prosdo.ru
добавить свой файл
1 2



Д. Ю. Пухов. Демократическая пресса Урала в период 1905—1907


Д. Ю. Пухов

ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ПРЕССА УРАЛА
В ПЕРИОД РЕВОЛЮЦИИ 1905 — 1907 гг.
По материалам Вятской и Пермской губерний

Процесс формирования индустриального общества сопровождался повышением роли прессы как агента политической социализации, участвующего в формировании массовых представлений и моделей поведения.

Важную роль в развитии уральской региональной демократической печати сыграла Первая русская революция, с которой связаны существенные изменения в местной периодике. В годы революции увеличилось количество изданий, расширилась география их выпуска, выросли тиражи, изменилось политическое содержание публикаций прессы. Эти перемены стали результатом усиления оппозиционного движения и модернизации российской политической системы в целом. Важной составной частью политических реформ стала либерализация законодательства о печати. Увеличение числа демократических газет, издававшихся в Вятской и Пермской губерниях, начинается с конца 1905 г., т. е. после появления Манифеста 17 октября и Временных правил о повременной печати от 24 ноября 1905 г. В период революции легальные демократические газеты издавались, кроме Вятки и Перми, также в Екатеринбурге, Елабуге и Сарапуле.

Различным аспектам эволюции системы уральской печати в революционный период посвящен ряд научных статей, монографий и диссертаций1. Значительное внимание региональной политической периодике уделено в исследованиях И. В. Нарского и А. А. Курасовой по истории уральских организаций политических партий2. Характеристику отдельных изданий и выводы о тенденциях развития региональной периодики можно найти в работах по истории Урала начала ХХ в.3 Тем не менее в научной литературе до сих пор не дана целостная характеристика уральской демократической прессы в период Первой революции.

© Д. Ю. Пухов, 2007

В 1905—1907 гг. развитие периодической печати шло параллельно с формированием структур легальных политических партий, процессом партийной дифференциации политически активной части населения. В связи с этим возникает проблема выявления партийной направленности уральских изданий. Методологически важным представляется определение партийного издания, предложенное А. В. Шевцовым. «…Партийными, — пишет А. В. Шевцов, — признаются издания, официально выпущенные от имени партийных организаций и учреждений, или официально “беспартийные” издания, о которых имеются сведения по выпуску или финансированию конкретными партийными организациями и учреждениями или партийными издателями, в том числе выпущенные от имени частного лица или общественной организации по негласному решению партийных организаций или издателей»4. С точки зрения исследователя, на основании текстологического анализа, наличия среди авторов, издателей и редакторов членов и сторонников какой-либо партии можно сделать вывод лишь об идеологической ориентации того или иного издания. Учитывая данное определение, все рассмотренные в статье легальные газеты следует считать непартийными.

В то же время степень близости различных региональных изданий к тем или иным партийным организациям была неодинаковой. Так, «Уральский край» (Екатеринбург, 1906—1911) и «Екатеринбургская газета» (1906) последовательно поддерживали конституционно-демократическую партию. Фактическим редактором политических разделов этих печатных органов и одним из издателей являлся А. М. Спасский, входивший в руководство екатеринбургской кадетской организации5. Редактором земской «Вятской газеты» до февраля 1907 г. являлся лидер вятских кадетов Л. В. Юмашев, однако в ее публикациях велась агитация не только в пользу конституционно-демократической партии: газета поддерживала также Крестьянский союз. Прокадетскую позицию занимали «Епархиальные отголоски» (Вятка, 1906—1907) и «Елабужские вести» (Елабуга, 1906). Близкую к идеологии конституционно-демократической партии линию проводила редакция «Прикамского края» (Сарапул, 1906—1908). По утверждению сарапульского уездного исправника, редактор этого издания Ф. П. Кунилов «по убеждениям был не левее партии мирного обновления и не участвовал решительно ни в какой политической организации, тем не менее, из опасения потерять подписчиков и тем еще более ухудшить свое материальное положение, стал придавать газете иной облик, приближающийся в значительной степени к крайним органам печати»6. Либерально-демократический характер имели публикации «Пермской земской недели», издание которой началось весной 1907 г.


