prosdo.ru
добавить свой файл
1
-1-


"Жизнь...

Да что ты знаешь о ней?!

Ты ничего о ней не знаешь, так же как и о душе.

Кем ты был? Что сделал? Ничего... Не можешь вспомнить... Ну и ладно. Ведь это уже не так и важно.

Опять... Опять какие-то мысли... обрывки... слова… образы...

Нет... Не могу вспомнить...

Опять...

Да когда же это закончится?!

Тишина... Неужели всё?"

Тихий вздох. Раскаленный воздух обжигает легкие. Он встал и чуть не упал. Опять этот дом. Да что его так тянет сюда? Не помню... Опять случилось.

Он мягко спрыгнул на нижнюю крышу и осторожно спустился по пристроенной лестнице. И чем его так привлекает этот дом? Он вздохнул и, покачав головой, двинулся в сторону "Живы". Он не знал кто он, сколько ему лет, как его зовут. Не знал своего прошлого и не мог понять какое будущее его ждет. Возле интерната опять стояла повозка Саинна. И что этот лысый черт здесь забыл? Опять будет ходить по пятам за Лиень и зыркать своими противными маслянистыми глазками по сторонам. И в особенности на него. Надо тихо пройти, чтобы Хозяйка его не заметила. Она всегда злилась и ругала Найденыша за то, что он ничего не помнит. И ничего как всегда не объяснит. Он поморщился - закружилась голова и перед глазами поплыли круги. Так было всегда, когда он входил в интернат. Он всегда с дурнотой переносит тёмные, узкие, замкнутые помещения, в которых даже в воздухе висело что-то.. до тошноты затхлое. И этой затхлостью сквозили сами люди. Безнадёжностью. Лиень тихо подошла и положила свою горячую руку на плечо Найденыша. Он вздрогнул. Лиень покачала головой и глазами показала в сторону его комнаты. Значит, опять он там копается. Не понятно, что хочет найти? Ведь и нечего там искать, нет у него никакого имущества... Хотя... Но о медальоне им не обязательно знать, правда? Он кончиками губ улыбнулся Лиень и та тихо вздохнув, опустила на мгновение глаза. Улыбка стала чуть более заметна и он, мягко ступая, двинулся по коридору.


- Извините! Какого черта вы здесь потеряли?!

Толстяк вздрогнул и неприятно перекатываясь, повернулся на звук. Маслянистые глазки забегали по Найденышу и губы расплылись в сахарной улыбке.

- Найи, а я вот мимо проезжал, дай думаю, тебя проведаю... Я вижу ты в порядке? - взгляд Саинна задержался на мгновение на лице Найденыша высматривая смятение и побежал дальше. - Ты если чего, обращайся, не бойся!

Мелко семеня, Саинн вывалился из комнаты, опять оставив в ней беспорядок.

Найденыш тихо вздохнул и принялся распихивать все по ящикам. Мда... ну этот лысый черт и свинья!

Какого жрать, когда лезешь в чужое жилище?! Он с тихим рыком двинулся к Хозяйке.

Пройдя по шести ветвистым коридорам, он вышел к двери из черной сосны и от души приложил кулаком к косяку. Дверь открылась. За столом из той же сосны с бокалом вина в руке сидела Хозяйка и с усмешкой взирала на вошедшего.

Он тихо вздохнул и почтительно склонил голову.

- Ну, я тебя слушаю, Най! Ты же ведь ломал мне дверь не для того чтобы просто поприветствовать. - Хозяйка насмешливо приподняла бровь.

- Нет, не для этого, - тихо, стараясь успокоится, начал Найденыш, - что Саинн опять хотел найти в моей комнате?

Хозяйка слегка склонила голову набок.

- Он не говорил, что пойдет к тебе. Где ты был?

Найденыш смутился.

- Вы же сами говорили мне как можно больше отдыхать в саду. - Ложь далась почти легко.

- Ой ли? - Подозрительно прищурила серые глаза Хозяйка. - Ладно, у меня к тебе есть разговор.

Найденыш вскинул голову и быстро проговорил:

- А Саинн?

- Он больше не сунется. Обещаю. - Хозяйка пригубила вина и жестом указала ему сесть в кресло напротив.

