prosdo.ru
добавить свой файл
1 2 ... 27 28
Star Wars

Medstar
Book 1
Battle Surgeons
by Michael Reaves and Steve Perry


Звездные Войны
"Медстар"
Дилогия
Книга 1
Военные хирурги
авторы : Майкл Ривз и Стив Перри.
перевод : Голодный Эвок Грызли.
консультации : Gilad
upload: 29.XII.2005
updated : 11.XI.2006
###############################################################################
Моему сыну Дашиеллу. "Никогда не говори мне про шансы." - МР.
Диане и Цирусу, новичкам в городе. - СП
Ремсо-7
(Республиканский мобильный санитарный отряд-7)
Джассерак, низины Танлассы, близ Моря Кондрус, планета Дронгар.
Год 2 после начала войны.
1
Кровь ударила фонтаном, выглядя почти черной в свечении антисептического поля. Она плеснула горячим по кожеперчатке на руке Джоса. Он выругался.
- Эй, есть идея - может кто-нибудь, кому нечего делать, поставит пластырное поле на этого гемофилика?
- Пласт-генератор опять сломался, Док.
Республиканский полевой хирург Джос Вондар перевел взгляд от окровавленного операционного поля - вскрытой грудной клетки солдата-клона - на Толк, его медсестру.
- Конечно сломался. - сказал он. - А что, наш дроид-механик в отпуске? И как я должен штопать этих уродов без работающего медоборудования?
Толк ле Трене, лоррдианка, которая могла читать его настроение так же легко, как большинство разумных существ читает вывеску, ничего не сказала вслух, но брошенный ей взгляд был вполне понятен: "Слушай, не я его сломала."
Джос с усилием подавил раздражение.
- Хорошо. Ставь ему зажим. У нас все еще есть гемостаз или как?

Но она опередила его, защелкнув стальные щипцы на разорванном сосуде и осушая и очищая поле губкой. Солдаты этого отряда оказались слишком близко от градаты, когда она взорвалась и грудную клетку этого густо нашпиговало шрапнелью. Недавний бой в Хлопушечном Лесу был тяжелым - медэвакуаторы до полуночи непременно притащат еще больше раненых - к тем что у них уже есть.

- Это мне кажется, или тут жарковато?
Одна из вспомогательных медсестер вытерла Джосу лоб, чтобы пот не заливал глаза.
- Кондиционер опять барахлит. - сказала она.
Джос не ответил. В цивилизованном мире он бы брызнул себе фиксатор пота на лицо прежде чем начать мыться, но этого как и всего остального - включая терпение - здесь, на Дронгаре, не хватало. Температура снаружи даже сейчас, почти в полночь, была такой же как тепло человеческого тела, завтра она будет жарче чем влюбленный х'немте. Воздух будет влажнее. И вонючее. Это был мерзкий мир, мерзкий и в лучшие времена, и он стал куда хуже когда сюда пришла война. Джос не в первый раз задал себе вопрос - какой же высокопоставленный республиканский чиновник походя решил сломать ему жизнь, отдав приказ о переводе его на планету, которая выглядела покрытой плесенью и поросшей грибами везде куда только ни бросишь взгляд.
- Тут что, все сломано? - спросил он у всей комнаты.
- Похоже что все, кроме твоего рта. - охотно откликнулся Зан, не отрывая взгляда от солдата, над которым он трудился.
Длинным пинцетом Джос вытащил кусок металла длинной с его большой палец из левого легкого его пациента. Он бросил зазубренный осколок в лоток. Тот лязгнул.
- Давай сюда клеевую повязку.
Медсестра умело наложила рассасываемую заплату на раненое легкое. Повязка, сделанная из клонированной ткани и смазанная клеем из Талюзианских моллюсков, немедленно запечатала разрез.
По крайней мере, этого нам хватает, подумал про себя Джос; иначе ему пришлось бы работать со скобками и швами, как обычно делают мед-дроиды, разве это не было бы забавным времяпрепровождением?
Он взглянул на пациента, заметил очередной отблеск на шрапнели под ярким светом операционной, и осторожно подцепил ее, медленно вытаскивая наружу. Она прошла совсем рядом с аортой.

- В этом парне достаточно металлолома, чтобы сделать пару боевых дроидов... - пробормотал он. - ... и еще останется на запчасти. - Он кинул осколок в стальной лоток, под очередной лязг. - Не знаю, зачем только на них навешивают броню.