Специфика содержания печатных органов кадетской направленности в рамках системы демократической прессы определялась такими тенденциями как отсутствие критики кадетской партии, а также призывов к ликвидации частной собственности и проведению социалистических преобразований, позитивные отзывы о кадетах, поддержка программы и тактики партии народной свободы, критика установок и действий социалистов, которые обвинялись в утопизме, пренебрежительном отношении к моральным и религиозным нормам, разобщении оппозиционного движения7.

Ряд уральских газет периода Первой революции занимали более радикальные позиции по сравнению с печатью кадетской, леволиберальной направленности. К этой группе можно отнести такие издания, как «Вятская жизнь», «Вятский край», «Крестьянская газета», «Пермский край», «Камский край», «Уральская жизнь», «Утро», «Уральская газета».

Выпуск «Вятской жизни» начался в декабре 1905 г. по инициативе группы земских служащих, возглавляемой Н. А. Чарушиным. В период приостановки выпуска газеты в мае 1906 г. и после ее фактического закрытия в августе того же года редакция во главе с Н. А. Чарушиным выпускала газету «Вятский край», а с 1908 г. — «Вятскую речь».

В исследовательской литературе высказываются различные мнения относительно идеологической направленности этих изданий. В работах В. А. Державина и Н. Р. Голубева они отнесены к числу кадетских8. Другие историки отмечают наличие народнического компонента в содержании газет кружка Н. А. Чарушина. С точки зрения Г. Ю. Крысовой, «Вятская жизнь» имела то кадетскую, то эсеровскую направленность в зависимости от смены редакторов; Г.Ф. Чудова считаем, что позиция

«Вятской речи» была близка к платформе трудовиков9. В некоторых работах дается менее конкретизированная оценка политической направленность этих газет. Они характеризуются как либерально-демократические (А. А. Вахрушев, В. Д. Сергеев) или общедемократические (И. В. Нарский)10.


По воспоминаниям Н. А. Чарушина, инициаторы и руководители «Вятской жизни» «сознательно не желали приурочивать свое издание к какой-нибудь определенной группировке левого течения… полагая, что при данной конъюнктуре, в особенности в крае, только начинающем жить политической жизнью, не следует бить на разъединение и разжигать междупартийные страсти»11. В одном из своих очерков Н. А. Чарушин более определенно обозначил ее идейную окраску. Он отметил, что «Вятская жизнь» — газета «беспартийная, лево-народнического направления»12. Внепартийность «Вятской жизни» позволяла издателям привлечь к сотрудничеству представителей разных политических течений левого лагеря, обеспечивала возможность легального выпуска газеты13. В состав редакции входили эсеры А. А. Гурьев, П. А. Голубев, М. П. Бородин, социал-демократ Н. А. Падарин14. При этом А. А. Гурьев являлся ответственным редактором газеты с декабря 1905 г. по январь 1906 г., а П. А. Голубев — с февраля по май 1906 г. Н. А. Чарушин еще до революции 1905 — 1907 гг. участвовал в народническом движении, был членом кружка «чайковцев», позднее входил в состав «Союза освобождения». В 90-х гг. XIX в. он был сотрудником народнической газеты «Вятский край»15.

Для определения идеологической направленности «чарушинских» изданий в годы Первой революции представляется целесообразным обратить внимание на их аграрную программу. Уже в первой редакционной статье «Вятской жизни» декларировалось: «Земля, как не изменяющийся количественно источник всего народа, не должна быть предметом частной собственности, от чего происходят главные наши социальные неустройства. Она должна находиться в пользовании каждого, желающего ее обрабатывать собственными силами»16. Редакция не акцентировала внимание на характере обобществления земли. В некоторых статьях речь идет о ее национализации17, авторы других публикаций говорят о необходимости выкупа помещичьих земель государством для передачи их крестьянам18, что можно интерпретировать как призыв к социализации. Таким образом, позиция газеты по аграрному вопросу соответствовала программным установкам социалистических партий.


