prosdo.ru 1
Методы дискурс-анализа


Большинство современных исследователей обращаются к дискурс-анализу. Сам термин «дискурс», «обрастая» все новыми и новыми смыслами, широко используется в целом ряде таких дисциплин, как литературоведение, лингвистика, история, психология, философия, социология, антропология и др.

Среди предшественников дискурсивного анализа как особой научной дисциплины следует упомянуть по крайней мере две исследовательских традиции. Во-первых, это традиция этнолингвистических исследований, ориентированных на запись и анализ устных текстов разных языков; среди наиболее известных представителей этой традиции – школа американской этнолингвистики, основанная Францем Боасом. Во-вторых, это чешская лингвистическая школа, созданная Вилемом Матезиусом, которая возродила интерес к таким понятиям, как тема и коммуникативная организация текста.

Как уже было замечено, термин discourse analysis впервые был использован в 1952 Зеллигом Харрисом. В 50-е годы ХХв. Эмиль Бенвенист, разрабатывая теорию высказывания, последовательно применяет традиционный для французской лингвистики термин discours в новом значении - как характеристику "речи, присваиваемой говорящим". Зелиг Харрис публикует в 1952 г. статью "Discourse analysis", посвящённую методу дистрибуции по отношению к сверхфразовым единствам. Т.о. эти два авторитетных учёных закладывают традицию тождественного обозначения разных объектов исследования: Бенвенист понимает под дискурсом экспликацию позиции говорящего в высказывании, в трактовке Харриса объектом анализа становится последовательность высказываний, отрезок текста, больший, чем предложение.

Первоначальная многозначность термина предопределила и дальнейшее расширение семантики. В 60-е годы Мишель Фуко, французский историк, социолог и лингвист, развивая идеи Бенвениста, в предлагает своё видение целей и задач дискурсивного анализа. По мнению Фуко и его последователей, приоритетным является установление позиции говорящего, но не по отношению к порождаемому высказыванию, а по отношению к другим взаимозаменяемым субъектам высказывания и выражаемой ими идеологии в широком смысле этого слова. Тем самым, для французской школы дискурс - прежде всего определённый тип высказывания, присущий определённой социально-политической группе или эпохе ("коммунистический дискурс").


Немецкая школа дискурсивного анализа ( Утц Маас, Юрген Линк, Юрген Хабермас) переняла многие идеи, разработанные М. Фуко, и представила дискурсивный анализ «как средство исторической, идеологической, психологической реконструкции «духа времени».

Анализ дискурса у французских исследователей ( Л. Альтюссера, Ж. Лакана, М. Пеше и франкоязычного швейцарского лингвиста П. Серио) рассматривается шире, чем собственно лингвистическая интерпретация текстов. Анализ дискурса, покидая пространство лингвистики, «соединяется с широким историческим, психологическим анализом».

В это время были опубликованы важные работы европейской школы лингвистики текста (Т. ван Дейк, В.Дресслер, Я.Петефи и др.) и основополагающие американские работы, связывающие дискурсивные штудии с более традиционной лингвистической тематикой (У.Лабов, Дж.Граймс, Р.Лонгейкр, Т.Гивон, У.Чейф). Ван Дейк определяет дискурс как текст в контексте и как событие, которые необходимо описывать эмпирически. Важный момент: дискурс нужно понимать как действие. Центральное значение для него имеет и самодостаточность дискурса, а также акт коммуникации. Дискурс дает представление о предметах или о людях, об их свойствах и отношениях, о событиях или действиях или об их сложном сплетении, то есть о некотором фрагменте мира, который мы именуем ситуацией Определение дискурса в аспекте действия (критический дискурс-анализ): дискурс – язык, используемый в речи или письме – как форма «социальной практики». Дискурс как социальная практика предполагает диалектическую взаимосвязь между определенным дискурсивным событием и ситуацией, институтом и социальной структурой, которые задают его структуру.

