prosdo.ru
добавить свой файл
1 2 ... 39 40
love_contemporary


Вирджиния Исаевич Эндрюс

Секреты утра

Серия «Лотос» предлагает вниманию читателей новый роман известной американской писательницы Вирджинии Эндрюс «Секреты утра», в котором любителей любовного жанра ждет встреча с героями романа «Долгая ночь».

В романе «Секреты утра» молодая и талантливая Дон Катлер полна надежд осуществить свою мечту – стать знаменитой певицей. В Нью-Йорке в школе Искусств ее покоряет один из педагогов – звезда оперной сцены Михаэль Саттон. Любовь доверчивой девушки и искушенного маэстро заканчивается драматически, и чтобы скрыть «позор» семья отправляет Дон в заточение – в старинное поместье Медоуз…

В романе «Дитя заката» вас ждет новая встреча с уже известными героями.Of The Morning

Вирджиния Эндрюс

Секреты утра

Пролог

Мы летели сквозь облака, и Нью-Йорк внезапно появился под нами. Нью-Йорк! Самый захватывающий город в мире, город, о котором я столько читала и слышала, видела в проспектах и журналах. Я смотрела в окно, запотевшее от моего дыхания. Огромные небоскребы, казалось, находились здесь вечно, в таком отдаленном прошлом, какое я только могла себе вообразить.

Когда стюардесса попросила нас пристегнуть ремни, засветилась надпись «не курить», мое сердце начало биться так интенсивно, что я боялась, что старая леди, сидящая около меня, слышит его. Она улыбнулась мне, как бы подтверждая безумную догадку.

Я закрыла глаза, и на меня нахлынули воспоминания.

Все случилось так быстро – открывшиеся правда о моем похищении и ложь бабушки Катлер – события вынудившие ее обещать быть сдержанной с Лонгчэмпом, человеком, которого я ошибочно считала своим отцом. В обмен я должна была пойти в школу Искусств в Нью-Йорке, в результате отпадала необходимость держать в доме того, кто не был действительно Катлером. Моя мать признала связь с путешествующим певцом, моим настоящим отцом, и отказалась от любой ответственности. Бабушка Катлер могла сделать со мной все, что угодно, как и с любым на побережье Катлеров, включая ее сына, мужа моей матери – Рэндольфа.


Жизнь стала ужасной для меня на побережье Катлеров после того, как я вернулась в семью, считавшую своей. Смогу ли я навсегда забыть придирки Филипа, злобу Клэр, все то, что в конечном счете привело к аресту бедного Джимми. Теперь я была на распутье – вернуться обратно в дом Катлеров, ничем меня не привлекавший, или остаться в Нью-Йорке, где я никого не знаю. Даже надежда на то, что здесь сбудется моя мечта: учиться пению, не уменьшает ужаса перед городом, таким большим городом. Неудивительно, что я не дышала, и мое сердце готово было вырваться из груди.

– Кто-нибудь вас встретит в аэропорту, дорогая? – спросила старая леди, сидящая рядом. Она представилась как Марьям Леви.

– Водитель такси, – пробормотала я и проверила документы в кошельке. Я должно быть смотрела на них двадцать раз в течение полета, но все же еще один раз не показался лишним. – Он должен быть внизу, где выдают багаж, с табличкой с моим именем.

– О да, это вошло в традицию. Вы увидите, – проговорила она, похлопав меня по руке. Я сказала, что буду жить в студенческом общежитии школы имени Сары Бернар. – О, это хорошее место на Восточной Стороне.

Когда я спросила, что такое Восточная Сторона, леди объяснила, что улицы и проспекты разделены на восточные и западные, так что необходимо знать, какая, например, нужна 15 улица, Восточная или Западная. Это казалось очень сложным. Я представила себя заблудившейся и обреченной навсегда брести через длинные, широкие авеню с тысячами мчащихся и ничего не замечающих людей.

– Вы не должны бояться Нью-Йорка, – сказала она, поправляя шляпу. – Город большой, но люди дружелюбны, если только вы постараетесь поближе узнать их. Особенно мои соседи. Я уверена, хорошая девушка, подобная вам, найдет друзей быстро. И только подумайте о всех замечательных вещах, которые можно здесь увидеть и сделать.


– Я знаю, – кивнула я и убрала брошюру о Нью-Йорке обратно в сумочку.

