prosdo.ru
добавить свой файл
1 2 ... 27 28


Натан Шварц-Салант
Нарциссизм и трансформация личности. Психология нарциссических расстройств личности

Narcissism and Character Transformation. The psychology of Narcissistic Character Disorders

НФ Класс, 2007 год ISBN: 978-5-86375-142-8

Количество страниц: 296, ил.
Содержание

7..............Предисловие к русскому изданию

11...........Предисловие

13........Введение

13...................1. Нарциссизм и проблема идентичности

16...................2. Идентичность и самость

20...................3. Нуминозность Самости

26...................4. Имманентная и трансцендентная Самость

29...................5. Психоаналитическая и юнгианская концепции самости

32...................6. Ядерная самость по Кохуту

36...................7. Два этапа трансформации

37...................8. Нарциссизм и страх перед Самостью

40...................9. Феномен нарциссизма и юнгианская психология

43...................10. Краткое резюме

47........Глава 1. Первая стадия трансформации:

клинические аспекты

47...................1. Психоаналитический и архетипический подходы

61 ...................2. Профиль нарциссической личности

67...................3. Проблема зависти и ярости

70...................4. Идеализация при переносе и контрпереносе

74...................5. Зеркальное отражение и зеркальный перенос

81 ...................6. Смешанный перенос

86...................7. Влияние архетипических факторов на трансформацию

96...................8. Эксгибиционизм и его трансформация

103.................9. Страх нарциссической личности

перед бессознательным

105.................10. Трансформация нарциссической Самости

111......Глава 2. Мифология на первой стадии процесса:


трансформация маскулинности

111.................1. Введение

114.................2. Миф о Нарциссе: версия Овидия

120.................3. Изначальная структура мифа

129.................4. Нарцисс и Эхо

134.................5. Проклятие зависти

137.................6. Нарцисс и его отражение

142.................7. Исторический взгляд на толкование эпизода

об отражении Нарцисса

166.................8. Достижения и недостатки,

характерные для первой стадии

171................9. Проникающая фемининная энергия

176......Глава 3. Разновидности связи с бессознательным:

соматическое и психическое бессознательное

176................ 1. Введение

178.................2. Сбор соматической информации

185.................3. Представление о теле

в материалах семинаров Юнга, посвященных Ницше

190.................4. Психосоматическая комплементарность

192.................5. Осирис, Дионис и соматическое бессознательное

195.................6. Телесное зрение

198............... 7. Психическая и соматическая эмпатия

205.................8. Магическая сила воображения

209......Глава 4. Мифология на второй стадии

процесса трансформации: появление фемининной энергии

209.................1. Введение

217.................2. Цветок нарцисс

221.................3. Миф о Нарциссе в изложении Павсания

225.................4. Нарцисс и дух Диониса

229.................5. Гимн Гомера, посвященный Деметре

232.................6. Депрессивное состояние и идентификация с Деметрой

234.................7. Возвращение Персефоны

239.................8. Гермес, Персефона и аналитические отношения

244......Глава 5. Вторая стадия трансформации:

клинические аспекты


244.................1. Введение

247.................2. Мотив двойника и появление Самости

251.................3. Радостный ребенок и ребенок-мазохист

259.................4. Дионис и эротический перенос

262.................5. Интеграция двух внутренних младенцев

264.................6. Трансформация и процесс индивидуации

268......Примечания
«Изначально понятие «нарциссизм» в аналитических подходах имело негативный смысл, который заключался в проявлении человеком патологической любви к самому себе, а также связанной с этой любовью эмоциональной непроницаемостью. Быть нарциссической личностью фактически означало быть плохим. Считалось, что такая личность не только поглощена собой, но и недоступна для психотерапии. А нарциссические расстройства личности неизлечимы из-за непроницаемого барьера, называемого нарциссической защитой, который служил пациенту главным препятствием для установления с аналитиком любых эмоциональных отношений (переноса].

Когда же было установлено, что у пациентов с нарциссическими расстройствами возникают очень сильные переносы на аналитиков, которые оказывают на них очень мощное воздействие (вызывая реакции контрпереноса), нарциссизму стало уделяться гораздо больше внимания в психоаналитической литературе. Затем этот термин в основном начали использовать применительно к отношениям и понятию идентичности, так как к тому времени стало совершенно ясно, что все особенности защитных механизмов личности, страдающей нарциссическими расстройствами, несут характерный отпечаток защит от травм, обусловленных уже имеющимся недостатком в ощущении идентичности».

Натан Шварц-Салант
Предисловие к русскому изданию

Я пишу предисловие к изданию своей книги «Нарциссизм и трансформация личности» на русском языке с искренним удовольствием. Эта книга была написана в 1982 году, но ее предпосылки, то есть анализ клинических случаев, сейчас в той же мере присущ моему мышлению, как и 15 лет назад. Нарциссическая структура психики является весьма стабильной, в чем можно убедиться, читая литературу и мифологию за две тысячи лет истории. Читатель может захотеть узнать о том, как развивались мои взгляды на эту тему с учетом того, что я являюсь дипломированным юнгианским аналитиком. По традиции юнгианские аналитики, в отличие от тех групп психологов, которые следуют психоаналитической традиции, не обучались специальной интерпретации переноса. Основными факторами, определяющими аналитический процесс, считаются не перенос и контрперенос, а глубинный ар-хетипический процесс, наличие которого признается по умолчанию и которому оказывают заслуженное уважение вследствие его целеполагающей сущности. Считается, что интерпретация профанирует это таинство.