- Это точно. - откликнулся Зан. - Она не остановит ничего, мощнее детской плевалки.
Джос кинул еще два осколка гранаты в лоток, затем выпрямился, чувствуя как ноют мышцы поясницы от позы, в которой он пребывал весь день.
- Просвети его. - сказал он.
Толк провела ручным биосканером над клоном.
- Он чист. - доложила она. - Думаю, ты все вытащил.
- Узнаем, если он начнет лязгать при ходьбе.
Санитар покатил носилки к двум меддроидам FX-7, которые начали перевязку.
- Следующий! - устало скомандовал Джос. Он зевнул под маской, и прежде чем он закончил зевок, перед ним лежал очередной солдат.
- Сквозное ранение грудной клетки. - сказала Толк. - Может понадобиться новое легкое.
- Ему повезло; у нас есть именно такое. - Джос сделал первичный разрез лазерным скальпелем. Оперировать клон-солдат - или, как обычно называла это команда на Ремсо-7 - "работать на сборочной линии" - было во многом проще, чем резать и зашивать натуралов. И поскольку у них всех был один и тот же геном, их органы были совершенно взаимозаменяемы, без проблем с синдромом отторжения.
Он бросил взгляд на одного из четверых живых врачей, работавших в тесной операционной. Зан Янт, хирург-забрак, стоял в двух столах от него, и резал, напевая классическую мелодию. Джос знал, что Зан охотней предпочел бы вернуться в домик где они жили - играть на своей кветарре, настраивая ее именно так, чтоб она могла выдавать заунывные звуки, подобные какой-то народной забракской волынке. Музыка, в которую затем погружался Зан, на взгляд Джоса звучала как голоса спаривающихся крайт-драконов, но для забрака - и многих других разумных существ в галактике - она была возвышенной и прекрасной. У Зана были душа и руки музыканта, но он также был хорошим хирургом, потому что Республике в эти дни больше нужны были медики, нежели артисты. Особенно в этом мире.

Оставшиеся шесть хирургов в аудитории были дроидами, но их тут должно было быть десять. Двое из недостающих четырех ждали ремонта, а двое были заказаны, но не получены. Джос часто проводил бесполезный ритуал заполнения очередной заявочной формы 22К97(МД), которая затем быстро и навечно исчезала в воронке бюрократии и компьютерных учетных систем.

Он быстро определил, что сержант - на остатках его брони была зеленая маркировка указывающая на его ранг - действительно нуждается в новом легком. Толк принесла клонированный орган из питательных баков, пока Джос начинал пневмоэктомию. Меньше, чем через час он закончил резекцию и легкое, выращенное из культуры стволовых клеток, среди дюжин подобных одинаковых органов, хранившееся в криогенном стазисе на случай, подобный этому, улеглось в плевральной полости сержанта. Пациента укатили на зашивание, пока Джос потягивался, чувствуя как встают на место позвонки и хрустят суставы.
- Это последний, - сказал он. - пока что.
- Не слишком расслабляйся. - сказал Лимот, хирург-дуро, который специализировался на амфибиях и земноводных существах. Он оторвал взгляд от своего пациента - Отолла, гунган, наблюдатель с Набу, который заработал тяжелое расширение щечной полости после выстрела акустического пистолета несколько дней назад. - Была весточка с фронта, еще несколько медэвакуаторов будут здесь уже часа через три или раньше.
- Времени достаточно, чтобы выпить и заполнить еще один бесполезный рапорт о переводе. - ответил Джос, пока шел к дезинфекционной комнате, стягивая на ходу кожеперчатки. Он давным-давно научился справляться с тем, что есть здесь и сейчас, и не волноваться о будущих проблемах, пока они не появятся. Это ментальный аналог первичной сортировки - сказал он как-то Кло Мериту, врачу-экванийцу, который также был эмпатом, приданным Ремсо-7. Мерит тогда моргнул большими карими глазами, глубина которых удивительно успокаивала и сказал что позиция Джоса здравая - до некоторого предела.
- Есть точка, за которой защита становится отторжением. - сказал Мерит. - У каждого из нас эта точка расположена по-разному. И большая часть ментальной гигиены основана просто на знании - когда ты перестаешь быть честен с самим собой.
Джос вышел из мгновенного забытия, когда заметил что Зан заговорил с ним.
- Что?

- Я сказал, что у этого задета печень. Я закончу еще через нескоько минут.