- Да пусть суется, лишь бы перестал жрать у меня на кровати. - Чуть слышно пробурчал Найденыш, усаживаясь в указанное кресло.

Хозяйка расхохоталась.

- О, прости, действительно недоглядела! Я думаю, что в скором времени он перестанет тебя беспокоить. - Хозяйка посерьезнела и, вновь наполнив свой бокал, продолжила. - Мне пришел ответ из Лаарзы на твое имя. Ты принят.


Найденыш радостно уточнил:

- Я уезжаю, да?

- Да. Завтра тебе дадут коня, и ты будешь освобожден от моего попечительства. Там тебя встретит уже знакомый тебе ние Васс. Он берет тебя под свою ответственность. Не подведи его.

Хозяйка отставила бокал и протянула Найденышу свиток, лежащий на столе.

- Это твои данные. Не потеряй. - Слегка улыбнувшись, она жестом показала, что разговор окончен. Он встал и направился к двери.

- Най! - голос Хозяйки догнал его в спину. - Постарайся никуда не влипать.

Он, прощаясь, склонил голову и вышел.

Лиень ждала его в саду на их любимом дереве над прудом.

- Значит, завтра ты уезжаешь, - наконец нарушила тишину девушка. - Я рада за тебя.

- Правда рада? Я думаю, что вскоре ты тоже присоединишься ко мне.

- Наврядли, - покачала головой девушка. - Меня могут отправить в Нийру. Саинн своего не упустит.

- Свинья! Может, стоит поговорить с Хозяйкой?

Лиень испуганно отшатнулась от него и чуть не упала с ветки:

- Ты что! Даже не думай! Ты же знаешь что это запрещено! Лучше уж я выучусь в Нийре, не доставляя тебе проблем. Зато потом всё будет легче.

- Да уж, - пробурчал Найденыш, - пока будем учиться, этот черт сумеет найти к тебе ход.

Лиень отмахнулась:

- Переживу, за столько лет я уже привыкла к его выходкам.

Из дома послышался звук колокола, и ветер, подхватив его в саду, помчал дальше.

- Ужин. Надеюсь, мы еще встретимся в этой жизни. - Найденыш на мгновение обнял Лиень и, обогнув пруд, зашагал к дому.
-2-

Он легко вскочил на коня и, не спеша, выехал за ограду интерната. Хозяйка, махнув на прощание Найденышу, скрылась в доме. Последний раз оглянувшись, он заметил в окне женского крыла Лиень и, помахав ей рукой, поскакал к северу от "Живы".

К Лаарзе он прибыл почти к ночи. Как и сказала Хозяйка, у ворот его встретил ние Васс, которого он видел несколько раз в "Живе" - он приезжал к Хозяйке. Подождав пока Найденыш отдаст коня служке, отвел в его комнату. Отдав листок с расписанием, ние отбыл, пожелав хорошо устроится.


Найденыш осмотрел свою комнату - кровать, шкаф, стол с креслом и окно на пол стены. Жить можно. И замок на двери. По крайней мере, никто не будет совершать внеочередные набеги в его жилище. Он улыбнулся: теперь Саинн не сможет его доставать. Раскидав немногочисленные вещи по полкам, он разделся и лег на кровать в надежде проснуться в ней же, а не на крыше того старого заброшенного дома.
"Так чего ты добился в своей жизни? Ты не помнишь даже кто ты! Да и что такого сделал, чтобы претендовать на память?

Ничего... Там было хорошо... Вспоминаешь... Никто не может тебе помочь! Помнишь это небо... Да... Ты помнишь свободу, но ты не помнишь, что тебе ее давало. Вспомнишь... Если сможешь, вспомнишь..."

Он резко сел на кровати. На этот раз на кровати. Вновь сон. Сколько себя помнил, всегда видел сны. Сны о небе. Сны о том, что он должен что-то вспомнить, но как не старался, не мог. Помнил только мгновения странного упоенного чувства, чувства свободы, хотел улететь, но каждый раз не мог оторваться от земли. Что-то мешало, не давало оттолкнуться.

