prosdo.ru
добавить свой файл
  1 ... 3 4 5 6

Почему на фее нет пыли


Серебряную Фею принесли в красивой коробочке с бантиком. Никто из жителей ёлки не имел собственной коробки, кроме Гирлянды, — то-то все удивились!

А когда из сверкающей бумажной соломки появилась Фея, игрушки ахнули!

Что это была за красавица! Ах, что за красавица! Личико беленькое, глазки ярко-голубые, ротик аленький — цветочек, да и только! На голове вьются серебряные завитушки — пружинки, причёска красивее, чем у Мамы. А синее платье с нарисованными на нём жёлтыми звездами казалось таким воздушным и лёгким, словно сотканным из облаков!

— Принцесса! — заворожённо сказал Щенок Тявка.

— Нет, я — Фея! — улыбнулась Фея и поправила свои завитушки. — Видите, у меня в руках Волшебная палочка?

— Настоящая Волшебная палочка?!

— Пока ещё не совсем… — загадочно ответила Фея и стряхнула пылинку с платья. — Она станет волшебной в новогоднюю ночь. Как проходит у вас Бал?

— Мы танцуем… — ответили игрушки.

— А волшебство? — удивилась Фея. — В новогоднюю ночь на ёлку должно спускаться волшебство!

— Так-то оно так… — вздохнул Красный Шар с белой снежинкой на боку. — Спускается… Но мы не можем им управлять.

— Теперь сможете! — Фея взмахнула Волшебной палочкой, и ничего не произошло. — Моя палочка будет собирать волшебную энергию и делать для вас всевозможные чудеса.

— А сейчас? — спросили Кошки Нюша и Люша.

— Сейчас волшебной энергии нет. Ведь мы только из магазина. Нужно ждать новогоднюю ночь.

И все стали ждать. Волшебная палочка была меньше спички, тоненькая, из искристого прозрачного стекла, со звёздочкой-цветочком на конце — красивая, конечно, но никогда не скажешь, что волшебная.


Палочка как палочка.

А вот хранительница её была необыкновенна. Игрушки несколько дней не сводили с Феи глаз, затаив дыхание, даже на мультики не отвлекались.

Она смущалась от такого внимания, но занималась своими делами: без конца чистила платье, причёсывала завитушки, вытирала лицо и руки салфеточкой и до блеска начищала туфельки на высоких каблучках.

Ну что тут интересного?

«Чистюля!» — решили игрушки и перестали глазеть.

Они принялись мечтать о новогодней ночи, Волшебной палочке, рассказывать друг другу о желаниях, которые у неё попросят. Советовались, какое лучше. И что будет, если пожелать противоположное?

Зелёный Шарик взахлёб перечислял, что хочет стать лесом, кузнечиком, огурцом и огромной кисточкой, которая перекрасит весь мир в зелёный цвет. Разноцветному Попугаю на прищепке это не нравилось, он доказывал, что всё должно остаться как было: разноцветным. Попугай сказал Зелёному Шарику, что станет большой мочалкой и отмоет весь мир от его зелёнки: раз, два — и готово! Стали спорить: какое желание лучше? И стоит ли тратить всю новогоднюю ночь на то, чтобы закрашивать, отмывать, закрашивать и отмывать снова? И сколько желаний вообще можно загадать? Если Щенок Тявка загадает их сто, то хватит ли сил у Волшебной палочки выполнить потом хотя бы одно желание Доктора Айболита?
— А есть ли желание у тебя, Фея? — как-то спросила Матрёшка. — О чём бы попросила Волшебную палочку ты?

— Я? — Фея устало улыбнулась. — Я бы попросила, чтоб на меня никогда не садилась пыль.

— Что за смешное желание! — захихикал кто-то.

— Пыль мешает Волшебной палочке улавливать волшебство, — объяснила Фея. — Если на неё упадёт хоть пылинка, желание может не сбыться. Или сбыться неправильно. Вот и всё.


Какой переполох поднялся на ёлке! Как принялись отовсюду стряхивать пыль, мыть и начищать бока.

Картонный Домик думал спрятаться, но не тут-то было. Игрушки и слышать не хотели, что ему вредна уборка. Протёрли крылечко, стены и крышу. Бедный Домик заохал, что никакие желания не стоят такого переполоха, но когда вспомнил о мечте стать бабочкой, решил терпеть.

— Ничего! — сказал он. — Это ж только раз мучиться, а потом Фея пожелает, чтобы пыль на неё не садилась, и та исчезнет.

— Те, кто хранит Волшебные палочки, не могут загадывать желания… — развела руками Фея. — Так что я ничего попросить не смогу!

— Никогда? — удивились игрушки.

— Никогда.

— А кто это придумал? — спросил Щенок Тявка.

