prosdo.ru
добавить свой файл
1 2 ... 6 7
Ф.К. Каст, Кристин Каст

Клятва Дракона

Дом ночи – 9,5



Перевод любительский с сайта house-of-night.ru

Перевод: juliaetta

Аннотация:

Еще до того, как Зои дали метку и она прибыла в Дом Ночи… до того, как она набралась сил для сражения с Тьмой, и Дом Ночи был разделен…была Клятва Дракона, захватывающая история о воине и крепком тренере Дома Ночи по фехтованию – о любви, которая преобразила его, и милосердии, которое вернулось , чтобы преследовать его…
Глава 1.

Оклахома, наши дни

Злость и смятение клокотали внутри Дракона Ланкфорда. Неужели Неферет и правда так быстро уходит от них, после смерти мальчика и неожиданного визита их Богини?

-Неферет, как насчет тела мальчика? Разве нам не следует дальше продолжить наше всенощное бдение?– Дракон Ланкфорд с трудом сохранял свой голос спокойным ,а тон ровным, когда обращался к своей Верховной Жрице.

Неферет повернула к нему свои красивые изумрудные глаза. Она ласково улыбнулась. –Ты прав, что напомнил мне, Мастер Меча. Те из вас, кто почтили Джека фиолетовыми свечами духа, положите их у погребального костра, когда будете уходить. Сыны Эреба продолжат всенощное бдение у тела бедного недолетки всю оставшуюся ночь.”

-Как ты пожелаешь, Жрица!– Дракон низко поклонился ей, удивляясь, почему у него так сильно чесалась кожа – как будто она была покрыта грязью и сажей. У него внезапно появилось желание помыться в очень горячей воде. Это Неферет,– мягко подсказывало ему подсознание. Она сама не своя с тех пор, как Калона выбрался из земли. Ты когда-то уже чувствовал такое…

Дракон потряс головой и стиснул зубы. Мелкие события не имели значения. Чувства были больше не важны. Все, что значило – это долг – месть может подождать. Сфокусируйся! Я должен думать о работе! Скомандовал он себе, и затем добавил быстро, обращаясь к Воинам.


-Разгоните толпу!

Неферет остановилась, чтобы поговорить с Ленобией, перед тем как уйти из центра кампуса и отправится в сторону преподавательского корпуса. Дракон едва ли посмотрел ей в след. Вместе этого его внимание было направлено на погребальный огонь и горящее тело мальчика.

-Толпу разогнали, Мастер Меча. Сколько нас должно остаться на всенощное бдение с вами?– спросил Кристоф, один из его младших помощников.

Дракон чуть помедлил с ответом, пытаясь успокоиться и свыкнуться с фактом, что недолетки и профессора нерешительно стоявшие около ярко горящего костра были очевидно разозлены и очень расстроены. Долг. Когда все вокруг рушится, делай то, что должен!

-Два стражника сопроводят профессоров к корпусу. Остальные пойдут с недолетками. Удостоверьтесь, что все они вернулись в свои комнаты. Затем оставайтесь вблизи спален всю оставшуюся ночь.– Голос Дракона был переполнен эмоциями. – Студенты должны чувствовать защиту со стороны своих Сынов Эреба, чтобы они могли, по крайней мере, быть уверены в своей безопасности, даже если им кажется, что в это верить нельзя.

-Но погребальный костер юноши …

-Я останусь с Джеком.– Дракон говорил голосом, не приемлющим возражений. –Я не оставлю мальчика, до тех пор пока красное свечение его плоти не превратится в прах. Выполняй свои обязанности, Кристоф; ты нужен Дому Ночи. Я останусь горевать здесь.

Кристоф поклонился и затем начал раздавать команды, следую точным указаниям Мастера Меча. Казалось, прошла всего лишь секунда, и Дракон понял, что он остался один. Был слышен звук погребального костра – очевидно успокаивающее потрескивание и колыхание огня. Кроме этого была только ночь и огромная пустота в сердце Дракона.