К 1980–1990-м годам относится уже появление обобщающих трудов, справочников и учебных пособий – таких, как Дискурсивный анализ (Дж.Браун, Дж.Юл, 1983), Структуры социального действия: Исследования по анализу бытового диалога (редакторы – Дж.Аткинсон и Дж.Херитидж, 1984), четырехтомный Справочник по дискурсивному анализу (под редакцией Т. ван Дейка, 1985), Описание дискурса (под редакцией С.Томпсон и У.Манн, 1992), Транскрипция дискурса (Дж.Дюбуа и др., 1993), Дискурсивные исследования (Я.Ренкема, 1993), Подходы к дискурсу (Д.Шиффрин, 1994), Дискурс, сознание и время (У.Чейф, 1994), двухтомный труд Дискурсивные исследования: Междисциплинарное введение (под редакцией Т. ван Дейка, 1997).


В качестве самостоятельного раздела лингвистики дискурс-анализ формируется в последнее десятилетие XX века, когда текстовый анализ полномасштабно переориентировался в анализ дискурса.

Вслед за определением Н.Д. Арутюновой «дискурс – связный текст, в его совокупности с экстралингвистическим – прагматическими, психолингвистическими и др. факторами; текст, взятый в событийной аспекте; речь, рассматриваемая как целенаправленное, социальное действие, как компонент, участвующий во взаимоотношениях людей и механизмах их сознания (когнитивных процессах)», дискурсивный подход предполагает не только анализ самого текста, но и социальные, культурные условия, при которых он возник, то есть анализ ситуации появления данного текста.

Дискурсивный анализ сконцентрирован на степени и характере различных факторов коммуникативно-речевой деятельности, как непосредственно ситуативного контекста, так и более широкого экстралингвистического фона, на формирование языковых закономерностей конкретного произведения.

Методы, используемые разными школами дискурсивного анализа, весьма разнообразны. В частности, анализ бытового диалога и работы Чейфа опираются на естественный дискурсивный материал. При этом в анализе бытового диалога обобщения добываются путем выявления повторяющихся, доминирующих моделей, а Чейф отдает приоритет методу интроспекции. В работах Томлина эмпирический материал состоит не из естественных, а из экспериментальных данных, а обработка материала включает стандартное для когнитивной психологии использование статистических тестов. Особый круг методологических вопросов связан с транскрибированием устного дискурса. Любая попытка объективной письменной фиксации (транскрибирования) устного языка вынуждает решать множество сложных интерпретационных и технических проблем, неведомых лингвистам, изучающим исключительно письменные тексты. Специалисты по дискурсу давно поняли, что при фиксации устной речи важны не только слова, но и множество других обстоятельств – паузы, просодия, смех, наложение реплик, незаконченность реплик и т.д. Без этих деталей осмысленный анализ устного дискурса попросту невозможен. При этом разработка последовательных методов транскрипции и выбор разумного уровня детализации являются чрезвычайно непростыми проблемами. Поэтому в настоящее время принципы транскрибирования устного дискурса являются предметом едва ли не целого научного направления (работы группы Е.А.Земской, Дж.Дюбуа и его соавторов, Дж.Гамперса и др.). Еще одно важное методологическое нововведение последних лет – все более активное использование корпусов текстов в дискурсивном анализе. В мире существует целый ряд компьютерных корпусов, насчитывающих миллионы словоупотреблений, которые могут применяться для проверки выдвигаемых гипотез. Большинство этих корпусов связаны с английским языком, но имеются корпусы и по некоторым другим языкам.


Дискурс-анализ это совокупность  методик и техник интерпретации различного рода текстов или высказываний как продуктов речевой деятельности, осуществляемой в конкретных общественно-политических обстоятельствах и культурно-исторических условиях. Тематическую, предметную и методическую специфику таких исследований призвано подчеркнуть само понятие  дискурса.

В этом неоспоримое преимущество данного подхода, поэтому методы моделирования дискурса, обоснование  его компонентов и изучение его структуры как целостной коммуникативной единицы активно используются различными исследователями.

