prosdo.ru
добавить свой файл
1 2 3
Гальвана

Нет тела твоего, нет крови твоей, нет костей твоих — есть только мысль. И меня тоже нет. Я всего только сон. Я рожден твоей мыслью.
Марк Твен. Таинственный незнакомец

Я пил свой кофе в глубокой задумчивости, мерно расхаживая взад-вперед вдоль панорамного окна в кабинете резиденции на Танта-Мэй. Опять я просчитался, опять не смог воссоздать все оттенки реальности в своем уютном маленьком мире, раскинувшемся на тысячи километров и целиком являвшемся плодом моего воображения. Я остановился и подошел к окну. От подножия дон-жона почти до горизонта раскинулась Альве, окруженная лесами, степью и океаном столица Танта-Мэй.

Ах, Гальвана, твои глаза никогда не увидят дивный город на дивной планете. Я никогда не услышу больше твой мелодичный голос и не прикоснусь к тебе, пусть даже и не руками.

Я провел пальцами по стеклу и отвернулся. Слишком часто в последнее время одолевали меня сентиментальные воспоминания, мешая сосредоточиться на работе. Я подошел к столу и поворошил пачку газет, заботливо положенную Камердинером во время моего сна. Ничего интересного - дрязги, дрязги и еще раз дрязги политиков, правительственные программы, рытье в грязном белье знаменитостей. Тот мир продолжал жить по своим законам, а этот давно уже жил по моим. А вот и кое-что интересное. Я открыл вторую страницу «Азия-пресс» и пробежал взглядом статью о нападении фанатиков-виртофобов на один из Секторов Хранения. Статья гласила: «Сегодня ночью на территории Сектора Хранения в Гонконге произошло вооруженное столкновение с радикальными приверженцами движения виртофобов, членами группировки «Бриз». Новоявленные луддиты ворвались за периметр первого уровня охраны и начали хаотичный погром инфраструктуры Сектора. Охранники второго уровня и подоспевшие им на выручку силы Департамента охраны правопорядка вытеснили нападавших за периметр, после чего последние скрылись в прилегающих к Сектору кварталах города. В ходе столкновения убито двое охранников первого уровня и один полицейский, ранено восемь человек. Фанатики потеряли убитыми шестерых. Одиннадцать человек арестовано. Район взят в кольцо силами Департамента и проводится поиск нападавших». Чудесно. Доблестный Департамент не в силах вычислить время и место нападения виртофобов. Какая чушь. Вероятно руководители «Обсета» заключили очередное приватное соглашение с командованием Департамента, чтобы те закрыли глаза на готовящуюся акцию «Бриза». Теперь господа толстосумы, заточенные и заточаемые в Хранилище, не будут слишком возмущаться при повышении арендной платы за койко-место, и я в их числе.


- Ваятель, - голос Камердинера прервал мои размышления. Камердинер, вторая созданная мной интерактивная программа, а по сути дела автономный модуль Объединенных Сетей, независимый ни от кого и ни от чего, помимо меня и свободной оперативной памяти исполинского конгломерата информационных технологий, величаемого Сетями.

- К вам посетитель.

- Введи гостя, - я обошел стол и уселся в кресло. Признаться, я любил антураж. Моя резиденция с умопомрачительной панорамой сверху, Камердинер, хитроумные сплетни и дезинформация в ведущих изданиях мирового сообщества, все в обеспечение роли не последнего человека в элите Сетей. С одной стороны я обладал большой властью, а с другой находился на полулегальном положении и только закон о свободе конструирования являлся гарантией моей временной безопасности.

Створчатые двери, ведущие в кабинет, распахнулись. На пороге возник двухметровый силуэт Камердинера.

- Николаус Федде, Ваятель, - представив посетителя, Камердинер отступил вбок и назад, дав моим глазам возможность лицезреть злейшего моего врага.

