prosdo.ru
добавить свой файл
1 2 3 4


Пролог

Октябрь 6. «Бездна». 1998год

Вокруг мертвости всей ночной ауры немло шарит нежно-белое сияние; к ней тропотно единится дыхание. Медленное, совсем почти такое же немое, как и само лунное отлуние.

Тело дрожит от прохлады. Все кости пропитаны влагой этой мряклой темноты. Дождь до самых клеток просачивается, одаривая внутренности новой порцией сырой мокроты. Легкие начинают хрипло сопеть, испытывая острые штыки морозного воздуха. Сквозь протягивается холод, оставляя по себе болезненные следы кашля.

- Кх-кх, - влажно отхаркается остаток еще теплого воздуха изнутри.

Изгибаясь, словно две грязные змеи, руки с надеждой пытаются ухватиться за кусок тепла, что собрался возле груди. Оно не достаточно греет, но доставляет телу новый излишек пыток прогреться. Организм до всех кусочков плоти ужасно истащен и глаза едва открыты, но уже не способны понять происходимое.

По кладеной дождевой мрякой улице ежджают машины, оставляя по себе волны ядовитого газа и желание посидеть в теплом салоне под топленой печкой и компанией дряхлой, но приятной слегка пьяному таксисту, музыкой. Последняя такая безденежная поездка состоялась на конце августа. Но тогда «такого нежданного клиента» просто за шиворот вытолкали с машины на улице возле клуба и грязно поиздевались, избив тело. Забитые колени и пятня синих следов от побоев не сходили со спины и живота несколько недель. Больше и не хотелось лезть к столь агрессивным водилам. Лучше подохнуть от пневмонии или от голода здесь, на просушенной борделями земле, брошенных проулков и забытых пустых пивных бутылок, возле обломков чужих судеб и кучей заразы под босыми ногами.

О такой жизни никто не мечтает, но кому дано ее выбирать.

Простое утро

Июль 9. Нью-Йорк. 2012 год.

От избытка утренней лени совсем не было желания вставать. Холодный до последней косточки ветер пропитался сквозь комнату, напоминая до лишних сердечных уголков кусочки прошлого. Пошатнув головою дабы забыть все это, волосы гладко уложились по всей длине на плечи, кусочками треугольной стрижки задевая лопатки. Дотянувшись к тонкой, почти ленточной, резинке, рукою вся эта сонная головная безграмотность была уложена в более менее приличный конный хвостик.


Нормально перекрутив на себе беловатую извернутую на бок майку, ноги, немного пришов в себя от спячки, сперлись на край кровати, рефлексно напялив на себя угловатые тапки. Привычный режим уже вьелся до остатка печени. Хотя первая нормальная за три месяца суббота дарила хоть какие-то надежды на отдых, но вся дневная обычность не давала спокойно расслабиться.

Бодряще захлебнув готовый кофе, словно новенькую порцию барного виски, Идэн мимовольно прокрутила головою, как после спиртного. В глотке давно не катился горький вкус утреннего кофе с-под домашней готовки. Слегка украшенный каплями корицы и долькой сахарного кубика, напиток не слишком отступал от рейтинга машинных латэ из автоматов в офисе.

Все еще прохлаждаясь в белье, девушка заскочила на кровать и отпрыгнула к шкафу. Захватив классические джинсы под набор зелено-синей канадской майки из бывшего турне, мисс Кросс, схватно стала наряжаться. По пути заскочив к ванной, она небрежно хлебнула водою на лицо, прежде почистив зубы. Подавая на лицо немного французской красоты из набора итальянской косметички, Идэн подчеркнула края глаз легкой тушовкой и украсила губные изгибы мазком прозрачного блеска.

Наконец побыстру закончив скоростной марафет, девица ухватилась за мелкой сумочкой на тумбе возле выхода и шагнула за порог своей квартиры. Пробитый свежим ароматом сохлого бетона воздух пролетел сквозь легкие, выдыхаясь остатком ненужного организму газа. Спустившись на лифте к уличному пространству, Идэн уверенно топнула подошвой зашаревшихся в ожидании плотных кросовков, брезгуя компанией угрюмых таксистов.

Забыто минуя множество манящих бутиков, Кросс завернула в скрытный уголок, где увлеченно заскочила к небольшой кафешке. Умостивши укрытую плотным шаром джинсовой ткани попку, она засела за крохотный «кавовой» столик возле широкого окна, на всю стену.

- Доброе утро, Идэн,- назойливо улыбается дружеской ухмылкой знакомый официант. – Тебе как обычно или, может, что-то новенькое?


- Ну, если вдруг ты научился готовить, Фрэнс, то тогда мне еще порцию твоего подгорелого блюдо, - с довольной шутливой мордочкой, хохочет клиентка.

