prosdo.ru
добавить свой файл
1 2 ... 29 30
detective


Леена Лехтолайнен

Змеи в раю

Жестоко убита очаровательная молодая девушка Арми, и полиция, считающая, что преступление было совершено на сексуальной почве, арестовывает ее жениха Киммо.

На него указывают все улики. В его невиновность не верит никто — кроме Марии Каллио, которая ушла из полиции, но сохранила интуицию и талант детектива.

Она подозревает: убийство Арми связано с еще одной трагедией, которая потрясла респектабельную семью Киммо год назад.

Тогда погибла Санна, его эксцентричная сестра, и все сочли это самоубийством. Но теперь Мария, ведущая собственное расследование, приходит к выводу — самоубийства не было, с Санной кто-то расправился, а Арми знала о Санне то, что не было известно никому.

Кто же убийца? И как его найти?..Paikka

Леена Лехтолайнен

Змеи в раю

Марилле

Из пепла

Восстаю я, огненно-рыжая,

И глотаю, как воздух, мужчин…

Глава 1

Змеи в раю

Я открыла глаза и увидела цветущее дерево. Стояла весна, черемуха цвела крупными душистыми гроздьями. Антти любил спать с открытыми шторами, чтобы видеть ветки деревьев на фоне неба. Постепенно и я привыкла ложиться в постель, не закрывая на ночь занавески.

Антти еще спал, а Эйнштейн нежился и потягивался в солнечном луче в изголовье кровати. Восемь — пришло время вставать и не торопясь собираться на работу.


Я тихонько пробралась на кухню и включила кофеварку. Мой день начинается с чашки кофе, утром я мало что могу, пока не выпью этого бодрящего напитка. Плеснула в лицо пригоршню ледяной воды и босиком выбежала во двор к почтовому ящику за свежей газетой. Трава щекотала ноги, я глубоко вдохнула свежий, напоенный черемухой воздух и осмотрелась — день обещал быть жарким. Идиллию тихого летнего утра нарушал лишь шум машин, доносящийся с Восточной трассы.

Я спокойно позавтракала и просмотрела газету, потом выпустила Эйнштейна прогуляться по берегу. Каждое утро наш кот начинал с променада на природе. Затем натянула брюки и чистую блузку, подкрасила ресницы, слегка мазнула помадой губы, села на велосипед и отправилась на работу. Антти еще не проснулся. Вчера он опять допоздна сидел за своей диссертацией и улегся ко мне под бок, лишь когда за окном стало светать.

Мы жили вместе уже месяц. К счастью, пока нам удавалось избегать серьезных ссор, хотя мои нервы частенько бывали на пределе. Новое жилье, новая работа, необходимость приспосабливаться к кому-то еще, легкое чувство пустоты, возникшее после окончания университета… Более чем достаточно причин для нервного стресса…

Антти я знала давно, много лет назад он был близким другом приятеля моей соседки по студенческому общежитию. Тогда-то я и обратила на него внимание. Потом наши пути разошлись, и снова мы встретились лишь прошлым летом в связи с убийством этого самого друга. А после расследования как-то снова подружились. Роман не входил в наши планы — я была неимоверно занята, заканчивая дипломную работу, Антти писал диссертацию и преподавал математику в университете. Но так получилось, что постепенно мы все дольше и дольше засиживались за ужином в университетском кафе, и все чаще и чаще эти посиделки заканчивались быстрыми и страстными свиданиями на диване в рабочем кабинете Антти.


Благополучно защитив диплом, я приступила к поискам работы. Это оказалось сложнее, чем я предполагала, и постепенно меня начали посещать мысли: не вернуться ли на работу в полицию по временному контракту? Но в этом случае пришлось бы пренебречь собственными амбициями — ведь не для того же я получала диплом юриста!

А потом как-то сразу произошло несколько важных событий. Антти получил грант, благодаря которому мог целый год не ходить на работу и трудиться над своей диссертацией дома. Мне предложили место в маленькой, но довольно известной адвокатской конторе в районе Северная Тапиола, а наследники наконец приняли решение продать квартиру моей тетушки, в которой я спокойно жила последние четыре года.

Идея поселиться вместе родилась спонтанно. Двухкомнатная квартира Антти теперь, когда он безвылазно сидел дома над диссертацией, оказалась слишком тесной. А когда я стала подыскивать новое жилье, в доме Антти начался капитальный ремонт.

— Я совершенно не могу работать в таком шуме, — пожаловался он мне как-то по телефону и добавил: — Мои родители собираются уехать на все лето на дачу, так что я думаю переехать в их квартиру в Тапиоле. А ты когда должна выехать из своей?