- Помощь нужна?
Зан скривился.
- Что я, первогодок-интерн в Корускантском Меде? Нет проблем. Шил одного - шил их всех. (1)
Он снова начал напевать, пока копался во внутренностях солдата.
Джос кивнул. Вполне верно; все клоны Фетта были одинаковы, что значило, в дополнение к отсутствию забот с синдромом отторжения, что хирургам не стоило думать о том, что и где искать внутри. Среди натуралов, даже одной расы, было множество заметных отклонений в физиологии и функциях; все человеческие сердца, например, работали одинаково, но клапаны могли разниться по размерам, соединение с аортой могло быть у одного выше, чем у другого... у индивидуальной анатомии был миллион и один способ отличаться от других. Это была самая большая причина тому, что хирург, даже в самой лучшей форме, никогда не был на сто процентов уверен.
Но в случае клонов все отличалось - или вернее не отличалось. Они все были собраны из одного генетического источника: человек, мужчина, охотник за головами по имени Джанго Фетт. Все они были даже более идентичны, чем однояйцевые близнецы. Видел одного, работал с одним, выучил одного - было мантрой на Корусканте во время учебы Джоса. Инструкторы шутили, что ты сможешь оперировать клона с завязанными глазами, когда выучишь план, и это было почти правдой. Обычно Джос не работал с рядовыми солдатами, но с двумя хирургическими дроидами ждущими ремонта, единственным выходом было лишь отсортировать тяжелораненых и дать им умереть в зале мобильного комплекса. И клоны это или нет - он не мог позволить такому случиться. Он стал врачом, чтобы спасать жизни, а не судить кто будет жить, а кто - нет.
Свет внезапно погас, затем включился снова. Все в операционной мгновенно замерли.
- Чтоб тебя! - зарычал Джос. - Еще что?

Где-то в отдалении эхом отдался взрыв. Это может быть гром, нервно подумал Джос. Он надеялся, что это был гром. Дожди тут действительно шли каждый день и большинство ночей: буйные тропические ливни, которые налетали с воющими ветрами, и ударами молний, прнзавшими деревья, здания и людей. Порой генераторы защитных полей отключались, и тогда единственной защитой лагеря оставались громоотводы. Больше чем всего лишь несколько стоявщих солдат было поджарено, сожжено высоким напряжением до черноты, за один удар сердца. Как-то после сильной бури Джос увидел пару стоявших сапог, с дымком поднимавшимся из твердого пластика - примерно в пяти длинах тела от почерневшего остова солдата который их носил. Все в лагере, что стоило беречь - имело громоотводы, заземленные глубоко в болотистую землю, но иногда этого было недостаточно.

Как только эти мысли пронеслись у него в голове, он услышал как начинается барабанное стаккато дождя по крыше операционной.
Джос Вондар родился и рос в маленьком фермерском городке на Корелии, в климатическом поясе, где погода была прекрасной большую часть года, и даже в сезон дождей она оставалаь приятной. Когда ему исполнилось двадцать он уехал отуда на Корускант, планетарную столицу Республики, мир-город, где погода аккуратно управлялась и настраивалась. Он всегда знал - когда будет дождь, какой и как долго. Ничто в его жизни до сегодняшнего дня не подготовило его к апокалиптическим штормам и почти что омерзительной плодовитости природы Дронгара. Говорили что в Великих Джассеракских Болотах есть места где, если ты будешь достаточно глуп чтобы лечь и поспать, грибки вырастут так быстро, что у тебя появится вторая кожа прежде чем ты проснешься. Джос не знал правда ли это, но поверить было нетрудно.
- Проклятье! - выругался Зан.
- Что?
- Нашел кусок шрапнели, перебивший воротную артерию. Если вытащу его наружу - станет очень паршиво.
- Ты вроде говорил, что этого подписал, запечатал и отправил. - Джос кивнул медсестре Зана, открывшей свежие кожеперчатки и скользнул в них руками. Он пошевелил пальцами и встал рядом с другом. - Подвинься, рогатый, и дай поработать настоящему врачу.
Зан огляделся.
- Настоящий врач? Где? Ты его знаешь?
Джос осмотрел пациента, чьи внутренние органы были ярко освещены лампами и полем стерильности. Он опустил руки в поле, чувствуя легкое покалывание всегда сопровождавшее это движение. Зан указал на щипцами на провинившийся осколок зазубренного металла. Совершенно верно, он врезался в крупный сосуд, перекрыв его. Джос тряхнул головой.
- Как так случилось, что нам никогда не показывали этого в школе?

- Когда ты станешь главным хирургом Корускантского Меда, ты сможешь дать лучший урок следующим поколениям наивных "хочу-быть-..." хирургов. Старый Док Вондар, ворчит о Великих Клонских Войнах и о том как легко это достается детишкам сегодня...