Фея пожала плечами.

— Неизвестно. Однако здесь нет ничего страшного. Главное, чтобы загадали желания вы, и праздник выйдет на славу!

Игрушки притихли. Наконец Розовый Поросёнок сказал:

— Но мы можем сами пожелать про эту самую пыль. Вместо Феи… Ведь ей очень трудно без конца чистить платье и убирать пылинки. Она же Фея, а не пылесос!!!

— А если можно будет загадать только одно желание? — спросил Картонный Домик. — Кто из вас сможет попросить у Волшебной палочки желание Феи ВМЕСТО СВОЕГО?

Все замолчали.

Конечно, жалко Фею, но… Зелёный Шарик представил, как прекрасно стать пупырчатым огурцом… Картонный Домик вспомнил, как мечтал стать бабочкой, подумал, какие тоненькие у него будут усики и какие нежные крылышки. Разноцветный Попугай хотел спасать мир от зелёной краски…

Так никто ничего и не ответил.


Однако в ту ночь никаких превращений с игрушками не случилось. Никаких. Вообще.

Они по очереди подходили к Волшебной палочке и загадывали желания. Но никто не стал ни бабочкой, ни мочалкой, ни огурцом.

— Может быть, палочка сломалась? — ужасалась Фея.

— Может, она ненастоящая? — вздыхали игрушки.

Все смущённо отходили от Серебряной Феи. Та чуть не плакала. А вдруг на коробку приклеили не тот ярлычок? И она вовсе не Фея?

Последним к Волшебной палочке спустился Картонный Домик. Игрушки замерли. Может быть, хоть ему повезёт? Но нет. Ничего не произошло.

— Наверное, волшебство не спустилось на ёлку… — прошептал Щенок Тявка.

— Или мы ночь перепутали и сегодня не Новый год? — горевал Попугай.

Все стали скучными и даже танцевать не хотели. Снежинка предложила лечь спать.

Грустная Фея присела на ветку и достала из кармашка платочек, чтобы вытереть слёзы. Что такое? Он стал намного белее… Фея внимательно осмотрела каждую звезду на платье, каждую складку, оборки на рукавах и ахнула.

На ней не было ни пылинки. Что за чудеса? Фея сняла туфельку и осмотрела подошву. И здесь ничего…

Игрушки непонимающе переглядывались.

— Милые мои, дорогие! — помахала им Фея туфелькой. — Да ведь вы попросили у Волшебной палочки одно и то же. Загадали только одно желание! Моё! И оно сбылось!!!
Когда говорят ёлки

Игрушки слышали, что бывают ёлки, которые разговаривают. Но к ним такая ни разу не приходила. Даже Большой Красный Шар с белой снежинкой на боку никогда не видел говорящее дерево.


— О том, что они существуют, я узнал от старинного Деда Мороза из папье — маше, — вздыхал Большой Красный Шар. — Хотел бы я услышать, как говорят ёлки!

— Да, может быть, он выдумал… Или ему приснилось! — недоверчиво возражали игрушки. — И что ещё за папье-маше?

— Папье-маше — это такой старинный материал. Из бумаги, клея… Это неважно… — задумчиво отвечал Шар. — Только Деду Морозу не приснилось. Он сам беседовал с говорящей ёлкой.
— Из бумаги и клея, а туда же — с ёлкой говорил… — хихикал Разноцветный Попугай на прищепке.

— А может, и говорил. Кто знает? — мечтательно закатывала глаза Матрёшка.

Игрушки спорили, горячились. Но каждый год, когда их доставали из коробки, верили, что, может, хоть на этот раз ёлка — говорящая.

— Вот здорово, если б она могла поболтать! — мечтал Зелёный Шарик. — Рассказала б про жизнь в лесу! Там, наверное, замечательно! Подумать только, всё-всё зелёное!

— Ну, положим, не всё. Мы, например, серебряные! — важничала Шишка.

— Заблуждаетесь, голубушка! — улыбался Доктор Айболит. — Позволю заметить, что шишки в лесу сначала красноватые, после зелёные, а уж потом и вовсе коричневые!

— Нет, серебряные, как я! — спорила Шишка. — Серебряные! Серебряные!

— А вот разговаривала бы наша Ёлка, мы б у неё спросили… — вздыхал Щенок Тявка.

— Эй, Ёлка! Почему молчишь? — спрашивал Разноцветный Попугай на прищепке.

— Ау! Привет! — стучали по стволу лапками Стеклянные Кошки.

— Разговаривающие ёлки — это, вероятно, редкость… — объясняла Сосулька. — У нас хоть и немая, но посмотрите, какая красивая.