При этом издания кружка Н. А. Чарушина последовательно выступали за сохранение сельской общины. По мнению публицистов «Вятского края», община могла предотвратить разорение наиболее слабых крестьянских хозяйств, а в перспективе стать основой для формирования социалистических отношений19. Так, в выпуске газеты от 23 ноября 1906 г. утверждалось, что при наделении крестьян достаточным количеством земли, общинное пользование могло бы сослужить большую службу для объединения крестьян в кооперативы, потребительные и другие товарищества, что обеспечило бы постепенный переход мелкого индивидуального хозяйства в более высшую форму общественного производства. Подобные представления свидетельствуют о преобладании народнических тенденций в аграрной программе изданий чарушинского кружка.

Как «Вятская жизнь», так и «Вятский край» наиболее последовательно поддерживали социалистические партии. Автор одной из редакционных статей называл социал-демократов и эсеров «руководителями» народного движения на начальном этапе революции, характеризовал их как «две наиболее энергичные и уже давно с большой пользой для освободительного движения работающие партии»20. Отношение к конституционно-демократической партии было не столь однозначным. «Вятская жизнь» приветствовала успех кадетов на первых думских выборах21, в качестве приложения к выпуску газеты от 25 марта 1906 г. распространялось воззвание Партии народной свободы. Однако летом 1906 г. вятское издание упрекало кадетов в нерешительности22, осенью и зимой 1906—1907 гг. кадеты подвергались критике за поддержку идеи непартийных профсоюзов и за отказ от лозунга полновластной Думы. Утверждалось, что от «буржуазной» Партии народной свободы нужно «отмежевываться», но сохранять при этом союзнические отношения с ее сторонниками, обосновывалась допустимость предвыборных блоков социалистических партий с кадетами23. Таким образом, редакция, рассматривая кадетов как союзников, не разделяла их программных и тактических установок.


Определенная эволюция отношения газет кружка Н. А. Чарушина к кадетской партии может быть связана не только со сменой редакторов, но и с изменением политической конъюнктуры. Весной 1906 г. кадеты оказались самой оппозиционной из крупных политических партий, участвовавших в думских выборах. Этим можно объяснить позитивное отношение к ним «Вятской жизни». В преддверии вторых думских выборов, на которых оппозицию представляли не только левые либералы, но и социалисты, «Вятский край» занял более критическую позицию по отношению к Партии народной свободы. Сходным образом менялось отношение к кадетам других газет, на содержание которых оказывали влияние социалисты («Камский край», «Уральская жизнь»).

С февраля по сентябрь 1906 г. в Вятке осуществлялось издание «Крестьянской газеты», близкой по общественно-политической направленности к изданиям кружка Н. А. Чарушина. Ее официальными издателями были эсер А. А. Гурьев (с 28 февраля по 17 марта) и Н. Н. Бельский (с 17 марта до закрытия газеты), а ответственными редакторами эсер Д. П. Бирюков (до 6 мая) и И. А. Владиславлев (с 6 мая). Такие компоненты содержания газеты, как негативные отзывы об идее ликвидации сельской общины, требование передачи частных земель крестьянам, критическое отношение к кадетской аграрной программе24, позволяют сделать вывод о ее неонароднической направленности. Призывы голосовать за кадетов в период первых думских выборов и позитивная оценка успеха Партии народной свободы на них были обусловлены тем, что, редакция рассматривала кадетскую фракцию как политическую силу, готовую к «непримиримой борьбе со старым порядком»25. Помимо Партии народной свободы, газета положительно отзывалась о Крестьянском союзе26.