Он покачал головой, стряхивая остатки сна. Надо было собираться к ние Вассу. Не хватало еще, чтобы взяв столь нежеланного ученика, ние отказался от него даже не начав учить.

Ние Васс ждал Найденыша в светлом просторном помещении. Началось монотонное обучение. Найденыш изучал различные дисциплины, в том числе начальное владение и применение магии, дабы иметь возможность жить самостоятельно и пытаться восстановить себе память.

Обучение давалось ему на удивление легко. Почти все получалось с первого раза. Ние помогал расторопному ученику и через некоторое время взялся обучать его более серьезным владением магии, чем того требовало распоряжение Совета. Найденышу постепенно удалось совладать с утренними пробуждениями на крыше заброшенного дома. Пару раз он приходил в "Живу", последний раз, когда он появился в интернате, узнал, что Саинн добился перевода Лиень, как они и предполагали, в Нийру - Дом обучения женщин магическому ведению хозяйства. Больше они не виделись, но перед этим, словно чувствуя, они пообещали найти друг друга, во что бы то ни стало, когда закончится их обучение. В "Живе" общение женщин и мужчин было запрещено, но Лиень и Найденыш однажды столкнувшись у памятного дерева над прудом, стали друзьями на всю жизнь, являя друг другу тайную опору и помощь.

Отрывки воспоминаний все чаще стали посещать Найденыша, являя то небо, вроде одно, но в тоже время всегда разное, то какие-то лица, но он никак не мог кто они.

Порой снился его медальон, найденный однажды в том самом заброшенном доме, на крыше которого он раньше просыпался. Он не хотел спрашивать у ние Васса, что за амулет он подобрал, а в данных ему книгах этого не было. Саинн не появлялся.
Все было так скучно, так однообразно, что Найденыш уже потерял счет времени. В "Живу" он больше не приходил, - да и что там делать? Теперь все дни были словно круглыми - обученье, отдых, обученье, отдых. Да и то, в моменты отдыха он не прекращал обучаться.

Сны снились все так же. В учении не было нигде подсказок, ни малейшего намека на помощь! Это несколько нервировало Найденыша - он не видел смысла в обучении. Сначала казалось, что оно поможет ему вспомнить, ЧТО он был раньше, но чем дальше шло время, тем сильнее его начало одолевать чувство, что все эти ние хотят сделать наоборот – что бы он НИКОГДА не вспомнил. Это пугало. Он не знал своих сил и потому был не готов.

Когда-нибудь всё разрешится. Утешая себя этой мыслью, Найденыш продолжал обучение. Длительные сидения за старыми фолиантами всё-таки дали результат - он наткнулся на рассказ о ликантропие - обращение в другую сущность, или оборотничество. Не обязательно в волков, котов или других животных. Там упоминалось о том, что оборачиваться можно не только в живые, как полагают люди, сущности. Больше он не смог найти ничего. В смятых чувствах Найденыш направился к главному ние Лаарзы.
-3-

- Ты что же думаешь, ты ликантропиец? - старик разразился каркающим смехом и уставился на Найденыша бесцветными глазами. - Ну, так оборотись в кого ты там думаешь, посмотрим!

Найденыш оскорблённо посмотрел на ние Ариу:

- Я же уже говорил, что мне приходят воспоминания, воспоминания о том, что я обращался, и я прошу помочь мне вспомнить, кем я был раньше!

- Ты и так вспоминаешь! - отрезал ние. - И без помощи что судьбой готовано вспомнишь.


- Мне НУЖНО вспомнить! - рявкнул Найденыш. - Если не поможете вы, я найду, у кого просить!

- Так иди и проси! - старик окинул его презрительным взглядом, и жестом показал, что разговор окончен.

Найденыш вышел от ние, полыхая яростью, выбежал на улицу, твердо решив, что больше не вернется обратно.

Все разрешилось само собой, как он и хотел.

Вечерами в городе было хорошо. Люди не выходили на улицы, и никто не нарушал тишину. Он брел по пыльной дороге и думал, что же он будет делать дальше. Кроме того, как идти жить в тот заброшенный дом, мыслей не приходило. В "Живе" его бы уже не приняли - он уже готов жить самостоятельно. В Лаарзу он не вернется. Вздохнув, Найденыш направился к пустующему дому. Может это и к лучшему.

