prosdo.ru
добавить свой файл
1 2 3

Глава двадцать девятая. Тяжелый удар


Рассказ Криса получился очень долгим и обстоятельным. Рассказал он о том, как шел в школу, рассказал о том, как познакомился с Вевиром, рассказал об обучении в школе и обо все остальном, что произошло вплоть до дня их встречи. Единственное, о чем не рассказал волк – преследованиях со стороны Сога и всем, что было с этим связано. Лидия слушала с изумленной мордой. Когда сын рассказал ей о походе в шахту, ее морда стала бледной, но потом, когда Крис рассказал о награждении, мама снова успокоилась. Периодически, по мере рассказа, в разговор вступали и остальные звери, в основном как подтверждение слов, сказанных электриком. Когда волк замолчал, Лидия грустно улыбнулась:

– Жаль, что я не была свидетелем всего этого. Не поверишь, но тебя до сих пор считают неудачником. До сих пор… Каждый житель Гарибу уверен, что ты, в лучшем случае, скитаешься где-то по миру, униженный и забытый. А ты – ученик легендарной школы, обладатель награды из лап короля. Скоро вернется отец и Мари с Джонни. Я уверен, что они будут рады увидеть тебя.

– Мам, завтра я и Искорка пойдем в Констрат, к отцу Грегору. Возможно, там живет ее мама, которую она не видела двадцать лет.

Волчица провела лапой по морде:

– Хорошо, хорошо. Будет завтрак, и вы пойдете.

Лидия перевела взгляд на беременную лисичку:

– Никогда не могла бы подумать, что сама дочь министра Корнелия будет моей невесткой. Да еще и носить под сердцем звереночка от моего сына.

Искорка пропустила белые пряди через пальцы:

– Привыкнете, симмим В’арф.

Входная дверь открылась, и прозвучал глубокий мужской голос:

– Лидь, я дома.

Волчица ответила:

– Вимбар, у нас гости.

Послышался звук снимаемой одежды:

– Гости? В такой поздний час? Кто же они?

– Тебе лучше самому это увидеть, дорогой.

В проеме появился высокий, ростом под двадцать мер, и полный седовласый волк в прожженном кузнецком фартуке. Глаза стального цвета обвели кухню и остановились на Крисе:


– Сынок?

Электрик встал и молча обнял отца. Кузнец, возвышавшийся над ним на целую голову, прижался мордой к сыну:

– Ты вернулся…

Сделав шаг назад, Вимбар оглядел Криса:

– Красная накидка Мзоа-Риг? Орден? Еще пара зверей в накидках школы? Я что-то пропустил, или мне показалось?

Волк перевел умоляющий взгляд на Лидию:

– Мама, я не выдержу еще раз рассказывать все… Может, ты это сделаешь позже?

Волчица улыбнулась:

– Хорошо, Крис.

Электрик обвел взглядом Вевира, Искорку и Марту:

– Мам, еще вопрос… Где же нам переночевать? У нас же места не хватит?

– Мы утеплили чердак, так что места хватит всем.

Искорка успокоительно махнула лапой:

– За меня можете не беспокоиться, я не занимаю места.

Лидия несколько обеспокоено оглядела беременную лисичку и молча согласилась. Одновременно из коридора раздались голоса:

– Мам, пап, мы дома!

На кухню забежали волк и волчица примерно шестнадцати лет от роду, похожие как две капли воды. Единственное, что отличало их друг от друга – более нежные и прелестные черты мордочки Мари и округлые формы ее тела. Одинаковые голубые глазки уставились на электрика:

– Крис?

Старший сын закрыл морду лапами:

– Да, это я.

Мари обняла Криса:

– Я верила, что ты придешь, Рис.

Электрик выглянул в окно и увидел, что было уже темно:

– Мам, я так понимаю, все дома. Будем расходиться по кроватям?

– Что, даже без ужина?

Крис посмотрел на Вевира и Марту. На их мордах явно читалось, что есть сейчас они не хотят.

– Завтрак ждет с утра, мам. А пока спать…

Лидия встала из-за стола:

– Вевир, Марта, пойдемте, я отведу вас на чердак, хорошо?

Втроем они вышли с кухни. Отец украдкой сказал Крису:

– Твоя невеста?

– Да.