Мастер Меча смотрел на пламя, как будто в нем он мог найти бальзам, который бы успокоил его внутреннюю боль. Огонь мерцал янтарными и золотыми, коричневыми и красными оттенками, напоминая Дракону хрупкое украшение – уникальное, изысканное, привязанное вельветовой нитью цвета свежей крови…


Как будто двигаясь по своему собственного желанию, его руки опустились в его карман. Его пальцы сомкнулись вокруг овального диска, который он нашел там. Диск был тонким и гладким. Он мог только почувствовать маленький намек на синюю птицу счастья, которая когда-то сияла так ясно и красиво на его поверхности. Золотая вещь плотно лежала у него в ладони. Он сжал ее, защищая, и держал ее до тех пор, пока медленно не разжал руку, медальон лежал в ней. Дракон теребил пальцами вельветовую нить, поглаживая ее большим пальцем обычным рассеянным движением, которое говорило больше о привычке, чем о задумчивости. Издав глубокий вдох, больше похожий на всхлипывание, он разжал ладонь и посмотрел вниз.

Свет погребального костра Джека отражался на золотистой поверхности. Он отразил дизайн синей птицы.

-Птица – символ Миссури.– Произнес Дракон громко. Его голос был лишен эмоций, хотя рука, держащая медальон, тряслась. –Интересно, можно ли тебя еще найти дикой, сидящей на подсолнухах, которые смотрят на реку. Или твоя красота и красота тех цветов умерли тоже вместе со всем чудесным и магическим в этом мире?– Его рука сжала медальон так сильно, что костяшки пальцев побелели. И затем, так же быстро как он зажал его, Дракон разжал медальон и начал вертеть золотой овал.

-Дурак!-В его голосе слышался гнев. –Ты мог сломать его!– Трясущимися пальцами он справился с замком, золотая вещь легко открылась, неповрежденная и показывающая небольшой рисунок, который хотя и увял со временем, но все еще показывал улыбающееся лицо красивой вампирши, чей взгляд, казалось, поймал и задержал его.

-Как ты могла уйти?– пробормотал Дракон. Один палец коснулся старого портрета с правой стороны медальона, и затем двинулся к левой половине драгоценности, нежно поглаживая единственный золотистый локон, который находился на пустом месте, где когда-то была его фотография. Его взгляд устремился с медальона вверх в ночное небо, и он повторил вопрос громче, задавая его из души, желая получить ответ.


-Как ты могла уйти?

Как будто в ответ, Дракон услышал отчетливое карканье ворона в ночи. Злость пронзила Дракона так сильно и горячо, что его руки снова затряслись – только в этот раз его трясло не от боли и утраты; его трясло от едва контролируемого желания ударить, изувечить, отомстить. –Я отомщу за нее.– Голос Дракона был похож на смерть. Он снова посмотрел вниз на медальон и заговорил с мерцающим золотистым локоном, лежащим внутри медальона.

-Твой дракон отомстит за тебя. Я исправлю то, что я испортил. Я не повторю одну и ту же ошибку, моя любовь, моя родная. Существо не уйдет безнаказанным. Я клянусь тебе.

Порыв ветра, горячий от костра, внезапно сильно подул. Он поднял локон волос и, пока Дракон безрезультатно пытался остановить его, завиток улетал все выше и выше и выше как перышко. Он покружился тут и там, и затем со звуком, напоминающий женское удивление, горячий ветер изменился, засасывая, притягивая локон волос в погребальный костер, где он превратился в дым и память.

-Нет!– закричал Дракон, падая на колени и рыдая. –И теперь я потерял последнюю часть тебя. Моя ошибка…,– он сказал плача.

-Моя ошибка, так же как и твоя смерть была моей ошибкой.