— Красивая, а что толку?! Я хочу знать, водятся ли в лесу поросята, — топал ножкой Розовый Поросёнок, — во что они играют и какие поют песенки!

— Кому интересны такие глупости! — хмыкал Снеговик. — Вот я слышал, в зимнем лесу целые рощи снеговиков!!!

— Неужели? — ахала Снежинка.

— Да, да! Ведь в лесу много снега, не то что в городе. Настоящее снежное царство!

— Царство снега — на небе! — замечал Дождик.

— Нет, в лесу!

— Нет, на небе! Э-ге-гей, Ёлка! Да скажи ты хоть слово! — звал Дождик.

— Вот клюну её хорошенько, она и заговорит! — грозился Попугай.

— Что вы, голубчик! — пугался Доктор Айболит. — Не нужно обижать дерево. Оно же не виновато, что немо от природы!

— В конце концов, может быть, и неплохо, что Ёлка не разговаривает, — заявила Гирлянда. — Вдруг она бы говорила глупости?

— Или ворчала? — улыбнулась Серебряная Фея с пружинками-завитушками на голове.

— Всё к лучшему, — кивал Большой Красный Шар с белой снежинкой на боку, — молчит, и ладно. Может быть, в следующем году нам попадётся говорящая ёлка.

А Ёлке очень хотелось поддержать беседу! Очень-очень! Думаете, легко стоять и молчать, когда знаешь столько интересного? Она бы рассказала о том, какого цвета шишки, как живут кабанчики и что снега в лесу хватило бы на тысячи снеговиков, если было б кому их лепить! Ёлка помнила наизусть множество стихов и сказок, и даже сочиняла сама! Она и песенки петь умела, и даже декламировать скороговорки! Ёлка мучилась и чуть не плакала, оттого что не могла вступить в разговор. Неслышные слова так и оставались внутри. Даже словечко она была не в силах произнести вслух. Ни полсловечка, ни звука!


Так уж устроены деревья, что дар говорить громко приходит к ним лишь тогда, когда кто-нибудь скажет им: «Здравствуйте!»

Жаль, что об этом забыл рассказать старинный Дед Мороз из папье-маше.

А впрочем, ему и в голову не приходило, что можно кому-то крикнуть «Эй!» или «Привет!». В далёкие времена, когда игрушки были из бумаги и клея, все говорили друг другу «Здравствуйте».

Здоровья желали. И только потом беседовали.

Ёлка грустила… А игрушки всё кричали свои «эй», «ау», «ку-ку». И жалели, что ёлка неговорящая.
Бал, где сбываются желания


В последний день уходящего года на ёлке особенно тихо. Если подойти и присмотреться к игрушкам, покажется, что они спят. Да как! Сами начнёте зевать, постояв рядом!

Кажется, что игрушки не встречают Новый год, не видят праздничного салюта за окном, не слышат весёлой музыки и торжественного боя курантов. «Вот так сони!» — скажете вы.

Как бы не так!

На самом деле, на ёлке давно уже начался долгожданный Бал, и музыка там звучит даже громче, чем в телевизоре. А не слышна она, потому что ещё утром Серебряная Фея с пружинками — завитушками на голове взмахнула Волшебной палочкой, объявив: «Время пришло! Да здравствует Бал!»

И тут же словно облако окутало ёлку, сделав всё, что происходит на ней, невидимым.

Оттого и веет от неё сном, если подойти близко. Заколдована ёлка, скрыта от всех — Бал, который так ждали игрушки, настал!!!

А с ним и любимая игра в «Угадайку»!

Подумать только: на этом празднике каждый может стать кем угодно, достаточно лишь подбежать к Волшебной палочке и прошептать желание. Затем Фея прикоснётся ею к игрушке, и тогда Щенок Тявка превратится в мяч, Картонный Домик станет бабочкой, а Матрёшка — стройным вишнёвым деревцем. Даже удивительно, что Волшебная палочка размером со спичку может творить такие чудеса!


Снежинка, которая хотела стать самолётом, сомневалась:

— Откуда Волшебной палочке знать, как он устроен?

Но стоило попросить, и превращение не заставило себя ждать: над веткой повисла серебряная чудо-птица с пропеллерами. Небольшой получился самолёт, но летал он вокруг ёлки совсем как настоящий: и гудел, и крыльями качал, и колёса шасси доставал-прятал. А ещё игрушек катал. Особенно часто Стеклянных Кошек, ставших ромашками, — уж очень они были лёгкими, не то что некоторые. Клоун превратился в слона, Зелёный Шарик в трёхэтажный дворец зелёного цвета. Самолётику такие тяжести не под силу.

А вот Доктор Айболит катал себя сам. Разъезжал по ёлке, став машиной «Скорой помощи». Проверял, все ли здоровы (как будто на Балу может кто-то болеть!), и очень удивился, когда проиграл в «Угадайку» первым.