В Пермской губернии наиболее стабильно выпускавшимся околосоциалистическим печатным органом являлась екатеринбургская газета «Уральская жизнь» (1899 — 1919). Издатель газеты П. И. Певин не входил ни в одну из политических партий. В годы Первой революции «Уральская жизнь» активно использовалась марксистами. Заметное влияние на идеологическую окраску издания оказали немногочисленные, но большие по объему статьи А. Ф. Сергеева с изложением большевистской позиции по политическим и социально-экономическим вопросам, в которых подвергались критике не только кадеты, но и меньшевики и эсеры27. В газете преобладали негативные отзывы о Конституционно-демократической партии. Особенно резко «Уральская жизнь» отзывалась о членах екатеринбургской кадетской организации. Утверждалось, что кадеты не знакомы с народными нуждами, пассивны, не способны сплотить вокруг себя думскую оппозицию и провести реформы в интересах рабочих и крестьян28. Несмотря на это, «Уральская жизнь» поддержала Партию народной свободы на заключительном этапе избирательной кампании в I Государственную думу как единственную оппозиционную силу, участвующую в выборах. В некоторых публикациях давались положительные оценки кадетской тактики во II Думе, признавалось, что Конституционно-демократическая партия играет определенную позитивную роль в российской политической жизни, а реализация ее программы может привести к некоторому улучшению положения трудящихся29. В период подготовки и проведения второй думской избирательной кампании газета вела антикадетскую пропаганду.


Негативное отношение «Уральской жизни» к местной организации Конституционно-демократической партии, возможно, было обусловлено конкурентной борьбой с региональными кадетскими изданиями «Уральский край» и «Екатеринбургская газета». В 1906 г. в Екатеринбурге возникла достаточно редкая для уездного города ситуация сосуществования двух оппозиционных демократических газет, вынужденных вести борьбу за читательскую аудиторию. Воспоминания уральских журналистов свидетельствуют о том, что П. И. Певин рассматривал «Уральскую жизнь» как коммерческое издание и сумел превратить ее в прибыльное предприятие30. Сотрудничество с левыми, антикадетски настроенными публицистами позволяло ему придавать нападкам на конкурирующие газеты оттенок политической принципиальности.

«Уральская жизнь» достаточно редко давала те или иные оценки социалистическим партиям. Так, за три месяца до губернского этапа выборов в I Думу в газете было опубликовано всего 9 материалов о социал-демократах (8 нейтральных и один негативный) и одна нейтральная заметка об эсерах. В течение аналогичного хронологического отрезка перед вторыми думскими выборами выявлено 16 публикаций о социал-демократах (15 нейтральных и одна позитивная) и 5 об эсерах (все нейтральные). Однако нейтральные отзывы о социалистах в сочетании с активной пропагандой против несоциалистических партий должны были способствовать популяризации левых политических сил. Относительно небольшое количество публикаций о социалистических партиях может объясняться опасениями редакции, что частые положительные отзывы о представителях наиболее радикального крыла оппозиционного лагеря приведут к тем или иным санкциям в отношении газеты.

В период Первой революции возобновился выпуск демократических изданий в Перми. С ноября 1905 г. по январь 1906 г. в губернском центре выпускалась газета «Пермский край», а с марта 1906 по май 1907 г. — «Камский край». Как в первой, так и во второй газетах помещались статьи социалистической направленности. Так, в одной из публикаций «Пермского края» утверждалось: «Социализм — евангелие современного пролетариата. И ускорить его приближение — такова цель всех социалистов, защитников трудящихся масс»31. В некоторых статьях встречаются призывы к ликвидации частной земельной собственности, критика капиталистического способа производства32. Тезис о неизбежности проникновения капиталистических отношений в аграрный сектор и положительный отзыв о деятельности вятских социал-демократов позволяют сделать вывод о том, что «Пермский край» имел марксистский оттенок. В то же время в одном из номеров газеты была опубликована программа Конституционно-демократической партии33. Подобная практика соответствовала установке редакции на объединение «прогрессивных элементов русского общества на почве практического осуществления и проведения в жизнь широких демократических начал»34.