С тех пор как он поселился в заброшенном доме, ему стали чаще сниться новые сны. Снились люди, снился этот дом; он знал, что это был тот самый дом, только выглядел он иначе. Словно моложе. Снился этот медальон, который он нашел в этом же доме после очередного пробуждения, будучи ещё ребенком. Порой сны так выматывали его, что он просыпался совсем разбитым и опустошенным. Но это не мешало ему радоваться каждому новому видению. Каждый момент был словно частью его истории, его жизни, но днем память все равно молчала. Одновременно Найденыш осторожно узнавал у прохожих людей о разных ворожеях и ведуньях. Люди настороженно, но иногда отвечали встрёпанному парню. Одна женщина, несколько испуганно, протянула мозолистой рукой огрызок бумаги, на котором едва был виден адрес ведьмака, как тихо шепнула она ему. Он даже не успел её поблагодарить - женщина скрылась за ближайшим домом. Он долго рассматривал засаленную бумажку и думал, стоит ли идти туда. Вздохнув, Найденыш решил, что раз уж он всё равно искал помощи, то может этот ведьмак и сможет её предоставить.

На закате он вышел из своего дома. Он уже привык считать этот заброшенный дом своим. Багровое солнце окрашивало серые пыльные здания. Найденыш неспеша шел по улице, порой глядя на обозначения и сворачивая на нужные улицы. Искомый дом был последним в одном из поворотов и ничем не отличался от остальных.


Найденыш вздохнул и поднялся на крыльцо. Дверь открылась, когда он только занес руку для стука. Он застыл. В проеме стояла сухонькая старушка с удивительно живыми и молодыми глазами.

- Ты ко мне, милай?- поинтересовалась старушка с легкой насмешкой в небесно-синих глазах.

- Ааа, я... нет, наверно я ошибся, - он не успел сделать и шага, как сухая рука старухи живо цапнула его за потрёпанный рукав.

- Стоящие у моей двери не ошибаются, - она, с удивительной для своего возраста силой, втянула его в дом и закрыла дверь. - Так чего ты хотел?

Найденыш в некотором смятении уставился на неё, не зная с чего начать, и что следовало бы сказать вообще.

- Вы меня ждали?

Старушка тихо рассмеялась - словно зашуршал лист.

- Может и ждала. Да ты не стой в дверях, проходи, рассказывай что привело.

Он осторожно присел в старое кресло у стены и осмотрел дом. Было чисто, свежо, обставлено по старине, но в то же время было потрясающе уютно и хорошо. Старушка лукаво прищурившись смотрела на гостя, сидя напротив него.

- Мне сказали, что здесь живет ведьмак,- осторожно начал он.

- Живет.

- Он может принять меня?

- Нет.

- Почему?

- Потому что тебя уже приняла я. Тебе этого не достаточно? - насмешливый взгляд из под полуопущенных век волной окатил Найденыша.

Он растерялся.

- Значит мне дали не адрес ведьмака, а ваш?

- И ведьмака, и мой,- еще одна насмешка прозвучала в голосе старухи.

Найденыш вздохнул и, помассировав виски, попытался собраться с мыслями. Старушка молчала и наблюдала за ним.

- Значит, вы можете мне помочь?

- Смотря какого рода помощь тебе требуется.

Старуха встала с кресла и, подойдя к столику, налила что-то в чашку.

- Будешь? Это просто травяной чай, не думай.

Он немного помедлил и кивнул. Старушка, налив еще настоя в другую чашку, протянула её Найденышу.


- Так чем я могла бы тебе помочь?

Он уловил исходивший от чашки аромат мяты и пригубил настой.

- Я хочу, чтобы вы помогли мне вспомнить, кем я являлся раньше.

- Памяти твоей я не помощник, - старушка покачала головой и, уловив тень разочарования на лице гостя, продолжила,- Ты прекрасно всё помнишь и забвение не причина твоему незнанию. Есть другая причина тому, что ты не видишь своей памяти.

Найденыш вскинулся.

- Вы знаете, что мешает?

