prosdo.ru 1 2 ... 43 44
love_sf


Джули Кагава

Железный рыцарь

Единственная любовь Ясеня, принца Зимнего двора, умирает. И её страшная смерть, казалось, навсегда выжгла чувства принца. Всё изменила встреча с Меган Чейз. Эта девушка – получеловек, полуфейри – разрушила баррикады, возведённые принцем в своём сердце, и связала Ясеня клятвой – быть её рыцарем и защитником. Но когда к власти пришли Железные фейри, а Меган стала Железной королевой, главой королевства, где не могут существовать ни Зимние, ни Летние фейри, она же сама и разорвала клятву, чтобы спасти любимому жизнь.В странной компании с котом Грималкином и своим врагом, Паком, — шутом Летнего двора, — Ясень пускается в опасное путешествие, чтобы освободить Меган. Но если он хочет выжить в Железном королевстве, ему придётся измениться..

Джули Кагава

Железный рыцарь

Часть первая

ГЛАВА 1

ДОМ КОСТЯНОЙ ВЕДЬМЫ

Эй, снежный мальчик! А ты точно знаешь, куда идти?

Я проигнорировал Плутишку Робина. Мы петляли в серой темноте Дикого Леса, забираясь все дальше в топкое болото, известное как Костяная Трясина. Под ногами хлюпала грязь, а с корявых зеленых деревьев покрытых мхом капала вода. Туман окутывал торчащие корни, затоплял низины, скрывая то, что покоилось под ним. Время от времени вдалеке слышался всплеск воды, напоминая, что мы были не одни. Как бы оправдывая свое название, по всему болоту были разбросаны белоснежные кости, выступающие из грязи, наполовину скрытые в паутине водорослей или мерцающие из-под воды. Болото считалось одним из самых опасных частей Дикого Леса не из-за катоблепов[1], бармаглотов или других монстров, считающих мрачное болото своим домом, а из-за жителя, обитающего где- то в этой трясине. Того, кого мы собирались навестить.


Что-то пронеслось мимо моей головы, едва меня не задев, забрызгав стоящее неподалеку дерево. Остановившись, я бросил угрожающий взгляд на своего компаньона.

О, эй, оно живое! — Плутишка Робин взмахнул грязными руками в притворном ликовании. — А я уж испугался, что ты превратился в зомби или во что- то типа этого. — Он скрестил на груди руки и растянул губы в ехидной ухмылке. Грязь украшала пряди его рыжих волос и покрыла, словно веснушками, заостренное лицо. — Ты меня слышал, снежный мальчик? Я окликаю тебя уже довольно давно.

Да, — ответил я, подавляя вздох. — Слышал. Думаю, что бармаглоты на другом краю болота тоже тебя слышали.

О, отлично! Возможно, если мы сразимся с парочкой, ты обратишь на меня внимание! — Пак смерил меня взглядом. — Это безумие, — воскликнул он, указывая жестом на окружающее нас болото. — Откуда нам знать, что он здесь? Костяное Болото не входит в список моих любимых мест для проведения не запланированных каникул, принц. Ты уверен, что твой агент знал, о чем говорил? Если это окажется еще одним ложным следом, я превращу эту Фуку в пару перчаток.

Я думал, что ты хотел приключений, — сказал я, чтобы его позлить. Пак фыркнул.

Ну конечно, не пойми меня превратно. Я всегда за то, чтобы обойти все пять сторон Небывалого. Спасаться от преследований Летней Королевы, пробраться в подвал людоеда, сражаться с гигантскими пауками, играть в прятки со злобным драконом — все это отлично. — Он покачал головой, его глаза светились от приятных воспоминаний. — Но это походит уже на шестое место, куда мы пришли в поисках этой несчастной кошки, и если ее здесь не окажется, я даже боюсь предположить, какое место будет следующим.

Ты не обязан быть здесь, — ответил я ему. — Уходи, если хочешь. Я тебя не держу.


Хорошая попытка, принц, — Пак скрестил на груди руки и улыбнулся. — Но ты так просто от меня не отделаешься.

Тогда пошли.

Темнело. Его бесконечная болтовня действовала мне на нервы. Шутки в сторону, я не хотел привлекать внимание голодного бармаглота, и тем более сражаться с ним в самом сердце трясины.

О, прекрасно, — вздохнул Пак, семеня позади меня. — Но если его здесь нет, я отказываюсь идти с тобой во дворец Королевы Паучихи, снежный мальчик. Дальше — я пас.

МОЕ ИМЯ, МОЕ ПОЛНОЕ И ИСТИННОЕ ИМЯ — Ясень’даркмир Таллин. И я — последний наследник Темного Двора.

Когда-то нас было трое: я и мои братья, Рябина и Берест, все Зимние принцы. Я никогда не знал своего отца, никогда не хотел знать его, даже мои родные братья никогда не говорили о нем. Я совсем не уверен, что у нас был один и тот же отец, но это не имело значения. В Неблагом Дворе Маб была единственной правительницей, одной и единственной королевой. Она могла делить свое ложе с красивым эльфом или даже своенравным смертным, но трон — ни с кем.