Взгляд Вимбара сузился:


– Отхватить такую красотку, за которой охотилось как минимум половина королевства?… Ты уникален, Крис. Но если с ней что-то случится по твоей вине, я придушу тебя первым. И не посмотрю, что у тебя красная накидка, орден и что ты мой сын. Намек понят?

Крис с улыбкой поднял глаза, но увидел, что взгляд отца был абсолютно серьезен. Электрик кивнул:

– Понятно, пап.

– Я сейчас не шутил, Крис.

Отойдя от сына, Вимбар подошел к Искорке:

– Прошу простить меня, симм де Фах’ь, за эту семейную сцену.

– А откуда вы знаете мою фамилию?

Кузнец хитро прищурил глаза:

– Мало кто не знает вас по имени. И не так мало зверей, которые знают то, как выглядите. Я – один из них. Честно говоря, я очень польщен, что вы будете моей снохой.

Искорка сделала изящный полуреверанс:

– И вам спасибо за Криса. Он действительно чудо.

Закатив глаза, Джонни и Мари выскочили из кухни куда-то в сторону спальни. Вимбар молча проводил их глазами:

– Странные они. Мари так вообще девушка на выданье1. И чего убегают?

Сев за стол, кузнец положил лапы на стол:

– Как вы вообще в таком состоянии дошли сюда, симм де Фах’ь? Вы же минимум на четвертом месяце, разве не так?

– Так. Но я магесса и умею путешествовать абсолютно неутомительным для себя способом.

Вимбар присмотрелся к лисичке:

– Дайте угадаю. Вы электрическая магесса? У вас шерсть слегка искрится и блестит.

Искорка встала возле окна:

– А вы очень наблюдательны, симбуд В’арф.

Вимбар слегка пожал плечами:

– Ну, куда кузнецу без внимания? Работа иначе будет топорной.

На кухню зашла Лидия:

– Крис, твоя кровать готова.

Искорка улыбнулась:

– Спасибо за вашу заботу. Я, пожалуй, исчезну до утра.

Лисичка накинула на свои белоснежные кудри капюшон и исчезла. Отец покачал головой:


– Вот это техника. И где она сейчас?

– У меня в сознании, пап. Именно так она дошла сюда. Так она абсолютно не устает.

Вимбар встал из-за стола и прошел к дверному проему. Пригнувшись, он вышел в коридор:

– Никогда не понимал магию, если честно. Поверю тебе на слово, Крис.

Взяв за лапу Лидию, которая едва доставала ему до груди, Вимбар шепнул:

– Спокойной ночи, сынок.

Отец увел маму в сторону их спальни, а Крис вернулся в их общую с братом и сестрой спальню. Ничего не изменилось с тех пор, как он был здесь последний раз. Джонни и Мари не спали, но молчали, хотя видели, что Крис зашел. Наконец сестренка скромно спросила:

– Рис, ты надолго?

– Нет. Я уйду отсюда максимум через неделю. А может, даже и раньше. Мы должны еще заглянуть к родителям Вевира. А они живут примерно в пятидесяти милях отсюда.

Взгляд Мари погрустнел:

– Жаль… Я так надеялась, что ты пришел насовсем.

– Хотелось бы. Я даже не ожидал, что здесь будет такой теплый прием после всех лет, что меня считали неудачником и неумехой. Но мне теперь мне надо возвращаться в школу у началу нового семестра.

– Но теперь ты не так прост. У тебя красная накидка, медаль. Да теперь все девушки деревни будут на тебя засматриваться, Рис.

Волк лег на кровать:

– Где же они были полгода назад?.. Теперь уже поздно. У меня есть невеста.

Джонни хмуро засопел и лег мордой к стенке. Заметив озадаченный взгляд Криса, сестренка хихикнула и пересела к электрику на кровать, прошептав:

– Не обращай внимания. Он просто дуется, что ты отхватил себе такую красавицу. Помнишь, у нас через два дома живет лисичка-корсак Джесс? Он просто никак ее не может добиться вот уже несколько месяцев, хотя очень упорно пытается… А ты отхватил. Да еще такую красавицу!

Крис приобнял Мари:

– А что вообще было в деревне после того, как я ушел?