Отношение «Камского края» к Конституционно-демократической партии эволюционировало от поддержки кадетов в период выборов в I Думу к пропаганде блока оппозиционных сил от социал-демократов до кадетов во время второй думской избирательной кампании и к критике кадетской тактики во II Думе. Весной 1907 г. Партия народной свободы характеризовалась как «в той или иной степени буржуазная и безусловно оппортунистическая», но в то же время кадеты рассматривались как политическая сила, способная обеспечить мирный переход власти от монархического режима к социалистическим партиям35. Если в апреле 1906 г. газета утверждала, что проблему «земельного голода» способна решить кадетская аграрная программа, то в уже мае того же года «Камский край» выступал за национализацию земель и ликвидацию земельной частной собственности36. Весной 1907 г. на страницах газеты популяризировались идеи передачи земли демократически организованным трудовым обществам и муниципализации недр, лесных и водных ресурсов37.

В 1906 г. в Екатеринбурге вышло 15 номеров газеты «Утро». Изучив сохранившиеся выпуски этого издания, Л. П. Макашина сделала вывод о его эсеровской направленности газеты38. В 1907 г. в течение непродолжительного времени в Екатеринбурге выпускалась контролировавшаяся большевиками «Уральская газета», история издания и идейное содержание которой подробно рассмотрены в работах историков39.

Таким образом, в годы Первой революции на страницах уральской прессы были представлены все основные течения оппозиционно-демократического лагеря. В тот же время специфика политической направленности ряда изданий была выражено достаточно слабо, определенно проявлялась лишь в небольшом количестве публикуемых материалов. Отчасти это объясняется тем, что редакторы и публицисты демократических газет придавали первостепенное значение политическим преобразованиям, до осуществления которых полемика о характере социально-экономических реформ оказывалась преждевременной. Во многих уральских изданиях периода Первой революции можно найти призывы к сплочению демократических сил на основе общей политической программы, утверждения о целесообразности союза социалистов с Конституционно-демократической партией.

Именно в оценках политического режима, внутренней политики монархии и характера необходимых с точки зрения оппозиции политических реформ в наибольшей степени проявлялось единство демократической печати.


Либеральная эволюция российской монархии в 1905—1906 гг. сопровождалась формированием все более негативного ее образа в публикациях оппозиционной печати. Поскольку пресса избегала прямой критики императора, в демократической публицистике революционного периода широко использовались такие негативно окрашенные лексические конструкты, как «реакция», «старый порядок», «бюрократический режим», «преступная бюрократия», которые фактически маркировали власть и монархию40. Так, в одной из статей «Вятской жизни» обосновывалась равнозначность монархического правления и власти бюрократии: «Стоит сообразить, со всего государства в столицу присылаются за год разных бумаг о нуждах народных сотни тысяч дел. Их не перечитают и тысячи чиновников. Разве может один человек — Царь — рассмотреть и положить по ним справедливое свое решение… За два столетия у нас на Руси окрепла сила именно чиновников, правление бюрократии»41. Подчеркивалась близость интересов бюрократии и дворянства42. Демократическая пресса рисовала исключительно негативный, «темный» образ бюрократии. «Вятская жизнь» писала в январе 1906 г.: «Атмосфера кумирен осталась все тою же атмосферой самодовлеющего бытия, далекого от жизни, света и живой, правдивой, искренней мысли, и на ней густым слоем налегла печать плесенной ржавчины, скрывающей под собою всю оборотную внутреннюю личину: своекорыстные заботы о личном благе, убожество мысли и бумажного творчества, произвол и усмотрение с одной стороны и подлый рабский дух с другой»43. В материалах печати встречаются и более эмоционально насыщенные характеристики власти. Одна из редакционных статей «Крестьянской газеты» завершалась призывом: «Долой палачей, убийц, насильников и грабителей обнищавшего русского народа!»44

