prosdo.ru
добавить свой файл
1
Глава двадцать первая. Замена

После удара гонга Вевир молча взял Марту за лапу и вывел из ее из комнаты, где только что проходило празднование дня рождения Криса. Марта осторожно, но настойчиво вытащила свою ладонь из лап тигренка:

– Вевир?

Он повернул к ней морду:

– Что-то случилось?

– Я и сама могу дойти до своего кабинета. Тем более, прозвучал гонг на отбой, и если обнаружится, что вы еще не в своей…

– Марта, давайте не будем сейчас думать о таких мелочах? Я просто провожу вас, увижу, что вы благополучно зашли к себе и только после этого вернусь к себе.

– Ну что же, вижу, что вас не переубедишь. Хорошо, идемте.

Тигренок снова взял ладонь Марты в свою лапу, и они пошли в сторону лестницы на третий этаж.

Уже спускаясь по лестнице, Марта, не выпуская лапы, тепло улыбнулась:

– И все-таки спасибо вам за приглашение, Вевир. Я даже не думала, что когда-нибудь еще буду чувствовать себя… в компании, не в одиночестве. На совсем малое время я забыла и про свое детство, и про то, что у нас различные статусы. Я почувствовала себя обычной девушкой, которую знакомые пригласили на чай. И я даже не думала, что не буду чувствовать себя одинокой среди других.

– Неужели у вас никогда не было друзей?

На некоторое время тигрица задумалась, прикрыв свои фиолетовые глаза. Встряхнув белокурыми локонами, она ответила:

– Не было. По крайней мере, пока я нахожусь в школе, у меня не было ни друзей, ни знакомых. В деревне – да. Практически все зверятки-мальчики приглашали меня в свои игры несмотря на то, что я была девочкой. Среди них я чувствовала себя как орел в небесах1. Нельзя сказать, что среди них были друзья. Но хорошие знакомые, которые с пониманием ко мне относились, были и не один. Но когда я пришла в школу – все изменилось. Здесь все зверятки были мне чужими.

Незаметно они подошли к кабинету Марты. Тигрица открыла дверь:

– Спасибо вам, что проводили меня, Вевир.


Тигренок упрямо покачал головой:

– Вы не закончили свою историю, Марта. Негоже уходить на полпути, верно?

Тигрица долго изучала Вевира и наконец произнесла:

– Ну что же, заходите

Марта зашла внутрь и присела на незаметное ложе в углу комнаты, жестом приглашая Вевира сесть рядом. Подождав, пока он займет свое место, тигрица продолжила:

– Так вот, в школе все было абсолютно по-другому. Вроде там были такие же зверятки, как и у меня в деревне: такие же озорные, задорные и веселые. Но в них как будто что-то изменилось. Я была единственной девочкой среди тех, кто в тот год пришел в школу. Я сразу попала под град насмешек: худая, оборванная тигрица, которая смотрела на всех затравленным взглядом. Надо мной начали подшучивать: то заливали мою постель водой, то вешали растяжки при входе в комнату. Я молча поднималась и шла дальше. Но однажды мое терпение лопнуло. В один из дней кто-то незаметно вытащил мои кинжалы и спрятал их, пока я спала. Утром я видела, как все стоят, показывают на меня пальцами и смеются. Тогда я просто подошла и молча ударила в печень одному из зверят, который доставал меня больше всех. Кто-то из них попробовал напасть на меня, но я без проблем заломила ему лапы и впечатала мордой в стену. Никто не ожидал, что хрупкая, маленькая тигрица, которая всегда молча сносила обиды и насмешки, может быть такой опасной. После этого все шутки прекратились. Но и все начали меня сторониться. Но тогда мне было все равно – наконец-то я могла спокойно спать ночью, не опасаясь никаких пакостей со стороны других учеников. Но та вспышка гнева стоила мне отношений с другими. Так и осталась я одна до конца обучения.

Пока Марта говорила, она невидящим взором оглядывала комнату, прислонившись к стене за ложем. Вздохнув, она продолжила:

– А после того, как я стала наставником, все стало еще хуже. К шестнадцати годам я превратилась из худой, измученной девочки в стройную и симпатичную девушку. Через мои лапы проходило много учеников. Нередко они были старше меня. И практически каждый норовил обращаться со мной как с какой-то уличной самкой. Сколько я наслушалась грязных и похотливых комментариев по поводу себя – и не счесть. Один даже попытался овладеть мной силой. За это он лишился возможности иметь зверят. Навсегда. Да, я тогда понесла наказание за причинение тяжких ран своему ученику. Но я нисколько не раскаивалась в том, что сделала. Лучше бы этот похотливый бабуин пострадал сейчас, чем от него пострадала какая-нибудь другая самочка, которая не смогла бы дать отпор.