- Анаирай меня зовут, - невпопад сказала старуха. - Сейчас ничего не могу тебе сказать больше, подумать надо. Можешь остаться у меня пока жить, мне так проще думать будет.

- Если буду вам не в тягость. - Он склонил, благодаря, голову. - Что я буду должен вам?

Анаирай насмешливо прищурила глаз.

- А что ты можешь мне дать?

- Я ничего не имею, - покачал головой он. - Единственное, что наверно можно считать моим - вот этот медальон.

Он сунул руку за пазуху и выудил на свет свой медальон - невзрачную серебрушку с незнакомыми символами по краям и россыпью мелких бесцветных камней по центру.

Старуха с любопытством взглянула на медальон в руке Найденыша.

- Нет, оставь его себе и никогда никому не показывай. Я постараюсь тебе помочь, но завтра. А теперь пойдем.

Анаирай взяла со стола свечу и двинулась к дальней стене. Там была дверь, которую он сначала не заметил - так она сливалась со стенами. За дверью была комната с простой обстановкой напоминающей его комнату в Лаарзе. Так же стояла кровать, стол и только окно было совсем мало.

Старуха поставила свечу на стол и указала на уже застеленную кровать.

-Отдохни, завтра я рано разбужу тебя.

Сказав это, она оставила Найденыша, прикрыв за собой дверь.

Он подошел к окну и выглянул на улицу. Там уже бесшумно кралась безлунная ночь. Около дома напротив грызла кость бездомная собака. Он вздохнул. Возможно, Анаирай действительно сможет ему помочь. Он не так много может потерять, кроме жизни - ничего.


Найденыш подошел к постели и ошеломленно замер - она же была застелена! Старуха никуда не отлучалась во время разговора с ним, значит, она знала, что он придет, и что придет именно сегодня! Найденыш покачал головой и осторожно присел на постель. Вероятно, он попал именно туда и именно к тому человеку. Едва коснувшись головой подушки, он скользнул в спокойный сон до утра.
-4-

Утром Анаирай разбудила Найденыша с первыми лучами солнца. Поев каши с хлебом, они пошли за дом старухи. Его глазам открылся маленький, но уютный и милый, как и дом внутри, сад, окрашиваемый первыми лучами в тёплые цвета. Они шли к раскидистому дереву, пока Найденыш рассматривал незнакомые деревья.

- Налюбовался? - насмешливый голос старухи вывел его из задумчивости.

- У вас необычный сад. Что это за дерево? - Найденыш прикоснулся рукой к мощному и шершавому стволу. На удивление он был теплым. Наверное, солнце уже успело нагреть его, подумал он.

- Это разанИ. Ты и не такие ещё увидишь, - в голосе старухи на мгновение послышалась тоска. - А теперь раздевайся.

Найденыш на мгновение опешил и отступил на шаг. Анаирай, видя его ошеломление, рассмеялась шуршащим смехом.

- Рубашку сними!

Найденыш снял рубашку и повесил на ближайший сук. Старуха подошла к нему, закрыв глаза и бесшумно шевеля губами, медленно водила руками вдоль его тела. Наконец, она замерла. Лицо стало сосредоточенным и в уголках рта появились горестные морщинки. Найденыш забеспокоился.

- Что-то не так? Может, я могу чем-то помочь?

Старуха открыла глаза и покачала головой.

- Нет, мальчик, ты ничего не сможешь сделать. Но я постараюсь тебе помочь.

