prosdo.ru
добавить свой файл
1 2 ... 21 22
prose_contemporary


Матс Валь

Невидимый

В понедельник утром шестнадцатилетний Хильмер Эриксон обнаружил, что стал невидимым. Повсюду сопровождая полицейского, расследующего дело о его исчезновении, Хильмер постепенно узнает о трагических событиях, произошедших накануне...

Увлекательный и остро актуальный роман о жизни подростков в современной Швеции.

Матс Валь

Невидимый

Понедельник, полдень

В один из первых дней мая Хильмер Эриксон обнаружил, что стал невидимым. Он, как обычно, вовремя пришел в класс. Там еще никого не было. Хильмер снял куртку, повесил ее на спинку стула, сел и открыл книгу.

Хильмер всегда любил читать, и сегодня он хотел зайти в библиотеку, чтобы вернуть книги, взятые на прошлой неделе. Он достал «Гекльберри Финна», нашел свою любимую седьмую главу и начал читать. Погрузившись в чтение, он не заметил, как в класс вошли Флос Хенрик и Бульт Бультен.

Он обернулся, лишь услышав смех Флоса Хенрика.

Привет, — сказал Хильмер.

Но одноклассники, казалось, не слышали его. Флос Хенрик занял свое место за партой в углу около окна.

Бульт Бультен уселся рядом. Парни вытянули ноги. Оба были в черных брюках, черных свитерах и одинаковых высоких черных ботинках на шнурках.

У Бульта Бультена были большие уши. Раньше он носил длинные волосы, чтобы уши не так бросались в глаза. Он провел ладонью по макушке.


Надо спалить этот барак.

Точно, — ответил Флос Хенрик, — точно, надо спалить этот бардак!

Бульт Бультен нахмурил лоб:

Не бардак, а барак. Флос Хенрик покраснел.

Я так и сказал.

Мне показалось, что ты сказал «бардак», — заметил Бульт Бультен.

Я сказал правильно, я знаю это слово, — пробормотал Флос Хенрик.

Ладно, знаешь, — сказал Бульт Бультен. — Надо будет все хорошенько полить бензином.

Именно так, — захихикал Флос Хенрик. — Бензином. Чтобы все сожглось!

Ты хочешь сказать, чтобы все сгорело? — поинтересовался Бульт Бультен.

Флос Хенрик взбесился и толкнул Бульта Бультена в плечо.

Бульт Бультен засмеялся:

Надо держать все под наблюдением. Флос Хенрик сунул средний палец левой руки в рот и с хрустом отгрыз кусочек ногтя.

Свинья, — сказал Бульт Бультен как будто про себя.

Флос Хенрик отгрыз еще кусочек.

Важно, чтобы потом мы всё рассказывали одинаково, — сказал Бульт Бультен, помолчав.

Флос Хенрик кусал теперь ноготь на указательном пальце. Бульт Бультен рассвирепел.

Ты хоть слышишь, что я говорю?

Хорошо слышу.

На этот раз Флос Хенрик откусил ноготь на мизинце.

Мерзость какая! — заорал Бульт Бультен и пнул Флоса Хенрика по тощей ноге.

Чего ты пинаешься? — возмутился Флос Хенрик.

Противно!

Не пинайся!

Будешь еще грызть ногти, все дерьмо выбью. Понял?

Понял, — буркнул Флос Хенрик, засунул в рот большой палец и отгрыз ноготь. Бульт Бультен снова пнул его и попал в то же место, что и в прошлый раз.

Да что ты делаешь? — снова закричал Флос Хенрик.

Учу тебя!

И Бультен опять попытался пнуть его, но Флос Хенрик убрал ногу, так что пинок цели не достиг.

Хильмер осторожно повернулся. Его удивило, что Флос Хенрик не заорал: «Что уставился, ублюдок?», так что Хильмер осмелился обернуться полностью.

Никто не отваживался даже взглянуть на Бульта Бультена и Флоса Хенрика без опаски. Несколько недель назад фрекен Нюман пристально на них посмотрела. Бульт Бультен рявкнул:

Чего уставилась?

Не будешь ли ты так любезен сунуть эту газету и сумку? — попросила фрекен Нюман.

Я могу сунуть ее тебе в задницу, — сказал Бульт Бультен, и его уши ярко покраснели.

Фрекен Нюман тоже покраснела, даже шея ее стала красной.

Я поговорю с твоим отцом. — пообещала она.


Бульт Бультен захохотал. Флос Хенрик затряс головой и ударил себя по коленям.

Ну поговори, если осмелишься, — пригрозил Бульт Бультен.

Фрекен Нюман осмелилась. Через два дня на стене около главного входа появилась надпись: «Нюман — шлюха».

Догадываешься, чья работа? — заржал Бульт Бультен, когда он и Флос Хенрик проходили мимо.

Понятия не имею! — ухмыльнулся Флос Хенрик. и оба прыснули от смеха.

В класс вошла Мадлен Стрембум. Увидев Бульта Бультен а и Флоса Хенрика, она резко остановилась на пороге, не сводя с них взгляда.

Вы одни?

Заходи, посиди с нами! — закричал Флос Хенрик.

Ни за какие деньги, — фыркнула Мадлен, резко повернулась и исчезла в коридоре.

Флос Хенрик уронил голову на парту, спрятал лицо между рук и прошипел:

Во жаба, а?

Бульт Бультен заржал. Раздался звонок.

Кто у нас сейчас? — поинтересовался Бульт Бультен.

Нюман.

Бульт Бультен застонал, как будто наткнувшись на что-то острое, и стукнул кулаком по парте.

Ненавижу, ненавижу, ненавижу!

Бензина сюда! — сказал Флос Хенрик. — Надо бы и тут подлить бензинчика.