Сквозь слезы, заполнившие его глаза, Дракон наблюдал, как дым локона волос его любимой кружился и танцевал перед ним – и затем начал магически мерцать, превращаясь из дыма в пыль зеленого и желтого и коричневого цвета, которая продолжала кружиться до тех, пор пока не превратилась в точные очертания образа: зеленые искры стали длинным плотным стеблем – желтые лепестки цветка с коричневой серединкой.

Дракон протер глаза, не веря тому, что увидел.

-Подсолнух?-Он не мог проронить не слова. Это ее цветок! Кричал его разум. Должно быть, это послание от нее!

-Анастасия!– закричал Дракон голосом, наполненным ужасной и чудесной надеждой. –Ты здесь, моя родная?

Образ мерцающего цветка начал рассеиваться и меняться. Желтый спустился вниз каскадом и стал золотистым. Коричневый подчеркнул цвет загоревшей кожи, а зеленый смешался с кожей и стал глазами – знакомыми и дорогими.


-О, богиня, Анастасия! Это ты!– голос Дракона сорвался, когда он направился к ней. Но образ поднялся – сверкающий свет между пальцами. Он вскрикнул в отчаяние и подавил волну отчаяния, когда голос его возлюбленной окутал его словно музыкальный ручей, текущий по камушкам. Дракон затаил дыхание и прислушался к посланию призрака.

Я медальон заколдовала для тебя, супруг мой

Настал тот день, когда с тобой нас разлучила смерть.

Тебя я буду вечно ждать – ты знай об этом.

И до тех пор, пока не встречу вновь

Я в сердце буду бережно хранить твою любовь.

Ты помни клятву, по которой обещал ты

Свой гнев и силу милостью смягчать.

Неважно, сколько суждено нам быть в разлуке,

Ты клятву эту верно соблюдай

Вовеки…вовеки…

-Моя клятва!– закричал Дракон, вставая на ноги. –Сначала Никс, а теперь и ты напоминаете мне о ней. Разве ты не понимаешь, что из-за той проклятой клятвы ты мертва? Если бы я выбрал иначе много лет назад, возможно, я мог бы предотвратить все это. Сила, сдерживаемая жалостью, была ошибкой. Разве ты не помнишь, моя родная? Разве ты не помнишь? Я помню. Я никогда не забуду…”

И когда Дракон Ланкфорд, Мастер Меча в доме Ночи, стоял у костра павшего недолетки, он смотрел на погребальный костер и позволил пламени унести его туда, где он мог облегчить свою боль и удовольствие – трагедию и триумф – в прошлое, которое определило такое душераздирающее будущее.
Глава 2.

Англия, 1830 год

-Отец, ты не можешь отречься от меня и изгнать в Америку. Я твой сын!– Брайан Ланкфорд, третий сын Герцога Ланкфорда, покачал головой и с недоверием уставился на своего отца.

-Ты мой третий сын. У меня есть еще четыре, два старше и два младше. Никто из них не доставляет столько проблем, сколько ты. Их существование и твое поведение позволяет мне очень просто сделать это с тобой.

Брайан проигнорировал шок и панику, которые вызвали у него слова отца. Он с силой заставил себя расслабиться – непринужденно прислонился к деревянной двери конюшен, и улыбнулся Герцогу улыбкой Брайана Ланкфорда, той самой обезоруживающей улыбкой, перед которой падали женщины и хотели соблазнить его, а мужчины находили очаровательной и хотели походить на него. Хмурое, неизменное выражение Герцога говорило, что он хорошо знаком с улыбкой Брайана Ланкфорда – и совершенно не заворожен ею.


-Мое решение окончательное, мальчик. Не унижай себя дальнейшими ненужными мольбами.

-Мольба!– Брайан почувствовал знакомый гнев. Почему его отец всегда недооценивает его? Он никогда ничего не просил в жизни – и он определенно не собирался начинать сейчас, не смотря ни на что. –Я не умоляю тебя, Отец. Я просто пытаюсь понять причину.

-Причину? Ты снова опозорил меня из-за своего нрава и твоего меча, и ты просишь меня назвать тебе причины?