- Ваятель значит. Здравствуй, Юра, - сказал Николаус и пошел прямо к столу. Я сохранял внешнее спокойствие, но далось мне это нелегко. Уж если я кого и ненавидел в своей жизни, то это был Николаус Федде, глава Отдела перспективных исследований европейского «Обсета». Когда-то он начинал свою карьеру простым программистом в маленькой фирме, занимавшейся разработкой ландшафтов для Сетей второго поколения. Умение выделять все качественно новое в виртуальной среде и использовать это в своей работе, помогло ему занять нынешнюю должность. Но тогда Отдел перспективных исследований не был столь влиятельной организацией, какой стал после встречи с первой в истории «Обсета» нефиксированной интерактивной программой. Восемь лет назад я вошел в кабинет Федде, также как он сейчас в мой, и положил ему на стол пачку карт с двенадцатичасовой версией «Гальваны».

Отвратительное дребезжание будильника и слепящий поток утреннего света. Отточенный годами перекат с прыжком из кровати и хлопок по зуммеру. Уже четвертое срабатывание. Я стоял и тупо смотрел в пол. Опаздываю, опять опаздываю. Потерев ладонями глаза, я побрел на кухню. Завтрак небогатого программиста всегда поражал меня своей изысканностью и простотой приготовления. Достаточно было одного нажатия на кнопку и, с аппетитным урчанием, из жерла пневмопровода вылетал термос с едой. Удобная штука, развинтив термос на три части, я поставил перед собой кружку кофе, кружку омлета и кружку хлеба. Съев, что пневмопровод послал, я бегал по дому и кидал, хаотично разбросанные где попало и такие необходимые мне сегодня, карты памяти в пакет. Наконец, я покончил со сборами, натянул штаны с футболкой и шлепанцы и, захлопнув дверь в квартиру, помчался вниз по лестнице. С седьмого этажа небоскреба гораздо быстрее спуститься своим ходом, чем ждать любой из лифтов, вечно занятых жильцами верхних сорока трех этажей. На лестничном пролете четвертого этажа к моему скоростному маршу присоединился мой приятель, Димка, такой же, вечно опаздывающий на работу, инженер, вот только опаздывал я сегодня не на работу.


- Опаздываешь? – ехидно бросил Димка, догоняя меня. – И чего тебя на работе терпят, бездельника.

- Сам то, - ответил я и прибавил ходу.

- А что я, мне можно.

- Да тебе там что угодно можно, как я погляжу. А я Гальвану несу показывать в филиал перспективных, - я потряс пакетом с картами.

- Черт, круто. Давно пора, – Димка завистливо глянул на меня, - Я ж тебе еще полгода назад им ее показать советовал.

- Нельзя, сырая еще была, да и об авторских правах побеспокоиться стоило. Теперь отдам им только демо-версию, а оригиналом, кроме меня, никто манипулировать не сумеет.

- Нимб-код встроил?

- Встроил. Два.

- Что?!

- Да шучу я, дурень, - я улыбнулся. Димка настолько впечатлен был моими успехами в области автономного программирования, что был готов поверить в любую чепуху, которую я только мог ему сказать. Технология внедрения нимб-кода в программные продукты до сих пор являлась черным ящиком, даже для тех, кто ее изобрел. Просто во время опытов в одном из научно-исследовательских институтов «Обсета» по дистанционному манипулированию были открыты интересные побочные эффекты. Сущность этих эффектов заключалась в том, что при первом же слиянии сознания ведущего и ведомого им программного модуля, на последний накладывался нестираемый «отпечаток» сознания манипулятора. Последующие попытки управлять модулем со стороны любых других манипуляторов заканчивались неудачей. Открытие, вызвавшее столь большие неудобства в сфере унификации Сетей, было принято на ура программистами всех мастей, жестоко страдавшими от нарушения авторских прав, как рядовыми айти-пиратами, так и нечистыми на руку компаниями. Теперь каждый из состоятельных людей мог приобрести аппаратуру для внедрения нимб-кода, так назвали свое открытие обсетовские инженеры, и организовать фирму, занимающуюся защитой интеллектуальной собственности. Лично я выложил за нимб-кодирование Гальваны свои последние сбережения. Я рисковал многим, но был твердо уверен в своих силах. В конце концов, я целенаправленно работал над Гальваной четыре года, а задумал создать ее еще лет десять назад, когда, будучи подростком, грезил идеями искусственного интеллекта.