– Если во время обучения в школе я еще питала слабую надежду в то, что не буду одинокой, в силу того, что была маленькой девочкой, то когда я стала наставником, я поняла, что мне грозит вечное одиночество. И даже повышенное внимание самцов не помогало мне себя чувствовать лучше. Наоборот, я порой мечтала стать как можно уродливее, лишь бы не выслушивать все эти грязные шуточки по поводу себя и своего тела.

Неожиданно Марта подняла взгляд фиолетовых глаз на Вевира:

– Раз уж у нас вечер историй, почему бы вам не рассказать о себе? А то я ничего же о вас не знаю, кроме того, что вы прожили несколько лет на заставе

Пораженный тигренок сначала хотел возразить, но потом резко собрался и начал свой рассказ:

– На самом деле, история моей жизни была достаточно скучна. По крайней мере, я не вижу в ней ничего хорошего до того, пока не попал на заставу. Родился я в семье торговца Бинуда. Отец был абсолютным властителем в нашей семье, и его слову в семье никто не смел перечить: ни моя мама, ни мои два старших брата. Поэтому я могу с уверенностью сказать, что отец в какой-то степени предопределил мою судьбу, сам того не ведая. Два моих брата пошли по стопам моего отца и стали торговцами. Я не знаю – было ли это их собственное решение, или отец заставил их продолжать его дело. В любом случае они ездили вместе с ним на ярмарки, продавая товар. Бинуд же был в полной уверенности, что и я тоже буду торговать. Но я был очень непоседливым тигренком, которого невозможно было удержать на одном месте. С утра до вечера я пропадал на улице, пока не становилось темно. Как-то раз на одной из ярмарок я увидел, как воины из Мзоа-Риг показывали свое воинское искусство перед толпой. И тогда я сразу понял, кем я хочу быть в будущем. К тому моменту мне почти исполнилось одиннадцать лет. И я пошел к отцу, сказав ему, что хочу быть воином. Он был в ярости и сразу выгнал меня из дома. Мама и мои братья пытались вступиться за меня, но отец был непреклонен в своем решении. Ну и мне пришлось покориться и уйти.


Признаться честно, тогда я не был еще самостоятельным. Я понимал, что не выживу один. Проще было конечно отказаться от своих замыслов, вернуться обратно домой и согласиться с наказом отца. Но когда я ушел в лес и захотел вернуться назад, я понял, что заблудился и не смогу найти дорогу назад. Всю еду, которую я успел взять с собой, я съел. Первую свою ночь вне дома я провел в дупле старого дерева. Там жило множество мелких короедов, но тогда я не смог найти более подходящего места для ночлега. Всю ночь я плохо спал из-за того, что жучки заползали ко мне под рубаху и больно кусали.

Утром я проснулся и понял, что я весь жутко чешусь и мои глаза почти не открываются из-за бессонной ночи. Как назло, утром возле дупла я наткнулся на дикого кабана. Я так и до сих пор не понял, почему он напал на меня, ведь я его не трогал и даже старался обойти, чтобы не столкнуться с ним. У меня в лапах не было ничего. И кабан практически растерзал меня. Клыками он сильно порезал мне морду (в этот момент Вевир показал на белый шрам возле носа) и переломал почти все ребра. К счастью, неподалеку проходил Ларго, который отогнал кабана. Меня подобрали и отнесли на заставу. После этого нападения я провел примерно месяц-полтора в местном лазарете, пока срастались все кости и заживала рана на морде. Тогда я еще не знал, что я Соник’ь Иссегу, но и мага-целителя у них не было, и меня лечили немагическими способами.

После того, как все зажило, Ларго предоставил мне место на заставе. Я был очень благодарен ему за то, что он спас меня. На первых порах я называл его «папой», хотя ему это не очень нравилось (и это притом, что своих детенышей у него не было). Бойцы заставы очень тепло меня приняли и, наконец, в какой-то степени я осуществил свою мечту стать воином. Тех, кто мог меня научить, на заставе было предостаточно, и постепенно я обучался воинскому искусству. Поначалу было очень тяжело, ибо я до того, как отец выгнал меня из дома, никогда не держал в лапах оружия. Но мое желание стать воином помогало мне. На одиннадцатый день рождения мне подарили меч, с которым я хожу до сих пор и который вы постоянно видите у меня за спиной. Тогда мне казалось, что жизнь прекрасна – я обучаюсь тому, о чем мечтал долгое время, у меня есть свое оружие, которое у меня никто не отнимет. Но с годами я понимал, что мне тесно на заставе. Я хотел сбежать в Мзоа-Риг. Но, к сожалению, я почти не знал местность и всегда терялся. Меня много раз возвращали на заставу. И вплоть до лета этого года я оставался на заставе, уже отчаявшись когда-нибудь попасть в школу. Но все изменилось, когда на заставе появился Крис. Я не успел расспросить у Ларго, как все было, но как я понял из рассказов Криса, пока мы вдвоем с ним до столицы, он наткнулся на заставу случайно, когда шел в Мзоа-Риг. И тогда Ларго предложил ему отвести меня в школу. Там же на заставе я узнал, что я иммунитетный, когда спутница Криса проверила меня. По пути в столицу мы попали в Крисом в засаду лесных разбойников, и тогда я впервые убедился в том, что я Соник’ь Иссегу – я без вреда для себя прошел сквозь завесу, которая сжигала все, что касалось ее поверхности. Ну остальное вы уже знаете – я пришел в школу, прошел вступительные испытания и стал учеником.


