prosdo.ru
добавить свой файл
1 2 ... 21 22
КАРЛ РОДЖЕРС


КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ И ПСИХОТЕРАПИЯ

С о д е р ж а н и е
Предисловие

Часть I. Обзор

Глава 1. Роль консультирования

Глава 2. Старые и новые представления о консультировании и психотерапии
Часть II. Введение в консультирование

Глава 3. Когда применяется консультирование

Глава 4. Создание атмосферы терапевтических взаимоотношений

Глава 5. Директивный подход против недирективного метода
Часть III. Процесс консультирования

Глава 6. Эмоциональные высвобождения

Глава 7. Достижение инсайта

Глава 8. Заключительные фазы терапии

Глава 9. Ряд практических вопросов

Предисловие
Постоянно растущий интерес к проблеме человека и его адаптивной способности является, вероятно, одним из выдающихся явлений современности. Даже социальные программы военного времени нацелены на выделение основной идеи — идеи значимости личности и ее права на психологическую реабилитацию.

В двадцатые годы интерес к адаптивным способнос­тям человека был главным образом аналитическим и ди­агностическим. Это время широкого применения анали­за единичных случаев в социальных исследованиях, а в психологии — тестов. В психиатрии многосложные замет­ки превратились в тщательно разработанные диагности­ческие формулировки. Никогда еще о человеке не знали так много. Однако с течением времени стало уделяться больше внимания динамическим процессам, с помощью которых приспособление личности проходило более ус­пешно. Интерес исследователей сместился от диагности­ки к терапии, от изучения проблем человека к внедрению тех процессов, которые могли бы ему помочь. Сегодня специалистов, занимающихся вопросами психологичес­кой реабилитации, интересует, как с помощью терапии более эффективно помочь человеку адаптироваться к ок­ружающей среде.

Автор книги сам прошел через подобный этап смены стереотипов и интересов. Первоначальный интерес к ди­агностике уступил место более сильному интересу к тера­пии и консультированию. В течение многих лет, работая директором детской консультационной клиники и консультантом по семейным проблемам и проблемам студен­тов, он выработал свою систему взглядов на данные ме­тоды терапии. Но его собственные идеи так плотно пере­плетаются с мнениями других, что порой невозможно провести между ними четкую грань. Поэтому, хотя насто­ящая книга представляет его собственные позиции, они были выведены, осознанно или нет, из опыта многих ис­следовательских групп. Автор, желая выразить свою при­знательность и сориентировать читателя, считает необхо­димым назвать некоторые из них.


Опыт работы в Институте детской психологии в Нью-Йорке создал обстановку, в которой разнообразие взгля­дов от ультрапсихоаналитических до ультрастатистичес­ких побуждало каждого сотрудника определять и разра­батывать свою собственную концепцию.

В частности, очень полезными оказались идеи, почер­пнутые в Филадельфийской клинике детской реабилита­ции и Пенсильванской школе социальных исследований. Также очень помогла документация этих организаций и сотрудничество с персоналом, проходившим обучение в этих институтах.

Консультирование студентов открыло новые перспек­тивы для развития идей в данном направлении, которые берут свое начало из детской психологии.

Отдельно хотелось бы поблагодарить студентов фа­культета клинической психологии за их исследовательс­кую работу и вопросы, которые они задавали на лекциях. Совершенствуя свои навыки в области психологического консультирования и терапии, они привнесли много по­лезного в разработку принципов и методов консультиро­вания и применение их на практике.

Еще один заметный вклад был сделан исследовательс­кой программой, в ходе которой велись записи консуль­таций и терапевтических сеансов. Эти записи и протоко­лы представляют сам процесс консультирования и тера­пии достаточно объективно и детально, что позволяет выделить новые принципы и задачи терапевтического процесса применительно к некоторым важным сферам, что имеет огромные перспективы в будущем.

Наконец, больше всего автор признателен тем людям, которые обратились за психологической помощью: нуж­дающиеся в помощи дети и их родители, неуверенные в себе студенты, несчастливые жены и мужья — все они внесли свой вклад, каким бы он ни был, в изучение про­цесса терапии. Наблюдение за процессом их реабилита­ции укрепило столь слабую доселе веру в человеческие возможности.

Все это и легло в основание данной книги, в которой автор попытался выразить свою убежденность, что кон­сультирование — это познаваемый, предсказуемый и вполне понятный процесс, который может быть изучен, опробован и усовершенствован. Остается надеяться, что она пробудит в консультантах и терапевтах желание к но­вым исследованиям в области теории и практики психо­терапии, которые помогут нам углубить и усовершенство­вать наши познания о возможностях личности развивать свою способность к адаптации.