Иным было отношение к представительной ветви власти, возникшей в ходе революции. Несмотря на то, что демократическая пресса критически относилась к законодательству о Государственной думе, обращая внимание на ограниченность ее полномочий, к избирательному закону 12 декабря 1905 г., который не обеспечивал всеобщность и равенство выборов, и к организации избирательных кампаний, I и II Думы пользовались поддержкой оппозиционной печати. Дума рассматривалась как выразительница «назревших нужд страны», «кристаллизация народного мнения»45. В противостоянии между правительством и представительным органом пресса неизменно была на стороне Думы. Причем неизбежность конфронтации двух ветвей власти и в 1906, и в 1907 гг. предсказывалась еще до начала работы депутатов, фактически заранее определялась и позиция демократической печати в этом конфликте. Так, 11 февраля 1907 г. «Уральский край» писал: «Возможно ли сотрудничество оппозиционной Государственной Думы с министерством роспуска первых народных представителей, министерством тюрем, ссылок, военно-полевых судов, загнавшим мирную оппозицию в подполье и давшим полную свободу действий черной сотне? Ответ на этот вопрос ясен». В некоторых публикациях думское большинство обвинялось в нерешительности, следовании буржуазным» интересам46.


На протяжении революционного периода шел процесс радикализации политических требований демократической оппозиции, популяризировавшихся в региональных изданиях. В январе 1905 г. в «Уральской жизни» появляются перепечатанные статьи, пропагандирующие созыв законосовещательного представительного органа47. Весной и летом 1905 г. в местной прессе разворачивается кампания за введение демократического избирательного права и гражданских свобод48. С осени 1905 г. в уральские газеты выступали за переход к парламентскому правлению49. В конце 1905 — начале 1906 г. в ряде изданий появляются требования созыва Учредительного собрания или придания его функций Государственной думе50. Радикальное изменение формы правления рассматривалось в оппозиционной прессе как необходимое условие для социально-экономических преобразований51 и для обеспечения политической стабильности52.

Можно выделить две группы социально-экономических реформ, пропагандировавшихся демократической прессой. К первой группе относятся преобразования, не ведущие непосредственно к ликвидации рыночной экономики, хотя в некоторых случаях и нарушающие принцип неприкосновенности частной собственности, прежде всего требования отчуждения помещичьей земельной собственности либо ликвидации частной собственности на землю. Идея о необходимости земельного передела как способа стабилизации политической ситуации в стране была характерна как для печати кадетского направления, так и для более радикальных изданий53. В эту же группу входят такие требования, как законодательное сокращение продолжительности рабочего дня и развитие государственного страхования для наемных работников, принятие мер для улучшения условий труда пролетариата, создание приемлемых условий для деятельности профсоюзов, введение свободы стачек, государственные мероприятия по борьбе с безработицей54. Ко второй группе отнесены идеи, связанные с неприятием капиталистического способа производства, пропагандой социалистического варианта развития55.


Кардинальное расхождение политических и социальных преобразований, проводимых в годы революции монархической властью, с гораздо более радикальной программой демократической оппозиции предопределило резко негативные отзывы региональных изданий о правительственной политике. Пресса давала крайне эмоциональные оценки деятельности монархического государства. «Вятская жизнь» писала вскоре после роспуска I Думы: «Общество и народ не могут довериться власти, приведшей Россию к Мукдену и Цусиме, власти, залившей страну кровью, власти, напоминающей по своим приемам управления опричнину Ивана Грозного»56. «Правительство бюрократии» подвергалось критике за нежелание проводить демократические реформы, роспуск обеих Государственных дум первых созывов, репрессивные меры в отношении оппозиции, организацию погромов. Формировался негативный образ местной администрации и полиции. «Деревня стонет от произвола стражников, которые, получив теперь винтовки, положительно наводят ужас на все мирное население. Не имея никакого дела, они все время проводят за картами и выпивкой, а в пьяном виде бесчинствуют и куражатся над мирным населением», — утверждала «Вятская жизнь» 12 января 1906 г. Отрицательно отзывалась демократическая печать и о правительственном аграрном курсе, который, по мнению публицистов, отражал интересы монархии и дворянства и не мог улучшить положение большей части крестьян57. «Первым делом народного представительства является отмена всех мероприятий Столыпина как противоречащих народному благу», — писал «Камский край» 14 марта 1907 г.