— Не позднее начала июня. А что?

— Да я тут подумал… Может, ты переедешь ко мне в Тапиолу на лето? Попробуем пожить вместе, посмотрим, как у нас получится…

— Слушай, такие вопросы по телефону не решаются, — взволнованно ответила я. Совместная жизнь с Антти и привлекала, и пугала одновременно.

Мы проговорили по телефону еще несколько часов, и Антти меня уговорил. Его родители собирались переезжать на дачу в начале мая и планировали вернуться обратно не раньше сентября. Отец Антти весной вышел на пенсию, и они всерьез подумывали о переселении за город. Я не относилась к категории людей, планирующих свою жизнь на многие годы вперед, и дальше начала осени мне не хотелось даже прикидывать. Проблем с арендой не было, и на зарплату юриста можно было легко снять хорошую просторную квартиру.


Я ехала вдоль побережья на север района Тапиола. Около торгового центра мелькнула знакомая фигура. Это был Маке. Он складывал картонные коробки, чтобы их было удобнее выбросить в мусорный бак.

— Привет! Что-то потерял? — Я притормозила у магазина.

— Готовлюсь к летней распродаже. Тебе не нужен новый купальник? На них сейчас хорошие скидки.

— Я не пользуюсь купальниками, поэтому и бесплатно не возьму. Мы вечером увидимся у Хянниненов?

— Да, меня тоже пригласили, хотя я так и не понял, с чего это вдруг, — усмехнулся Маке и закрыл крышку мусорного бака.

Я поехала дальше, вспоминая по дороге нашу первую с ним встречу.

Спустя пару дней после выхода на работу я решила купить багажник для велосипеда и увидела объявление о распродаже в спортивном бутике Маке. В магазине не было других покупателей, и хозяин не торопясь продемонстрировал мне различные модели, подробно описав достоинства каждой из них.

А на следующий вечер мы случайно столкнулись в тренажерном зале. Я разрабатывала мышцы плечевого пояса, а Маке качал бицепсы. Беседа завязалась, после того как я пересела на велотренажер и заметила его рядом. Закончив занятия, я направилась в сауну, а когда вышла, увидела Маке, закрывавшего за собой дверь мужского отделения.

— Теперь неплохо бы по пивку, — заявил он, когда мы поравнялись. — Составишь компанию?

Мой новый знакомый предложил посидеть на летней веранде. Я смотрела, как он шел к барной стойке за пивом, и любовалась накачанными мышцами, обтянутыми бледно-голубыми джинсами и выцветшей фиолетовой футболкой. Забавная стрижка соломенных волос — короткий затылок и длинная, падающая на глаза челка. На лице — мальчишеская улыбка, а в глубине глаз что-то необъяснимо печальное.


— Я тоже так люблю. Сначала спорт, а потом живительный спортивный напиток, — улыбнулась я. — Да, кстати, меня зовут Мария Каллио.

— Знаю. Я прочитал твое имя на кредитке, когда ты расплачивалась в магазине. Я Маркку Руостеенойя, но лучше называй меня просто Маке. Я живу в Хакалехто. Ты местная?

— Месяц назад начала здесь работать в одной адвокатской конторе.

— У Эки Хенттонена? Он говорил, что взял на работу молодого юриста-женщину. Оказывается, речь шла о тебе. Эки в прошлом году помог мне разобраться в одном деле.

На часах было уже девять, но еще ярко светило солнце. Внизу суетились утки, и вдруг один крупный селезень, забив по воде крыльями, взлетел, приглашая остальных за собой. Я с удовольствием пила пиво, кружка быстро пустела.

Маке поднес к губам бокал.

— Юристка, спортсменка, велосипедистка, что еще? — иронично поинтересовался он у меня.

— Бывший полицейский и вечный панк, — в тон ему ответила я. — А ты?

— Я? Да ничего особенного. Продавец в магазине спортивных товаров. Ты здесь живешь?

— Да я даже толком и не знаю, где сейчас живу. Этим летом я обитаю на восточном побережье в доме возможной будущей свекрови. А где буду жить в сентябре — не знаю.

— У будущей свекрови? — разочарованно протянул Маке. — Значит, ты занята. Ну разумеется. — Мой знакомый одним глотком допил пиво, и на мгновение мне показалось, что сейчас он встанет и уйдет. Но поскольку Маке все-таки остался, я сочла своим долгом продолжить разговор.

— Занята — это как-то печально звучит. Я бы сказала, что уже больше года общаюсь с одним и тем же парнем. Для меня это рекорд.