К сожалению, какая бы убежденность ни лежала в основе таких взглядов, ее теневая сторона заключается в недостаточном знании и умении уловить тонкости и сложности процесса переноса и контрпереноса. Хотя такое упущение можно допустить в случаях, когда существует сильное Эго и еще не слишком сформировалась личность, обладающая ригидностью и мощными защитами, - и тогда аналитик может приступить прямо к интерпретации сновидений, - но при наличии расстройств личности этот подход часто не приводит к успеху.

Именно отсутствие такого успеха, по существу, побудило меня написать эту книгу. Я проводил психотерапию с 40-летней женщиной, которая сама была обучающимся аналитиком фрейдистского толка. Она много лет проходила психоанализ и пришла ко мне, юнгианцу, со словами: «Я проходила анализ у многих психоаналитиков и думаю, что, может быть, мне поможет юнгианский аналитик. У меня нарциссическое расстройство личности. Последний психоаналитик, у которого я была, сказал, что после окончания климакса я буду чувствовать себя лучше». Этот прогноз ее совершенно не удовлетворил, поэтому она предприняла попытку радикально изменить курс своей психотерапии.

Вспоминаю, как я почувствовал, что мне брошен вызов, ибо я не имел никакого понятия, что представляет собой нарциссическая личность. Совсем недавно я закончил свое обучение в Цюрихе, и хотя оно было прекрасным, но в чем-то больше теоретическим, чем практическим. Так, например, вопросы, связанные с переносом, контрпереносом и расстройствами личности в то время рассматривались очень бегло, в отличие от нынешней программы обучения. Но пока клиентка говорила, а мое бессознательное слушало, я ощутил импульс, который побуждал меня молчать, откинуться назад и только слушать ее. Я с уважением отнесся к голосу своей Самости, который я узнал, и в результате наша работа с этой женщиной продолжилась. Сессии проходили дважды в неделю, причем каждую сессию она доминировала, иногда «позволяя» мне сделать короткое замечание. Спустя некоторое время после такой работы она почувствовала себя лучше.


Это меня не удивило, ибо я знал, что Самость может обладать такой энергией и что каким-то образом могла вмешаться ее динамика. О том, что у клиентки наступило улучшение, причем довольно заметное, свидетельствовал тот факт, что она рискнула назначить свидание мужчине, при том, что уже 10 лет избегала таких встреч после многочисленных неудачных связей. Однажды она пришла на сессию, и я почувствовал, что атмосфера в кабинете изменилась. Я не чувствовал внутреннего призыва своей Самости слушать ее и ограничивать себя в высказываниях. Напротив, я ощущал нечто противоположное, словно меня не только пригласили поговорить, а что она была твердо уверена в том, что я знаю, как ей следует решать конкретную проблему в ее отношениях с тем мужчиной. Я предложил ей решение и приободрил, что ей следует попробовать рискнуть и оказаться с этим мужчиной в ситуации, когда появляется некоторая тревога, так как она ощущала себя скованной в присутствии посторонних людей. На следующей сессии она была возбуждена и жаловалась на то, что ее свидание с мужчиной закончилось неудачно.

Это был последний раз, когда я видел эту пациентку. На следующей по расписанию сессии, открыв дверь, чтобы пригласить ее войти, я не увидел ее в приемной. Потом я услышал шорох, словно открывалась дверь. Посмотрел вниз - на полу лежала книга. Я открыл ее и нашел в ней сердитую надпись. Эта книга была «Анализ самости» Хайнца Кохута.

Я начал читать, и постепенно книга стала увлекать меня все больше, чем больше я понимал, что, внутренне следуя воле своей Самости, я вместе с тем следовал диктату контролирующей сущности грандиозно-эксгибиционистской Самости.

Следовательно, все было нормально и, может быть, даже лучше, чем предполагалась в подходе Кохута, в котором использовались идеи развития и проявления эмпатии. В конечном счете ей не помогли психоаналитики, приверженцы эго-психологии, а я ненамеренно следовал той же модели, но в интровертированном виде и ощущая присутствие Самости как руководящей мной сущности.


Но, продолжая читать эту книгу, я пришел к выводу в отношении идеализированного переноса, а впоследствии - всей парадигмы переноса: как перенос может переключаться от констелляции зеркального переноса (который преобладал в данном случае) на идеализированный перенос. Я стал понимать, насколько такое переключение переноса является существенным для осознания, а также как важно понимать, когда именно происходит подобное переключение переноса. Ибо оно может представлять собой позитивный творческий момент в анализе, а может и регрессивный и защитный - в ответ на ошибки аналитика. Но во всяком случае я стал обращать внимание на то, что следовать воле Самости и понимать значение сновидений необходимо, но недостаточно. С точки зрения развития нужно было знать гораздо больше, как это было написано в замечательной книге Кохута. Затем я снова подумал об ограничениях его подхода, особенно об отсутствии признания Самости архетипической сущностью, имеющей трансцендентные связи, хотя в более поздних своих работах Кохут следовал в этом направлении. Но я считаю, что в его подходе и вообще в подходе эго-психологии отсутствуют динамика и глубина, присущие «объективной психике» (понятие, которое ввел Юнг).