Оппозиционная пресса стремилась дискредитировать государственные институты, участвующие в процессе политической социализации, — церковь и систему народного образования. Их деятельность рассматривалась в контексте общественно-политической борьбы. «Затхлая, удушающая атмосфера наших школ, пропитанная зловонными испарениями полицейско-жандармского строя, заставляет протестовать даже маленьких детей», — утверждала «Уральская жизнь» 6 ноября 1905 г. «Камский край» критиковал «виц-мундирную, футлярную, схоластическую» образовательную систему58. «Уральский край» писал 23 августа 1906 г.: «Как на высшую, так и на низшую учебную администрацию рассчитывать нечего. Это люди конченные, это слуги старого режима, враги всего нового. С ними можно только бороться». «Вятская жизнь» призывала священников «избавиться от мертвящего надзора благочинной полиции»59. Автор другой публикации писал, обращаясь к одному из высших иерархов православной церкви: «Вы чиновники, вам что прикажут, то вы и делаете. Вы служите сильным мира сего, а не народу. Да вы о народе совсем и не заботитесь, вам жить хорошо… Эх, владыка, много на вашей совести народных слез лежит»60.


Еще одной содержательной доминантой, объединявшей демократическую прессу, являлось негативное отношение к правым и право-либеральным политическим силам. «Союз 17 октября» и Партия правового порядка характеризовались как «правительственные», утверждалось, что их программы являются «паллиативами»61. Резкие оценки давались правым партиям. «Епархиальные отголоски» писали 27 апреля 1906 г.: «Современные консерваторы всего чаще реакционеры; в крайних же консервативных партиях, например в монархической партии Грингмута или «Союзе русского народа», консерватизм граничит с человеконенавистничеством, изуверством».

Наряду с ориентациями относительно органов государственной власти и других участников общественной борьбы важной составляющей политической культуры являются представления о возможных способах достижения поставленных целей. Уральская демократическая периодика по преимуществу выступала за участие оппозиции в думских выборах, хотя и уделяла большое внимание критике организации предвыборных кампаний. Неоднозначным было отношение оппозиционной печати к насильственным акциям левых сил. Они, как правило, осуждались, но рассматривались как результат неверной внутренней политики власти. В качестве типичной можно привести цитату из редакционной статьи «Вятской жизни»: «Мы никогда не были поклонниками террора. Насилие, в какой бы форме оно ни проявлялось, а тем более смерть и разрушение как расплата, всегда были нам чужды. Но в то же время мы прекрасно понимаем, что все эти удавшиеся и неудавшиеся покушения вызывались полным и безграничным отчаянием. Страна задыхалась в тисках нищеты и бесправия, и как последний аргумент против тех, кто, игнорируя вопиющие нужды, не желал с ними считаться, выдвигались револьвер и бомба»62.

Некоторые авторы формировали позитивный образ революционера. Публицист «Пермского края» героизировал революционных борцов за свободу: «За нее они отдавали и отдают свою жизнь, и они не хотят знать этапов на пути к свободе. Как раньше они шли в тюрьмы, так теперь они хотят бесстрашно, хотя бы через трупы своих товарищей, добиться заветной цели»63. В конце 1905 г. «Уральская жизнь» сочувственно писала об участниках московского восстания: «Если обессиленный народ и пойдет в Государственную Думу, то первые шаги ее деятельности покажут, кого народ считает победителями в декабрьские дни в Москве»64.