Вевир поднял морду и увидел, что Марта смотрит на него повлажневшими глазами. Он попытался отвести глаза, но не смог – взгляд тигрицы притягивал и тигренок начинал тонуть в ее прелестных фиолетовых глазах. Немного неуверенно Вевир подался вперед, но внезапно остановился. Марта с неожиданной резкостью рванулась вперед и повалила Вевира на ложе. Пока ошарашенный тигренок пытался осознать происходящее, тигрица прилегла на него и шепнула на ушко:

– Переночуйте со мной, Вевир. Пожалуйста. Я хочу хоть одну ночь не чувствовать себя одинокой.

Лапы тигрицы скользнули Вевиру под рубаху, нежно поглаживая его по груди. Все еще ошарашенный тигренок неуверенно приобнял Марту. Тигрица хихикнула, покраснев:

– Вы такой «догадливый» только здесь?

Вевир медленно стянул с Марты ее одеяние. Обнаженная тигрица припала к его губам. После долгого и страстного поцелуя Марта снова захихикала:

– Хорошо, что хоть этому мне вас учить не надо

Дальнейшее осталось только в памяти Вевира и Марты.
Ночью Вевир проснулся. Все тело до сих пор охватывала приятная усталость после близости с Мартой. Сама тигрица тихо посапывала рядом с ним, приобняв его лапой за шею. За окном все еще темнело ночное небо, покрытое россыпью звезд. Тигренок бросил взгляд на мордочку Марты. Тигрица во сне выглядела еще прелестнее, чем наяву. Чему-то улыбаясь, она еще теснее обняла тигренка, прижимая его к стене. Поняв, что ему жалко двигать тигрицу, Вевир лежал с открытыми глазами, смотря в потолок. Несмотря на теплое мохнатое тело Марты, спавшей рядом, ему казалось, что все происходящее – сон, который настолько реален, что его нельзя было отличить от мечты. На задний план отошли все переживания о первых днях в школе, когда ему приходилось сталкиваться с отчуждением других учеников и холодностью Марты.

Пока он размышлял, за окном начал брезжить рассвет, окрашивая небо в самые причудливые тона красного и оранжевого. Спустя еще какое-то время прозвучал гонг. Тигрица потянулась, прижимаясь к Вевиру:


– Вам пора идти на занятия

Нехотя тигренок перелез через Марту и оделся. Неожиданно он почувствовал, как тигрица схватила его за хвост. Удивленный Вевир обернулся и увидел неожиданно серьезный взгляд наставницы:

– Мой милый Вевир. Не знаю, стоит ли напоминать вам, но все, что происходит вне времени наших занятий, нисколько не должно вредить вашим тренировкам. Все, что было этой ночью, так и останется в этой ночи. Сегодня я жду вас, как обычно, после обеда. И не разочаруйте меня, молодой тигр.

Марта отпустила хвост Вевира, и он наконец смог отойти от ложа, чтобы прицепить обратно свой меч. Тигрица присела на ложе, прижав колени к мордочке:

– И спасибо вам, любимый. Я запомню эту ночь надолго.

Марта тепло улыбнулась одними только глазами и молча кивнула в сторону двери. Вевир напоследок страстно поцеловал тигрицу и вышел из двери, торопясь успеть на занятие.
После дня рождения прошло два дня. Крис проснулся от удара гонга. Алистер с Вевиром все еще сонно потягивались, волк уже одевался, надевая себе на лапы наручи, подаренные позавчера на дне рождения. Кулон от Искорки он уже не снимал.

Сегодня по расписанию первым было занятие с симбудом Крау по магическим аспектам. Выйдя из комнаты, они вместе с остальными учениками пошли уже знакомым путем на этаж ниже.

Проходя к аудитории вместе с Алистером и Вевиром, Крис все больше понимал, насколько он был бы замкнут, если у него не было друзей в Мзоа-Риг. Звери, поступающие в школу, держались отдельными группами, почти не контактируя друг с другом. Причины этого было достаточно тяжело объяснить, несмотря на вполне добрую атмосферу университета Мзоа-Риг. Впрочем, волк уже привык к этому и перестал заморачиваться по поводу того, что знает малое количество учеников, ходящих с ним на занятия.