Она подошла к раскидистому дереву и поклонившись ему, что-то зашептала. Ответом был шорох листвы. Анаирай достала из-за пояса нож и аккуратно надрезала кору, проникая вглубь, смачивая лезвие в бесцветном соке. Потом она попросила Найденыша лечь на спину и не мешать ей. Он послушно лег на мягкую траву, прикрыв глаза. Старуха опустилась рядом с ним на колени и принялась сосредоточенно рассматривать небольшое родимое пятно на его боку, что-то тихо нашептывая. Вокруг поднялся ветер, но он не трогал их, как бы образуя вокруг Анаирай и Найденыша стену. Внезапно пятно начало светлеть и увеличиваться. Найденыш вскрикнул от неожиданной боли - она пронеслась по его телу ураганом и, пульсируя, осталась в одной точке. Родимое пятно начало приобретать другие очертания - форма осталась та же, но на почти обесцвеченном участке тела стали появляться символы. Найденыш, стиснув зубы, терпел жгущую боль. Анаирай достала нож и осторожно, лезвием, коснулась его кожи. Пятно мгновенно вспыхнуло алым, и Найденыш дернулся, не в силах терпеть. Старуха успокаивающе положила прохладную руку ему на живот. Боль пульсировала, металась, как дикий зверь в клетке, не находя выхода и кидаясь на стены. Найденыш сквозь зубы бормотал ругательства, стараясь лежать на месте. Старуха принялась аккуратно соскабливать с его кожи метку, заговаривая от боли. Найденыш не видел действий Анаирай, он чувствовал лишь боль, и она меньше всего была от того, что его кожу скоблят.


"Я - Малис Инар Даарэн."

Неожиданно вспыхнувшая мысль заставила Найденыша замереть, забыть о новой порции боли. Это было его имя. Он вспомнил! У него теперь есть имя! Воспоминания выплывали в его голове по мере того, как он думал о чём-либо. Старуха продолжала соскабливать. Мысли в голове метались, перескакивая с одной на другую. Лица, голоса. Небо.

Мать. Отец. Его народ - инфы, ветра.

Он вспомнил, как на них напали. За его народом всегда охотились. И тогда не все смогли улететь. Он вспоминал тот день, когда его отдали. Его мать и отец, в слезах и ужасе, отдали своего ребенка старухе, чтобы уберечь его, в том ярком и красивом доме, который нынче разрушен и так тянул его к себе. Он вспомнил, как ему ставили печать - чтобы он не мог ни улететь, ни вспомнить.

Старуха скатала метку в маленький шарик и, сдунув с ладони, отдала его ветру. С вымученной, но счастливой, чем-то даже - молодой улыбкой она сидела возле Малиса и тихо шептала ветру. Он открыл глаза, вскакивая и почти кидаясь ей на шею:

- Спасибо тебе! Я вспомнил, да, я вспомнил! Но ты!.. Ты знала, что делаешь! Ты ведь знала, да?

Анаирай печально улыбнулась:

- Да, я знала.

- Но как?..

- Помнишь тот медальон, который ты хотел отдать мне в награду?

- Да, они же были и у моих родителей!

- Такие были у всех инфов. Они есть у каждого. Но потом люди начали их красть. Имея медальон инфа, человек фактически становится его хозяином. И при помощи него они могли заточить инфа в тело, выйти из которого он может, только если там нет метки.

- Но меня отдали в него мои родители!

- Только так они могли тебя спасти,- старуха покачала головой.

- Откуда ты знаешь столько про инфов? - Малис подозрительно окинул старуху взглядом.

- Потому что я сама инф. - Анаирай горько усмехнулась, глядя на изумленное лицо Малиса. - Уже 80 лет я заточена в этом теле и мой медальон утерян. И метка уже давно впиталась в тело.


Малис задумчиво смотрел на старуху.

- Значит, ты никогда не сможешь быть свободной?

Она усмехнулась.

- Ну почему никогда. Когда умрет моё тело, и я найду свой медальон, я буду навсегда свободна. Хотя, благодаря тебе, я сократила его жизнь на 5 лет, - она мягко улыбнулась. - А теперь - лети! Они уже ждут тебя! Вчера я просила передать о том, что ты вернешься.

- Просила передать? - не понял Малис.

- А ты думал, ко мне никто не залетает? Меня тоже ждут дома, - хитро прищурившись, сказала Анаирай. - А теперь лети. Я не прощаюсь - мы еще встретимся с тобой.

Старуха медленно встала и побрела к дому.

Малис взглянул на восходящее солнце. Ему было хорошо и тепло. Подойдя к краю сада, он встал, раскинув руки и закрыв глаза. Тело Малиса медленно расстворялось в лучах солнца. Он вспомнил, что они с Лиень обещали найти друг друга при первой возможности.

И теперь, Малис Инар Даарэн стал ветром, растворившись в лучах вошедшего солнца.