- Идэн, для тебя что угодно, - продолжил дружескую клоунаду Фрэнс и с разворота удалился за стойкой у бара.

Глазами девушка опять удалилась в «окошко» просматривая блики машинных дверц и солнечных отблесков на их гладкой поверхности. Осматривая городскую жизнь, прислушиваясь к утаенному шуму вредоносного вида, Идэн необдуманно поправляла краешек вытолканного из уложенной прически волоска.

Буквально за несколько заботливых минут подошел Фрэнс, подавая на столик порцию латэ и пирожного, плюс еще подгорелую яичницу.

- Не стоило, - с редкой ухмылкой подводит удивленный взгляд подруга, усматриваясь на улыбающегося официанта.

- Как ты и просила. Яйцо конечно за счет заведения.

- Сильно благодарна, - тянет длинную капризность с приправленной удивлением благодарностью девушка. – Держи, тебе чаевые, кулинар.

- Не стоит.

- Да возьми. Угостишь, может, кого-то.

- Ну, спасибо.

Когда она осталась наедине со своим углубленным взглядом, Идэн плавно взялась хлебать доставленное ей латэ, медленно закусывая сладким десертом.

Фрэнс продолжил свой рабочий долг, обслуживая остальную горстку клиентов, большинство которых жлобились на малостоящее угощение парою центов, старанному рабочему.

Закусив последним кусочком пирожного, Идэн, забросив сумочку на плече, попрощалась с другом, махнув ему рукою с напханным ртом при выходе. Доставшись до уличной прохлады и дерзких ароматов городского хаоса, настойчивая брюнетка крупными шагами досталась своей устроенной квартирке. Столь уютная походка в честь субботнего завтрака выдалась весьма приятной и удачной.

Довольно забросив комок ключей на спинку коридорной полки, Кросс обломал неожиданный в такое время суток звонок. На экране мобильника светилось: «С работы». Идэн обычно не любит подписывать именами дружков с офиса либо босса. Не имея там достойных друзей, она брезговала такой «честью» давать им истинные названия в телефоне. Вот, приклав трубку к слегка проветренному уху, она, словно только что настроенная гитара, заиграла своим « Здрасте».


«Доброе утро, Идэн, это Джона Вейл (начальница)» - послушалось из другого конца «провода». «Нашей конторе предлагают новое турне на какие-то острова. Тебя записывать?»

«Да, пожалуй, если это не в счет отпускных».

«Хо-рошо» - прерывчасто молвила начальница, буд-то записывая мое имя. «Приглашай друзей, если хочешь. Билеты со скидкой так, что это выгодное предложение. До свидание».

«Окей. До свидания, миссис Вейл».

Очередное путешествие опять несет череду интересной скуки в банальную жизнь. Идэн не сильно огорчалась рабочей рутине и дарованной ей обстановке, ведь прежняя жизнь совсем не устраивала ее своей убийственностью.

Тускло вздохнув, она ввалилась на мягкую устеленную простынь, подглядывая за потолком. Собирая мусорные мысли по полкам, Кросс планирует новый выезд. Друзей у нее толком не было из-за ее неприемливого прошлого с улицы, но единственным кого она могла пригласить в тур, так это только Фрэнса. Они не слишком близки в отношения, но достаточно знают друг друга по утренним завтракам в общей кафешке. Быстро в лежащей позе набрав смс на неслишком оновленом технологиями смартфоне, девушка довольно, словно годами наученный пианист, что создавая гениальное сочинение, вычеркивает последнюю ноту, нажимает «Отослать». Сощитав пару грошей, сообщение ловко долетает адресату.

Буд-то устало отваливая руку, Идэн опять засыпает.

И вправду странный образ жизни.

Удачный полет

Июль 12. Самолет «Air-week». 2012 год.

Уютно примостив свою томленую ранним утром попку, девица листает страничку книги, которая так и осталась непрочитанной после канадского отпуска. Возле неё пустовала «оконная сидушка». Рядом, через дорожку самолета, сидит слегка обеспокоенный легкой дремотою Фрэнс. Скромно потягивая руки возле пустой сидушки, он сонно глядит на зачитанную подругу продолжая свою рефлексную разминку.

Фрэнс был еще давним другом. Идэн повстречала его в баре недалеко от офисного центра, где сама работала. Желая больше спокойной жизни, он переходит в мелкий кафетерий на перекрестке дорожных трасс. Со своим немного утомительным характером в клубах его не ценили, даже с набором свежих шуток и удачным умением поддержать за плече во время скуки. Он никогда не был типичным ухажером, но умел славно подсладить тоскливые житейские моменты. Под стриженой русой шевелюрой прятался истащеный науками искусства мозг, который не мог пригодится в современном бизнэсовом стиле. Но зарабатывая пару долларов на жизнь в квартирке с кормежкой назойливого уличного кота-гостевого, он вполне был доволен жизнью, даже больше, чем финансовые проныры с кассами банковских чеков на миллионы в кармане.