Аудитория, в которой проходили занятия с симбудом Крау была уже открыта, но самого вомбата еще не было на месте. Звери, переговариваясь между собой, занимались свои места, дожидаясь преподавателя. Астарта уже сидела на своем месте. Алистер, как обычно, расположился рядом с ней, а Крис и Вевир сели вместе ближе к концу аудитории.


После десятиминутного ожидания в аудиторию зашел черный конь в коричневой накидке, который прошел, цокая копытами, к преподавательскому месту. Положив свои вещи на стол, и заметив недоуменные взгляды, он повернулся к зверям. По аудитории разнесся вздох восхищения самочек, находившихся там. Перед ними стоял высокий, выше шести футов, статный конь. Его абсолютно черная, бархатистая шерсть так и тянула прикоснуться к нему. Взгляд его черных глаз-угольков внимательно осмотрел аудиторию. На левой ключице коня было видно белое пятно-клеймо в виде языка пламени, около трех дюймов в длину. Густая черная грива на шее дополняла картину. Наконец он произнес неожиданно мелодичным для коня голосом:

– А что за удивление я вижу в ваших глазах? Коня никогда не видели?

Оглядев аудиторию внимательным взглядом, он фыркнул:

– Ну и группка мне досталась. Одни воины. Что же, значит судьба у меня такая. Ладно, начнем. Меня зовут К'аор1 Рамзол. Так как я не наставник, а всего лишь преподаватель, ко мне следует обращаться «симбуд Рамзол». Я буду вести у вас Магические Аспекты вместо симбуда Крау, пока он находится на курсах по повышению квалификации. Ближайшие два месяца мне точно придется преподавать у вас.

Взгляд коня продолжал ощупывать аудиторию, пока не остановился на Алистере:

– Кого я вижу! Воин с шестом! Прошу вас выйти к столу.

По аудитории раздались легкие смешки. Лис, стремительно наливаясь краской, встал, тихо подбадриваемый Астартой. Крис с грустью посмотрел на спину лиса, который шел к доске. Наконец Рамзол обратился к Алистеру:

– Ваше имя?

– Алистер

– Красивое имя. Впрочем, не в именах дело. Я надеюсь, вы внимательно слушали объяснения симбуда Крау. Скажите мне, что вы делаете здесь, в школе?

Лис смутился:

– Я обучаюсь боевым искусствам. А разве может быть иначе?

Конь с усмешкой покачал головой:

– Алистер, вы не достигнете многого, если будете сражаться только шестом. Итак воины чаще всего недоучки, так и сражаются чем попало.


Конь вытащил шест Алистера и осмотрел его:

– Как вы вообще решились взять его?

– Никогда не любил тяжесть в лапах

– А если он сломается, как сейчас, например?

В подтверждение своих слов конь одним движением сломал шест пополам. Алистер посмотрел на Рамзола со смесью злости и удивления: бамбук считался материалом, который можно гнуть, но почти невозможно сломать. Конь провел рукой над шестом и с его пальцев потекло огненное сияние, соединяющий шест обратно в единый кусок. Клеймо на ключице Рамзола начало светиться красивым ярко-оранжевым цветом, пока он восстанавливал шест Алистера. Отдав лису шест и отослав его на место, конь спросил:

– Поднимите лапы те, кто владеет магией любого вида

Примерно половина зверей подняли лапы.

– Поднимите лапы те, кто владеет луком

На этот раз никто не откликнулся. Рамзол вздохнул:

– Эх, какая беда. Впрочем, я пришел сюда проводить занятие, а не заниматься статистическими опросами. Начнем, пожалуй

Прислонившись к стене, конь начал рассказывать:

– Я просмотрел темы занятий, которые успел провести с вами симбуд Крау. Их я касаться не буду, ибо надеюсь, что меч в лапах не влечет за собой помутнение разума в ваших мохнатых головах. Сегодня поговорим о разделении магии на различные школы и типы, а также про ограничения и способности, а также степени распространения каждого типа магии. Просьба ко всем – не ленитесь писать, иначе недополучите очень многое из того, что должны знать.

Закрыв глаза и не обращая внимания на несколько изумленные взгляды самцов и восхищенные взгляды самочек, Рамзол начал рассказывать то, что похоже было известно ему в совершенстве:

– Магия с одной стороны и едина и с другой стороны различна. Раньше, в прошедшие два месяца вы изучали на общем уровне разные стихии: огненную, водную, воздушную, земляную. Теперь же мы поговорим об особенностях каждой магии.