– Да ничего особенного, по большому счету. Почти все считали тебя обузой и не особо горевали, что ты ушел. А вот мама с папой перепугались не на шутку. Они знали, что ты порой можешь уходить надолго. Но когда увидели, что пропала вся твоя одежда и часть еды, они осознали, что ты сбежал. И вот тогда они начали жалеть, что так плохо к тебе относились.


– Да и не только они, Марь.

– Рис, я была единственной, помимо отца Грегора, кто хорошо к тебе относился. Даже Джонни постоянно тебя подкалывал, несмотря на то, что ты старше его на три года.

Электрик оглядел прелестное тело своей сестренки:

– А отец прав. Ты уже невеста на выданье. С каждым месяцем все хорошеешь и хорошеешь.

Мари фыркнула:

– Да уж, невеста. Только исполнилось шестнадцать, и уже под венец гонят. Не хочу пока!

– Не зарекайся, сестренка. Я тоже не собирался, пускай и по причине того, что на меня никто не засматривался. А теперь сама видишь, что произошло.

Мари потерлась мордочкой об Криса и легла обратно к себе:

– Я рада, что ты вернулся, Рис. Спокойной ночи.

Волк помахал лапой сестре и лег спать. Голосок в голове усмехнулся:

– У тебя прелестная сестренка, Крис.

– Ну с тобой не сравнится, Искорка.

Лисичка рассмеялась:

– Ох подлиза. Хотя спасибо.

Через некоторое время, когда Мари и Джонни уже спали, лисичка появилась рядом со спящим Крисом. Она аккуратно села на край кровати и нежно провела лапкой по мускулистому телу электрика:

– Завтра все решится, любимый.

Крис засопел и сквозь сон прижался к лисичке. Усмехнувшись, та исчезла и проникла в сознание электрика.
Утром волк проснулся достаточно поздно. Джонни еще спал, однако Мари уже не было в постели. Потянувшись, волк побрел на кухню, откуда доносился запах приготовленного завтрака. За столом уже сидели Мари, Лидия и Вимбар.

– А где мастер Марта и Вевир?

Лидия хмыкнула:

– Их невозможно добудиться! Спят, прижавшись друг к другу, как маленькие котята!

– Мам, ну что ты хотела от двух тигров?

– Давай, буди Джонни, Марту и Вевира и тащи их сюда! А потом уже пойдете, куда вам заблагорассудится.

Электрик пошел обратно в комнату и начал тормошить брата. Джонни долго отбивался, пока Крис не стащил его с кровати вместе с одеялом. Брат недовольно забурчал, просыпаясь окончательно:


– Что, приехал весь из себя такой крутой и сразу начинаешь права качать? Забыл, как еще полгода назад тебя пинали все кому не лень?

Электрик встряхнул его:

– Не желаю слушать твои разглагольствования. Мама зовет завтракать.

Оставив недовольного братца, Крис поднялся на чердак. Наверху его ждала идиллическая картина: Вевир и Марта, как говорила мама, спали, прижавшись друг к другу. Волк осторожно начал их расталкивать:

– Вевир, мастер Марта, проснитесь!

После долгих раскачиваний тигренок открыл глаза:

– А, что, уже?

– Давай вставай, мама зовет завтракать. И мастера Марту буди.

Не оборачиваясь, электрик ушел, не наблюдая за тех, как просыпается наставница тигренка.

Спустившись вниз, на кухню, он увидел, что Вимбар и Мари уже успели уйти. За столом сидели только Лидия и насупленный Джонни, который скривился, когда брат зашел на кухню. Волчица, не заметив гримасы младшего сына, спросила:

– Они спускаются?

– Да, сейчас будут.

Перед Крисом появилась дымящаяся тарелка с мясным рагу и блюдо с рататуем. Волк молча взял ложку и набросился на завтрак. Мать с улыбкой наблюдала за сыном. Джонни, поспешно доев завтрак, молча буркнул благодарность Лидии и ушел с кухни, оставив все на столе. В дверях он столкнулся с Вевиром и Мартой. Зло посмотрев на них, волчонок выскочил из кухни и исчез где-то в комнате. Электрик посмотрел ему вслед:

– Что мне Джонни не нравится. Какой-то он злой. Что случилось, мам?