Например, М. Холлидей создает модель  дискурса, в которой взаимодействуют три структурных компонента: смысловое (тематическое) поле, тональность (регистр) и способы реализации дискурса. Эти компоненты получают формальное выражение в речи и могут служить объективным основанием для выделения содержательных особенностей коммуникации, которые обусловлены социальным контекстом на фоне властных отношений адресата и адресанта.  Также некоторые методы А.Д. используются в самых различных исследованиях при рассмотрении конкретных текстов высказываний социальных агентов в процессе  коммуникации. А.Д. как целостной, социально обусловленной единицы коммуникации, а также понимание взаимосвязи различных типов дискурсов (научного, политического, идеологического и пр.) выявляет перспективу создания общей теории социальной коммуникации. Но ей должна предшествовать разработка ситуационных моделей, отражающих степень воздействия социокультурных факторов на процесс коммуникации.

В настоящее время  анализ дискурса воспринимается как междисциплинарный подход, оформившийся на стыке социолингвистики и лингвокультурологии, но впитавший в себя приемы и методы различных наук гуманитарного профиля: риторики, языкознания, философии, психологии, политологии, социологии и т.п.


Основные подходы в рамках коммуникативного моделирования дискурса связаны главным образом с обобщенным представлением о структуре его концептуальной организации. Она рассматривается в качестве механизма организации наших знаний об окружающем мире, их упорядочения и систематизации, регулирования нашего поведения в определенных ситуациях (в процессе труда,  отдыха, игры, ритуала  и т.д.), создания социальной ориентации участников коммуникации, функционирования основных компонентов дискурса в адекватной интерпретации информации и поведении людей. Здесь познавательный аспект дискурсивных практик смыкается с прагматическим аспектом, где важную роль играют социальные условия взаимодействия коммуникантов. С учетом этих аспектов создавались такие аналитические модели дискурса, как "ментальная модель" (Ф. Джонсон-Лэрд), представляющая обобщенную схему наших знаний об окружающем мире; разработана модель "фреймов" (М. Мински, Ч. Филмор) как схема  организации представлений о различных способах поведения в типовых ситуациях, а также модель "скриптов" (сценариев) (Р. Шенк, Р. Абелсон), предусматривающая развитие  и изменение  таких типовых ситуаций и их корректировку.

Для изучения коммуникативных аспектов функционирования дискурса применяется "ситуационная модель" Т.А. ван Дейка, сочетающая принципы  анализа социальных категорий, определяющих наши представления и поступки в социальном контексте с личностным знанием  субъекта (оценки,  мнения, установки), а также социосемиотический подход М.А. Холлидея и его "полевая модель" дискурса, объединяющая эмпирический,  логический, межличностный и контекстуальный уровни анализа


В итоге на данный момент основные стратегии и тактики в рамках А.Д. предстают в виде разнообразных междисциплинарных исследований, для которых характерно многообразие как способов постановки проблем интерпретации, так и их решения вплане  трактовки содержания текстов: от простых, экстенсивных (манифестирующих) до дискриптивных, интерпретативных (латентных). При этом вграницах  данного проблемного поля предполагается возможность соотнесения друг с другом таких качественных методик изучения текста, как структурный, семиотический (семиологический), системный, символический (мифологический) анализ; анализ социальных индикаторов и наррации (линии) ключевых слов; социально-ролевой, риторический, перформативный, жанровый, речедеятельностный, психоаналитический, критический, исторический, культурологический, интертекстуальный, феноменологический типы анализа; контент- и интент-анализ; анализ коммуникативных стратегий и свободных ассоциаций; прагма-, психо-, социо-, этно-, когнитивно-лингвистический анализ.

