prosdo.ru   1 ... 16 17 18 19 20

Глава девятнадцатая
Это была длинная ночь. К счастью, все, что с нами стряслось, было снято на скрытую камеру, а еще постарался один энтузиаст любитель, который наблюдал за происходившим из соседнего дома, так что нас не сильно донимали расспросами.

Джон и Кеплер не разжимали рук и пребывали в состоянии обалделого удивления, словно не могли поверить, что остались живы. Миссис Доусон сдала свой пистолет. Но предупредила, что у нее есть на него лицензия и она хотела бы со временем получить его назад. Ее сын Бен сидел рядом и казался гордым и одновременно немного смущенным; очевидно, так и должны выглядеть взрослые сыновья, спасенные своими матерями. Миссис Доусон настояла на том, чтобы опрос свидетелей происходил в ее квартире. Время от времени она просила Дэниела открыть новую бутылку шампанского, чтобы выпить за жизнь и за радость жизни. От восторга, что все опасности позади, и от выпитого шампанского голова моя шла кругом.

Здоровые парни в бронежилетах стучали каблуками по всей «Инсуле», проверяли – не спрятались ли где еще злоумышленники, но никого не нашли. Зато отличилась Летти Уайт: в толпе, собравшейся на улице, она опознала известного насильника, который скрывался от правосудия. Недолго думая, полисменша свалила мерзавца, подставив ему подножку, чем вызвала восторженное «ого!» рослого сержанта.

Труди нашла джин и поделилась им с Шери и Энди, который, похоже, снова сошел с колеи. Профессор вернулся домой после званого ужина и переполошился не на шутку.

Тейта увезли, он был потрясен смертью брата. Что ж, скоро в газетах появятся новые разоблачения. Интересно, кто все таки сообщил бандитам, что крыша не находится под наблюдением?

К Кайли приходил доктор, выписал ей успокоительное и велел им с Госс хорошенько выспаться, а я сказала девочкам, что они заслужили выходной. Джейсону я оставила записку в пекарне, сообщила, что у него тоже выходной, и пригласила зайти к нам в гости вечерком. На дверь булочной я повесила объявление: «Закрыта по техническим причинам. Откроется в понедельник». Все равно никому из покупателей пока не добраться до «Радостей земных»: полицейские огородили всю территорию лентой с надписью: «Место преступления. Проход запрещен».


Мы побрели домой и улеглись в постель. Я не могла заснуть, а просто лежала и смотрела на Дэниела. Интересно, сколько еще потерь мне суждено? В этот раз мы были на краю гибели. Не окажись у миссис Доусон пистолета…

В конце концов я приняла снотворное и проснулась только в полдень, когда Джейсон, сгоравший от любопытства, позвонил в нашу дверь.

Рассказывая, мы все переживали заново. Джейсон очень расстроился, что все пропустил. Когда он наконец ушел играть в видеоигры, я обзвонила товарищей по несчастью. Все были в порядке. Девочки спали. Миссис Доусон с сыном пили послеобеденный чай. Труди была дома, изучала каталог луковиц и играла с Люцифером. Профессор и Ночка дремали после обеда. Мероу была у Шери, изобретала новое снадобье для Энди. Джон и Кеплер все еще нежились в постели.

Полиция сняла ограждение и уехала.

– А не отпраздновать ли нам освобождение? – спросила я Дэниела. – В субботу вечером? Сегодня все хотят посидеть дома, заняться чем нибудь успокаивающим. Но нам еще есть что обсудить. Например, хотелось бы знать, где все же эти злосчастные дискеты, если они вообще существуют.

– В саду будет холодновато.

– А в атриуме? Можно занавесить чем нибудь стеклянную дверь. Там все поместятся, а Горацио сможет сколько угодно любоваться рыбками. Пусть каждый принесет с собой стул, а у Труди есть козлы. Закажем еду из кафе «Вкуснотища», а заодно пригласим и Дела с семейством. По субботам они закрываются в три.

– Отличная идея, – поддержал Дэниел. – Знаешь, – добавил он, заметив, что я все еще зеваю, – пойди ка поспи, я все сам подготовлю.

Я проснулась уже вечером. Все таки здорово, что мы все остались живы. Дэниел куда то ушел, но оставил мне записку, что гуляш на плите и мне ничегошеньки не надо делать. Я приготовила себе роскошную ванну с сиреневой пеной. Потом облачилась в темно бордовое платье с хризантемами. Я потискала Горацио, который снисходительно позволил мне эту вольность: видно, почувствовал, что мне это необходимо.


Наконец вернулся Дэниел.

– Все устроено, – объявил он. – Вино, еда и маленький сюрприз в придачу, я надеюсь.