Мы никогда не были близки, мои братья и я. Как принцы Зимы, мы росли в мире насилия и темной политики. Наша королева поощряла это, выделяя одного сына, завоевавшего ее благосклонность, и наказывала остальных. Мы использовали других, вели мерзкую игру против друг друга, но мы все были преданны своему двору и королеве. По крайней мере, я так думал.

Проявление чувств и эмоций считалось уделом слабых и глупцов, приводящее к предательству друзей и двора. По этой причине, они все подавлялись в Зимнем Дворе.

Ревность была темной, опасной страстью, которая поедала моего брата Рябину, пока он не совершил немыслимое — предал нас и двор врагу. Берест, мой старший брат, первым пал жертвой вероломства Рябины. Взамен на предложенную власть, Рябина примкнул к нашим злейшим врагам, Железным фейри, помогая их королю уничтожить Небывалое. И им это почти удалось. В итоге я убил Рябину, тем самым отомстив за Береста и остальных собратьев, но возмездие не вернет их обратно. Теперь остался только я. Я последний, единственный оставшийся в живых сын Маб, Королевы Темного Двора.


И для нее я умер.

Рябина не был единственным, кто поддался эмоциям и страсти. Мое падение началось, как бывает во многих историях, с девушки. С девушки по имени Меган Чейз, получеловека полуэльфа, дочери нашего заклятого врага, Летнего Короля. Судьба свела нас вместе, и не смотря на все свои старания подавить чувства, войну с Железными фейри и угрозы вечного изгнания, вопреки всем законам волшебного царства, я продолжал влюбляться в нее. Наши пути пересеклись, соединив судьбы вместе. Перед последним сражением я поклялся, что последую за ней на край света, защищая от всех опасностей, даже от своей собственной семьи, и умру ради нее, если понадобиться. Я стал ее рыцарем. И до последнего вздоха я буду служить этой девочке, этой смертной, что похитила мое сердце.

Но Судьба — жестокая хозяйка, и в конце, как я и боялся, наши пути разошлись. Меган, как ей было суждено, стала Железной Королевой, заняв трон в царстве Железных фейри. Место, куда я не смогу за ней последовать, пока я существо волшебного царства, которое от прикосновения с железом слабеет и получает ожоги. Меган сама изгнала меня из земель Железных фейри, зная, что пребывание убьет меня. Но перед тем как покинуть ее, я дал клятву, что найду способ вернуться, что однажды мы снова будем вместе, и ничто не сможет разлучить нас. Маб попыталась убедить меня вернуться в Зимний Двор, что теперь я ее единственный принц, и моя обязанность быть дома. Но я прямо заявил, что больше не являюсь частью Темного Двора и моя служба ей и Зиме окончена.

Нет ничего ужаснее отвергнутой королевы волшебного царства, особенно, если вы отказали ей дважды. Мне чудом удалось покинуть Зимний двор целым и невредимым. И возвращаться туда в ближайшее время я не планирую. Не смотря на все, у меня мало сожалений о том, что я отвернулся от своей королевы, народа и дома. Эта часть моей жизни окончена. Теперь моя верность и мое сердце принадлежат другой королеве.


Я пообещал найти способ быть вместе с ней. И я намерен сдержать данное обещание. Даже если это означает, что придется пройти через растянувшееся, смертельное болото в поисках слухов. Или терпеть самого ярого и надоедливого соперника, Плутишку Робина, который также влюблен в мою королеву, не смотря на все попытки скрыть это. Не знаю, почему я еще его не убил. Возможно, потому что Пак самый близкий друг Меган и она будет ужасно горевать, если его не станет (хотя я не могу понять почему). Или, возможно, где-то в глубине души, я устал быть один.

В любом случае, это не важно. С каждой обысканной руиной, каждым убитым драконом или раскопанным слухом, я становлюсь чуть ближе к цели. Даже если на это уйдет сотни лет, в конце я буду с ней. Другая часть загадки скрывается где-то в этом унылом болоте. Единственная трудность заключается в том, чтобы найти ее.

К счастью, не смотря на постоянные возгласы и жалобы Пака, бармаглоты решили не выяснять, чем был вызван весь этот шум и, как следствие, не преследовать нас по всему болоту. Это было отлично, так как потребовалась почти целая ночь, чтобы найти то, что мы искали.

На краю пенистого водоема стояла избушка, серая и тусклая, как и все вокруг. Ее окружал частокол из выцветших белых костей, с черепами на столбах. Несколько тощих куриц слонялись по так называемому двору. Старая, деревянная изба тихо поскрипывала, хотя не было никакого ветра. Однако самое необычное в ней было то, что ее поддерживало — пара массивных птичьих ног, шишковатых и желтых, с тупыми ногтями, зарывшимися в грязи. Будто спящая, изба стояла на полусогнутых лапах. Правда время от времени беспокойно переминалась с ноги на ногу, заставляя целый дом содрогаться и кряхтеть.