Бульт Бультен просиял:

Потребуется не меньше полугода, чтобы снова отстроить это дерьмо.


Как минимум полгода, — пробормотал Флос Хенрик, — как минимум полгода.

Ученики один за другим заходили в класс. Через некоторое время появилась Мадлен Стрембум.

Мадлен, жаба! — закричал Флос Хенрик. — Иди, поцелуй меня!

Мадлен не ответила.

В класс вошла Лизелотта Нюман, классная руководительница 9-го «А». Следом за ней появился мужчина в серых брюках и желтой замшевой куртке. В руках он держал черный кожаный портфель. У мужчины были маленькие тонкие усики. Его звали Харальд Форс.

Ученики с интересом посмотрели на Форса.

У нас гость, — сказала Лизелотта Нюман, когда все умолкли.

В этот момент вошла Хильда Венгарн и остановилась на пороге.

Простите, — пискнула она и скользнула на свое место.

Итак, как я уже сказала, у нас гость, — продолжила Лизелотта Нюман. — Харальд Форс из полиции, он хочет задать вам несколько вопросов.

Полицейские всегда вызывают интерес. Все умолкли. Форс положил портфель перед собой на кафедру.

В минувшую субботу пропал Хильмер Эриксон. — сказал он и обвел взглядом класс. — Он выехал на велосипеде из дому около шести часов вечера, чтобы забрать полотенце, которое забыл в раздевалке в Валлене. По всей вероятности, до Валлена Хильмер так и не добрался.

Форс замолчал и снова оглядел класс. Притихшие ученики не сводили с него глаз.

Если кто-нибудь видел Хильмера в это время, то я охотно побеседую с этим человеком. Если кто-то из вас хочет рассказать о Хильмере что-то такое, что, по вашему мнению, мне следует знать, я внимательно выслушаю.


Форс умолк.

Лина Стольк подняла руку:

Он правда пропал?

Да, сказал Форс. — родители начали искать его в субботу вечером. В воскресенье они обратились в полицию. Мы уже обыскали довольно большой район.

И вы не нашли его? — спросила Лина. Форс покачал головой:

Мы не нашли его.

Хильмер забеспокоился, едва Форс вошел в класс. Его сердце забилось сильнее, а ладони увлажнились. Он огляделся. Одноклассники не сводили глаз с Форса. Услышав о своем исчезновении. Хильмер закричал:

Я же здесь!

Но никто не услышал его крика.

Хильмер поднялся, схватил книгу и швырнул ее в стену.

Да вы что, не видите? Я же здесь!

Но едва Хильмер бросил книгу, как она исчезла. Просто не долетела до стены. Она стала такой же невидимой и неслышимой, как и сам Хильмер, и беззвучно упала на пол около Лины Марксман.

Я здесь! — кричал Хильмер. — Я же здесь!

Но его никто не слышал. Хильмер оглядел себя, потом перевел взгляд на Форса, который снова начал говорить.

Некоторые из вас являются товарищами Хильмера и знают его лучше, чем другие. Мне известно, что… — Форс сделал паузу, взял портфель, открыл его и достал оттуда лист бумаги. — Мне известно, что Даниэль Асклунд играл в одной футбольной команде с Хильмером.

Форс оглядел класс.


Даниэль еще не пришел, — сказала Нюман. И она оглядела класс точно так же, как Форс.

Кто-нибудь сегодня видел Даниэля? Несколько учеников покачали головами. Форс бросил косой взгляд в свои бумаги.

Петер Елин тоже играл в этой команде.

Да, — ответил высокий худой мальчик с коротко подстриженными светлыми волосами.

Форс кивнул ему:

Я могу с тобой побеседовать?

Конечно.

Тогда на этот раз все, — сказал Форс. — Если кто-нибудь захочет мне что-нибудь рассказать, то меня можно найти по этому номеру.

Форс повернулся к доске, достал фломастер и начал писать. Во фломастере закончились чернила.

У меня есть другой, — сказала Лизелотта Нюман и достала из сумки новый толстый фломастер красного цвета.

Форс огромными буквами написал телефонный номер. Затем он повернулся к Петеру Елину:

Мы можем где-нибудь поговорить?

Петер поднялся:

Конечно.

Форс взял портфель и пошел к двери. Петер Елин последовал за полицейским. Когда за ними закрывалась дверь. Хильмер Эриксон сделал несколько быстрых шагов и успел проскользнуть в дверной проем.

Пойдем в дирекцию, — предложил Форс. Хильмер положил руку на плечо Петера. Но рука исчезла, едва коснувшись плеча, и Петер, казалось, ничего не почувствовал.


Секретарь дирекции Маргит, как обычно, сидела за компьютером. Форс постучал в открытую дверь, и Маргит обернулась.

Можно нам тут где-нибудь посидеть?

Маргит бросила взгляд на часы.

Можете посидеть в кабинете ректора. Он уехал на встречу с кем-то из агентства недвижимости.

Она поднялась и пошла впереди Форса и Петера Елина в конец коридора.

Вот тут, — сказала Маргит и отступила в сторону, пропуская Форса и Петера Елина.

Форс занял место на одном из стульев у стола, заваленного бумагами и открытыми папками. Петер Елин уселся на стуле напротив. Маргит закрыла за ними дверь. Форс открыл портфель и достал линованный блокнот. Из внутреннего кармана он вынул шариковую ручку, снял колпачок и написал дату. Затем посмотрел на часы и отметил в блокноте время.

Петер, как пишется твоя фамилия?

Е-лин.

Откуда ты знаешь Хильмера Эриксона?

Мы учимся в одном классе уже девять лет.

Вы общаетесь в свободное время?

Мы оба играем в «БК».

Это футбольная команда?

Да.

То есть вы играете в одной команде?

Да.

И как давно?




следующая страница >>