Колумбус, штат Огайо КАРЛ. Р. РОДЖЕРС


ЧАСТЬ I. ОБЗОР
Глава 1

Роль консультирования
Великое множество профессионалов посвящают большую часть своего времени беседам с клиентами, цель кото­рых — вызвать конструктивные изменения их психичес­ких установок. Независимо от того, как эти люди себя называют, — психологи, школьные или семейные кон­сультанты, психиатры или социальные работники, кон­сультанты в высших учебных заведениях, специалисты по производственному персоналу и т. д., — у каждого из них существует свой подход к установкам клиента — и это именно то, что составляет наш интерес в этой книге. Спе­циалист такого рода имеет дело с неприспособленными или растерянными людьми, неудачниками или правона­рушителями, и если они уходят от терапевта, став более приспособленными и подготовленными к конструктив­ной встрече с жизненными реалиями, то приемы и тех­ника такого специалиста представляют для нас живой интерес.

Такие беседы могут называться по-разному. Их могут именовать простым и емким термином “лечебные бесе­ды”, довольно часто они обозначаются термином “кон­сультирование”, получающим все большее распростране­ние, особенно в образовательных кругах, или же такие беседы, учитывая их целительный эффект, могут квалифицироваться как психотерапия, что ближе по духу со­циальным работникам, психологам и психиатрам в кли­никах. В нашей книге эти термины будут использоваться как более или менее взаимозаменяемые, что представля­ется оправданным, поскольку все они, видимо, относятся к одному и тому же основному методу, а именно серии прямых контактов с индивидом, направленных на то, что­бы помочь ему изменить свои психические установки и поведение. Раньше было принято называть “консульти­рованием” единичные и поверхностные контакты с кли­ентом; более интенсивные и продолжительные контакты, направленные на глубокую реорганизацию личности, обозначались термином “психотерапия”. Несмотря на то, что, может быть, и существуют какие-то причины для та­кой дифференциации, ясно, что интенсивное и успеш­ное консультирование ничем не отличается от интенсив­ной и успешной психотерапии. Соответственно, мы бу­дем использовать оба этих термина, поскольку и тот и другой в равной мере употребимы специалистами данной сферы.


Использование методов консультирования
Насколько широко применяются различные методы консультирования и психотерапии в связи с проблемами приспособления? Статистических данных по этой теме нет, поэтому ответ на этот вопрос будет носить описатель­ный характер, но он поможет установить важность кон­сультирования как процесса.
Клиники детского развития. В клиниках детского раз­вития психотерапия выступает как одно из наиболее раз­работанных средств, многообразно используемых при работе с детьми (особенно подростками), с проблемами приспособления, а также при работе с их родителями. На протяжении ряда лет в этом направлении шло интенсив­ное развитие клинической мысли, и мы можем определенно сказать, что техники психотерапии более успешно развивались именно в сфере развития ребенка, нежели в какой-либо другой.

Один-два примера наглядно продемонстрируют ши­роту распространения данного психологического подхо­да в клиниках детского развития. Анализ проделанной в течение года работы в Рочестерском (Нью-Йорк) центре развития, где в прошлом директорствовал автор, дает нам следующую информацию. Из 850 случаев за 1939 год:

62% детей прошли от 1 до 4 сеансов, что составляет 42% от общего числа клинических контактов;

30% — от 5 до 9 сеансов, что составляет 30% от общего числа клинических контактов;

8% — от 10 до 80 сеансов, что составляет 35% от обще­го числа клинических контактов.

Если ребенок встречался с психологом не более четы­рех раз, то контакты, что очевидно, были диагностичес­кими; собственно, консультирование поневоле было весь­ма ограничено. Для группы случаев, когда проводилось от 5 до 9 сеансов с ребенком и его родителями, консуль­тирование зачастую являлось важным аспектом лечения, хотя в большинстве своем использовались и другие мето­ды изменения поведения. В группах, где проводилось интенсивное лечение (более 10 сеансов в каждом отдель­ном случае), психотерапия являлась одним из самых важ­ных средств лечения и работы с проблемой. Это была ра­бота только с ребенком или же — с ребенком и его роди­телями. Обычно психолог занимался лечением ребенка, а социальный работник консультировал родителей, хотя это далеко не всегда было оправдано. Стоит отметить, что, несмотря на то, что только в 8% случаев обращения в кли­нику было назначено такое интенсивное лечение, работа с этими индивидами составила 1/3 всей клинической де­ятельности.