Мы на меееесте, — пропел Пак тихо. — И можно сказать, что старая девчонка осталась все такой же жуткой, какой я видел ее в последний раз.


Я взглянул на него, сузив глаза. — Просто заткнись и позволь мне вести разговор в этот раз. Было довольно таки ужасно, когда ты оскорбил вождя кентавров.

Я всего лишь предложил покинуть луг верхом. Я не имел в виду на нем.

Тяжело вздохнув, я открыл калитку из костей и прошел по заросшему сорняками двору, отпихивая цыплят перед собой. Однако прежде чем мы успели достичь ступеней, дверь скрипя отворилась и на пороге избы появилась старуха. Спутанные белые волосы обрамляли испещренное морщинами лицо, пронзительные черные глаза, яркие и светящиеся, всматривались в нас. В одной скрюченной руке она держала корзину, в другой — разделочный нож, выпачканный кровью многочисленных жертв.

Я настороженно остановился у подножия ступеней. Хозяйка этой избы была древняя могущественная и непредсказуемая ведьма. Если Пак скажет что-нибудь глупое или случайно ее оскорбит, будет весьма досадно отступать.

Ну, — сказала ведьма, скривив бескровные губы в улыбке. Кривые желтые зубы сверкнули на свету. — Что у нас здесь? Двое прекрасных мальчиков волшебного царства пришли навестить бедную старушку. И если мои глаза не обманывают меня, передо мной Плутишка Робин. В последний раз, когда я видела тебя, ты украл мою метлу, связав лапы избушки так, что она свалилась на бок, когда мы попытались поймать тебя!

Я подавил вздох. Начало было не очень хорошим. Я должен был догадаться, что Пак уже что-нибудь сделал, чтоб заслужить ее гнев. Но в тоже время, я сдерживался, чтобы не рассмеяться над подобной нелепой мыслью: дом падающий лицом в грязь из-за Великого Шутника связавшего его ноги вместе.

Я сохранял бесстрастное выражение лица, поскольку было очевидно, что ей это казалось ни капли не забавным.


Что ты можешь сказать в свое оправдание, злодей? — продолжала она, угрожая Паку разделочным ножом. Он нырнул за мою спину, в жалкой попытке укрыться, хотя я мог слышать его старания приглушить смех. — Ты знаешь, сколько потребовалось времени, чтобы починить избу? И затем у тебя хватает наглости, оставить мою метлу на краю леса, только чтобы доказать, что ты смог ее взять. Я бы не прочь засунуть тебя в горшок и скормить цыплятам!

Я приношу за него извинения, — быстро проговорил я. Эти пронзительные черные глаза внезапно переключились на меня. Я держался гордо, невозмутимо, но все же вежливо, чтобы она не ставила меня вровень с этим шутом за моей спиной. — Извините за это вторжение, бабушка, — продолжал я формально. — Я — Ясень из Темного двора. И мне нужна ваша помощь, выслушайте меня.

Ведьма моргнула.

Такие манеры. Вы не были воспитаны в хлеву, подобно этому, как я посмотрю. — Она замахнулась ножом в сторону Пака, поморщив свой длинный нос. — И я знаю кто вы, сын Маб. Что вы хотите от меня? Будьте кратки.

Мы ищем кое-кого, — ответил я. — Ходят слухи, что он путешествовал через Костяное Болото и проходил здесь. Мы подумали, что вы могли бы знать, где он.

О? — задрав голову, ведьма пристально посмотрела на меня. — И что заставило вас думать, что я знаю, где эта персона?

Не персона, — поправил я. — Кот. Кайт ши. По некоторым сказкам он известен как Грималкин. А в некоторых говориться, что он дружит с могущественной ведьмой, чья избушка на курьих ножках стоит где-то на болоте, с забором из костей.

Понятно, — промолвила ведьма, хотя лицо и голос оставались невозмутимыми. — Ну, я восхищаюсь вашим упорством, юный принц. Грималкина не так уж легко найти и в лучшие времена. Должно быть, вы проделали очень далекий путь в поисках его. — Она уставилась на меня, прищурив глаза. — И это не первое место, где вы искали. Я вижу это по вашему лицу. Мне интересно, почему? Почему он забрел так далеко? Чего он так сильно желает, что не побоялся ярости Костяной ведьмы? Чего вы хотите, Ясень из Зимнего Двора?


Вы бы поверили, что кот должен ему денег? — Голос Пака раздался за моей спиной, заставив меня вздрогнуть. Ведьма взглянула на него, нахмурившись.

Я не спрашиваю тебя, Плутишка Робин, — огрызнулась она, тыча в него костлявым пальцем. — И лучше тебе следить за языком, если не хочешь оказаться по шею в кипящем котле со змеиным ядом. Сейчас только любезность твоего друга удерживает меня от желания спустить с тебя шкуру живьем. Или ты будешь молчать на моей земле или уйдешь. Мой вопрос был для принца.

Я больше не принц, — тихо сказал я, прерывая ее напыщенную речь. — Моя служба Зимней Королеве окончена, и Маб изгнала меня из своего круга. Я для нее мертв.

следующая страница >>