 А.Д. Обобщить и сгруппировать эти разнообразные направления представляется возможным в виде трех основных групп, объединенных по принципу своего отношения к анализу отдельных высказываний как текстов. И тогда можно выделить: 1) текстуальный подход как сознательно ограничивающий свои исследовательские интересы  рамками одного отдельно взятого текста как изолированного, автономного речевого образования; 2) интер- или гипертекстуальный подход, пытающийся выявить и проанализировать смысловые взаимосвязи (цитаты, ссылки, аллюзии, реминисценции) между самыми различными текстами; 3) контекстуальный подход, рассматривающий любое высказывание (текст) как продукт  деятельности социальных агентов, всегда включенных всоциальные взаимодействия  и структуры, конкретную политическую и культурно-историческую ситуацию. В рамках первого из указанных направлений, которое исторически сложилось раньше всех остальных, акцент ставится на рассмотрении прежде всего отдельно взятой единицы анализа,  в качестве которой могут выступать слово, предложение, фраза, фрагмент текста или весь текст в целом. При этом считается, что тексты сообщений следует анализировать на различных уровнях описания прежде всего с точки зрения их собственной структурной организации, когда в центре внимания исследователя всегда находится прежде всего сам текст и многообразие вариантов его интерпретации, осуществляемых с различных позиций. При этом данные  позиции (точнее, "следы" их присутствия) всегда "проявляют" или "обнаруживают" себя, будучи помещены изначально как бы "внутри" смыслового пространства текста. Классические образцы такого рода анализа представлены в работах русских формалистов (Шкловский, Тынянов, Эйхенбаум, Томашевский) и французских структуралистов (Барт, Леви-Стросс, Тодоров, Греймас, Бремон), вдохновленных исследованием  морфологии русской сказки В. Проппа.


Напротив, сторонники второго подхода, который можно обозначить как интертекстуальный и к которому относятся представители французской школы анализа дискурса постструктуралистского периода (Кристева, Деррида, Серио, Пешё, Анри, Робен) стремятся выявить и проанализировать указанные позиции в качестве возможных вариантов интерпретации текста (высказывания) всегда как бы "извне", т.е. в процессе сопоставления и сравнения с другими текстами или высказываниями. При этом считается, что именно в пространстве интертекстуального взаимодействия осуществляются самые разные стратегии чтения и понимания текстов, в результате чего и становятся возможны различные варианты их интерпретации. В итоге в рамках данного направления становятся возможны два пути исследований.

Первый ориентируется на поиски системы устойчивых значений, инвариантов смысла, присущих всем рассматриваемым текстам, что позволяет решить проблему их переводимости и взаимопонимания. Второй путь, напротив, подчеркивает специфику и своеобразие каждого текста и в каком-то смысле его уникальность, поскольку "все течет, все меняется", а потому даже одно и то же выражение "не может быть повторено дважды", т.к. постоянно изменяются контексты его порождения и восприятия (понимания). Такой путь закономерно приводит к третьему из указанных подходов, который можно обозначить как контекстуальный. В рамках данного направления принято считать, что текст вплетен в некую "паутину значений" - сеть, "сотканную" и автором, и адресатом, а также обществом  и культурой, в которых и стало возможным общение  между ними. В тексте и его интерпретациях  обнаруживается сама история,  поскольку любые высказывания, дискурсы и "дискурсивные комплексы"  приобретают определенный смысл только в конкретной исторической ситуации. Поэтому "паутину значений" можно понимать как культуру или "систему смыслов", которые ориентируют человеческие существа по отношению друг к другу и окружающему миру (К. Гирц). Этот уровень интерпретации сопряжен с тем, что именно текст представляет, репрезентирует, воспроизводит, на что указывает и что называет. Это то, что принято называть "референтом" или "денотатом" высказывания и что открывает намсоциальные отношения,  в контексте которых происходит коммуникация  субъектов, а также различные культурные коды, которые можно выделить в их речи. К числу представителей данного направления можно отнести британских социологов М. Малкея и Дж. Гилберта, осуществляющих дискурсивный анализ высказываний ученых преимущественно в естественнонаучных кругах. Их работы посвящены относительно мало изученным сторонам научной деятельности и позволяют проанализировать социокультурные, институциональные, коммуникативные и личностные аспекты познания. В этом же русле работает и уже упоминавшийся голландский исследовать Т.А. ван Дейк, который создал ситуационную модель А.Д., рассматривая процессы коммуникативных взаимодействий не как жестко алгоритмическую, но как гибкую стратегическую процедуру. Отталкиваясь от разработок в области грамматики текста, прагматики дискурса и когнитивного моделирования коммуникации, Ван Дейк исследует специфику функционирования языка в СМИ с учетом таких социальных факторов, как мнения, установки говорящего и слушающего, их социальный статус,  этническая принадлежность и т.д. Как подчеркивает исследователь, "анализ дискурса не следует ограничивать структурами текстов или диалогов. Когда дискурсы получают определения как единицы вербального общения или как коммуникативные явления, к их реальной обработке или использованию в социальных и коммуникативных аспектах следует обращаться с позиций целостного, интегрированного подхода" (Ван Дейк).