Он отказался объяснить мне, что за сюрприз, а я не стала у него выпытывать. Мне хотелось просто сидеть на кушетке в уютном полумраке и смотреть «Звездные войны» – одну серию за другой, пока не сморит сон. Так мы и поступили. Империя рождалась и рассыпалась в прах, в конце концов вернулись джедаи, а когда я проснулась, была уже суббота.

Я решила предаться лени. Взялась читать книгу и прочитала от корки до корки. Начала другую. Мне не хотелось понукать себя. Я казалась себе слабой и хрупкой и боялась хоть ненадолго потерять Дэниела из виду. Видимо, он чувствовал то же самое, потому что пришел ко мне в ванную и присел на краешек.

Зашла Мероу и принесла мне травяного чаю, который я покорно выпила. Он отдавал сеном. Мероу поведала, что в нашей судьбе наступил прилив и у нас прекрасные перспективы на будущее. Если сбылось ее пророчество о мечах, я готова поверить и в новое прорицание. Мероу сказала мне, что напоила травяным чаем Кайли и Госсамер. Кайли собралась было просить отца найти ей другую квартиру, но потом передумала и решила остаться на старом месте. Весь прошлый вечер они с Госс названивали своим приятелям, и это помогло им справиться с пережитым потрясением. К счастью, девочки не видели, как погиб Булл.

Мероу собралась окурить благовониями тротуар в том месте, где упал Булл, и убедиться, что его дух не витает там поблизости. Я одобрила это намерение – привидения нам только и не хватало – и предложила свою помощь. Но она заявила, что должна все сделать сама.

День проходил в приятной медлительности. Я догадывалась, что все остальные тоже заняты чем нибудь приятным. Те, кто не занимался любовью, занимались готовкой, трудились в саду, читали детективы, смотрели телевизор или ели макароны с сыром. «Инсула» залечивала душевные раны после пережитого нападения и внезапной смерти. Казалось, что само здание тоже нуждается в утешении.


К семи часам стол, установленный на козлах, был накрыт скатертью. Посередине красовалась одна из тех пугающих скульптур Клее – видимо, это Бен Уайт так пошутил. Стеклянную дверь завесили яванской тканью с орнаментом из цветов с золотыми лепестками, которую позаимствовали у Джона. Дел Пандамус и все его семейство, включая подневольного Георгия, нанесли еды на целую армию и множество бутылок анисовой водки. Каждый Пандамус принес с собой по складному стулу – от большого брезентового для Дела до крошечного розового для малышки Крисоулы.

Джон и Кеплер приволокли складное бамбуковое кресло на двоих. Мы с Дэниелом притащили самые разные стулья – на любой вкус. И ящик вина. Профессор не появлялся. Странно. Я заволновалась: вдруг он не получил приглашения? Но Дэниел заверил меня, что он придет, и я успокоилась. Я взяла кусок спанакопиты и бокал красного вина и поприветствовала девочек. Они разоделись в пух и прах: блестящие платьица, которые неизвестно на чем держались (похоже, здесь не обошлось без колдовства), сияющий макияж и абсолютно золотые волосы. Крисоула сразу раскусила их и заявила, что они феи. Энди пил минеральную воду: видимо, уже справился с запоем. На Шери было темно синее элегантное платье, ниспадавшее до самого пола. Она по прежнему не расставалась с Топтыжкой и всегда брала его на вечеринки.

Прибыла миссис Доусон. В простом темно шоколадном платье из плотного атласа, которое было заколото на плече большой золотой брошью, по форме напоминавшей льва. Такие находят на археологических раскопках. С ней был Бен Уайт. Он подал матери бокал шампанского и тарелку с аппетитными мезе – крошечными закусками, которые так здорово получаются у греков: маринованные баклажаны, осьминог в уксусе, жареная перепелка на шпажках, кофта кебаб из ягненка. Дэниел подсел ко мне, когда я накладывала себе пате из кабачков цукини, грибы, сваренные в красном вине, лабне и лаваш. Просто слюнки текут!


– Это что, яйца по шотландски? – подозрительно спросил Энди.

– Нет, это киббех. Попробуйте, вам понравится, – посоветовал Дэниел. – Я уже один съел.

Мероу, истовая вегетарианка, радовалась изобилию овощных блюд. Она выбрала борек с помидорами, деревенский салат, маринованный лук, фелафель, жареный турецкий горох и запеченный халлуми.

– Господи! Я набиваю пузо как свинья, – вздыхала она.

– Ладно, я тоже. Но не забудь, что это лишь закуски. Впереди еще мусака и цыпленок с лимоном, а для тебя – тушеные бобы и артишоки. Объедение!