Приводимые ниже данные, представленные Центром развития Бейкера, прольют дополнительный свет на то, насколько существенна роль консультирования и психо­терапии в процессе работы с детьми. Из 1334 случаев, рас­смотренных в этой клинике под руководством ее дирек­торов Уильяма Хили и Августы Броннер, в 400 случаях было проведено лечение. В других случаях ставился толь­ко диагноз и ответственность за проведение лечения воз­лагалась на агентство, направившее пациента. Из 400 слу­чаев 111 детей прошли I или 2 сеанса у психиатра, 210 — от 3 до 9 бесед и 79 детей — от 10 до 100 бесед. Показатели распределения случаев, когда беседы проводились вмес­те с родителями, в общем, схожие; 83 человека (родите­ли) прошли от 10 до 100 или более бесед (обычно с тем, кто вел данный случай - Healy William, Bronner A. F. “Treatment and What Happened Afterward”, pp. 14,43,46. Boston: Judge Baker Guidance Center, 1939).

На материале этих двух отчетов можно сделать следу­ющий вывод: лечение методом психотерапии в детских клиниках определенным образом ограничено малой до­лей случаев, отобранных как соответствующих такому типу лечения. Однако лечебные беседы с этой отобран­ной группой составляют основную часть работы клини­ки. И это справедливо для большинства клинических цен­тров страны, занимающихся лечением плохо приспособ­ленных детей.
Консультирование в студенческой среде. Анализируя сферу работы над проблемой приспособления у студен­тов высших учебных заведений и колледжей, мы видим, что консультирование является наиболее часто встреча­ющимся методом индивидуальной работы. Можно ска­зать, что чем ближе клиенты к зрелости, тем более перс­пективными будут консультирование и психотерапия как методы работы по решению выявленных проблем. При­чину этого мы обсудим позже.

При работе по разрешению проблем личностного и эмоционального приспособления как в высшей школе, так и в колледжах, применяются почти все техники консультирования. В сфере образования и профориенгации используются различные психометрические тесты, но консультирование почти в каждом отдельном случае со­ставляет значительную часть этого процесса и, по мне­нию специалистов в данной области, должно занимать даже большее место в подобной деятельности.


Для каждого, кто знаком со средней школой и кол­леджами, очевидно, что программы развития, предпо­лагающие использование консультирования, постоянно расширяются. Поскольку школы все больше строят свою работу, ориентируясь на представление об индивидуаль­ном росте и развитии, различные службы, которые по­могают студенту наилучшим образом адаптироваться к своей ситуации, неуклонно развиваются. Чем более от­четливо администраторы осознают значительность фи­нансовых затрат, связанных с массовым образованием, тем более они заинтересованы в практическом решении возникающих проблем. Подсчитав, во сколько обходит­ся заколачивание квадратных гвоздей в круглые дыр­ки, — то есть попытка учить студентов, чья энергия по­глощается неразрешенными проблемами, — они пыта­ются искать пути предотвращения подобных затрат. На­лагая на группу определенные единые стандарты, они все более осознают тот факт, что эти стандарты могут быть единообразными, студенты же — нет. Исходя из этого возрастает спрос на программы, разрабатываемые с це­лью более глубокого понимания индивида и стремления помочь ему справиться со своими проблемами. Соответ­ственно, в большинстве наших институтов и многих средних школах существуют службы адаптации студен­тов, хотя эти структуры могут сильно отличаться друг от друга, начиная от организаций, которые имеют лишь название, и кончая тщательно организованными отде­лами и бюро, предлагающими различные уровни кон­сультативных услуг, направленных на удовлетворение самых разных потребностей студентов.

Психогигиенические службы для взрослых. Проблема­ми приспособления у взрослых занимаются относитель­но небольшое число клинических учреждений. Большей частью консультирование взрослых производится частны­ми психиатрами и психологами. Однако в последние годы был отмечен рост консультационных и различных услуг подобного характера в области супружеского приспособ­ления. Такие организации оказывают консультативную помощь тем, кто только собирается пожениться, а также тем супружеским парам, у которых возникли трудности в плане адаптации в браке.