-Отец, это была всего лишь маленькая стычка, и с шотландцем! Я даже не убил его. На самом деле, я больше задел его тщеславие, чем его тело.” Брайан попытался засмеяться, но звук был прекращен возобновившемся кашлем, преследующим его весь день, только в этот раз за ним последовала слабость. Он был так отвлечен предательством своего тела, что не сопротивлялся, когда его отец внезапно сократил дистанцию между ними и одной рукой схватил Брайана за горло, прижимая его к стене стойла с такой силой, что он едва мог дышать. Другой рукой Герцог выхватил все еще кровавый меч из рук Брайана.

-Ты хвастливый маленький ублюдок! Это шотландец – лэрд. Его земли граничат с нашими, как ты знаешь, так как ты прекрасно осведомлен, что его дочь и ее постель всего лишь на расстоянии небольшой поездки от нашего имения!– Лицо Герцога, полыхавшее от гнева, была так близко к лицу его сына, что слюна капала на Брайана.

-И теперь твои безалаберные действия дали этому лэрду все доказательства, которые ему нужны, чтобы отправиться к нашему дураку– новому королю и потребовать у него издержки за потери девичества его дочери.

-Девичества!”-Брайан выдавил смешок. –Девичество Аилины было потеряно задолго до того как я нашел ее.

-Это не имеет значения!– Герцог усилил свою хватку. –Что имеет значение, так это то. Что тебя, болван, застали между ее колен, и теперь это чертов король имеет все права, которые необходимы, отвернуться, когда главы кланов из севера отправятся на юг, ища хороший скот. И как думаешь, за чьим скотом они придут, сын мой?


Брайан мог только жадно хватать воздух и качать головой.

Окинув сына взглядом полным презрения, Герцог Ланкфорд отпустил его, позволив ему упасть, сильно кашляя, на грязный пол стойла. Затем аристократ подозвал своего личного стражника в красном пальто, который равнодушно наблюдал это унижение.

-Джереми, как я уже приказывал тебе, свяжи этого олуха. Выбери двух других людей себе в помощники. Отведите его в порт. Посадите его на следующий корабль в Америку. Я никогда не хочу увидеть его снова. Он больше не мой сын.– Затем он сказал конюху. –Приведи мою лошадь. Я потратил достаточно моего ценного времени на эти глупости.

-Отец! Подожди, я… – начал Брайан, но его слова утонули в звуках кашля.

Герцог едва взглянул на своего сына. –Как я уже объяснил, ты невостребован и уже больше не мой сын. Уведите его!

-Ты не можешь меня так отправить!– закричал он. –Как я буду жить?

Его отец кивнул в сторону меча Брайана, который лежал в грязи недалеко от него. Это был подарок Герцога на тринадцатилетние его не по годам развитого сына, и даже при тусклом, пыльном освещении конюшни были видны сияющие драгоценности, украшавшие рукоятку.

-Возможно, он послужит тебе лучше в новой жизни, чем он послужил мне в твоей старой. Он может взять меч,-обратился он к стражникам, –и больше ничего с собой! Принесите мне название корабля и подпись капитана в качестве доказательства, что он покинул Англию – он должен уехать до рассвета и тогда вас будет ожидать награда в виде серебра, которое вы поделите между собой,– сказал пожилой мужчина, и направился к ожидавшей его лошади. Брайан Ланкфорд попытался накричать на отца – сказать, что он пожалеет об этом позже, когда вспомнит, что его третий сын, хотя и был самым проблемным, но он был также самым талантливым, умным и интересным – но приступ кашля затряс семнадцатилетнего юношу так сильно, что он мог едва дышать и наблюдать, как уезжает его отец. Он не мог даже сопротивляться, как хотел ранее, когда стражники Герцога связали его, а затем потащили по грязи конюшни.