– Не пойму, почему у греков такое крепкое здоровье? – заметила я.

– Да они живут, не тужат, – прогрохотал Дел. – Едят и пьют, ни о чем не задумываясь. Вам нравится греческая еда? – спросил он Мероу.

– Восхитительная, – подтвердила колдунья.

Дел похлопал ее по плечу и пошел положить себе еще долмы, которую отправлял в рот по две за раз. Затем он налил мне и Дэниелу по бокалу анисовой водки и поднял свой, приветствуя нас; это означало, что мне следовало пить все до дна. После этого все происходящее озарилось нежно розовым сиянием. Я заметила, что Джон и Кеплер легко управляются с греческой едой. Кеплер был в восхищении от экзотического угощения; вот так же когда то я пришла в восторг от китайской кухни. Единственное, что он оставлял на тарелке, – это запеченный сыр. Нет, ничто не может заставить китайцев полюбить сыр!

Джейсон начал с дальнего конца стола и медленно продвигался вперед, сметая все, словно пылесос.

Пора уже было подавать горячее, а профессор так и не появился. Куда он запропастился? Я решила расспросить миссис Доусон о ее пистолете, сыгравшем столь важную роль в нашем освобождении.


– Дорогуша, когда стало ясно, что моему сыну предстоит выполнить весьма опасное задание, я решила подготовиться как следует, – сказала она, одновременно отдавая должное маринованному осьминогу, причем делала это так ловко и изящно, что я невольно залюбовалась. – Тогда я записалась на уроки стрельбы. Это совсем не сложно. Честно говоря, не понимаю, почему мужчины так этим бахвалятся. Хороший глаз и твердая рука – вот все, что требуется.

– Так вы переехали сюда, чтобы быть рядом с сыном?

– Наоборот, этот дом стал его убежищем, потому что здесь поселилась я. Мы знакомы с владельцами квартиры, они с радостью уступили ее моему сыну. Когда то давно я танцевала с их дедушкой. Он все время наступал мне на ногу. Такой был неповоротливый! Конечно, я не предполагала, до какой низости могут дойти эти мерзавцы. Я бы ни за что не стала подвергать вас всех опасности. Когда я увидела, как угрожают этим бедным девочкам, я пожалела, что поселила Бена здесь.

Я заметила, что Кайли и Госс строят глазки Георгию, – эти девчонки совершенно не разбираются в мужчинах! Подружки хихикали и были возбуждены от пережитой опасности, но явно отделались лишь легким испугом.

– Думаю, у них нет к вам претензий, – сказала я.

– Когда я увидела этих Близнецов, то поняла, что должна сделать что то, – ведь это моя вина. Но как удалось освободиться вам с Дэниелом?

– У меня в кармане оказался ножик. А вот как освободились Кеплер и Джон, хотела бы я знать. Нож то до них не дошел.

– Никому еще не удавалось связать Кеплера обычной веревкой, – изрек Джон. – Я же говорил вам: он изучал боевые искусства. Очень важно поставить нападающего в такое положение, чтобы он не успел никого убить, прежде чем его обезоружат.

– А что ты сказал Джону по китайски? – спросила я Кеплера.


– Если не выйдет, встретимся на небесах, – ответил он.

– Тогда осталось узнать лишь одно, – сказала я, – где были эти…

Тут распахнулась дверь, и появился профессор Монк, а за ним смущенно вошли Селима, Бриан и владелицы шоколадного магазина. Вивьен привела с собой Кэт.

– Мы приняли решение, – объявил профессор Монк.

– Мы с Вив решили сделать профессора своим новым дядюшкой, – сказала Джулиетт.

– Поскольку мы сохраняем «Небесные наслаждения», – добавила Вивьен.

Все захлопали. Сестер приняли с распростертыми объятиями и тут же снабдили тарелками, полными всякой всячины. Большинство блюд были известны Селиме, и она помогала Бриану выбирать. Они немного смущались, но выглядели прекрасной любящей парой. Я протянула Джулиетт бокал вина. Вивьен и Кэт предпочли анисовую водку.

Георгий робко подошел к Джулиетт.

– Так я могу вернуться на работу? – спросил он, стараясь быть как можно обворожительнее. Но явно переигрывал.

– Ну… – начала она. Тут подоспел Дел.

– Возьмите его. Я за ним пригляжу, – сказал он своим громким хриплым голосом. – А будет снова шкодить – отправлю его к Яй Яй.

Крошечная старушка в черном платье, сидевшая в плюшевом кресле, зыркнула на Георгия так, словно видела его насквозь и в любой момент готова была подцепить на крючок его самодовольную, изрядно потрепанную душонку.