— Как вы догадались, что «Скорая помощь» — это я? — ахал Доктор.

Весёлая игра в «Угадайку», но трудная: в ней побеждает тот, кого никто не узнает.

Подбегает серый Мышонок к Кастрюле и спрашивает:

— Кто я?

Кастрюля долго присматривается и наконец отвечает:

— Зелёный Шарик?

— А вот и не угадала! — смеётся Мышонок. — Вот и не угадала!

— Ну а я кто? — задаёт вопрос Кастрюля.

— Матрёшка?

— А вот и нет! — хохочет, громыхая крышкой, Кастрюля.

Попробуй угадай, кто придумал превратиться в Кастрюлю?

А вокруг снуют кегли, велосипеды, книжки, арбузы, открытки, сандалики, футбольные ворота. Только игрушки угадают, кто ты, можно бежать к Волшебной палочке и просить её превратить тебя снова. То-то кутерьма! Доктор Айболит, когда все догадались, что он «Скорая помощь», становился градусником, пипеткой и грелкой. И его снова узнавали быстрее всех. Зелёный Шарик после дворца превращался в жирафа и пуговицу. Но так как и они были зелёными, то все быстро отгадывали, что это опять Зелёный Шарик.


А вот кто же на самом деле Кастрюля, никто догадаться не мог. Она и победила в «Угадайке».

— Кастрюля на Балу! Нарочно не придумаешь! — ворчала Гирлянда, которая стала точной копией Серебряной Феи с пружинками-завитушками на голове. Гирлянда была уверена, что выиграет. Ей казалось, что её выдумка лучше всех. И она, конечно, выиграла бы, если бы не ворчала. Но только Гирлянда-Фея начала брюзжать, поучать, воспитывать, как её сразу узнали.

А победил Дождик! Никто не смог додуматься, что он — Кастрюля. А Дождику только того и надо, он ходил и со всей силы бумкал крышкой, такие звуки ему гром напоминали.
Но бумкать, запускать мотор самолёта, рычать, топать можно только днём.

Лишь стало вечереть, откуда-то с потолка заструились разноцветные огни и зазвучала музыка! Ах, что это была за чудесная музыка! Устоять никак невозможно, все тут же пускались в пляс! Танцевали парами — прыг-скок, прыг-скок! Кружились, водили хороводы и не могли дождаться, когда же начнут летать!

Что может быть красивее игрушек, парящих вокруг ёлки с развевающимися ленточками и нитками? Летучесть появлялась ближе к двенадцати часам, тогда и музыка менялась: в ней звучали теперь колокольчики и колокола: «Бим-бом, бим-бом!»

Ватный Дед Мороз, стоящий под ёлкой, был глуховат, музыку почти не слышал и, когда взлетал, очень удивлялся:

— Надо же! Опять Бал!

Дед Мороз считал несерьёзными «Угадайку» и танцы, но плыть по воздуху ему нравилось.

— А ну, кто выше?! — подзадоривал он, размахивая посохом.

Королеву Бала всегда выбирали в полёте. Чтобы стать ею, нужно очутиться на верху ёлки в тот момент, когда стихнет музыка. Поэтому все старались летать около верхушки, чтобы успеть вовремя. Но странное дело, музыка будто знала, кто ещё не был Королевой, и как ни крутились рядом Снежинка с Нюшей, им так и не повезло. Что ж, они ведь уже были Королевами на предыдущих ёлках!


Замерла музыка только тогда, когда на верхушку уселась, обмахиваясь платочком, Матрёшка… Ах! Тут же смолкли колокольчики и колокола!

— Матрёшка — Королева Бала! — объявила Серебряная Фея с пружинками — завитушками и отдала ей свою Волшебную палочку.

Вот кто будет исполнять желания в новогоднюю ночь!

— Я хочу, чтобы трещины не было видно! — просит Сосулька.

— Хочу быть самым смелым! — волнуясь, говорит Тявка.

— Хотим всегда быть рядышком! — мурлычут Нюша и Люша.

— Хочу играть с Павликом каждый день… — шепчет Пластилиновый Ослик.

Сбудутся все желания! Все-все-все. Большой Красный Шар с белой снежинкой на боку всегда загадывает одно и то же.

— Пусть Мама поливает нашу ёлку каждый день, — говорит он, — пусть у ёлки вырастут корни и весной Папа посадит наше дерево во дворе.

Перед домом, где живёт Павлик, уже много новогодних ёлок. Они тянутся к небу, машут мохнатыми лапами, радуются птицам, солнцу, облакам и вспоминают волшебный Новый год.

Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Оставить отзыв о книге

Все книги автора


<< предыдущая страница