В таких службах, несмотря на то, что медицинское об­следование, юридические услуги и ряд других элементов могут в той или иной степени включаться в комплекс ус­луг, основным элементом работы все же является процесс консультирования. Для тех, кто обращается по поводу добрачного консультирования, оно может ограничивать­ся одним или двумя сеансами. В случаях же устойчивых семейных трудностей эффективное лечение может потре­бовать многих терапевтических бесед (Mower Harrie R. “Personality Adjustment and Domestic Discord”. New York American Book Company, 1935, p. 220.). Потребность в та­кой помощи намного превышает предложение, что мо­жет засвидетельствовать каждый служитель церкви. Хотя предлагаемая помощь связана с семейными проблемами, нет основания полагать, что процесс эффективного кон­сультирования в этой области отличен от того, что осу­ществляется в сфере работы со студентами или родителя­ми неадаптированных детей.

Социальная работа. Специалист в сфере социальной работы должен быть готов предложить клиентам не толь­ко тот набор услуг, который традиционно рассматривал­ся как часть социальной работы, — финансовую поддер­жку, содействие в получении работы, медицинские услу­ги, — но, кроме того, и это, возможно, самое главное, — консультативную помощь. Хотя термин “консультирование” очень редко используется в кругах тех, кто ведет кон­кретные случаи, его применение здесь обусловлено стрем­лением подчеркнуть тот факт, что, предоставляя клиенту возможность снизить остроту переживаний, найти новое решение проблем, связанных с приспособлением, соци­альный работник прибегает к тому же процессу, что и спе­циалист в любой из вышеописанных областей. Соци­альная работа — единственная область, где терапевтичес­кая помощь, связанная с проблемой адаптации, находит самое широкое применение. Однако, несмотря на все уси­лия работников данной сферы каким-то образом изме­нить создавшееся положение, такая помощь во многом ограничена для тех, кто испытывает финансовые затруд­нения. Кроме того, в работе с детьми при институтах и интернатах или в детских клиниках социальные работни­ки также используют свои психотерапевтические навы­ки. Как профессиональная группа, они во многом помог­ли изучению процесса консультирования.

Работа с производственным персоналом. До настоящего времени консультирование занимало незначительную часть в работе с персоналом на производстве. Беседы с ра­бочими или с теми, кто желал бы устроиться на работу, с целью получения той или иной информации считались немаловажной деятельностью, но о консультировании, направленном на изменение психологических установок, на производстве почти не знали. В настоящее время благо­даря одному из самых известных исследований в сфере промышленных отношений, проведенному на заводах Ве­стерн Электрик Компани (Roethlisberger F. J., Dickson W. J. “Management and the Worker”. Cambridge, Massachusetts: Harvard University Press, 1939.), ситуация обещает измениться. Это исследование наглядно продемонстрировало, что со­циальный аспект отношений на промышленном предпри­ятии гораздо важнее для человека, чем организация про­изводства. Отсюда следует, что удовлетворяющая индиви­да адаптация в социальной и эмоциональной сфере играет значительно более важную роль в промышленном произ­водстве, нежели изменения в зарплате или количестве ра­бочих часов. В результате данного длительного исследова­ния, первоначальной целью которого являлось изучение влияния условий работы на эффективность труда, был сде­лан серьезный шаг вперед — было предложено создать со­ответствующую программу консультирования для помощи рабочим в решении их личных проблем. Ученые понима­ли, что именно это может повлиять на моральный климат на производстве. Такая программа была реализована (по одному консультанту на каждые 300 работников) и подтвер­дила корректность результатов исследования. В дальней­шем мы не раз будем ссылаться на эту работу. Сейчас нам важно подчеркнуть, что в сфере промышленности, где тре­буется максимальная производительность труда, макси­мальная гармония производственных отношений, макси­мальное профессиональное развитие каждого работника, консультирование — процесс неоценимой важности.

В военной сфере. Хотя большинство высказываний и утверждений в отношении студенческого и производ­ственного консультирования в равной степени относятся и к любой военной организации — учебной или боевой, — консультативный подход очень мало использовался в во­енной программе государственного масштаба, действую­щей на территории страны. Частично это, несомненно, объясняется обычным культурным запаздыванием при воплощении новых открытий и достижений в эффектив­ных рабочих программах. В какой-то степени это может быть вызвано склонностью военачальников мыслить с по­зиций массового, а не индивидуального подхода. Но, не­смотря на это, существует много причин, позволяющих предположить, что наше развивающееся знание в облас­ти психотерапии могло бы эффективно использоваться в военных программах.