Общая методика  А.Д. всегда воспроизводит модель качественного содержательного анализа, которая в отличие от формально-количественных методик (например, контент-анализа)  способна выявить не только явно присутствующие и отчетливо фиксируемые текстовые данные, но и скрытые, латентные смыслы сообщения. Обобщенная модель качественного содержательного А.Д. складывается из следующих пошаговых стратегий исследования: фиксация изучаемого материала; выделение его формальных характеристик; обозначение контекста как коммуникативной ситуации; выбор направления и стратегии анализа; теоретическое дифференцирование и структурирование этапов исследования; определение  техники и средств анализа при использовании конкретной модели исследования; дефиниции единиц анализа; проверка системы категорий в теории и на эмпирическом материале; осуществление основных этапов исследования (дескрипция, реконструкция, интерпретация); фиксация результатов исследования, их обобщение, истолкование и структурирование.

Методическая схема А.Д. близка по логике к другим формам  содержательного анализа и выстраивается по следующим этапам: определение цели исследования; обеспечение выборки (отбор единиц анализа); сбор материалов и

документов (методами опроса,  интервью,  сканирования и т.д.); фиксация основных показателей речевого материала; транскрибирование (расшифровка) полученных данных; выявление их основных параметров; перекодировка в соответствии с системой принятых категорий; реконструкция смысла полученных сообщений; анализ обработанных данных, их обобщение и систематизация; общий отчет и выводы. Программа  эмпирических исследований в рамках А.Д. выглядит как ряд последовательно задаваемых вопросов и выполняемых задач: как сформировался данный тип дискурса; какие изменения фиксируются в нем за определенный период времени; к какой аудитории он обращен и в каких социальных сферах задействован; какие явные и скрытые сюжеты, жанры и сценарии (когнитивные схемы, идеологические программы, моральные оценки) в нем реализуются; какие риторические, логические и эстетические средства для этого используются; в чем проявляется специфика выразительных средств сообщения; кто является их носителем (производителем речевой практики); в каких отношениях с другими дискурсами (возможно, конкурирующими) они находятся; насколько успешен (эффективен) данный тип дискурса и какова сила  его влияния на аудиторию.


Такова обобщенная формальная модель  (схема) реализации методической программы исследований в рамках А.Д., на разных этапах и стадиях  которой в зависимости от конкретной ситуации могут быть задействованы и использованы самые различные подходы и методы, дополняющие и корректирующие друг друга. А.Я. Сарна

.          Арутюнова Н.Д. Дискурс // Лингвистический энциклопедический словарь – М., 2000.

2.          Бенвенист Э. Общая лингвистика. Пер. с франц. – М., 1974.

3.          Борботько В.Г. Элементы теории дискурса. – Грозный, 1981.

4.          Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. – М., 1981.

5.          Гийом Ж., Мальдидье Д. О новых приемах интерпретации, или Проблема смысла с точки зрения анализа дискурса // Квадратура смысла: Французская школа анализа дискурса. – М., 1999.

6.          Греймас А.Ж., Курте Ж. Семиотика. Объяснительный словарь теории языка // Семиотика. – М., 1983.

7.          Дейк Т. ван. Язык. Познание. Коммуникация. – М., 1989.

8.          Моррис Ч.У. Основания теории знаков // Семиотика. – М., 1983.

9.          Олянич А.В. Презентационная теория дискурса. – Волгоград, 2004.

10.       Пеше М. Контент-анализ и теория дискурса // Квадратура смысла: Французская школа анализа дискурса. – М., 1999.