Маке против воли улыбнулся моим словам, хотя, разумеется, не предполагал, что я говорю чистую правду.

— А твой друг не разозлится, когда узнает, что ты пьешь пиво в баре с другим парнем?

— Нет. Я бы ни за что не стала общаться с типом, который готов посадить меня под домашний арест. Даже если бы мы были женаты и у нас имелось пятеро детей, я все равно имела бы право ходить в бар и пить пиво, с кем мне хочется.

— Ну тогда, может, еще пива? — Он поднялся и направился к бару.

— Хорошо, принеси по бутылке, только на этот раз заплачу я.

Он уже отошел от столика и не услышал моих слов, а когда вернулся, отказался брать у меня деньги. Мы продолжали беседовать о велосипедах и тренажерах, когда он вдруг спросил:

— Ты что, и правда раньше работала в полиции?

— Правда. Я окончила школу полиции, пару лет служила в полиции, затем поступила на юридический факультет. И во время учебы тоже иногда там работала, последний раз — прошлым летом.

— Ты не похожа на легавого. Правда, на юриста тоже не очень тянешь. — Маке придирчиво осмотрел мой старый спортивный костюм и взъерошенные рыжие волосы. Курносый нос также не прибавлял серьезности моему образу блюстителя закона и порядка.

— Хотя, наверное, не стоит судить людей по внешнему виду, — продолжил он. — Знаешь, ведь я серьезно поддавал еще прошлой зимой, но теперь не пью больше двух кружек за вечер.

Похоже, он собрался рассказать мне историю своей жизни. Ну что ж, я привыкла выслушивать исповеди. Но Маке лишь молча пил маленькими глотками пиво, задумчиво глядя куда-то вдаль.


Мимо прошел Киммо Хяннинен, приветственно кивнувший нам:

— А, так вы, оказывается, знакомы! — Он быстро сел на велосипед и растворился в сумерках.

— Ты знаешь Киммо? — поинтересовался Маке, крутя в руках пивную кружку.

— Да, немного. Он родом из того же городка, что и я. Правда, раньше я его особо и не замечала, поскольку он на четыре года младше меня. Я больше общалась с его сестрой Санной, которая умерла прошлой весной. А брат Киммо женат на сестре моего друга, с которым я сейчас живу.

Маке отшатнулся от меня, словно получив удар.

— Санна была моей девушкой. А я и есть тот самый парень, который тогда лежал пьяный на берегу, когда она… утонула…

Ну что тут скажешь? Я слышала эту историю много раз. Санна погибла в день своего тридцатилетия, утонула в холодном мартовском море. При вскрытии у нее в крови обнаружили алкоголь и седативные препараты. А пока она тонула, ее друг валялся на берегу вдребезги пьяный. Когда парня обнаружили, он замерз почти насмерть, мало что понимал и совсем ничего не помнил. По официальной версии, Санна решила поплавать, чтобы немного протрезветь, и в итоге пошла на дно. Но Антти, да и многие другие, считали, что она хотела умереть.

— Значит, ты живешь с Антти Саркела, — произнес Маке задумчиво.

— Да. — Я опрокинула в себя остатки пива и вдруг почувствовала, что хочу выпить еще.

— Мне кажется, наша сегодняшняя встреча в баре не случайна. Знаешь, я даже иногда ревновал Санну к Антти. Она так расхваливала его — какой он умный и интересный. — Маке попытался улыбнуться, я тоже постаралась выдавить улыбку.


С той встречи прошло три недели. Я несколько раз встречала Маке в спортивном магазине, перебрасывалась с ним парой фраз в тренажерном зале. Санну мы больше не вспоминали, но тот разговор почему-то не шел из головы. Я поняла, что мне нравится Маке, хотя что-то в нем меня немного пугало.

С местными жителями я познакомилась на удивление быстро. Здесь, как в деревне, все друг друга знали, и мой шеф был хорошим другом семьи Саркела. Иногда мне казалось, что не случайно я получила работу с такой высокой зарплатой, — видимо, здесь не обошлось без отца Антти. Однако размер моего кредита за учебу не позволял долго мучиться угрызениями совести на эту тему.

На улице стояла жара. К концу рабочего дня в голове билась только одна мысль — скорее бы в море. И хотя вода в заливе была, на мой взгляд, весьма сомнительной прозрачности, я все же рискнула поплавать с четверть часа, прежде чем отправилась домой.

Антти сидел на кухне и задумчиво жевал бутерброд.

— О, ты уже успела окунуться! Мне бы тоже не помешало. Во сколько мы должны быть в гостях у Ристо и Мариты?


следующая страница >>