-Самое время спустить тебя на землю маленький бастард. Теперь увидим, как тебе понравится жить как все.– Саркастически засмеявшись, Джереми, самый старший и самый пафосный стражник отца Брайана, бросил его в тележку, затеи нагнулся и подобрал меч Брайана, бросил на него оценивающий взгляд, и запихнул в свой ремень.

К тому времени как Брайан добрался до порта, наступила темнота и в мире вокруг него, и в его сердце. Его отец не только унизил его и выбросил из свой семьи и из Англии, но также становилось все более яснее, что он заразился ужасной чумой. Как скоро она убьет его? До того как он покинет этот вонючий док, или он умрет после того, как его затащат на один из кораблей купцов, стоявших в темной воде залива?

-Я не возьму на борт такого кашляющего ребенка.– Капитан корабля повыше поднял свой факел, рассматривая веревки и кашляющего мальчика. –Нет.– Он нахмурился и покачал головой. –Он не отправиться в плавание со мной.

-Это сын Герцога Ланкфорда. Ты возьмешь его или ответишь самому его Величеству, почему ты это не сделал,– зарычал старший страж Герцога.

-Я не вижу здесь герцога. Я вижу здесь чумазого мальчика. Который болен чумой. Моряк плюнул в песок. –И я не буду отвечать не перед кем, особенно перед несуществуемым герцогом, если я умру, заразившись от этого сопляка.

Брайан попытался сдержать свой кашель – не для того, чтобы успокоить капитана, а чтобы уменьшить огонь внутри у себя. Он сдерживал дыхание, когда из тени вышел мужчина, высокий, стройный и одетый во все черное, его бледная кожа очень сильно контрастировала с темнотой, которая, казалось, окружала его. Брайан моргнул, думая, что его из-за лихорадки ему мерещилось все это – или это и в правду была татуировка в виде полумесяца на лбу незнакомца, окруженная другими татуировками? его зрение было размытым, но Брайан был почти уверен, что татуировки были похожи на перекрещенные рапиры. Затем Брайан начал что-то припоминать. Полумесяц и окружающие его татуировки могли означать только одно: этот человек был совсем не человеком – он был вампиром! После этого существо поднял руку, ладонью вверх и направил ее прямо на Брайана. Мальчик уставился в удивление на спирали, украшавшие эту ладонь, и вампир произнес слова, которые навсегда изменили его жизнь.


-Брайан Ланкфорд! Ночь избрала тебя; твоя смерть станет твоим рождением. Ночь взывает к тебе; прислушайся к Ее сладкому голосу. Твоя судьба ожидает тебя в Доме Ночи!

Длинный палец существа указал на Брайана и боль пронзила его лоб в то время, как он почувствовал, как татуировка полумесяца появляется на его коже.

Люди его отца отреагировали сразу же. Они отпустили Брайана и отошли от него, в ужасе оглядываясь на мальчика и вампира. Он заметил, что капитан корабля оставил свой факел на песке и исчез в темноте пирса.

Брайан не видел и не слышал приближение вампира – он только увидел, как стражники нервно двигаются, группируются позади Джереми, мечи наполовину обнажены, нерешительность читалась на их лицах и в их действиях. У вампиров-воинов была отличная репутация. Они высоко ценились в качестве наемников, но кроме красоты и силы их женщин, и знания, что они поклонялись темной богини, большинству людей было очень мало известно о них. Брайан видел, как Джереми пытался решить, было ли это создание, который очевидно был тем, кого они называли Ищейка, опасным воином-вампиром. Затем он почувствовал необыкновенно сильную хватку вампира, который поставил Брайана на ноги.

-Возвращайтесь туда откуда пришли. Этот мальчик теперь недолетка, получивший метку, и он уже больше не под вашей ответственностью.– Вампир говорил со странным акцентом, произнося слова растянуто, что только добавляло ему таинственности и чувства опасности.

Люди засомневались, все начали смотреть на старшего стража, который заговорил быстро, и его голос звучал нахально и воинственно одновременно. –Нам нужны доказательства для его отца, что он уехал из Англии.

