prosdo.ru
добавить свой файл
1
В последние дни я начинаю всё чаще замечать, что мои мысли стали больше заняты морем. Человек я холостой, детей не имеющий, но работы всё же много. И оставить свои дела ради какого-то спонтанного желания передохнуть я так просто не могу, даже учитывая тот факт, что сейчас середина июля, а живу я в чудесном городе – Новороссийске. Здесь и море, забитое кораблями, и пляжи, где через толпы людей изредка просматриваются островки жёлтого песка, и заросшие деревьями горы...


Но всё же моё самое любимое место здесь – одно маленькое кафе, крайне удачно расположенное так, чтобы с его веранды могли просматриваться и просторы моря, и торчащие крыши домов, и даже кусочек гор. В этом кафе я провожу самые лучшие моменты своей серой жизни помощника управляющего одной охранной конторы.

В мои обязанности входит поиск и переквалификация новых работников, а также все обязанности самого управляющего, который мне за это хорошенько доплачивает.

Когда я успеваю справиться со всей работой до наступления трёх-четырёх часов дня, я иду в кафе. Некоторые официантки уже успели запомнить меня в лицо. С одной, помнится, её звали Вика, я даже частенько флиртовал, но она постоянно смущённо отмахивалась от меня, прикрываясь мужем и тремя детьми. Меня всегда удивляло как такая молодая и хорошенькая на вид женщина может иметь троих детей и работать официанткой в не очень-то и популярном заведении.

По идее у меня сегодня было запланировано собеседование с одним человеком, по имени Максим Пустенко. Он хотел устроиться на работу. Но всё сорвалось из-за внезапной болезни его дочери и потому сейчас я снова в своём любимом кафе, за любимым столиком, на любимом месте – возле окна, ведущего на веранду. Пару минут назад я сделал заказ, из которого мне принесли только кофе со сливками, но без сахара. Иногда мне кажется, что официантки уже вызубрили все мои заказы и когда я подхожу к кафе, они уже заливают сливки в тёмный «напиток аристократов», ведь стоит мне сесть на стул, как передо мной уже стоит белоснежная чашка, из которой поднимаются вверх маленькие полосочки горячего пара.

День сегодня выдался крайне солнечный. За окном, на огромном полотне синего моря блестят совершенно белые большие блики. На горизонте слегка виднеется серое пятно корабля.

Женат я никогда не был, в виду своего непостоянного, склонного к любовным авантюрам характера. Лишь крутил романы то с одной, то с другой. Сейчас уже и не припомню, сколько у меня было женщин и девушек и это вовсе не хвастовство, а что ни на есть факт. Некоторых мне приходилось долго и старательно добиваться, другие же сами бросались ко мне на шею и лезли в штаны. Внешность у меня средняя по всем параметрам, но не этим я завоёвывал женские сердца. Моим главным козырем было обаяние.


Ни на какую из девушек я не строил больших планов. Но потом я встретил Веронику. Сейчас мне уже тридцать шесть, а на тот момент было двадцать четыре, но я до сих пор вспоминаю о ней и наших двух неделях, проведённых вместе с теплом на душе и трепетом в сердце.

Больше всего я люблю это кафе не за вид на море с веранды и даже не за исключительно отменный кофе, а за его невероятно тёплую атмосферу, уютный дизайн и, конечно же, за музыку, доносящуюся из больших напольных колонок. На данный момент из них доносится песня короля рок-н-ролла Элвиса Пресли. Минуты три назад мне принесли весь мой заказ – тарелку борща, хлеб, вареники и вишнёвый компот – и одновременно с этим в кафе зашла молодая пара. Девушка была подозрительно похожа на Веронику двенадцать лет назад, а парень был каким-то худым и слишком уж высоким. Я не мог без смеха смотреть на то, как она со всеми милостями скачет вокруг него, прижимается и постоянно целует его в щеку, а он при этом просто лыбится и смотрит в одну точку. Когда официантка ушла, девушка принялась что-то красочно описывать. Парень же внимательно наблюдал за всей её жестикуляцией и, когда она закончила, пронзительно засмеялся, заставив весь зал кафе обратить на себя внимание.

Настенные часы показывали уже шесть вечера, но я никуда не собирался. Наоборот, сделал ещё один заказ из яблочного чизкейка и чашечки кофе. Взглянув в окно на удлинившиеся тени зданий, я погрузился в воспоминания. С Верой, а, точнее, как она сама себя называла, Никой, я познакомился, когда искал работу. Тогда я ещё увлекался прозой и думал, что из меня получится великий писатель. Представлял себя на различных мероприятиях, как получаю премии и звания, как знакомлюсь с различными интересными людьми и всё прочее. Но стоило одному издательству не принять мой фантастико-приключенческий роман, как я сразу же забросил всё это дело.