Когда я писал эту книгу, я еще не разработал идею, которая сейчас является главной в моей работе, - это понятие интерактивного поля. Еще Кохут и приверженцы эго-психологии, особенно

Томас Огден, а также Роберт Столороу и его коллеги ввели понятие поля, но это понятие полностью опирается на индивидуальные взаимоотношения; в нем отсутствует объективная или архетипическая составляющая.

Если бы я снова стал писать книгу о нарциссизме, то обязательно включил бы в нее понятие поля, которое совершенно отличалось бы от понятия, введенного этими психоаналитиками, о котором много сказано в моей книге «Таинство человеческих отношений» (The Mystery of Human Relationship (Routledge, February, 1998). Но оно включало бы в себя и все содержание этой книги. Знание переноса и контрпереноса при работе с нарциссическими расстройствами личности важно для применения любого подхода, в котором используется концепция поля, иначе этот подход просто потеряет свою определенность и, как следствие, уникальность личности. Но для работы с феноменами переноса и контрпереноса мне требуется подход сродни тому, который изложен в этой книге. Это не чистое переложение психоаналитического развивающего подхода на юнгианскую основу. Скорее, он позволяет переосмыслить и переформулировать понятия переноса и контрпереноса с точки зрения осознания «огромного моря», если использовать метафору Юнга, которая лежит в основе этих феноменов и стремится придать направление движению психики в сторону индивидуации.


Я выражаю свою признательность Валерию Мершавке за перевод моей книги. Моя жена, Лидия Салант, вместе с которой я работаю и обсуждаю свои идеи, особенно понятие и концепцию поля, русская по происхождению. Зная русский язык, она сообщила мне о прекрасном качестве перевода.

Натан Шварц-Салант
Предисловие

Старый упавший лист производит интересное впечатление.

Его края аккуратно скручены. В таком водоеме может быть что угодно.

Часто и вполне справедливо говорят, что аналитик меньше, чем любой другой человек, может сказать что-то новое, потому что он всегда учится у своих пациентов. В значительной мере это относится и к данной книге.

Однако есть и другой учитель. И эта книга обязана своей достоверностью видению ~ какой бы ни была эта достоверность. Слова и метафоры могут позволить лишь приблизиться к невыразимому, но я попытался быть честным по отношению к способности видеть, о которой говорится в книге. Уильям Блейк писал: «Тот, кто не может вообразить более точных и прекрасных очертаний, существующих в более ярком и прекрасном свете, чем может увидеть глаз простого смертного, тот вообще не способен к воображению»1. Видение научило меня этой истине, а мои попытки помочь пациентам исцелить их расщепленные, персефонопо-добные души позволили мне осознать, что оно совершенно необходимо.
Введение

1. Нарциссизм и проблема идентичности

Нарциссизм - явление, которое в самой общеизвестной и широко распространенной форме означает чрезмерное обожание человеком самого себя с присущими такому обожанию отчуждением, равнодушием и отрицанием всякой потребности в близких отношениях с окружающими, - давно привлекало и до сих пор продолжает привлекать к себе внимание многих людей. Многолетняя исторически-литературная традиция, тщательно прослеженная Луизой Винж в работе «Тема Нарцисса в западноевропейской литературе до начала XIX столетия», началась с пересказа мифа о Нарциссе Овидием в его «Метаморфозах», написанных в VIII веке нашей эры. Как мы вскоре убедимся, в истории Овидия можно найти убедительное свидетельство того, что образы самого Нарцисса и его спутницы Эхо послужили источником для множества гипотез и рассуждений о состоянии человеческой души и возможности ее спасения. Совершенно ясно, что такой распространенный и даже популярный взгляд на это явление, в какой-то мере отражая истинное положение вещей, только скользит по поверхности очень объемного и сложного феномена, называемого нарциссизмом.


В психоанализе и психоаналитической мысли понятие нарциссизм появилось довольно рано, употреблялось в уничижительном контексте и, как правило, несло негативный смысл. Изначально этот смысл заключался в проявлении человеком патологической любви к самому себе, а также связанной с этой любовью эмоциональной непроницаемостью, что не давало никаких оснований для оптимистических терапевтических прогнозов. Быть нарциссической личностью фактически означало быть плохим. Тогда было распространено мнение, что такая личность не только поглощена собой, но и недоступна для психотерапии. Такое отношение, принятое в психоаналитической традиции, распространялось на медитацию, интроверсию и творческую фантазию, поэтому нет ничего удивительного в том, что Юнг пользовался этим понятием крайне редко2.




следующая страница >>