-Ваши нужды не интересуют меня,– сказал вампир отрешенно. –Скажите отцу мальчика, что он вступил на борт корабля сегодня ночью, хотя и более темного, чем вы планировали. У меня нет ни времени, ни терпения давать вам другие доказательства, кроме моих слов.– Затем он взглянул на Брайана. –Пойдем со мной. Твое будущее ждет.


Крутанув черным плащам, вампир развернулся и начал удаляться от доков.

Джереми подождал, пока существо проглотила темнота. Затем он пожал плечом и посмотрел на Брайана с отвращением, а затем сказал: –Наша миссия выполнена. Его Величество сказал посадить этого щенка на корабль, и именно туда он и направляется. Давайте покинем это провонявшее рыбой место и вернемся в наши теплые постели в особняке Герцога.

Мужчины разворачивались, когда Брайан выпрямился. Всего секунду понадобилось ему, чтобы сделать глубокий вдох и выдохнуть с облегчением, потому что за ним не последовал убийственный приступ кашля. Затем он шагнул вперед и заговорил голосом, который снова был сильным и спокойным.

-Ты должен оставить мне мой меч.– Джереми остановился и посмотрел на Брайана. Медленно, он вытащил меч оттуда, куда он его засунул. Он проигнорировал Брайана и вместо этого стал изучать рукоятку, обрамленную ценными драгоценными камнями. Его улыбка была оценивающей и его глаза были холодными, когда он наконец-то повернулся к Брайану.

-Знаешь ли ты, сколько раз твой отец вытаскивал меня из моей теплой постели, чтобы вытащить тебя из дерьма, в которое ты попал?

-Нет, я не знаю,– ответил Брайан равнодушно.

-Конечно, ты не знаешь. Все о чем вы знать заботитесь, так это о собственном удовольствие. Поэтому теперь, когда тебя унизили, и ты уже больше не принадлежишь к знати, я оставлю этот меч себе, и деньги, которые я получу, продав его, будут моими. Думай об этом как о плате за то, что ты был занозой в моей заднице на протяжении многих лет.

Брайан почувствовал вспышку гнева, и вместе с ней тепло прошло по его телу. Подчиняясь инстинктам, мальчик сократил дистанцию между собой и зазнавшимся стражем. Какая-то часть его мозга знала, что движения Брайана были очень быстрыми, но он сконцентрировался на одной мысли, которая толкала его вперед: Меч мой – у него нет на него прав.

В мгновение ока Брайан выбил меч из руки Джереми и в тот же самый момент поймал его. Когда два других стражника двинулись вперед, Брайан пригнулся и ударил кончиком меча прямо в кость ноги близкого к нему человека, после чего страж согнулся пополам и упал на пол в агонии. Не отдавая себе отчета, Брайан сгруппировался, меняя направление, и ударил мечом второго стражника по голове, оглушая его. Двигаясь со смертельно опасной грацией, Брайан следовал движениям своего меча, повернулся, и острие меча уперлось в шею Джереми, из раны потекли капли крови.


-Меч мой. У тебя нет на него прав,– Брайан озвучил свои мысли вслух, и был удивлен насколько нормально он говорил – он даже не запыхался. Ни Джереми, ни другие два стража никак не могли знать, что все у него внутри горело от гнева и ненависти и желания отомстить. –Теперь скажи мне, почему я не должен перерезать твое горло.

-Давай. Ударь меня. Твой отец –гадюка, и даже не смотря на твое отлучение, ты сын змеи.

-У меня нет желания быть схваченным и, возможно, допрошенным Британским флотом. Пусть он живет. Его судьба, вернуться, чтобы прислуживать тем. Кого он презирает, гораздо большее наказание, чем быстрая смерть.

Все еще держа меч у горла стражника, Брайан оглянулся и посмотрел на вампира. Существо говорило таким спокойным голосом, как будто ему было скучно, но все его внимание было обращено на горла стражника и маленькие алые капли, которые освободили меч Брайана. Очевидное желание вампира заинтересовало и в то же время ужаснуло мальчика. И это то, чем я стану?