Не обошлось и без короткого, печального запоя, длившегося три дня. Проснувшись в совершенно незнакомом мне месте, я осознал, что все предшествующие трое суток я непроглядно, что называется, бухал. Спустя несколько попыток, я всё же сумел подняться с асфальта. Место вокруг меня было тихое и безлюдное, хотя рядом стояло несколько зданий без окон. Я зашагал по направлению к горам, чтобы потом удобнее было определить месторасположение моего дома и без происшествий до него добраться. Помнится, то был конец августа и уже довольно похолодало. А в горах воздух был свеж, и меня пробрала лёгкая дрожь. Когда я взобрался на приличную высоту, то в конец замёрз. Обернувшись, я увидел город с высоты птичьего полёта и дрожь на несколько мгновений утихла.


Без проблем я нашёл свой район и вприпрыжку поскакал вниз. Здесь бы меня всё равно никто не заметил и потому я мог позволить себе такую детскую безмятежность. Доскакав до протоптанной дорожки, я замедлил своё передвижение до шага. На небе уже стали медленно собираться тучи и очень скоро пошёл проливной дождь. Я решил срезать, снова спустившись по горе ещё ниже, и очень скоро я упал, заметив краем глаза, справа от себя чью-то фигуру.

Сзади послышался пронзительный женский смех. Я поднялся с мокрой земли, теперь уже весь не только промокший, но и запачканный, и зашагал к ней навстречу. Она сидела на пакете, который сама же уложила на землю, под ветками дерева.

–Вы так смешно упали, что нельзя было не засмеяться. Извините, – смущённо улыбнулась она.

Сказать, что она была красива, - значит ничего не сказать. Правильные черты лица и искрящиеся светом голубые глаза. В стиле одежды она всегда придерживалась лёгкости с капелькой моды Америки 80–тых годов. На тот момент на ней была соломенная шляпка с большими полями, платье по колено с развевающейся юбкой и белые туфли-лодочки. Это я запомнил точно.

–Ну, вообще-то падать не является моим хобби. Дело в том, что по пути мне попалась такая красотка, как Вы и я ну просто не смог пройти мимо, – сказал я и она засмеялась.

Примерно так состоялась наша первая с Никой встреча. Она была единственной, на кого я строил большие планы, касающиеся создания семьи и совместной жизни. После встречи в горах пошла череда свиданий, длящаяся две недели, но затем она исчезла. Не отвечала на звонки, и дома её тоже не было. Всё объяснило одно простое письмо. Так старо, но со вкусом. Сейчас уже и не вспомнить, что там было дословно, но смысл был в том, что родители решили переехать, не смотря на все её уговоры остаться. Со мной она решила не видеться, чтобы совсем не разбивать себе и мне сердце всегда томным и печальным последним свиданием. Обратного адреса на письме не было и потому я не смог ей ответить, сказать, что я бы поехал с ней хоть на край света. И тогда я понял, что тут, скорее всего, дело было не в том, что она боялась попрощаться со мной. Всё дело в её родителях. Они невзлюбили меня с первой встречи. Подумали, что я утащу их драгоценную дочь на дно. Видимо, по этой же причине они и переехали в другой город. Они с первого взгляда показались мне людьми не вполне нормальными.


Часы пробили десять часов вечера и за окном стали постепенно сгущаться сумерки. Кое-где уже зажглись огни. Атмосферы спокойствия и тепла прибавила доносящаяся из чёрных динамиков песня всё того же Элвиса «I want you, I need you, I love you». Выгонять меня пока никто не собирался и потому я заказал ещё чашечку кофе, а в довесок к нему кусочек фирменного пирога.

В кафе зашла какая-то престарелая бабушка с грустными глазами. На ней были лёгкие чёрные перчатки, платье и шляпка а-ля аристократ. Она присела за дальний столик, сделала заказ и принялась рассматривать помещение кафе.

Очень скоро ко мне пришла официантка с моим заказом.

–Ох, опять эта старуха припёрлась, - тихо произнесла плотного телосложения, с чёрными волнистыми волосами и белым фартуком на груди женщина.

–А что такого в ней? С виду вроде нормальная старуха, - возразил я.

–Да Вы не знаете её просто. Сейчас опять закажет какое-нибудь самое дорогое блюдо в конце списка, а повар начнёт на нас орать, мол, почему мы ей чего-нибудь другого не предложили.