Боевой дух, так же, как и морально-нравственный кли­мат на производстве, в высокой степени зависят от адаптированности и благоприятных человеческих взаимоот­ношений, и консультирование доказало свою полезность в этой сфере. Тысячи призывников и добровольцев стал­киваются с новыми для них сложными ситуациями — они вынуждены приспосабливаться к начальству, новым со­циальным группам, им необходимо пересмотреть профес­сиональные планы, считаться с неопределенностью будущего. Некоторые из них способны ассимилировать эти проблемы и могут без посторонней помощи выработать новую ориентацию в подобной ситуации. Но многие на это не способны, и у них возникает недовольство, невро­тические тенденции, они пребывают в угнетенном состо­янии и становятся бесполезными для группы. Их деструк­тивное влияние на моральный климат обходится дорого. Консультирование могло бы многое сделать, чтобы по­мочь таким индивидам увидеть свои трудности, ассими­лировать их, обнаружить для себя новые мобилизующие личность цели, реализации которых они могли бы отдать­ся всем сердцем.

Помимо этих обычных вызывающих напряжение про­блем, с которыми сталкивается любой призывник, суще­ствуют специфические состояния психологического стресса, характерные для определенных видов военной подготовки. Летчики, парашютисты и другие професси­оналы, обучение которых связано с особо опасными ма­неврами, часто испытывают невыносимый страх и впа­дают в паническое состояние, которое настолько влияет на нормальное обучение, что они неизбежно “выпадают” из таких учебных курсов. Возможность проговорить и ас­симилировать эти беспричинные страхи, снова обрести уверенность в себе, могла бы помочь многим таким ин­дивидам благополучно завершить свою учебную подготов­ку. Можно только предположить, сколько дорогостоящих неудач при таком режиме подготовки возникает как ре­зультат тех эмоциональных и адаптационных проблем, которые и призвано преодолеть консультирование, и, по мнению лиц, тесно связанных с этой работой, их число велико.


Необходимость программы консультирования отно­сится не только к тому периоду, когда человек служит в вооруженных силах, но, быть может, — еще в большей мере — к неизбежному периоду демобилизации, со всеми вытекающими отсюда трудностями приспособления. Ему приходится сталкиваться с проблемой трудоустройства, возобновления семейных отношений, с необходимостью самообеспечения, развития новых социальных связей. Опыт последней войны (речь идет о Второй мировой войне) показал, что в такой ситуации человеку прежде всего требуется такая терапия, посред­ством которой можно помочь обрести самостоятельность, расстаться с приказной формой существования в армии, где ответственность можно удобно переносить на “выше­стоящего”, помочь ему снова научиться принимать реше­ния, осуществлять выбор, брать на себя ответственность, как это делают взрослые люди в обычной жизни.

Есть формы консультирования, которые могли бы быть внедрены в вооруженных силах, но этого до сих пор не произошло. Имеющийся опыт использования консуль­тирования во время войны — это работа по реадаптации огромного количества людей, которые пострадали пси­хологически. Развитие невротических механизмов и слу­чаи бегства от реальности среди офицеров и рядовых в военное время наконец стали восприниматься как одна из острейших проблем современной армии. Психическая структура индивида лишается стабильности из-за ужас­ных стрессов, являющихся частью современной войны, с ее двумя особенностями — механизированностью воен­ных действий и “войной нервов”. Психологическое кон­сультирование может многое предложить для переориен­тации и лечения тех, кто стал жертвой этой войны чело­вечества против себя.

Можно сделать еще одно добавление относительно места и роли эффективного консультирования в военной программе. Под воздействием характерного для военно­го времени психологического климата многие достиже­ния демократического общества постепенно отходят в сторону. Всегда есть риск, что они исчезнут вообще, что диктатура, которую демократы используют во время кри­зисов, может стать постоянной. Программа эффективно­го консультирования, которая в основном направлена на человека, цель которой — достичь наиболее адекватного развития личности, должна стать силой, защищающей понятие личностной интеграции, важнейшим символом того, что демократия на первое место ставит значимость и достоинство каждого отдельного гражданина.


Методы консультирования, как можно было понять из этого краткого вступления, занимают в настоящий мо­мент важное место во многих сферах и в будущем обеща­ют стать более значимым инструментом, особенно в об­ласти образования, производства и даже в такой сфере общенационального масштаба, как программа военных действий. Метод, который так широко используется и значение которого все более возрастает, заслуживает на­шего пристального рассмотрения.

Сравнение психотерапии с другими типами лечения
Следует ясно понимать, что консультирование, при всей его важности, не является единственным методом лечения индивида. Это не панацея для всех неприспособленных людей. Оно не подходит для решения всех детских проблем, равно как и всех проблем взрослых. Оно не может исполь­зоваться без разбора для всех: студентов, призывников и рабочих. Это всего лишь один из методов, пусть и весьма важный, работы с большинством проблем приспособле­ния, которые превращают индивида в менее эффективно­го, менее полезного члена его социальной группы.