С задорным гиканьем мы вынеслись наперегонки в холл первого этажа, пугая благообразных пенсионерок, отправляющихся в утренний рейд по супермаркетам. Холл был залит ярким электрическим светом и, хотя солнце уже встало, густо стоящие многоэтажки не пропускали его лучи на нижние этажи зданий. Выйдя из дверей на улицу, я махнул Димке на прощание рукой, и направился к монорельсовой дороге. Состав не заставил себя долго ждать, плавно обогнув угол соседнего здания, он резво подкатился к остановке. Я вошел в вагон и разместился на ближайшем сидении. Было немноголюдно и я спокойно, не отвлекаясь на сутолоку, мог предаться размышлениям о проделанной работе. Через четверть часа монорельсовый поезд доставил меня в деловой район города и дальше пешком я добрался до внушительных размеров резиденции «Объединенных Сетей», где располагался офис отдела перспективных исследований.
- Как ты нашел меня? - спросил я у Федде с неприкрытой ненавистью.

- Юра, я профессионал и не первый день имею дело с Сетями, ну а поиск интересных программ и пользователей это моя прямая обязанность. Да и кому как не мне интересоваться человеком, создавшим такое чудо, - Федде кивнул в сторону панорамного окна, открывавшего вид на Альве. – А, кроме того, у меня к тебе важное дело.

- Все наши с тобой дела закончились, когда ты забрал у меня Гальвану и вышвырнул на улицу без средств к существованию. Я удивляюсь, как тебе еще хватило наглости явиться сюда и посмотреть мне в глаза. Но ты здесь и теперь так просто не уйдешь отсюда.

- Уйду, Юра, и, надеюсь, уйду с тем, что мне от тебя нужно.

Я поднялся из-за стола и отдал приказ на блокировку оперативной памяти, выделенной под дон-жон. Приказ прошел, но заблокированной памяти оказалось несколько больше, чем необходимо для поддержания в пространстве Сетей меня с Николаусом, Камердинера и внутренней начинки башни. Внутри, помимо нас, был кто-то еще.

- Кам, атака! – но в моих указаниях не было особой надобности, Камердинер сориентировался сам и застыл в дверном проеме, ведущем в кабинет, в боевой готовности. Снизу донесся грохот башмаков, по лестнице наверх поднимались, прокравшиеся мимо моих охранных систем, люди или автономные модули. К счастью, вторгшимся не под силу было материализоваться из воздуха прямо рядом со мной, такова природа виртуальных пространств, построенных по квазифизическим законам. Вот только и мне растаять в воздухе не удастся, остается надеяться только на крепость своей оболочки и боевое мастерство Камердинера.


- Прикажи своему телохранителю отключиться, мы не сделаем ничего плохого ни тебе, ни ему! Юра, успокойся, давай поговорим. Гальвана ведь не стерта, как ты думаешь, и я верну ее тебе, только выслушай меня! – Федде явно рассчитывал на то, что наш с ним разговор будет продолжительным и то, что я начал действовать, еще не приступив к беседе, нарушило его планы.

Поднявшись по лестнице, перед Камердинером один за другим останавливались, экипированные по последнему слову сетевых вооружений, спецназовцы «Обсета». Этим парням было плевать на все охранные системы и модули. Над их оружием работали ведущие специалисты мира, а об их военных операциях на территории виртуальных пространств ходили легенды. На Камердинера они как будто даже и не обратили внимания. С десяток, не отягощенных моральными принципами, преданных солдат, готовых перегрызть глотку любому вставшему на пути учредителей корпорации.

- Ничего не предпринимать без моей команды! – бросил Федде своим бойцам.

Я лихорадочно обдумывал свое положение. Да, я многое бы мог противопоставить непрошенным гостям, но на это многое нужно было потратить время, которого у меня нет. Я не ожидал такого развития событий. Конечно, на протяжении создания Танта-Мэй, я предполагал вторжение на территорию обсетовских силовиков с целью захвата пакета программ, инициирующих его существование, и напичкал каждый район города датчиками и сканерами на этот случай. И то, что десяток человек проник незамеченным прямо в мою цитадель, свидетельствовало о наличии в системе безопасности существенной бреши, вот только где я допустил ошибку я никак не мог понять.