Взглядом Фрэнс слишком отличался от простого народа. В нем таилось что-то, словно еще со времен дуэлей и дамских упаданий. Слишком детским и довольно строгим мужественностью был его взгляд. Компания Идэн служила ему отличной добавкой в ручей его стремящей жизни. Они уместно беседовали на любые темы, словно брат и сестра, даже не имея ни капли сходства или родственных связей.

С детства он был довольно стеснительным, но всегда умел поддержать разговор или вывести его в более восторженное русло, что придавало новой изюминки в каждый лепет.

Идэн же была красавицей своего рода. Хоть росла она на уличной почве, но смогла воспитать в себе человека, достойного данного ей подарка от судьбы. Хоть парочка дерзящей грубости в ней еще осталась, глубоко прирос к прошлости, от которой она не могла избавиться. Темные с кавовым намеком локоны отлично выражали ее острый взгляд. Под черной подводкой точных изгибов ее густых ресниц вся сладость ее шоколадных глаз разливисто дарила ей еще больше неземной красоты. Гладким блеском на губах катилась солнечная искра, отражаясь на ее щеках. Образом ангела она совсем не была, но вполне могла ровняться своей внешностью с женщинами международных модельных показов.

Перелистав очередную страничку, Идэн пленила жажда. Махнув рукой, она заказала у пришедшей лётной светловолосой девицы бутылочку газировки.

Только открыв наполненную шипящими газами бутылку, девушку околебнул толчок сидушки.

- Приветик, - сразу же высветлилось личико брюнэтного красавца, что мигом ускользнул к свободному месту рядом с привлекательной «подружкой». Наглым взглядом он начал заигрывать к новой компании незнакомки.

- Я тебе не «приветик»,- вызверила спрятанную агрессию раздражонная Кросс.

- Арррр…- едва слышно рыкнул юноша, азартно всевшись рядом.

- Ах, иди отсюда... По-хорошему.

- А я могу и по-плохому.

- Ты нарываешься?

- Допустим, я хочу познакомиться.


- Допустим, ты к ней не лезешь и остаешься цел, - внезапной дерзостью выставился Фрэнс возле Идэн, угрозливо глядя на непрошеного «ухажора».

- Давай, ты хоть сюда не лезь,- той же нервностью ответил черноволосый парниша с нахальным голоском у связок.

- Мущина, сядьте на место, - заметила ненужную нестандартность в кабине самолета свежо накрашенная стюардесса.

- Вот, хочешь, приставай к ней, - мигнула на бушующую женщину в авиаформе, Идэн.

- Ну, раз ты так не хочешь, - милашно изморщив мордочку, мурмычит огорченный «дружок».

Фрэнс уселся на место, убедившись в приплывшем отступлении соперника.

Но нахальный красавец не стал целиком отступать, гладко умостившись над девушкой, опер руки над ее головой об верхушку кресла.

Упустив книгу, Идэн злостно нахмурилась от нахлынувшей неловкости.

- Но все-таки… Может, дашь телефончик?

- Ах, нет. Уж обойдешься.

- Отстань от нее, - дернул за плече настойчивого негодяя соседний друг.

- Ты то руки не распускай, - резко развернулся приставальщик.

- Фрэнс, не трогай его,- обозвалась «разоренная» подруга. Он отстал. Неприятный знакомец пошагал назад к своему месту со словами:

- Я к тебе еще намечусь, подружка.

- Да пошел ты, - гнусно бурмыкнула себе под нос огорченная мужским нездравием Идэн.

- Не обращай внимания, - «подхватив за плече» девушку, поддержал старый товарищ.

- Спасибо тебе.

- Да мне не трудно помочь.

- Все, лучше забудь,- дальше вернулась к спасенной от утоптания грязным ботинком книги.



Дальше перед глазами мигали только облака все перемениваясь под цвет сумрачного неба. Вскоре и оно полностью покрылось сиренью с остатками белого песка от звездной пыльцы, немного наполняясь красными пятнами в уголках, напоминая фантазерский рисунок выдумчивого чудака-гения.

Скоро солнце совсем потеряло свои остатки на здешнем полотне, пока все продолжало темнеть.


В кабине «железной птички» все по-быстрому уложились спать, словно жадно пытаясь ухватится за капельки лунных выходок своего воображения, либо же так настойчиво ожидая приплыва следующего дня.