– Что за удача для девушки лететь в Нью-Йорк, чтобы учиться в известной школе, – сказала миссис Леви. – Я не то, чтобы была еще более молодой чем вы, когда моя мать привезла меня из Европы. – Она засмеялась. – Мы думали, что улицы здесь действительно вымощены золотом. Конечно, это было волшебной сказкой. – Она сжала мой локоть. – Возможно для вас, улицы и будут в золоте, для вас волшебная сказка будет реальностью. Я надеюсь, – ее глаза излучали тепло.

– Спасибо, – ответила я, хотя я больше не верила в чудеса, особенно в то, что волшебная сказка станет реальной для меня.

Я задержала дыхание, когда шасси самолета коснулись взлетно-посадочной полосы, мы покатились.

Я действительно здесь.

Я в Нью-Йорке!

Глава 1

Новое приключение, новый друг

Мы покинули самолет и вошли в аэропорт, госпожа Леви увидела сына и дочь и помахала им рукой. Они подошли, обняли и поцеловали ее. Я смотрела на них и мечтала о семье, которая с тревогой ожидала бы моего прибытия. Как замечательно, должно быть, чувствовать после поездки, что есть те, кто любит вас, ждут, скучают без вас. Я мечтала. Но как достигнуть этого?

Госпожа Леви, найденная своим семейством, забыла обо мне. И я отправилась вместе со всеми пассажирами за багажом. Подобно маленькой девочке, впервые попавшей на ярмарку.

Я смотрела на все широко отрытыми глазами. На большие, красочные рекламные щиты Нью-Йорка. Там была жизнь, о которой я мечтала. Эти звезды, когда же я окажусь среди них? Так ли уж несбыточна моя мечта, что однажды я буду изображена на одном из этих красивых плакатов?


Я продолжала спускаться вниз по коридору, пристально разглядывая огромную рекламу perfume Elizabeth Arden. Женщины на всех постерах напоминали кинозвезд – шикарная одежда и красивые лица.

Меня преследовал голос, объявляющий о посадках и отправлениях самолетов.

Мимо меня проходили иностранцы – муж, жалующийся на что-то своей жене, мать, тянущая за собой детей. Два моряка посмеялись над моим рассеянным видом. Дальше вниз по коридору я увидела трех курящих девушек. Они были не старше меня и почему-то злобно покосились в мою сторону, заметив мой пристальный взгляд.

Никогда я не видела такое большое количество людей в одном месте сразу. И так много богатых! Мужчины в мягких темных костюмах и коричневых кожаных ботинках, женщины в изящных шелковых платьях и пальто, алмазы сверкали в ушах, стучали по коридорам высокие каблуки.

Вскоре я поняла, что заблудилась.

Я не видела ни одного человека из моего самолета.

Что если не найду водителя такси, и он уедет без меня?

К кому обратиться? Куда идти?

Мне показалось, что вижу госпожу Леви, идущую по коридору. Сердце подскочило от радости, но тут же упало, когда я поняла, что это была другая пожилая леди в похожей одежде. Но тут я заметила высокого полицейского возле газетного киоска.

– Извините. – Он посмотрел сверху вниз на меня, на его открытом как газетный лист лице отразилось изумление.

– Чем могу помочь юной леди?

– Мне кажется, что я заблудилась. Я только отошла от самолета и уже собиралась идти за багажом, но засмотрелась на рекламу и… – Его синие глаза сверкнули.


– Это все? – спросил он, сворачивая газету.

– Да, сэр.

– Сколько Вам лет?

– Почти шестнадцать с половиной.

– Хорошо, достаточно чтобы не заблудиться, если обращать внимание на указатели. Но не все потеряно. Не волнуйтесь. – Полицейский берет меня за плечо, поворачивает и объясняет, как добраться. Когда я уже отошла, он крикнул мне вслед: – Теперь идите и не оглядывайтесь по сторонам, слышите?

– Я не буду, – пообещала я.

Через некоторое время я добралась до места, где пассажиры получали багаж, и протиснулась между молодым солдатом и пожилым человеком. Как только солдат увидел меня, он отошел вправо, чтобы мне было просторней. У него были темные карие глаза и дружелюбная улыбка. Форма облегала его широкие плечи, на правом нагрудном кармане у него была лента.

– Это за меткую стрельбу, – гордо пояснил он. Я смутилась. Госпожа Леви сказала мне еще в самолете, что не стоит пристально смотреть на людей в Нью-Йорке, а я не могла от этого удержаться.

– Откуда вы? – спросил солдат.

На другом кармане была написана его фамилия, Вильсон.

– Вирджиния, побережье Катлеров, – ответила я.

Он кивнул.

– Я из Бруклина. Это – Бруклин Нью-Йорка, – он добавил со смехом. Пятьдесят первый штат. Я покинул его еще мальчишкой.