Брайан оттолкнул стражника от себя. –Он прав. Твоя жизнь – это лучшее наказание, чем мой клинок. Возвращайся к ней и горечи, с которой ты живешь.

Даже не посмотрев еще раз на мужчину, Брайан повернулся к нему спиной и подошел к вампиру. Вампир склонил голову в знак одобрения. –Ты сделал правильный выбор.

-Он оскорбил меня. Я должен был убить его.

Вампир покачал головой из стороны в сторону, как будто взвешивал решение этой проблемы.

-Разве то, что он назвал тебя змеей, оскорбило тебя?

-Ну, да. То, что он назвал меня испорченным и попытался украсть мое, было оскорблением.

Вампир мягко рассмеялся. –Это не оскорбление быть названным змеей. Змеи – это создания, дружественные с нашей Богиней, хотя я не верю, что он правильно назвал тебя. Я наблюдал, как ты справился с этими тремя людьми. Ты сражался больше как дракон, чем змея.– Пока Брайан моргал от удивления, он продолжил. –А драконы выше таких мелких неприятностей, как, например, смертный человек что-то сказал им.


-В Америке есть драконы?– озвучил Брайан первую мысль, которая взбудоражила его голову.

Вампир снова засмеялся. –Разве ты не слышал? Америка наполнена чудесами.

Затем он шевельнул рукой, показывая в сторону пирса. –Пойдем, давай мы пойдем, чтобы ты сам все увидел. Я провел достаточно времени на этих старинных берегах. Мои воспоминания об Англии не были хорошими, и ничто, что я увидел здесь, ожидая тебя, не изменит их.

Вампир отправился к докам, Брайан перешел на легкую трусцу, чтобы успевать за его длинными шагами.

-Ты сказал, что ждал меня?

-Да, сказал, и да я ждал,– сказал он, все еще уверенно двигаясь вдоль пирса.

-Ты знал обо мне?

Вампир кивнул, и его длинные коричневые волосы упали ему на лицо. –Я знал, что здесь будет недолетка. Которого мне надо подождать, чтобы пометить его.

Он посмотрел на Брайана и его губы скривились в легкой улыбке. –Ты, молодой дракон, последний недолетка, которого я когда-либо помечу.

Брайан нахмурил брови. –Твой последний недолетка? Что случится с тобой?

Он пытался не показывать свое беспокойство. К тому же он едва знал этого вампира. И это существо было вампиром: загадочным, опасным, и странно неотразимым.

Улыбка вампира стала еще шире. –Я закончил свою службу в качестве Ищейки Никс. И теперь я могу вернуться к должности Воина Сына Эреба и служить в Доме Ночи Тауэр Гроув.

-Тауэр Гроув? Это в Америке?– желудок Брайана сжался. Он почти забыл, что его мир перевернулся вверх дном меньше, чем за один день.

-Да, конечно, в Америке. Сет Льюис, Миссури, если быть точным.– Вампир подошел к концу пирса – самому темному концу, заметил Брайан, где он смог увидеть очертания большого корабля и шум воды вокруг него, но не важно, как сильно он пытался, он не смог разглядеть ничего кроме волн, ударяющих о борта этого корабля. Он заметил, что вампир остановился рядом с ним и внимательно изучал его. Брайан стойко встретил его взгляд, хотя все внутри у него дрожало.


-Меня зовут Шоу,– наконец-то произнес вампир и протянул руку Брайану.

-Я Брайан Ланкфорд.– Брайан запнулся и затем выдавил улыбку, которая была лишь наполовину ироничной.– Я бывший сын Герцога Ланкфорда. Но вы уже знаете об этом.

Когда Шоу пожал предложенную Брайаном руку, он сделал это в традиционном вампирском приветствии, сжал его предплечье, а не просто ладонь. Брайан повторил его действия.