На этой фразе конь открыл глаза и, не отлепляясь от стены, продолжил говорить, внимательно осматривая аудиторию:


– Существует пять стихий и две дополнительные разновидности магии. Огонь, Вода, Земля, Воздух, Электричество, Ментальная Магия, Целительство. Каждая магия имеет свой набор заклинаний и свои особенности и ограничения, а также степень распространения. Наиболее распространена огненная магия. Можно сказать, что почти четверо магов из десяти владеют огненной магией, как в основном, так и дополнительно. На втором месте по распространенности стоит земляная магия. Меньше зверей владеют водной магией. Еще меньше магов воздушников. В последние годы сильно сократилась численность электриков всех видов. Ну и самая редкая магия – ментальная. Целителей я не включаю сюда намеренно, ибо их численность не поддается описанию в силу отсутствия точного определения того, кого считать целителем, а кого нет. Деревенский знахарь, умеющий словом срастить кость, может в теории считаться таким же магом-целителем, как и серьезный маг, который вылечивает повреждения внутренних органов и исцеляет находящихся при смерти. Теперь вкратце о каждом типе магии. Если вы сейчас отложили перья в сторону и думаете, что я сейчас расскажу то, что вы уже знаете, то вы глубоко заблуждаетесь. Я не буду сейчас рассказывать банальностей про магию вроде «огненная магия делает огонь» или «водная магия вызывает воду». Я расскажу нечто другое, поэтому ваши печатные приборы возвращаются обратно в ваши уютные лапы и снова начинают проводить линии на бумаге.

Во-первых, запомните. Никакая магия не является в своей основе боевой! Запомните это и зарубите себе на всю жизнь на ваших мохнатых носиках. Никакая. Магия. Не. Боевая. По. Природе. Предвижу вопросы от тех, кто считает себя умным и спросит про боевые заклятия. Боевые заклятия – производная обычной магии. Обычный костер может помочь согреться. А можно бросить в костер врага, чтобы он заживо сгорел. Но мы же не говорим после этого, что костер – это оружие. Нет, это просто способ применения костра, который не является его прямым назначением. Также как и стихия, питающая магию, не является плохой или хорошей. На то она и стихия. Во-вторых, каждая школа имеет свой набор заклятий, который чаще всего является боевым. И в этом еще одна особенность каждой стихии – различие идет только в производном, то есть в боевых заклятиях. Если не брать простейшие вызывания первичной стихии, а также некоторых особых заклятий, то все школы сходны за счет общей магии, которую может использовать любой маг. Теперь запишите первый подпункт: Огонь.


– Огненная магия, как уже было сказано, самая распространенная. Ваш покорный слуга тоже маг-огневик. Школе огневиков принадлежит самое большое количество боевых заклинаний. Сравниться с ними в этом плане может только электрическая магия. Также можно сказать, что огневой магии принадлежит самое разрушительное заклятие, известное зверям – Апокалипсис. Теперь перейдем ко второму пункту: Земля.

– Землевиков в мире не намного меньше, чем огневиков. Заклятий несколько меньше, но некоторые очень опасны. Хороший землевик еще и умелый маг, который ладит с тектоническими силами

– Пункт номер три: Вода. Заклятий у этой школы мало. Если дело касается боевой части, то оперируют со льдом, а не с водой.

– Пункт номер четыре. Воздух. Заклятий больше, чем у водников, но сама магия строится в основном на метеорологии и управлении погодой. Реально боевых заклятий в общей массе всех заклинаний школы не так много.

– Пункт номер пять. Электричество. Самая загадочная стихия. Раньше электриков было много, сейчас их стало намного меньше. Особенность чистых электриков в том, что они при высшем уровне развития своей магии могут владеть и другими стихиями. Заклятий, и особенно боевых, у электриков не меньше, чем у огневиков. Слабость электриков в постоянно активированном Щите Дара. Об этом заклятии мы поговорим на другом занятии. Также известны случаи, когда электрики воскрешали мертвых, у которых остановилось сердце. Но сейчас таких случаев не фиксируется, так что такая особенность остается неизученной и потому не учитывается.

На этой фразе Крис вздрогнул, вспоминая день, когда только благодаря ему Алистер остался жив после отравления Торрас-Мегерой. Рамзол, не заметив Криса, продолжил:

– Мы поговорили вкратце о наполнении каждой магии. Теперь отдельно остановимся на оставшихся двух классах – Целительстве и Ментальной Магии. Целительство – единственная магия, которая не может быть боевой по определению. Даже то, что целитель порой может быть и отравителем, не делает эту магию боевой никоим образом. Целительству нельзя обучиться. С даром лекаря можно только родиться. Другие школы в принципе могут быть в какой-то степени целителями. Но следует учитывать, что способности исцелять различаются. Лучшие лекари – это естественно целители. Умелый лекарь может все, кроме воскрешения мертвых. Слегка хуже целительство у электриков – они могут залечивать сложные раны и сращивать кости. Но вот повреждения внутренних органов, а также болезни им практически недоступны. Только чистые электрики еще могут что-то сделать, но и то нет гарантии. Единственное, в чем любой электрик лучше целителя – в запуске остановившегося сердца. Максимум могут исцелить несложные раны остальные стихии. И абсолютно не владеют целительством ментальные маги.