– Бруклин – штат? – удивилась я.

Он рассмеялся.


– Как вас зовут?

– Дон.

– Я – рядовой первого класса Джони Вильсон. Мои друзья называют меня Буш из-за моей прически, – сказал он и потрогал рукой коротко остриженные волосы. – Я носил эту стрижку еще до армии.

Я улыбнулась и вдруг заметила, что один из моих чемоданов проезжает мимо по транспортеру.

– О, мой багаж, – я напрасно попыталась его достать. Вильсон, ловко пробираясь сквозь толпу, схватил мой чемодан.

– Спасибо, – сказала я, когда он его принес. – У меня есть еще один. Я лучше буду смотреть во все глаза за багажом.

Джони снял свой мешок, стоящий между двумя черными чемоданами. Когда я увидел свой второй кейс, Джони опять помог мне.

– Спасибо.

– Где вы остановитесь, Дон? В Бруклине? – спросил он с надеждой.

– О нет, я еду в Нью-Йорк.

Он снова рассмеялся.

– Бруклин в Нью-Йорке. Вы хоть знаете свой адрес?

– Нет, его знает водитель такси.

– Я помогу вам отнести один из ваших чемоданов к воротам.

Он схватил его прежде, чем я успела возразить, и был уже далеко. В воротах стояли люди с табличками, на которых были написаны фамилии встречаемых, как и предсказывала госпожа Леви. Я осмотрелась, но отыскать своего шофера так и не смогла. Комок подкатил к моему горлу. Что если никто не пришел меня встретить, так и не узнав номер моего рейса? Казалось, что все знают, куда нужно идти, лишь я единственная прибыла в Нью-Йорк впервые.


– Нашел, – крикнул Вильсон.

Я посмотрела в указанном направлении и увидела высокого, темноволосого человека, стоящего с табличкой: Дон Катлер.

– Несомненно, он дожидается вас, – сказал Вильсон и повел меня вперед.

– Вот она.

– Хорошо, – кивнул водитель. – Я поставил машину напротив аэропорта, подальше от местных полицейских. – Идемте, – он едва взглянул на меня и взял мои чемоданы.

– Спасибо, – сказала я солдату.

Он улыбнулся.

– Счастливого пути, Дон, – крикнул мне вслед Джони.

Я следовала за водителем. Когда я оглянулась, рядовой Вильсон показался мне ангелом хранителем, спустившимся с небес, чтобы помочь мне. Еще некоторое время я чувствовала себя в безопасности, даже в этой огромной толпе. Будто я была снова с Джими, с кем-то сильным, кто заботится обо мне.

Как только мы вышли из аэропорта, я зажмурилась – настолько ярким было солнце. Но я была довольна, что стоял теплый, летний день. Мне казалось, что город тепло приветствует меня. Водитель такси показал мне машину, погрузил мои чемоданы в багажник и открыл дверь.

– Быстрее отъезжаем, идут полицейские, они не позволяют нам парковаться здесь. – Машина быстро тронулась с места, сделала несколько крутых виражей, мы обогнули несколько стоящих автобусов и, проехав через туннель, оказались на открытом шоссе.

– Впервые в Нью-Йорке?

– Да.

– Здесь можно хорошо заработать, но лучше бы я жил где-нибудь в другом месте. Знаете, что я хочу этим сказать?


Я не знала, ждет он ответа или нет.

– Нужно жить по правилу: живи и позволяй жить другим, и все будет о'кей. Я говорю это вам, я говорю это собственной дочери. Когда идете по улице, смотрите прямо и не не слушайте никого. Знаете что это означает? – спросил он снова.

– Да, сэр.

– У вас будет все в порядке. Вы напоминаете шикарный торт, и вас ждет хорошее соседство. Но учтите, в Нью-Йорке все предельно вежливы, даже грабители говорят: «Извините, не найдется ли у вас 10 долларов?» – Он пристально посмотрел на меня в зеркало, желая обнаружить, какой эффект на меня произвели его слова. – Всего лишь шутка, – добавил он смеясь.

Он занялся радио, а я принялась разглядывать небоскребы, мечтая надолго сохранить первое впечатление от Нью-Йорка. Все казалось подавляющим. На что же бабушка Катлер в действительности надеялась, планируя мою поездку? Я не понимала. Она думает, что я запаникую и буду умолять вернуть меня обратно? Или она надеется, что избавилась от меня, от моих «подозрительных глаз» навсегда? Сердце мое сжалось от тоски. Нет, я была также сильна как и бабушка, даже сильнее.


следующая страница >>