Далее по ходу повествования у нас будет возможность указать на различного рода ограничения при использова­нии любого психотерапевтического метода как подхода к лечению. Здесь будет целесообразно отметить определен­ные, весьма широкие различия между консультировани­ем и другими способами лечения.

Профилактические меры. Следует особо подчеркнуть тот факт, что в ряде конкретных случаев определенная административная политика может быть направлена на предупреждение проблем адаптации, например, в сфере регулирования найма персонала и управления на про­мышленных предприятиях, при разработке планов рас­пределения и иерархии должностей или при подготовке к переходу на следующий курс в школах и институтах. Хотя такое планирование не является, конечно же, лечением, оно тем не менее имеет такое же значение, что и профи­лактическая медицина в области здравоохранения. Воз­можно, для нас важнее знать, как предупредить тиф, не­жели как лечить уже возникшее заболевание. Вероятно, в первую очередь важно понимать, как предотвратить не­удачи в процессе приспособления индивидов в школах, колледжах, дома и на производстве, нежели то, как бо­роться с этими проблемами, когда они уже возникли. От­сюда следует, что, исходя из общего представления о ра­боте с плохо приспособленными индивидами, мы долж­ны осознавать огромное значение всех административных мер, которые влияют на человеческие отношения и эф­фективность работы, при этом неважно, в каких инсти­тутах они формируются. Мы располагаем достаточным знанием о здоровом психологическом развитии, чтобы иметь возможность разработать для школы, промышлен­ного предприятия или любой другой организации набор административных мер, при помощи которых можно было бы облегчить процесс приспособления, а также иметь представление о том, что приводит к появлению неадаптивных людей с психическими отклонениями, с ненормально высоким показателем неадекватности в по­ведении, невротических личностей и т. д. Поэтому, если нас интересует лечение, нам также должны быть небез­различны те организационные меры, которые могут пре­дотвратить появление проблем.


В отношении вопроса возможности замены лечебно­го воздействия профилактическими мерами можно про­вести параллель с медициной. Большая часть нашего с трудом добытого знания об эффективных профилакти­ческих мерах была получена в ходе контролируемых эк­спериментов с плохо приспособленными индивидами. Так, в ходе работы с детьми была выявлена необходи­мость усовершенствования методики обучения чтению на ранних этапах развития ребенка, чтобы предотвратить далеко идущие последствия, связанные с неспособнос­тью читать. Что касается проблем приспособления у сту­дентов, то здесь были обнаружены психологические и социальные последствия, а также экономические поте­ри, связанные с неправильным профессиональным вы­бором, что послужило основанием для более серьезного отношения к разработке обширной программы профи­лактических мероприятий в сфере профориентации и образования. На основе информации, полученной из бесед с недовольными или непродуктивно работающи­ми сотрудниками промышленной и коммерческой сфер, была выработана политика, в которой одинаковое вни­мание уделяется как финансовым возможностям корпо­рации, так и психологическим потребностям работни­ка. Короче говоря, если ставится вопрос о создании бо­лее эффективной программы для группы, нам необхо­димо продумать наиболее оптимальные методы обращения с отдельным индивидом.

Лечение средой. Методы оказания помощи тем инди­видам, которые испытывают определенные трудности — проблемы в поведении, неудачи, эмоциональные рас­стройства, невроз, склонность к делинквентному поведению, несчастливый брак, — могут быть разделены на не­сколько основных групп. Первый метод — это решение проблем индивида путем управления его окружением. Формы такого лечения многообразны. Они могут вклю­чать любые возможные средства, посредством которых окружение отдельного человека, как в физическом, так и в психологическом плане, становится более благоприят­ным для нормального его приспособления. Для одного человека это может означать поездку в дом отдыха, для другого — смену школы, для третьего — перевод из одно­го производственного отдела в другой, а для ребенка это может означать переезд из собственного дома в интернат или иное воспитательное учреждение. Терапевтическое изменение среды может быть довольно грубым, как в упо­мянутых выше случаях, либо более тонким, изменяющим среду не столь явно, но существенно. Ребенок может на­чать раз в неделю посещать группу для совершенствова­ния в чтении, рабочего можно определить к новой маши­не, чтобы избавить его от конфликтующего с ним сослу­живца, взрослому — предложить общественное задание, которое принесет ему удовлетворение.