– И, наконец, Ментальная Магия. Она вообще стоит особняком ото всех видов магии даже больше, чем Электричество отстоит от остальных стихий. Если целительство – добрая магия, стихийные силы – нейтральная магия, то Ментальная Магия – злая магия. Как бы ни старался ее носитель не причинять зла другим, он будет вынужден хоть изредка, ненамеренно, быть злым. Такова природа магии и тут ничего не поделаешь. Ментальники – мастера гипноза, зачаровывания, управления сознанием и порабощения. Также ментальники при желании могут поднимать мертвых и управлять ими. Именно поэтому носители этой магии опасны, даже если стараются не использовать свой дар во зло другим. Также это одна из причин, по которой ментальники не владеют целительством даже на примитивном уровне – добрая магия не сходится со злой. Также следует отметить, что Ментальной Магии, как и Целительству, нельзя научиться.

Один из учеников поднял лапу:

– Симбуд Рамзол, вы говорите, что Целительству и Ментальной Магии нельзя научиться. Получается, тогда маг может обучиться другой стихии? Но почему тогда зверей, которые владеют не одной стихией, очень мало?

Конь поднял взор:

– Ответ будет весьма простой, любознательный вы мой. Да, маг может учиться другой стихии. Но прежде ему надо обучиться своей стихии в совершенстве. Иначе он будет подобен самцу, который пытается покрыть сразу двух самок за ночь, бегая между ними по десять раз. Плюс, выгоднее владеть одной стихией, чем двумя. Расход дара меньше, да и путаться не будете между заклятиями.

Рамзол увидел поднятую лапу Вевира:

– Слушаю вас, молодой тигр

– Симбуд Рамзол, а как тогда быть со мной? Я Соник’ь Иссегу. Куда я тогда буду относиться? Ведь получается, я тоже владею какой-то особой магией?

Взгляд коня стал уже:

– Симбуд Вевир. Помню вас еще с первого дня, когда происходила раздача удостоверений. Ваша природа стоит вне этой классификацией. Точно никто никогда не знал, почему организм тех, кто подобен вам, отражает всю магию. И, похоже, никто так никогда и не выяснит, ибо за множество столетий никого не могли изучить. Я даже попрошу вас выйти, чтобы на вашем примере рассказать больше.

Вевир, абсолютно не смущаясь, подошел к коню, который был выше него на полголовы. Рамзол продолжил, обращаясь к классу:


– Наверняка мой предшественник рассказывал вам об особенностях иммунитетных на примере этого молодого тигра, в частности невосприимчивость к стихиям. Но все-таки столетия назад Соник’ь Иссегу успели изучить на предмет пределов их иммунитетности. Так вот, несмотря на невосприимчивость к магии, существует несколько оговорок, которые вам, молодой тигр, было бы полезно знать на будущее. Во-первых, существует одно-единственное заклятие, которое действует на вас – это заклятие «Перенос Порчи». Я не буду на нем останавливаться – в классе наверняка есть хотя бы один целитель и он вам объяснит после занятий, что это такое и с чем его едят. Во-вторых, если говорить о магии в целом, необходимо знать, что ваш организм отвергает не любую магию. Он отвергает три типа магии: магию, которая направлена против вас – это первое. Сюда относятся все боевые заклинания. Из них на вас действует только стихийный аспект, и то не во всех случаях. Магия, которая одурачивает ваше сознание или меняет его каким-то образом – это два. Сюда относятся все фальшивые личины, гипноз, управление сознанием, порабощение, ментальная магия и тому подобное. И, наконец, магия, которая меняет что-либо в вашем теле – это три. Сюда относится магическое исцеление. Если при производстве лекарства будет применено даже ничтожное количество магии – организм не примет его. Поэтому вас можно лечить только немагическими способами. Небыстро, зато не отторгается организмом. Вся остальная магия не воспринимается вашим организмом как враждебная. Также вы не можете пользоваться артефактами, которые должны приводится в действие какими-либо усилиями. Такие артефакты еще называются артефакты первого порядка. Не знаю, почему, но вам доступны для использования только пассивные артефакты, или по-другому артефакты второго порядка, которые действует независимо от вашего сознания или действий. Еще вопросы есть?