–Так это же вам на пользу. Вроде, чем дороже блюдо, тем больше вы получаете, не так ли разве?

–Так-то это так. Да вот выкрики Игоря, ну, это повар наш, слушать не особо приятно. Будете ещё что-то заказывать или как?

–Пока что нет.

–Значит, счёт? – поинтересовалась официантка.

–Пока что нет, - повторил я и улыбнулся.

Улыбнувшись в ответ, она удалилась вглубь кафе, оставив меня наедине с пирогом и кофе. После половины одиннадцатого темнеть начало стремительно. Я проводил глазами покрасневший диск Солнца и вздохнул.

Однажды, когда мы с Никой гуляли по тропинке в горах, я рассказал ей о том, что раньше увлекался прозой. Она отреагировала крайне восторженно и поинтересовалась, почему же я оставил это поприще, на что я ответил рассказом о своём провале. Тогда она сказала, что жизнь и строится на пробах и ошибках, но я не воспринял её слова серьёзно. Моя гордость не позволила мне это сделать. Если бы я снова начал писать и снова моя затея бы провалилась, то я бы навсегда возненавидел все издательства, книги и всех редакторов. А книги были единственным моим развлечением и от них отказываться я не хотел.


Кто-то в зале кафе произнёс словосочетание «дело табак» и это подтолкнуло меня на мысли о написании нового рассказа, что являлось совсем неожиданным для меня. Я вспомнил, что само это выражение пошло от бурлаков и означает, что дела совсем плохи.

–Девушка, - позвал я стоявшую недалеко от меня официантку.

–Да? – она подошла к моему столику.

–У Вас не найдётся листочка и ручки?

–А Вам зачем? – испуганно спросила она.

–Да ничего особенного, просто хочу свои мысли на бумагу записать. Не волнуйтесь, не жалобу. У вас прекрасное кафе, - улыбнулся я.

–Хорошо. Сейчас найду.

Через пару минут она вернулась с ручкой и тетрадью в руках. Я заказал уже четвёртую чашку кофе и написал на листке предполагаемое название «Дело табак». Откинувшись на спинку стула и немного поразмыслив, я дал волю фантазии и принялся безостановочно писать.

Спустя некоторое время, ко мне подошла официантка и попросила заканчивать с писаниной. Я удивлённо поднял глаза.

–А поче... – я оборвался на полуслове.

Вокруг не было ни души, кроме меня и этой женщины. Кофе, к которому я так и не притронулся, уже давно остыло, а настенные часы показывали полночь. Удивившись тому, что я так долго пребывал в прострации и не замечал ничего вокруг себя, я попросил счёт. Оплатив всё и уложив исписанную тетрадь в свою папку, я вышёл из кафе и направился к морю пешком.

Когда я дошёл до полностью опустевшего пляжа, был уже час ночи. Я совершенно не устал, наоборот, был полон сил и энергии. Видимо, повлияло выпитое за день кофе. Раздевшись до трусов, я побежал навстречу морским волнам. Тёплая вода приятно окутала всё моё тело, и я поплыл.

Проплыв приличное расстояние, я остановился и окинул взглядом свой любимый родной город. На данный момент его украшала россыпь огней. Горы уходили ввысь, растворяясь в темноте ночи. Я откинулся на спину и расслабился - вода держала меня на плаву. В этот момент я ощутил истинное счастье. Было тихо и спокойно как никогда. Я позабыл о всех своих обязанностях, позабыл о прошлом, о тревогах и погрузился в мирное течение жизни.


По приходу домой я сразу же включил свой ноутбук и принялся перепечатывать туда всё, что мне удалось написать сегодня в кафе. С каждым новым словом меня охватывало чувство, что из этого должно что-то получиться. Такого наслаждения я не испытывал никогда в жизни...

Проснулся я, лёжа на рабочем столе, в обнимку с ноутбуком. Не выспавшийся, совершенно разбитый, но зато довольный. Душ немного пробудил меня, а кофе добавил бодрости. Я сел на стул и стал дописывать свой рассказ, начатый вчера.

Закончил я его к вечеру. Приняв душ ещё раз, я вспомнил, что не явился на работу и теперь меня, скорее всего, уволят. Но меня это нисколько не огорчило – я всегда найду, где заработать денег и теперь у меня появится свободное время для того, чтобы купаться в море. Заснул я с мыслями о Нике, о вчерашнем дне, о любимом кафе и о будущем своего рассказа. Я снова представил мероприятие, на котором мне присуждают и премию, и звание, и всё прочее. Под эту волнительную и в то же время успокаивавшую ноту я уснул.

29.03.2013