- Чего ты хочешь, Николаус? – спросил я Федде.

- Так то лучше, Юра. Ты, наверно, догадался зачем я здесь. Отделу нужен человек, способный создать такую область в Сетях, как твой город. Десятки таких городов, сотни. Через несколько лет, вполне вероятно, найдутся еще такие люди, но нам не интересно ждать. Время – деньги, а деньги за твои разработки мы можем получить просто фантастические. И вот, что я тебе скажу еще. Европейское отделение не единственное и не первое из тех, кто решил добраться до тебя. И хотя мы не могли найти создателя Альве долгое время сами, зато весьма успешно проваливали попытки конкурентов сделать это. Ты даже не представляешь себе, какая грызня идет вокруг твоего мира.


Отчего же, я-то как раз очень замечательно все представлял. Десятки соглядатаев и сетевых инженеров, шляющихся каждый день по городу и его окрестностям. Они могут бродить тут годами, но архитектура моих пространственных модулей им неподвластна. Одно дело профессиональные навыки обсетовских технарей, и совсем другое - полет фантазии вольного художника. Им нужны мои способности, а не остов, поддерживающий то, что я желаю на нем видеть. И лучше если я буду сотрудничать добровольно, но если даже и нет, то есть масса способов заставить человека быть посговорчивее.

- Ладно, это все понятно, что ты там говорил про Гальвану?
Демо-версия Гальваны быстро открыла мне двери в кабинет главы отдела и презентовал свою работу я ему лично на следующий день после своего появления в их офисе. Я наблюдал восхищенное и изумленное лицо Федде в течение полуторачасового диалога с Гальваной. Кажется, он забыл про окружавший его мир, полностью поглощенный беседой. Ладная фигурка Гальваны смотрелась бы эффектно в любой проекционной, никакой броскости и вычурности, спокойная уверенность в себе и простота в общении. Ее вполне можно было принять за обычную девушку, болтающую со старым знакомым по телепроектору. Первым делом в офисе меня заподозрили в розыгрыше с помощью какой-нибудь своей подружки, пока я не посоветовал прогнать программу по узлам Сети с последующим отсечением пути и обмена данными. Гальвана послушно появлялась там, где ее вызывали, вступала в пространные дискуссии с тружениками «Обсета», но отследить якобы имеющийся канал управления ее действиями никто так и не смог. Строго определенное количество оперативки, занятое локализованной демо-версией и никаких внешних связей без инициирования запроса и все.

- Юрий, я думаю, в нашем отделе вас ждут блестящие перспективы, контракт принесут нам через полчаса, распоряжение я уже отдал. Скажу, положа руку на сердце, что столь выдающихся достижений в области автономного программирования до сих пор видеть мне не приходилось, а я, уж поверьте, кое-что в этом смыслю. Должность ведущего специалиста в этой области вам уже обеспечена. За сохранность авторских прав не беспокойтесь, у нас с этим строго. Разумеется, и от вас мы захотим получить неизвестные нам знания, технологии и методики, но все это столь хорошо оплачивается, что не вызовет у вас нареканий, впрочем, подробности вы прочитаете в контракте. А сейчас я хотел бы вам задать один вопрос, волнующий меня более всего, - Федде пристально посмотрел на меня. – Вы же из художников, да?


- Господин Федде, я…

- Николаус, при личной беседе можно просто Николаус.

- Николаус, я понимаю, что вы имеете ввиду, называя меня художником, но достаточно полного ответа я дать вам не могу. Да, в моей работе творческого начала не меньше чем технического, но все это достаточно органично взаимосвязано и отнести себя полностью к художникам я не считаю возможным.

- Юрий, достаточно половины творческого начала и вы уже художник, особенно если судить по вашей Гальване. Но если же я заблуждаюсь, то по крайней мере всего лишь наполовину, - Федде похлопал меня по плечу. – У нас работают и художники и просто инженеры, мы собираем лучших специалистов для работы над развитием и совершенствованием Сетей. Ну и про нашу научно-техническую базу вы конечно наслышаны?

- Разумеется, кто же из программистов не мечтает перейти с костюмов на раствор, но мало кто может себе такое позволить.




следующая страница >>