– Ладно, дядя, я буду стараться, – пробормотал негодник.

– Смотри у меня! – пригрозил Дел.

Вивьен это понравилось. Она протянула Делу руку

– Договорились, – сказала Вив, и они скрепили сделку рукопожатием. Потом все выпили анисовой водки в знак примирения.


Георгий благоразумно попытался задобрить старуху и принес ей тарелку с цыпленком и новый бокал вина.

– Лет этак через триста, возможно, из него и выйдет приличный человек, – заметил Дэниел.

– Это не только его вина. Его отец был сущим мерзавцем: бросил мою сестру – его мать. Парень так и не получил настоящего мужского воспитания. Вот теперь приходится доучиваться, – вздохнул Дел и отхлебнул вина.

– Славно придумано, Дион, – похвалила миссис Доусон и протянула профессору Монку бокал отличного вина.

– Пустяки, – отмахнулся он, не желая выпячивать собственные заслуги. – Дядюшка предал их. Меня он тоже долго водил за нос. Вот я и подумал: может, со мной им больше повезет. А что? Из меня выйдет отличный дядюшка!

– Им повезло заполучить вас в родственники, – с нескрываемой теплотой сказала миссис Доусон. – Каждая женщина нуждается во всепонимающем дядюшке, который бы время от времени приглашал ее пообедать.

Мы все наелись до отвала. Вино заканчивалось. Вивьен отлучилась на минуту и вернулась с парой больших термосов, таких, какие используют при обслуживании обедов или банкетов.

– Нам понадобятся чашки, – сказала она. – Вот увидите, вам понравится.

– Что это? – заинтересовался Джейсон.

Он мигом опустошил свой бокал и был готов встать в очередь за чем угодно. Парень слопал по крайней мере три нормальных ужина и наверняка был не прочь забрать домой остатки пиршества, чтобы в случае чего заморить ночью червячка. Бедняга жаловался мне, что по ночам у него частенько урчит в животе от голода.

– Шоколадный грог, – объявила Джулиетт, ставя на опустевший стол взбитые сливки и толченый мускатный орех.


В этот миг появилась Летти Уайт. Мы тут же собрали ей полную тарелку из того, что осталось, и радостно выпили за ее здоровье. Как никак, если бы не ее самоотверженная забота, многих из нас недосчитались бы за этим столом. Так что мы искренне рады были ее видеть. Вместе с ней пришла госпожа Дред – она не могла раньше вырваться из своего подземелья – и три нерда, которые набросились на еду так, словно и не завтракали всего четыре часа назад.

Итак, теперь собрались почти все. Не было только миссис Пемберти, но та предпочитала отлеживаться в постели. Я попросила у всех минуту внимания.

– Мы немало пережили за последние дни, – начала я. – И все мы теперь друзья. Поэтому, Бен, откройте нам ваш секрет: где эти несчастные дискеты?

– Никаких дискет не было, – сказал он с непроницаемым лицом. – Но если вы посмотрите хорошенько на стол, то, возможно, заметите нечто интересное.

Мы все уставились на стол. Там еще лежали остатки греческого пиршества, которыми лакомились опоздавшие гости, стояли тарелки и бокалы да еще та самая ужасная скульптура. Но никаких дискет.

И тут трое нердов, а за ними Дэниел и Кеплер принялись хохотать как ненормальные. Они хохотали, а все остальные таращились на них в недоумении. Я оттащила Дэниела в сторонку.

– Объясни толком!

– Вон там, – указал он.

Но я видела лишь уродливую скульптуру, сделанную из плоских металлических пластинок и пластиковых нашлепок. Серых… Постойте! Где то я уже видела нечто подобное…

– Флэшки! – хихикнул Рэт, а может, Тэз. Помню только, что Галли – это парень с длинными жесткими патлами. – Вся скульптура сделана из флэшек! Кроме рыбки.

– Ага, а они подходят для ноутбука, – сказала я. – Отличная идея. В духе Эдгара Аллана По.


– Мне повезло, что они не подослали того, кто разбирается в компьютерах, – усмехнулся Бен. – Но вряд ли они до этого додумались бы. Про дискеты то всем известно. А про флэшки пока нет.

– Спрятать на самом видном месте! – присвистнула Летти Уайт. – А оригиналы хранятся до поры в надежном месте.

– До вторника, – уточнил Бен.

Шоколадный грог оказался пряным напитком, мягким на вкус; кажется, в него добавили коньяк, а сверху – взбитые сливки с тертым мускатным орехом. Отличное питье для холодной ночи и для любой вечеринки. А еще – для завершения рассказа и хороших сновидений. Для всех нас.

<< предыдущая страница   следующая страница >>