Анализ политического содержания уральской демократической прессы 1905—1907 гг. позволяет сделать вывод о том, что она занимала двойственное положение в условиях монархического режима, который, несмотря на модернизационные изменения, оставался авторитарным. Существуя легально, она являлась частью формировавшейся системы думской монархии и в то же время играла роль антисистемного фактора. Реформы, которые пропагандировала оппозиционная пресса, предполагали типологическое изменение российского политического режима: переход от авторитаризма к демократии. Именно «антисистемность» демократической периодики стала причиной постоянных репрессивных действий власти, стремившейся снизить степень ее влияния на политические ориентации населения региона. Репрессивное давление стало причиной закрытия ряда изданий65.

Комплекс политических установок оппозиционной печати свидетельствует о том, что она являлась проводником нетипичной для российского общества активистской политической культуры.

По данным Л. П. Макашиной, демократические газеты в годы революции выпускались тиражами от 5 до 15 тыс. экземпляров66. Эти цифры представляются максимально возможными. Некоторые газеты имели тираж на порядок ниже. Так, «Епархиальные отголоски» выпускались в количестве от 457 до 626 экземпляров67. Если принять тираж в 10 тыс. экз. как максимально возможный средний показатель, то получится, что в период весны — лета 1906 г., когда выпускалось наибольшее количество демократических газет, их общий тираж не превышал 90 тыс. экз. Согласно результатам переписи 1897 г., численность населения Вятской губ. составляла 3 030 831 чел., а Пермской губ. — 2 994 302 человека68. Таким образом, доля читателей демократической периодики в общей массе населения рассматриваемых губерний составляла не более 1,5 %.

Кризис российской авторитарной государственности 1905 — 1907 гг. завершился формированием политической системы думской монархии, в рамках которой структуры гражданского общества были представлены более широко, чем в условиях самодержавия. Частичная легализация демократической субкультуры, воспроизводившейся в процессе функционирования «прогрессивной» оппозиционной периодики может рассматриваться как одно из проявлений либеральной эволюции монархического авторитаризма начала ХХ в.


1 См., например: Курасов А.И. Печать уральских большевиков в период Первой русской революции // Большевики Урала в революции 1905 — 1907 гг. Свердловск, 1956; Он же. Большевистская печать Урала в борьбе за тактику и партии в период отступления революции (1906 — 3 июня 1907 гг.) // Вопр. журналистики: Уч. зап. УрГУ. № 79, вып. 2. Свердловск, 1968; Крысова Г. Ю. Местные издания РСДРП в системе большевистской прессы (на материалах Владимирской, Вятской и Пермской губерний в годы Русской революции 1905 — 1907 гг.): Дис. … канд. ист. наук. Б. м., 1984; Макашина Л. П. Легальная большевистская печать и публицистика Урала (1905 — 1907 гг.). Закономерности и региональная специфика. Дис. … канд. ист. наук. М., 1987; Она же. Публицистика уральских большевиков в легальной печати 1905 — 1907 гг. Свердловск, 1987; Вахрушев А. А. Становление и развитие печати Вятской губернии (XIX — начало ХХ века). Ижевск, 1994; Сергеев В. Д. Поборники просветительского служения: из истории Вятки. Киров, 2000; Павлов В. А. Лики «свободы печати»: Власть и пресса. Урал 1905 — 1907. Екатеринбург, 2002.

2 См.: Нарский И. В. Кадеты на Урале в революции 1905 — 1907 гг. Свердловск, 1987; Он же. Русская провинциальная партийность: политические объединения на Урале до 1917 г. Челябинск, 1995. Ч. 1—2; Курасова А. А. Уральские организации политических партий России накануне и в период революции 1905 — 1907 гг. (по материалам печати): Дис. … канд. ист. наук. Екатеринбург, 2000.

3 См.: Мельников Ф. Е. Западный Урал в революции 1905 — 1907 гг. Молотов, 1946; Горовой Ф. С. Очерки революции 1905 — 1907 гг. на Урале. Молотов, 1955; Быстрых Ф. П. Большевистские организации Урала в революции 1905 — 1907 гг. Свердловск, 1959; Кочетов Ю. И



следующая страница >>