- Я это припомню, когда тебя привезут в анатомичку, Зан.
- Не меня. Я спляшу на твоем памятнике, кореллианский проходимец. Может быть даже сыграю тебе прекрасный селонианский этюд, наверное одну из Виссенкантовских Вариаций.
- Пожалуйста. - ответил Джос, осторожно оттягивая ткани для лучшего обзора. - Сыграй что-нибудь более достойное. Какой-нибудь пик-пульс или тяжелый изотоп.
Зан печально покачал головой.
- У гунгана, которому наступили на ухо, и то вкус был бы лучше.
- Я сам знаю что мне нравится.
- Ну хорошо, а мне нравится оставлять этих парней в живых, так что хватит играть на публику и помоги мне сделать эту печенку рабочей.
- Попробую догадаться. - Джос потянулся за набором щипцов и губкой. - Похоже что только с тобой как хирургом, у него есть шансы? - Он ухмыльнуся другу под маской.
Работая вместе, им удалось вытащить осколок из артерии с минимальным ущербом. Когда они закончили, Джос огляделся вокруг со вздохом облегчения.
- Так, малыши, похоже что счет отличный. Не потеряли ни одного солдата. С меня выпивка в кантине.
Остальные устало усмехнулись - а затем замерли, прислушиваясь. Пробиваясь сквозь монотонную дробь дождя по крыше из вспененного материала, нарастал другой звук, тот который они отлично знали: высокий вой приближающихся медэвакуаторов.
Перерыв, как и многие до него, закончился, не успев начаться.
2
Спуск с орбиты на планету был быстрее обычного - из-за массы спор, обьяснил ей пилот.
- Нни клеют фсе. - говорил он на Базовом, с тяжелым акцентом. Он был кубазом, серо-зеленый и с остроконечной головой; один из длиннорылой расы, чьи враги пренебрежительно называли ее сборищем шпионов-жукоедов. Как джедай-падаван и целитель Баррисс Оффи давно уяснила, что не стоит судить о представителе народа по его внешнему виду, но она прекрасно понимала, что многие в этой галактике отнюдь не так объективны, как она.

- Ссобенно з'борники. - продолжал он. - Пр'едят сквозь л'бые фильтры что есть за час, мжбыть менше; т'бе надо менять'х каждый вылет - есл'нет, спор'вая зараза попадет в'крабль и в тебя. Не с'мый лучший способ сдохнуть, п'верте, к'шлять кровью, п'реваренной в собст'ных легких.

Баррисс моргнула, присматриваясь к пейзажу. Она глядела в ближайший иллюминатор маленького челнока; споры были видны лишь как быстрые проблески красного, зеленого, и прочих оттенков в воздухе, а время от времени - как мелкие брызги на транспаристиле, исчезающие раньше, чем она могла их рассмотреть. Она коснулась частичек Силой, не получив ничего похожего на осмысленный ответ, лишь ощущение хаотического движения, яростной мутации.
- Д'споры э... ммм.. адепо... ммм...
- Адаптогенны. - подсказала она.
- Да, мнно это. Каждый раз как м'ханики и м'дики гтовят новую обработку, д'споры меняются, взнате? И 'бработка, она не дейтв'ет. И 'нтересно, у земли нни не проблема, только когда п'днимшся над д'ревьями, взнате?
Баррисс кивнула. Это не радовало. Впрочем, на этой планете мало что могло порадовать, хоть ее сведения о ней и были все еще отрывочны. Согласно краткому инструктажу в Храме на Корусканте, республиканские и сепаратистские силы на Дронгаре были более-менее равны. Война здесь ограничивалась по большей части пехотой; из-за спор бои в воздухе случались очень редко. На земле положение во многом было еще хуже. Среди проблем с которыми столкнулись войска обоих сторон были муссоны с разрушительными электрическими штормами, высокая температура и влажность около 90 процентов. И, словно этого было недостаточно, процент атмосферного кислорода был выше, чем на большинстве миров подходящих для людей и нелюдей. Это вызывало головокружения и гипервентиляцию у чужеродных форм жизни, а в случае боевых дроидов Сепаратистов - ржавчину. Трудно поверить - подумала Баррисс - но даже невероятно прочный дюрастил, сплав из которого были сделаны дроиды, может окисляться, если условия достаточно суровы. Высокое содержание кислорода также сводило боевые столкновения по большей части к легкому оружию - акустические пистолеты, малые бластеры, картечницы и тому подобному - из-за большого риска пожаров от лазерного и пучкового оружия.




следующая страница >>