-Рад встретиться, Брайан Ланкфорд,– сказал Шоу. Затем он отпустил руку мальчика и указал на темноту и корабль, который скрывался в ней. –Это КОРАБЛЬ НОЧИ, который доставит меня, и возможно, тебя в Америку, в мой любимый Дом Ночи Тауэр Гроув.

-Возможно, и меня? Но я думал…

Шоу поднял руку, прося Брайана помолчать. –Ты должен, конечно, прибыть в Дом Ночи, и быстро. Эта Метка,– Шоу показал на очертание сапфирового полумесяца на лбу Брайана, «означает, что ты должен находиться в компании взрослых вампиров, пока ты не случится полное Превращение в вампира, или…-Шоу запнулся.

-Или я умру,– сказал Брайан в тишине.

Шоу с грустью кивнул. –Тогда ты действительно знаешь что-то о мире, в который ты вот-вот войдешь. Да, молодой дракон, ты или пройдешь Превращение в какой-то момент в течение следующих четырех лет, или ты умрешь. Эта ночь направила тебя на жизненную дорогу, по которой нельзя вернуться. И я уже сказал людям твоего отца, что ты вместе со мной отправишься в Новый Мир, потому что я увидел, что они хотели выслать тебя из страны, но правда в том, что твоя судьба изменилась, когда ты получил Метку.

-К лучшему или худшему?– спросил Брайан.

-Именно к тому, что ты сам сделаешь с ней, по желанию Никс,– сказал он загадочно, и затем продолжил, «Ты не можешь контролировать. Пройдешь ли ты Превращение, но ты можешь решить, где ты проведешь следующие несколько лет. Если ты захочешь остаться в Англии, я могу договориться, чтобы тебя доставили в Дом Ночи Лондона.-Ищейка положил руку на плечо Брайана. –Тебе больше не нужно разрешение твоей семьи, чтобы следовать будущему, которое ты желаешь.


-Или я могу отправиться с вами?– спросил Брайан.

-Да, но перед тем, как ты сделаешь выбор, я думаю тебе нужно что-то увидеть.– Шоу повернулся лицом к кораблю, который был виден Брайану в виде большой, темной тени возвышающейся над водой и схваченной невероятно толстыми веревками. Так как ему не составляло никакого труда видеть через покрывало ночи, Шоу сделала пару шагов к краю пирса, поднял руки, и мягко произнес четыре слова:

-Приди ко мне, огонь.

В то же мгновение Брайан услышал треск и почувствовал тепло в воздухе вокруг него. Затем он раскрыл рот от удивления, увидев огненный шар в вытянутых ладонях Шоу. Вампир перебросил огонь, как будто мяч, на большой стоящий факел, масляный конец которого сразу же загорелся.

-Черт возьми!– Брайан не смог скрыть свой шок. –Как ты сделал это?

Шоу улыбнулся. –Наша Богиня наградила меня больше, чем способностями Воина, но это не то, что я хотел тебе показать.

Шоу поднял факел и вытянул его перед собой с такой гордостью перед своим огромным кораблем, сделанным из дерева, такого темного, что Брайан подумал, что он мог быть построен самой ночью, чтобы делать его невидимым. И затем мальчик заморгал от удивления, когда осознал, что именно он увидел.

-Это дракон,– сказал он, внимательно рассматривая рисунок на мачте. Он был великолепным – черный дракон, с раскрытыми когтями, обнаженными зубами – воинственный и готовый завоевать мир.

-Мне кажется, после событий ночи, это хороший знак,– сказал Шоу.

Брайан уставился на дракона, и казалось, буря эмоций, такая сильная, которую он никогда еще не испытывал, овладела им. Ему понадобился всего лишь момент, чтобы осознать, где они находятся, и затем он понял: восхищение, нетерпение и желание – все слилось в нем в одно ощущение цели. Он встретил взгляд вампира.

-Я выбираю путь дракона.




следующая страница >>