Если подобные меры тщательно продуманы и умело реализованы, то они могут стать весьма эффективным инструментом изменения установок, поведения и адап­тивных возможностей индивида. В предыдущей книге (С.Rogers. “The Clinical Treatment of the problem chud”. Boston, 1939) автор постарался проанализировать и дать описание тех приемов, при помощи которых управление физической и социальной средой может наиболее эффективно ис­пользоваться в работе с трудными детьми. Не будем по­вторяться. Укажем лишь, что читателю следует иметь в виду существование целой области терапии, включающей косвенные, связанные с изменением среды средства ле­чения, тогда он лучше поймет и оценит более прямые про­цессы консультирования.

Следует отметить, что любое подобное воздействие преследует социально определенные и желательные цели. Так, совершивший правонарушение мальчик помещает­ся в изолятор, потому что 1) общество настаивает на том, что оно не желает терпеть его поведение, и 2) потому что, исходя из данного конкретного случая, помещение в ин­тернат представляется наиболее эффективным средством изменения его личностных установок и поведения. Хотел ли подросток отправиться в интернат и осознает ли он, что с течением времени эта мера должна обязательно по­влиять на его установки, — все это не является вопроса­ми первостепенной важности. Во многих случаях это, не­сомненно, довольно прочная основа для лечения. Одна­ко в какой-то момент станет очевидно, что эти меры вряд ли применимы к индивиду, достигшему определенной степени зрелости. Только в случае криминальных право­нарушений или когда мы имеем дело с психопатом, боль­ным или человеком, который по каким-то другим причи­нам не может взять на себя ответственность, мы можем свободно применять подобные меры по отношению к взрослому. Не всегда полностью осознается, что “средовой подход” (воздействие на окружающие обстоятельства) имеет в своей основе социально одобряемую цель и вклю­чает определенные обязательства — со стороны родите­лей, учреждений или органов, — призванные направить индивида к этой цели. Это обстоятельство ведет к огра­ничению применения и распространения данного мето­да.

Прямое лечение. Ко второй категории методов лечения относятся те, при помощи которых на индивида оказы­вается прямое воздействие с тем, чтобы помочь ему дос­тичь более приемлемого отношения к собственной ситу­ации. Сюда относятся лечебные беседы, консультирова­ние и те психотерапевтические методы, к которым дан­ная книга имеет непосредственное отношение. Они со­ставляют наиболее часто встречающийся и наиболее важный способ прямого лечения, о котором будет идти речь в последующих главах.

Следующая группа методов прямой терапии, каждый из которых в той или иной степени связан с другим и, в частности, с процессом консультирования, может быть определена как экспрессивная терапия, поскольку очень важную роль здесь играет так называемый катарсис в об­ласти чувств и установок. Эта группа методов включает игровую терапию, групповую терапию, артгерапию, пси­ходраму и другие подобные техники. Каждая из них иг­рает важную роль в разрешении личностных проблем. Большинство из этих методов в основном используется при работе с детьми, но не вызывает никакого сомнения их пригодность и для работы со взрослыми. В каждом случае основным элементом лечения является полное выражение чувств, ощущений либо невербальными сред­ствами при помощи кукол, рисунков или глиняных фи­гурок и т. д., либо вербально, когда эмоции и чувства про­ецируются на других, как, например, при спонтанной или управляемой драматизации. Весьма вероятно, что принципы успешного консультирования эффективны и в работе с использованием данных экспрессивных ме­тодов. Соответственно, у нас будет основание для час­того обращения к этим приемам, но для более полного представления об этих новых интересных разработках читателю стоит обратиться и к иным дополнительным источникам. Мы еще не упоминали о медицинском ле­чении — изменении установок и поведения посредством прямого влияния на секреторные функции, операций, диет и т. п. Подобное лечение не найдет отражения в книге, но его место в общей системе лечебного воздей­ствия должно учитываться. На любые проблемы инди­вида, включая поведенческий стереотип, взгляды на жизнь, способность справляться с трудностями в про­цессе адаптации, можно непосредственно влиять, ис­пользуя медицинские средства.


Становится очевидным, что при всем многообразии методов работы с решением проблем приспособления консультирование является важным, но никоим образом не единственным подходом к индивиду, который потерял чувство гармонии с миром. Нам необходимо в полной мере учитывать этот момент, дабы избежать ловушек, ко­торые так часто попадаются на пути отчаянных энтузиас­тов. Поскольку вся эта книга посвящена исключительно консультированию и психотерапии, то нам следует иметь в виду, что консультирование является только одним из множества способов, посредством которых мы можем помочь неприспособленному человеку научиться жить полноценной жизнью.