– А, все юношеские заскоки. Никак не может добиться Джесс, вот и злится на всех. Это происходило еще и до вчерашнего дня, так что не воспринимай все на свой счет, Крис.

Волк встал из-за стола, доев завтрак:

– Мам, я пойду с Искоркой в Констрат к отцу Грегору. Когда вернусь – не знаю. Но я надеюсь, что мы там ненадолго.

Глаза Лидии сверкнули:

– Удачи, сынок.

Вевир собрался было пойти с ним, однако волк остановил его:


– Я пойду только с Искоркой. Оставайся здесь, с мастером Мартой. Поговорите с мамой, может, узнаете много интересного.

Тигренок отступил обратно в кухню, а Крис, поплотнее запахнувшись в меховую накидку, вышел из домика. Он сразу старался идти дворами, чтобы его никто не замечал. Естественно, о его возвращении все уже наверняка знали из уст матери, отца или сестры, которой уже не было дома утром. Но, тем не менее, волк не хотел светиться, чтобы не стать объектом излишних расспросов.

К счастью, маршрут, который он выбрал, позволял ему до поры до времени избегать встреч с жителями Гарибу. Но, когда до моста через реку осталось пройти всего лишь пару домов, сзади раздался смутно знакомый голос:

– Гляди-ка, наш неудачник вернулся!

Крис обернулся и увидел морды, которые хотел видеть меньше всего в данный момент. На него смотрели Лэм, Чой и Луко. Лэм, плотно сбитый ротвейлер, хрустнул пальцами:

– Опа, да тут у нас крутой пацан приперся, весь на понтах! Красная накидка, ножны с какими-то прутиками, орден? Украл шоле, волчара?

Чой и Луко, пятнистый шакал и поджарый рысь, загоготали над фразой Лэма. Крис вздохнул:

– Чего тебе сейчас от меня надо, псина?

Взгляд ротвейлера побагровел:

– Тебе опять по почкам прописать, мешок мохнатый?

Волк вздохнул и заученным движением вытащил из ножен палки, разворачивая их в лезвия орлиных клинков, сверкающих электричеством. Это было настолько неожиданно для троицы, что она едва не осела на снег от увиденного. Взгляд Лэма слегка озадачился:

– Орлиные когти?

Крис не двинулся с места:

– Проблемы?

Неожиданно Лэм усмехнулся:

– Выглядит круто. Но каков ты без них? Что, если я тебе предложу бой на кулаках? Без всяких примочек? Побеждаешь – я отстаю от тебя навечно. Нет – не обессудь.

Крис вздохнул, убирая клинки:

– А с какого черта ты решил, что я хочу с тобой драться? Неужели мне, ученику Мзоа-Риг, надо кому-то что-то доказывать? Думаешь, эта накидка просто так, за красивые глаза?


Ротвейлер заливисто залаял со смеху:

– Зассал, ученик?

Крис создал на лапах молнию:

– А если я скажу таким образом, что не хочу с тобой драться?

Луко испуганно произнес:

– Не, Лэми… Я не попру против электрика.

Чой тоже отступил:

– И я. Если хочешь, сам разбирайся.

Ротвейлер опасливо покосился на заряд на ладони Криса:

– Хорошо, не хочешь драки, так не хочешь. Че сразу кипятится-то?

Попятившись назад, троица со всех лап убежала обратно в сторону деревни. Голос в голове одобрительно произнес:

– Браво, Крис. Ты не дал выхода своему гневу. И не дал очнуться Мри’цу, который бы наверняка их разметал в пыль.

Волк повернулся обратно к мосту и перешел замерзшую реку, переходя в деревню Констрат.
Посередине деревни возвышалась церковь: большое каменное здание, высотой около десяти ярдов. Так как эта церковь была единственной на пару-тройку окрестных деревень, сюда часто стекались на службы множество крестьян, ремесленников и купцов со всех окрестных земель. Но сейчас было пустынно из-за того, что было утро и практически все сидели по домам. Крис оглядел церковь:

– И сюда я бегал в детстве практически постоянно. Сейчас малый путь, а тогда каждый поход казался путешествием в соседнее государство.

Слегка потоптавшись, он прошел внутрь. Все те же ряды скамеек и алтарь, который нисколько не изменился за четыре месяца. Отец Грегор, который прибирался у алтаря, обернулся:




следующая страница >>