Тигренок помотал головой и вернулся на свое место. Конь похлопал в ладоши:

– Все, занятие окончено, жду вас завтра. Воины, не забудьте свои записи, иначе придется использовать их для розжига камина. Ах да, и не вырезайте больше оружием ничего на партах, а то потом замучаюсь все восстанавливать.


Четверка вышла из аудитории. Первым очнулся Алистер:

– Что это вообще было?

Крис отмахнулся:

– А по мне так нормальный преподаватель. Просто не любит воинов вот и все. Кстати, лись, а что он говорил про какой-то перенос порчи?

Астарта покачала головой:

– Да, есть такое заклятие. Очень глупое, по большому счету, и именно поэтому его редко используют. Это одно из целительских заклятий. С его помощью можно вылечить кого угодно от чего угодно. Но есть одна беда: все болезни и травмы, которые были на пациенте, никуда не исчезают. Они переходят к тому, кто применил заклятие. То есть, они просто меняются местами. Умирающий становится абсолютно здоровым, а исцеляющий становится больным при смерти. По сути, это жертвенное заклятие, ибо оно означает не исцеление, а перенос болезни. Отсюда и название, «Перенос Порчи». Он и говорил о том, что если ты, Вевир, допустим, будешь при смерти, то целитель может перенести всю твою боль в себя и твой организм не воспримет это заклятие как чужеродное.

– А это заклятие может применить только целитель?

– Нет. Это одно из немногих заклятий, которое могут с одинаковой эффективностью применить все стихии. Кроме ментальников, разумеется.

Продолжая разговор, они пошли на очередное занятие с мастером Брауде
После обеда в кантине четверка разделилась, расходясь по своим наставникам. Вевир пошел на очередное занятие с Мартой. Тигрица уже ждала его у себя. Когда тигренок зашел, девушка сидела за своим столом в углу большой комнаты. Молча встав, она сняла со стены приготовленный заранее щит и протянула его Вевиру. Памятуя об их уговоре не обсуждать отношения во время занятий, тигренок молча щит и встал напротив тигрицы

Двое сошлись в поединке. Вевир замахнулся своим клинком на уровне пояса. Марта привычно двинулась назад, пропуская сталь мимо себя. Вевир повернул клинок и обрушил его сверху вниз, двинувшись вперед. Марте пришлось уклоняться, принимая клинок одним их своих. Вторым своим клинком она тут же атаковала, оказавшись на расстоянии удара. Вевир выставил под удар щит и, резко шагнув вперед, отбросил соперницу ударом щита. Марта, обладающая небольшим весом, была вынуждена сделать шаг назад, что дало тигрёнку время на новый замах. На этот раз он шёл параллельно земле и наткнулся на блок двух клинков тигрицы на своем пути. Атакуя двумя клинками сразу, Марта устроила настоящий шквал атак, раскачивая щит противника. Ещё до того, как Вевир смог что-либо сделать, рукоять клинка больно врезалась ему в нос. Тигрёнок пошатнулся и упал на пол.

Потирая разбитый в кровь нос, Вевир встал. Марта одобрительно кивнула:

– Намного лучше, чем вчера. Сейчас у вас уже получается использовать щит не только как защиту, но и как оружие. Вытритесь и мы продолжим.

Тигренок унял идущую из носа кровь и повернулся к Марте, поднимая меч с щитом и делая новый замах лезвием…
Параллельно в Палате Б проходило занятие мастера Агадеса и Криса. Горностай, в очередной раз взирая на сконфуженного волка, произнес:

– Да уж, вижу вот уже второе занятие подряд, что ваши результаты существенно ниже, чем были до наложения ограничительного заклятия. Соберитесь, молодой волк, иначе до начала зимних каникул и вашего задания вы не будете готовы.

Волк поднял голову:

– Задание? Какое еще задание?

Агадес усмехнулся:

– А вы думали, что между семестрами вы будете отдыхать? Нет, у вас будет конкретное задание. Так как вы находитесь в ведение школы, а школа находится в ведении королевского двора, то задание вам может быть подобрано как мной, так и королевским двором. Я уверен, что о вас наслышаны и могут использовать ваш дар для решения насущных задач.

– А какие задания могут быть?

Горностай почесал подбородок:

– Самые разные. Может быть командировка в какую-нибудь область К’угбуда, чтобы разобраться с какой-нибудь нечистью.

Заметив испуганный взгляд волка, Агадеса со смехом замахал лапами:

– Не беспокойтесь вы так, молодой волк. Во-первых, вы идете не одни. Вы можете брать с собой некоторое количество своих друзей. Плюс, с вами обязательно идет кто-нибудь из опытных преподавателей или наставников, чтобы проследить за выполнением задания и обеспечить вам поддержку магией или воинским искусством. Так что в одиночестве вы не отправитесь. А теперь продолжаем наше занятие. В прошлый раз мы более-менее разобрались с ослеплением. Теперь пробуем заново Электрическое Облако. Цельтесь в противоположную пустую стену.