Лежа на правом плече, обвернутом кожаной жилеткой, словно сладость в фольговой упаковке, девушка продолжала наблюдать за уже почти украденным ночной тьмою небом. Фрэнс уже давно сопел себе под носом под акомпонимент снивых выходок и мечтаний. В некрытых ночным покрывалом глазах проблесками света мигала луна, отзываясь ярким зовом в отражении на окне, торчащем в стенке возле сидушки, что прилипла к креслу лежащей Кросс.

Тем днем, что спешил приплыть под колокол мелодий снов и времени, самолет должен был пролететь еще парочку берегов, славно примостившись на укрепленной веками посадочной дороге и, высадив остатки человечного груза, отправится на осмотр и желанный отдых рядом с компанией мелких крылатых собратьев.

Гибель «птички»

Утро. Июль 13. Самолет «Air-week». 2012 год.

Под запах утреннего кофеина жужжащим ароматным дымком, слипшиеся глаза Идэн мигом возвращаются к здоровой сонной «трезвости» под рефлексное умывание заспанными руками.

- Уммм, - потягивая руки подвигается на стуло девушка.

- Вот, тебе твое любимое латэ с пирожным, - дружески улыбается бодрый Фрэнс, держа в руке чашечку пахнущего напитка и шоколадного десертика. – Хватай, а то сейчас все вывалится!

- Спасибо, - быстро забирая угощение, благодарит выспавшиеся подруга.

Вместе подсербав порции кофеина, содруживцы опять ухватились за свои беседки о жизни друг друга.

- Ты конечно прости, что я так негаданно вытаскала тебя в это путешествие, но без тебя оно стало бы такой обычной поездкой за сувенирами, как и все прежние.

- Мне совсем не трудно составить тебе компанию, Идэн. Мне только приятно узнать чего тебя так увлекают такие выезды.

- Та ничего они не увлекают. Просто стараюсь поддерживать хоть какую-то связь с офисными делами. И путешествия просто отвлекают от города.


- Все еще не забудешь, как тебя обидели эти улицы?

- Да нет. Я уже привыкла. Просто.… Как-то привычней жить все меньше бывая дома.

- А я наоборот – больше люблю посидеть дома с котом. Как-то больше свойственна домашняя атмосфера.

- Так почему ты еще не научился готовить? – подшутила дружеской улыбкой оппонентка.

- Я умею, - настойчиво привязался Фрэнс. – Мне просто немного не хватает практики.

- Так давай, уч…, - доказать задуманное так и не удалось от резкого колебания всей самолетной дюжины.

- Что это? – испугался Фрэнс.

- Не знаю…

«Прошу всех не беспокоится. Причинам паниковать нет. Наш авиарейс наткнулся на небольшую бурю. Пилот скоро приведет нас на прежний курс и через 10 часов мы приземлимся на острова Гуаны.» - послышалось из радиоисточника при входе в салон.

- Не волнуйся, всего воздушная яма, - успокоил взволнованную девушку бывший бармен по профессии.

- Ух, а то я уже поду…

Под резкий уворот левого крыла самолета к стенке скатилась большая часть пассажиров. Все завопив прижались друг к другу излучая волны нарастающей паники. Идэн, ухватившись за ручку своего кресла, почти висела поперек салона. Фрэнс лежал, прижатый к окну под ее ногами.

- Фрээнс, ты как?

- Что… с самолетом? – только и спросил он.

- Я.. не знаю! – урывчато кричали они друг другу.

Заметив дымящий след, что уволокся за одним из двигателей, что отхаркивал пылающие искры, Фрэнс сообщил Кросс об аварии:

- Идээн, похоже…что… двигатель горит!

- Что?

- Двигатель взорва…

Резкий гул и треск салона не дал наросту истерики угаснуть так же как и Идэн дослышать Фрэнса.

Стекла впереди потрескались, и морозящий холод ворвался в пространство, остуживая остатки дыма, пробравшиеся вместе. Дрожащие кости и мерзлое тело тут же напомнило девушке об ее страшном уличном прошлом, об брошености и издевательства пьяных бандитов.


Громкий треск и вибрации внутри настойчиво розсеивали приплыв гнусных мыслей. Искры полетели с воплями испуга прямо в лицо. Передняя часть самолета полностью откололась от остатка салона и ввалилась на берег дикого пляжа. Рука Идэн слабло пускает ручку кресла и тело немо валится сквозь хладящий воздух в след утраченной части «Air-week». От резкого толчка и ухватки за живот девушка едва не потеряла сознание, но картинка перед глазами помутнела. Гирей она валится в другую сторону, где в спину почти слышен ветер гуляющий среди пальмовых веток….

Дальше только темнота….




следующая страница >>