Цель книги
Несмотря на то, что консультирование применяется достаточно широко и что представители нескольких про­фессиональных групп считают его одним из своих основ­ных инструментов, этот процесс еще недостаточно изу­чен. Нам известно гораздо меньше, например, о резуль­татах консультационной работы среди студентов, чем о последствиях определения детей в интернаты. Само опи­сание процесса консультирования по своей полноте во многом уступает описаниям методов игровой терапии, хотя последняя применима к довольно ограниченному числу случаев. Мы гораздо менее информированы о факторах, повышающих или снижающих эффективность консультирования, чем в отношении многих других под­ходов.

Наше невежество в этой области настолько очевидно, что мы никоим образом не готовы на профессиональном уровне выносить какие-либо определенные и окончатель­ные суждения ни об одном из аспектов психотерапии. Что нам сейчас необходимо, так это, наверное, попытаться сформулировать ряд гипотетических положений, осно­ванных на имеющемся опыте консультирования, чтобы затем подвергнуть их проверке. Научное развитие возмож­но только в том случае, если мы имеем гипотезы, которые можно проверить на опыте, внести поправки и в дальней­шем — усовершенствовать. До сих пор область консуль­тирования не изобиловала плодотворными гипотезами. Скорее, это область, где благие намерения и стремление помочь человеку заменяли точные формулировки осно­вополагающих принципов.


Изучению именно этих вопросов и посвящена данная книга. В ней предпринята попытка сформулировать оп­ределенные и ясные гипотезы в отношении консультиро­вания, которые потом можно было бы проверить и иссле­довать. Студенту книга будет полезна тем, что в ней зада­ются координаты для размышлений о консультировании, наряду с иллюстрациями, анализом примеров и т. д. Для исследователя ее цель — обеспечить четкий набор гипо­тез относительно того, что представляет собой эффектив­ная психотерапия, гипотез, которые можно было бы под­твердить или опровергнуть. Практикующего специалис­та она может подвигнуть на формулирование альтерна­тивной или более конкретной гипотезы.

Соответственно поставленным целям автор не претен­дует на изложение абсолютно всех имеющихся взглядов и точек зрения в области психотерапии. Видимо, более ра­зумным будет проработать одно направление, один под­ход в сфере консультирования, нежели вносить путани­цу, описывая противоречащие друг другу представления о данном предмете. Поэтому в данной работе представле­ны метод и теория консультирования, которые вызрева­ли на протяжении двенадцати посвященных помощи де­тям лет, на которые повлиял опыт семейного консульти­рования и консультирования студентов и которые легко соотносятся с опытом и размышлениями других специа­листов в этой области. Важную роль в формировании дан­ной точки зрения на консультирование сыграла работа в рамках исследовательской программы, в ходе которой большое количество терапевтических бесед, как единич­ных, так и серийных, было записано на фонограф для последующего анализа (Различные аспекты данной программы описываются в следующих статьях: Covner Bernard J. “Studies in the Phonographic Recordings of Verbal Material: I, The Use of Phonographic Recordings in Counseling Practice and Research; II, A Transcribing Device”. Journal of Consulting Psychology, vol. VI, 1942, pp. 105-113; vol. VI, 1942, pp. 149-153.).

Это оказалось столь продуктивным, что многие смут­но определенные идеи обрели кристальную четкость. Сформулированные на базе указанных источников основ­ные принципы и целый ряд гипотез, надеемся, послужат основой для дальнейшего развития в данной сфере.

Основная гипотеза. В заключение этой вводной главы, видимо, имеет смысл предложить читателям основную гипотезу, объяснение, подтверждение и дополнение ко­торой будут являться целью всех последующих глав. Очень кратко ее можно определить следующем образом.

Эффективное консультирование представляет собой определенным образом структурированное, свободное от предписаний взаимодействие, которое позволяет клиенту достичь осознания самого себя настолько, что это дает ему возможность сделать позитивные шаги в свете его новой ориентации.

Из данного предположения вытекает естественное следствие: все используемые методы должны быть наце­лены на создание этого свободного от предписаний взаи­модействия, направленного на осознание самого себя как в ситуации консультирования, так и других взаимоотно­шений и на выработку у клиента тенденции к позитив­ным действиям на основе собственной инициативы.

Поскольку данное положение будет осмысливаться в последующих главах, здесь мы его обсуждать не будем, но в дальнейшем оно наполнится определенным содержани­ем. Читатель может время от времени к нему обращаться с тем, чтобы проверять, обрело ли оно для него по ходу чтения новый смысл.




следующая страница >>