей и говорит: «Карен, я знаю, что вы с Ким — лучшие подруги. Не могла бы ты сделать мне большое одолжение?» Карен спрашивает: «Что ты за­думал?» Роберт, как профессиональный продавец, отве­чает: «Мне нужны рекомендации!» «Я знала, что ты зво­нишь не просто так», — рассмеялась Карен.

И вот она начинает рассказывать мне о том, какой Роберт замечательный парень. Проблема в том, что она настолько его захвалила, что я подумала, будто он до сих пор ей нравится. А я, как верная подруга, не могла пойти на свидание с человеком, в которого она так влюб­лена. Так прошло еще два месяца. Я по-прежнему рабо­тала над своим планом переезда в Нью-Йорк. К этому моменту Карен уже убедила меня в том, что Роберт не интересует ее в романтическом плане. В течение всех шести месяцев ухаживания Роберт присылал мне цветы, открытки из поездок, записки с какими-то милыми глупостями. Однажды он позвонил и в очередной раз при­гласил меня на свидание. На этот раз я, заинтригован­ная и польщенная таким вниманием, ответила: «Может быть, сегодня вечером?»


Вернемся к талантам Роберта как продавца. Вытяги­вая из Карен как можно больше сведений обо мне, он узнал, что больше всего я люблю хорошее шампанское и прогулки по пляжу. Этой информации ему было доста­точно для того, чтобы организовать наше первое свида­ние. И вот, я подъезжаю к роскошному отелю на берегу океана, один из служащих открывает дверцу моей маши­ны и говорит: «Вы, наверное, Ким. Роберт вас ждет. По­звольте проводить вас в его апартаменты». Мы заходим в вестибюль, и я поднимаюсь на лифте в номер Робер­та. Он открывает дверь. Я захожу, мы обмениваемся несколькими фразами и уже вместе отправляемся в один из лучших ресторанов на набережной. К нам подходит метрдотель: «Мистер Кийосаки, ваш столик с видом на океан готов, шампанское охлаждается». Что ж, я впечат­лена. Когда наливают шампанское, снова подходит метр­дотель и говорит: «Если хотите, можете взять шампан­ское с собой и прогуляться по берегу». Достаточно. Я сда­юсь. С тех пор мы вместе.

Деловые партнеры... с первого взгляда

— На первом свидании мы проговорили до трех ча­сов ночи. До сих пор помню главный вопрос, который мне задал тогда Роберт. «Чем бы ты хотела заниматься в жизни?» — спросил он. «Хочу открыть свое дело. Я не могу никому подчиняться и люблю заниматься бизне­сом, поэтому лучший выход для меня — собственное дело», — не задумываясь, ответила я. «В этом я могу те­бе помочь», — сказал он. Уже через месяц у нас созрел план первого совместного предприятия. С первого свидания мы стали партнерами не только по жизни, но и в делах.

Т
ой ночью Роберт объяснил мне модель бизнеса, о которой рассказал ему богатый папа. Он нарисовал такую схему...

Я достала листок из сумки и нарисовала схему.

— «Это называется квадрантом денежного потока, — сказал Роберт. — В нем представлены четыре категории людей: „Р" — работающие по найму, „С" — те, кто сам обеспечивает себя работой, то есть индивидуальные предприниматели, „Б" — владельцы собственного биз­неса и, наконец, „И" — инвесторы».


Я сказала, что на данный момент попадаю в катего­рию «Р», и спросила, чем отличается индивидуальный предприниматель от владельца бизнеса. Он объяснил, что индивидуальным предпринимателем может быть частный врач, бухгалтер, механик или косметолог. Они работают на себя и, как правило, в одиночку обеспечи­вают свой доход. А владелец бизнеса использует наемный труд и только управляет предприятием. Примеры пред­ставителей сектора «Б» — компании «Microsoft» или«Harley Davidson». Если индивидуальный предприни­матель заболеет или возьмет отпуск, то останется без дохода. Если владелец бизнеса возьмет отпуск на месяц или на год, предприятие и без него будет работать ничуть не хуже (если не лучше). «Чтобы стать инвестором, нуж­но заставить деньги работать на себя, вместо того чтобы работать ради них», — сказал Роберт.

«Значит, в идеале мне нужно перейти в категории „Б" и „И", чтобы бизнес и капиталовложения приноси­ли деньги даже в мое отсутствие», — заключила я.

«В этом и состоит наш план», — согласился Роберт. Через два месяца мы организовали первый совмест­ный бизнес: придумали логотип со словами «Win/Win»* /Win — выигрыш (англ.); данный логотип означает, что обе сто­роны остаются в выигрыше. — Прим. Перев/., отпечатали его на майках и куртках и стали продавать их на разных конференциях, семинарах и сборах, проходив­ших по всей стране. Мы хотели насобирать денег на оплату одной из годичных образовательных программ, чтобы затем открыть новое дело.

Примечание. Рассказывая женщинам о бизнесе и ин­вестировании, я побуждаю их перейти из категорий «Р» и «С» в категории «Б» и «И», поскольку именно этот шаг приносит максимальную отдачу от вложен­ных усилий. (Более подробно об этом вы можете про­читать в книге «Квадрант денежного потока».)

1985-й - год в

<< предыдущая страница   следующая страница >>