Крис свернул клинки и убрал их в ножны на спине, оборачивая в противоположную сторону от горностая. Вдохнув, Крис совершил уже знакомое ему движение, толкая вперед воздух. Тут же его прошил сильнейший разряд, который отбросил его в сторону примерно на десять футов. Крис со взъерошенной шерстью попытался встать, но его на некоторое время парализовало, в том числе лишив возможности говорить. Горностай неожиданно спокойно сел и ждал, пока волк, словно маленький детеныш, пытается встать на лапы, при этом постоянно падая и дергаясь.


Когда же Крис наконец смог стоять, не шатаясь, Агадес коротко бросил:

– Еще раз. Я не буду сейчас говорить, в чем ваша ошибка. Хочу, чтобы вы сами сделали все, как полагается.

Несколько неуверенно волк вернулся в исходную позицию и снова попробовал создать облако. На этот раз его не отбросило, но Крис все равно рухнул на пол, корчась от своего же разряда. Горностай заметил, не вставая с места:

– Лучше, но все равно еще есть ошибки. Еще раз

Волк с трудом поднялся и снова попробовал послать Облако. На этот раз он не упал, но ощутимо зашатался, когда заряд снова прошил его. Сзади снова донеслось бесстрастное:

– Еще

На четвертой попытке с его лап сорвалось небольшое облако, которое столкнулось со стеной и исчезло. Крис удивленно обернулся к Агадесу. Тот кивнул:

– Стены Палаты Б очень тяжело разрушить, так что не удивляйтесь, что ваше Облако исчезло при столкновении со стеной. Теперь у вас получилось все как надо. Вы знаете, в чем была ваша ошибка?

– Честно говоря, я так определенно и не понял. Неправильное движение лап?

– В какой-то степени. Вы не давали полного выхода своей энергии. Когда вы сотворяете боевое заклятие, вы должны при помощи лап давать ему направление и как можно четче. Если вы не полностью раскроете свои лапы при выполнении заклятия, то ваша магия может только частично уйти дальше, а может вообще обратиться против вас, как в первом случае. Ваш жест был скованным, и вся сила вашего облака обрушилась на вас. Порой мощные даром, но не владеющие им звери погибали от своих же заклятий, не дав им четкого и открытого жеста для движения. А теперь более опасный опыт. Возьмите свои клинки и сотворите Электрическое Копье. Сейчас мощность заклятия выше и если вы ошибетесь, то последствия для вас будут более серьезными, чем при Облаке. Не советую допускать ошибок.

Нервничая, Крис развернул клинки и снова повернулся к стене. Вытянув клинки и направив кончики когтей перпендикулярно плоскости стены, он толкнул воздух, стараясь максимально вытянуть лапы, давая направление дару. На этот током его практически не затронуло и с кончиков сразу двух когтей сорвались два заряда, оставляя на стене два темных пятна, которые начали сразу исчезать. Горностай поаплодировал:


– Теперь другое дело. Пусть крохотная часть дара все-таки обратилась против вас, но ее можно не учитывать. Теперь, пока я не сниму с вам заклятие, вы должны очень внимательно думать о жестах, действиях и даре, который протекает на заклятие, иначе будет, как с Электрическим Облаком. Все понятно?

Волк кивнул и горностай сказал:

– Продолжим наше занятие
После упражнений Крис с трудом ушел от горностая. Все тело болело от синяков, ушибов и ссадин от обратившейся против него магии и последующей падений и бросков. Волк с трудом доплелся до комнаты и рухнул на кровать. Вскоре в комнату зашел и Вевир. Вид у него был не менее плачевный: засохшая кровь на морде и шее. Крис печально вздохнул:

– И тебе досталось, друг мой полосатый?

Тигренок печально кивнул:

– Да, все никак не привыкну, что рукояткой кинжалов можно разбить морду. Да и еще привыкать к этому щиту. Я всего лишь меньше недели тренируюсь с ним и пока никак еще не привыкну к нему.

Волк молча напустил немного воды в корыто и, обмакнув чистый платок в воду, вытер засохшую кровь с морды Вевира, придавая ему более приличный вид. Тигренок благодарно кивнул. На волка навалила неожиданная усталость и он, с трудом убрав корыто под стол, рухнул на кровать, практически отключаясь от реальности. Вевир, дождавшись Алистера, тоже улегся спать. Лис, выглядевший поприличнее тигренка и волка, не стал задерживаться и направился в сторону комнаты Астарты. Но этого уже никто не видел – остальные обитатели комнаты уже спали, утомленные тяжелыми занятиями.


1 Местный аналог поговорки «Как рыба в воде»

1 Имя коня в переводе с рогнеону означает «уголь»